Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
хв.docx
Скачиваний:
6
Добавлен:
09.04.2015
Размер:
185.88 Кб
Скачать

2)Бог – начало и причина вселенной. Он – Тот, Кто заботится о мире и дает смысл и цель всему, что существует. Священное Писание свидетельствует, что «в начале сотворил Бог небо и землю» (Быт, 1:1), что «Господь творит все, что хочет, на небесах и на земле, на морях и во всех безднах» (Пс, 134:6). Однако Бог не только основатель вселенной. Он и ее Хранитель и Промыслитель. Бог не оставил мир, который сотворил, на произвол судьбы. Он определил естественные законы, чтобы всё управлялось ими, но при этом не прекращает участвовать в судьбе Своего творения. И каждый раз, когда возникает необходимость, Он Сам вмешивается, чтобы помочь своим творениям достичь того, для чего они созданы, – полноты жизни с Богом и в Боге. Иными словами, Господь Бог – это основание, опора и цель, к которой устремлено все творение. «Бог есть любовь», – пишет евангелист Иоанн (1 Ин, 4:16). Все творение существует в океане Его любви. Любовь – это внутренний двигатель творения, его пружина и его одухотворяющая связь. В счастье и блаженстве разумных созданий (ангелов и людей) – смысл всего мироздания. Безгранична любовь Божия к человеку. То, что Священное Писание называет Бога Отцом, дает нам представление о природе этой любви: любовь отца к своим детям наиболее бескорыстна, наиболее благородна, наиболее богата. Все Священное Писание наполнено свидетельствами об этой Божией любви. Его человеколюбивое участие чувствуется во всей человеческой жизни и истории и, прежде всего, в сотворении мира и человека, в основании и бытии Церкви, в том, как спасает Господь людей.[12] Любовь Бога простирается на всех, на праведных и грешных. Как всякий добрый отец более всего заботится о своем слабом и больном ребенке, так и Бог. Он не желает смерти грешника, но всегда ожидает его покаяния и делает все для его спасения. Именно об этом говорят притчи Христа о пропавшей овце и о блудном сыне (Лука, 15:4-32). Самым большим проявлением беспредельной любви Бога к человеку является то, что Он «отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Иоанн, 3:16).[13] Основным мотивом действий Бога по отношению к человеку православие называет любовь. Даже Правда Божья растворяется в его любви. Согласно православному вероучению, Бог любит и милует каждого, желая, чтобы каждый пришёл в Царство Божие. Бог никого не награждает и не наказывает, а всё делает для спасения человека, но человек сам по своей воле отворачивается от Бога. Православие также не приемлет антропоморфизированного понимания всемогущества и любых иных описаний Бога, вне любви. Истинный Бог – Бог любви и жизни – «везде сый и вся исполняяй» ((Везде существующий и все Собой наполняющий.)). Он на стороне страдающих и жертв, Бог всех без исключения. Он ни к кому не безразличен. Он неужасный и неприступный некто, живущий вдали от нас. Он не желает нам ни смерти, ни несчастья, ни бед. Он не оставляет нас, в каком бы аду мы ни находились. Бог никому не мстит и никого не карает с целью погубить. Бог наказывает, т.е. научает, вразумляет заблудшего человека. Чтобы ограничить злую деятельность человека и направить его на путь спасения, Бог может использовать и наказание, если все другие возможности для вразумления уже исчерпаны. Однако, в Своем наказывающем действии Бог являет Свою любовь к человеку, подобно врачу, который вынужден причинить боль ради спасения жизни больного.[14] Итак, Бог – везде, и нет места, где нет Бога. Чем благоговейнее ты к Нему относишься, тем благоговейнее Он относится к тебе[15]  С точки зрения богословия сущность бытия Божьего для человеческого познания недоступна, поэтому мы можем говорить не о сущности Божества, а о свойствах Божиих. Рассмотрим не просто свойства Божии, а существенные свойства. Под существенными свойствами мы будем понимать вслед иереем Олегом Давыденковым такие свойства, которые принадлежат самому существу Божию и отличают Его от всех прочих существ, т.е. свойства, общие всем Лицам Св. Троицы.[16] Существенные свойства отличаются от личных или ипостасных свойств.  Бог является Личностью и заключает в себе всю полноту бытия. Это положение обуславливает деление всех свойств на две большие группы: • первая группа свойств обусловлена тем, что Бог обладает полнотой бытия, обладает абсолютной сущностью. Эти свойства называют онтологическими (в современной богословской традиции – апофатическими); • вторая группа свойств обусловлена тем, что Бог есть духовно-разумное существо, или Личность, которая благоволит открыть Себя людям. Свойства, которые характеризуют Бога как Личность, как духовно-разумное существо мы будем называть духовными свойствами (катафатическими).

