Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Хайдеггер М. ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ФЕНОМЕНОЛОГИИ.doc
Скачиваний:
13
Добавлен:
15.04.2015
Размер:
169.98 Кб
Скачать

11

МАРТИН ХАЙДЕГГЕР

ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ФЕНОМЕНОЛОГИИ

Перевод с немецкого А.Г. Чернякова

ВВЕДЕНИЕ

§ 1. Экспозиция и общее членение темы

Задача этих лекций1 — поставить и проработать основные про­блемы феноменологии, а также шаг за шагом приблизиться к их решению. Исходя из того, что феноменология делает своей те­мой и как она исследует свой предмет, мы должны суметь развить ее понятие. Мы намереваемся в нашем рассмотрении затронуть как содержание, так и внутреннюю систематику основных про­блем. Цель состоит в их прояснении исходя из их основы.

Тем самым одновременно сказано также (негативным обра­зом): мы вовсе не хотим просто в исторической последователь­ности ознакомиться с тем, как обстоят дела с современным на­правлением в философии, называемым «феноменология». Мы имеем дело не с феноменологией, но с тем, с чем она сама имеет дело. Опять же, мы не просто хотим принять к сведению это по­следнее, дабы суметь доложить: феноменология, мол, имеет дело с тем-то и тем-то, но в лекциях мы сами заняты этим делом, и вы должны соучаствовать в нем или учиться соучаствовать. Ведь дело не в том, чтобы знать философию, но чтобы уметь фило­софствовать. Хотелось бы, чтобы введение в основные проблемы привело именно к этому результату.

Но сами эти проблемы... Должны ли мы просто принять на веру, что в состав основных проблем и в самом деле входит имен­но то, что становится предметом нашего разбора? Как добираем­ся мы до этих основных проблем? Не прямо, но на окольном пути разбора определенных частных проблем. Из них мы вылущи­ваем основные проблемы и определяем их систематическую взаимосвязь. В результате этого понимания основных проблем должно выясниться, в какой мере благодаря им возникает необ­ходимость в философии как науке

Курс лекций подразделяется на три части. Мы обозначим их поначалу приблизительно с помощью следующего членения:

  1. Конкретные феноменологические вопросы как подведе­ние к основным

проблемам.

  1. Основные проблемы феноменологии в их систематике и обосновании.

  1. Научная проработка этих проблем и идея феноменологии.

Путь рассмотрения ведет от определенных частных проблемк основным проблемам. Стало быть, возникает вопрос: как мы находим исходную точку рассмотрения, как выбираем и очерчи­ваем частные проблемы? Оставлено ли это на волю случая или нашей прихоти? Чтобы эти частные проблемы не казались вы­хваченными случайно, к ним должно подвести некое предвари­тельное рассмотрение.

Можно было бы подумать, что проще и надежнее всего вывести конкретные Феноменологические проблемы из понятия феноменологии. Феноменология, мол, есть по своей сути то-то и то-то, и, соответственно, то-то и то-то попадает в круг ее задач. Между тем, понятие феноменологии еще нужно заполучить. Значит, по такому пути идти нельзя. Но для очерчивания кон­кретных проблем нам не требуется в конечном итоге никакого четкого и всесторонне обоснованного понятия феноменологии. Взамен такого понятия достаточно было бы иметь некую ориен­тацию в том, что именно сегодня понимают под именем «феноменология». Конечно, внутри феноменологического исследова­ния имеются опять-таки различные определения ее сущности и ее задач. Но даже если бы удалось привести эти расхождения в определении сущности феноменологии к согласию, оставалось бы все же не ясно, способны ли мы с помощью такого, как бы ус­редненного, понятия феноменологии начать ориентироваться в том, какие конкретные проблемы нам следует выбирать. Ведь сначала еще должно быть установлено, что феноменологическое исследованиеуже достигло сегодня центра философской проблематики и, исходя из ее возможностей определить свою собственную сущность. Это, однако, как мы увидим, не верно — на­столько неверно, что одна из основных целей этих лекций состо­ит именно в том, чтобы показать, что феноменологическое ис­следование, постигнутое в его основных тенденциях, не может предоставить нам ничего иного, кроме более радикального понимания идеи научной философии, к которой были направлены, по мере ее осуществления от античности до Гегеля, постоян­но обновляющиеся, но в себе единые и взаимосвязанные усилия.