3)  Понятие об ангельском мире  Бог первоначально творит ангельский мир. Ангелами в Священном Писании называются бестелесные духи. Само слово «ангел» переводится с греческого как «вестник» и указывает на исполняемое ими служение. «Ты творишь Ангелами Своими духов и служителями своими пламенеющий огнь» (Евр. 1, 7). Все ангелы являются по природе добрыми, все они сотворены единым преблагим Богом (наличие среди них ангелов злых обусловлено падением последних). Св. Иоанн Дамаскин («Точное изложение православной веры», кн. 2, гл. 3): «Ангелы есть природа разумная, одаренная умом и свободной волей».  Свойства ангельской природы. Природа ангельского мира для нас непостижима. Св. Иоанн Дамаскин говорит: «Один только Творец знает вид и определение ангельской сущности». Нам даже неизвестно: единосущны ли ангелы между собой. Или они составляют несколько различных родов и внутри рода они единосущны. Или каждый ангел обладает особой сущностью.[18]  Духовность и бестелесность. В Священном Писании ангелы предстают как существа, имеющие духовную природу. В Евр. 1, 6-7 ангелы прямо называются «духами». Св. Иоанн Дамаскин: «Бестелесным же и невещественным называется ангел по сравнению с нами, ибо все, в сравнении с Богом Единым, несравненным, оказывается грубым и вещественным». «Отцы Церкви говорили об утонченной телесности духовных сущностей, опровергая ходячий штамп об их абсолютной бесплотности. Они подчеркивали, например, что ангел может быть назван бестелесным и невещественным только по сравнению с обитателями материального мира, а по сравнению с Богом – единственным, кто может быть признан абсолютно и единственно духовным – их бытие может оцениваться как материальное, вещественное и ограниченное».[19] Н.В. Лосский пишет, что и у ангелов есть пространственное тело, но оно состоит из света, звуков, тепла, ароматов.[20] Дорофеев подчеркивает, что если праведный ангел источает благоухание, то от изменивших Богу ангелов исходит зловоние.[21]  С восстановлением богоподобия, примеры чего нам являют христианские святые, происходит и преображение тела. В житийной и даже в исторической литературе не раз описывалось видимое вокруг святого сияние, просветленное лицо и исходящее от его тела благоухание. Подобные телесные проявления сопровождают и ангельское бытие, правда, в отличие от самого совершенного святого, постоянно. Назначение ангелов Ангелы «суть служебные духи, посылаемые на служение для тех, которые имеют наследовать спасение» (Евр. 1, 14). Ангелы – это «ангелы света», все тела и одежды их излучают свет. (Дор. 15). Ангелы – посредники между Богом и человеком. Бог возвещает людям через ангелов свою волю.  Значение слова «ангел» (др. евр. – malack – вестник, посланник). Д.Ю. Дорофеев отмечает, «Само значение ангелов, духовных существ, располагающихся вокруг Бога, – доносить Его волю людям – существам, хотя и созданным по образу и подобию Божьему, но в силу своей греховной материальности лишенным возможности такого же непосредственного созерцания Бога, какими обладают ангелы на небе».[22]  Ангелов нужно понимать в полном смысле слова как Божьих слуг – слуг не по принуждению, а по бытию, от которого они могут и отказаться, что показывает ангельское грехопадение.[23] Поэтому они могут представать либо как отпавшие от Божественного служения и ставшие демонами, либо как безупречные слуги, воины Бога. Не случайно весь ангельский чин часто называют «небесным воинством».Все бытие ангелов подчинено служению Богу.  Третий аспект посреднической функции ангелов проявляется в защите и хранении человека, без него невозможно представить себе ангелов в христианской картине мира. Причем защиты, как конкретных людей, так и народов, городов, стран.[24] Ангел не только хранит, но и руководит и направляет человека по пути к спасению, а также сопровождает душу человека в мир иной.  Имена Ангелов. В Священном Писании открыты имена Архангелов, а в основном примером может служить эпизод из Священного Писания (Суд. 13, 17-18) «И сказал Маной Ангелу Господню: как тебе имя? чтобы нам прославлять тебя, когда исполнится слово твое. Ангел Господень сказал: что ты спрашиваешь об имени моем? оно чудно». Это означает, что имя ангела недоступно человеку, оно выше его возможностей. Ангелы не только оберегают человека от бесов на земле, но и выступают также его духовными защитниками, упрашивая Бога смилостивиться над согрешившими.  «Каждому из малых принадлежащих к церкви, дан ангел, и эти ангелы всегда видят лицо Боже».[25] Будучи связанным таинственным образом с человеком, ангел-хранитель радуется совершению человеком богодостойных поступков и страдает от греховных и недостойных. Христианский ангел не случайно называется хранителем – ведь его миссия состоит в том, чтобы охранять человека от нападающих на него бесов, т.е. иного духовного существа. Христианский ангел являет себя человеку в форме, доступной чувственному восприятию. Ангелы чаще всего принимают человеческий вид – и столь совершенно, что люди, которым они являются, сразу не понимают что это – ангелы. Поэтому так высоко ценятся в христианстве странничество (ведь странником может оказаться и ангел Божий, а в нем и сам Бог) и страннолюбие, «ибо через него некоторые, не зная, оказали гостеприимство ангелам» (Иак. 13, 2).[26] Однако ангелы отнюдь не всегда скрываются под видом человека. В Библии часто описаны события, когда человек сразу понимает, кто пред ним предстает. Дионисий Ареопагит первый описал в своих трудах ангельскую иерархию. Ангельская иерархия по Дионисию Ареопагиту выглядит следующим образом. Высшая или первая иерархия включает в себя три ангельских чина: серафимы («пламенеющие»), херувимы («обилие знания» или «излияние премудрости») и престолы. Вторая или средняя иерархия: господствия, силы и власти. Последняя иерархия: начала, архангелы и ангелы. Всего ангелов Дионисий Ареопагит различает девять чинов по три, как мы видим, в каждой иерархии. Все ангелы есть посланники тех, кто им предшествуют по иерархической лестнице, а старшие – посланники Бога.[27]  Святитель Игнатий (Брянчанинов) в «Слове об ангелах» дал наиболее полный обзор православной ангелологии на момент написания работы в XIX веке. Святитель глубоко и точно описывает роль ангелов в духовном и материальном мире. В частности он пишет, что Ангелы находятся в непрестанной неутомимой заботе о судьбе нашей: Ангелы Света употребляют все усилия, чтобы мы во время земного нашего странствования приготовили и заслужили себе вечное блаженство; а ангелы тьмы употребляют все усилия, чтобы увлечь нас с собой в адскую пропасть.[28] Время сотворения Ангелов не обозначено точно в Священном Писании; но по учению, общепринятому Святою Церковью, сотворение Ангелов предшествовало сотворению вещественного мира и человека. Ангелы сотворены из ничего. Творец даровал им вместе бытие и духовное наслаждение, блаженство. В Священном Писании яснейшим образом доказывается, что Ангелы сотворены прежде видимого нами мира и, присутствуя при его сотворении, прославляли премудрость и силу Создателя. Они созданы были, подобно видимому миру, Словом Божьим. Они пламенеют любовью Богу, и в самозабвении при котором они существуют в Боге, а уже не в себе, находят неисчерпаемое и бесконечное наслаждение. Сообразно чинам своим они наделены дарованиями Святого Духа – Духом мудрости и разума. Духом совета и крепости. Духом страха Божия. Это разнообразие духовных дарований и разные степени совершенства отнюдь не производят в Святых Ангелах зависти. У них одна воля, как сказал святой Арсений Великий, и все они преисполнены в Боге благодатного утешения и не чувствуют никакого недостатка.  