До сих пор, даже внутри самой феноменологии, эта послед­няя понималась как некая философская пред-наука (Vorwissen-schaft), которая подготавливает почву для собственно философ­ских дисциплин: логики, этики, эстетики и философии религии. Однако в таком определении феноменологии как пред-науки принимают как данность традиционный запас философских дисциплин, не спрашивая при этом, не поставлено ли это положение дел под вопрос и не расшатывается ли именно самой фе­номенологией,— не заключена ли в феноменологии возмож­ность преодолеть внешний характер философствования, окрепший в этих дисциплинах, заново освоить и оживить великую фи­лософскую традицию в ее глубинных тенденциях, отталкиваясь от данных ею сущностных ответов. Мы утверждаем: феномено­логия не есть одна из философских наук в числе других и не пред-наука для прочих наук; выражение «феноменология» представляет собой заголовок для метода научной философии вообще.

Прояснение идеи феноменологии равнозначно экспозиции понятия научной философии. Тем самым мы, разумеется, еще не получили содержательного определения того, что означает «фе­номенология», и, тем более, пока не видим, как этот метод исполняется. Но мы ясно дали понять, что нам нужно отказаться от ориентации на какое бы то ни было современное феноменологи­ческое направление, и указали, почему следует так поступить.

Мы не дедуцируем конкретные феноменологические про­блемы из некоторого догматически, предположенного понятияфеноменологии, напротив, мы подводим себя к ним посредст­вом общего и предварительного разбора понятия научной фило­софии вообще. Мы проводим этот разбор, молчаливо сообразуясь с глубинными тенденциями западной философии от антич­ности до Гегеля.

В раннюю пору античности φιλοσοφία означает то же самое, что наука вообще. Позже из философии высвобождаются от­дельные философии, т. е. отдельные науки, такие как медицина и математика. Обозначение φιλοσοφία остается теперь за такой наукой, которая лежит в основе всех других частных наук и объемлет их. Философия становится наукой как таковой. Она все больше и больше осознает себя в качестве первой и высшей нау­ки или, как говорили во времена немецкого идеализма,— абсолютной науки. Если она такова, то в выражении «научная фило­софия» заключен некий плеоназм. Это выражение означает: на­учная абсолютная наука. Достаточно сказать: философия. В этом уже заключено: наука как таковая. Почему же мы, тем не менее, добавляем к выражению «философия» прилагательное «науч­ная»? Ведь наука, и тем паче абсолютная наука, уж конечно, по своему смыслу научна. Мы говорим «научная философия» в пер­вую очередь потому, что нынче господствуют такие взгляды на философию, которые не только ставят под угрозу присущий ей характер науки, но даже прямо его отрицают. Эти толкования появились не сегодня, они сопровождают развитие научной фи­лософии с тех пор, как возникла философия как наука. Согласно этому взгляду на философию она должна быть не только и не столько теоретической наукой, но ее задача — практически ру­ководить пониманием вещей и их взаимосвязи, а также выраба­тывать отношение к ним, она должна регулировать и вести за со­бой объяснение вот-бытия (Dasein)2 и его смысла. Философия есть мудрость мира и жизненная мудрость, или, как сегодня обычно выражаются, философия должна давать нам мировоз­зрение. Так что можно отличить научную философию от миро­воззренческой.

Мы попытаемся глубже вникнуть в это различие и решить, в самом ли деле оно правомерно, или его следует снять, поместив в один из названных членов. На этом пути для нас должно стать более внятным понятие философии, так что мы будем в состоя­нии оправдать выбор отдельных проблем, с которыми нам пред­стоит иметь дело в первой части. При этом стоит поразмыслить над тем, что эти разъяснения по поводу понятия философии мо­гут быть лишь предварительными, предварительными не только по отношению к целостному содержанию лекций, но предвари­тельными вообще. Ведь понятие философии — самый собственный и самый высокий результат ее самой. Точно так же вопрос о том, возможна ли вообще философия или нет, может быть решен только посредством философии.