Святитель Игнатий (Брянчанинов) писал, что по этому благодатному единству воли Святые Ангелы низших чинов с любовью и ревностью оказывают повиновение Ангелам высших чинов, зная, что это повиновение – повиновение воли Божией[29]. И далее: «Начало, источник и основание всех благих есть смирение. Смирение соблюдает и превысшее нас священное чиноначалие всех Боговидных Ангелов».  Вообще все Ангелы называются иногда Небесными Силами и Небесным Воинством. Святитель Игнатий пишет, что ангелы сотворены по образу и подобию Божию, как впоследствии сотворен человек. Образ Божий, как и в человеке, заключается в уме, от которого рождается, и в котором содержится мысль, и от которого исходит дух, содействующий мысли и оживляющий ее. Этот образ, подобно Первообразу, невидим, как он невидим и в человеках. Он управляет всем существом в Ангеле так, как и в человеке. Ангелы суть существа, ограниченные временем и пространством, следовательно, имеющие свой наружный вид. Ангелы, как учит Макарий Египетский Великий, суть тонкие тела и имеют вид наружного человека. Такими описывают их все святые, сподобившиеся видеть Ангелов и беседовать с ними. Состояние падения сделало нас неспособными видеть Ангелов. Тем из святых отцов, которые достигли высочайшего совершенства и которые уже не могли быть обмануты ангелами тьмы, был открыт мир духов. Таковыми были Антоний Великий, Макарий Египетский и Александрийский, Нифонт, епископ Кесарийский и другие величайшие отцы, достигшие крайней чистоты продолжительною и тщательною монашескою жизнью. Макарий Великий: Немногие христиане достигают того, чтоб видеть души и Ангелов, что, однако, не препятствует этим христианам быть святыми. Весьма вероятно, что до падения Адам и Ева находились в общении с Ангелами Света и беседовали с ними; это общение с Ангелами возвратил в мир Искупитель, и все христиане, особенно благочестивой жизни, находятся в общении с ними благими помыслами и ощущениями, а совершенно очищенные и видят их.  По смерти же и общем воскресении все христиане, сподобившиеся блаженной вечности, вступают в ближайшее общение с ними и видят их: потому что и люди душами своими и прославленными бессмертными телами будут подобны и равны Ангелам (по воскресении мертвых, человеки «пребывают как Ангелы Божии на небесах» (Мф. 22, 30)). Из слов Спасителя видно, что местопребывание Ангелов есть небеса, и в особенности третье небо, где высшие из них предстоят престолу Божию (Ис. гл.6).[30]

4) Итак, Бог создал всех ангелов добрыми. Но часть из них, как существа, имеющие свободу воли, злоупотребили своей свободой и стали на путь противления Богу, т.е. пали в грех. К этому их не вынуждала никакая необходимость. Св. Писание ясно свидетельствует, что вначале падшие духи были безгрешны. Это прежде всего следует из слов Самого Господа Иисуса: «Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца изначала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи» (Ин. 8, 44). Так же св. апостол Петр в своем 2-м послании говорит: "...Бог ангелов согрешивших не пощадил, но, связав узами адского мрака, предал блюсти на суд для наказания" (2 Петр. 2, 4). Святой апостол Иоанн Богослов свидетельствует: "Кто делает грех, тот от диавола, потому что сначала диавол согрешил" (1 Иоан. 3, 8). Святая Церковь устами своих богодухновенных мужей – великих подвижников благочестия - всегда утверждала, что падшие духи были созданы добрыми, а потом сами сделались злыми. "Не то мы говорим, – пишет Блаженный Феодорит, – будто духи злобы от начала созданы злыми Господом всяческих, и будто дана им такая природа; но – то, что они сами по извращению воли от лучшего устремились на худшее". Касаясь грехопадения диавола, св. Кирилл Иерусалимский пишет: "Прежде диавола никто не согрешил; согрешил же он не потому, что бы от природы получил необходимую наклонность ко греху (иначе причина греха пала бы па того, кто таковым сотворил его); но, будучи сотворен добрым, от собственного произволения сделался диаволом".  Но как произошло грехопадение диавола? Всем сотворенным ангелам была дарована свобода: или пребывать с Богом, или удаляться от него. В момент сотворения ангелы не имели окончательного совершенства и призваны были к его достижению через постоянное общение с Богом, что, в свою очередь, обеспечивало для них неизреченное блаженство. Но один из ближайших к Богу Херувим-денница соблазнился своей близостью к Всевышнему и своей ролью посредника между Богом и ближайшими к Нему ангелами. В нем вспыхнула гордость пред ангелами, сознание своего превосходства, поскольку через него другие ангелы получали свет и благодать от Бога. Вместе с гордостью у денницы появилась зависть к Богу как Источнику всех небесных сил и благ. Затем он, самый первый светоносец в ангельском мире, воспылал безумным желанием уподобиться Богу, быть самому богом для небесных ангельских чинов и всего остального мира. Зависть толкнула денницу к клевете на Бога перед ангелами, и это создало соблазн в их среде, что и привело к величайшей катастрофе в ангельском мире. Пророк Исаия так описывает падение денницы: "Как упал ты с неба, денница, сын зари! Разбился о землю, попиравший народы. А говорил в сердце своем: "Взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой, и сяду на горе в сонме богов на краю севера; взойду на высоты облачные; буду подобен Всевышнему" (Исаия. 14, 12-15). Этими словами пророк Исаия показывает денницу в образе весьма великого властелина, утратившего свое владычество вследствие своей непомерной гордости. Денница увлек за собою бесчисленное множество ангелов, им соблазненных. В Апокалипсисе Иоанна Богослова говориться, что сатана увлек третью часть ангелов. Согласием и подчинением ему пала третья часть ангелов О трагедии, что произошла на Небе, мы читаем в Откровении св. Иоанна Богослова: "И произошла на небе война: Михаил и ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним" (Откр. 12, 7-9). В Св. Евангелии от Луки Сын Божий говорит, что Он видел падение сатаны: "Я видел сатану, спадшего с неба, как молнию" (Лук. 10, 18). Но эта быстрота падения не открыла ему его бессилия и всемогущества Божия – так глубоко он омрачился и пал в самом себе. Лишенный благодати Божией, он не сохранил и собственного естества в цельности, страшно повредился – до того повредился, что писание дает ему имя звериное – змей. (В отличие от обычной змеи он называется древним змеем).  Что диавол увлек за собою часть ангелов, об этом очень ясно говорит Христос, изображая Страшный Суд: "Тогда скажет (Господь) и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его" (Матф. 25, 41). Грехопадение злых духов было настолько глубоким, что они уже никогда не восстанут, не раскаются в своем зле и гордости. Для них нет места покаянию, они никогда не могут получить благодати Божией. Злые духи отпали от Бога вполне осознанно, обдуманно, ведь Господь даровал им великий разум и открыл многие небесные тайны. Отпали они без какого-либо влияния извне и с крайне упорным ожесточением. К тому же, как бесплотные духи, они свободны от всякой вещественной оболочки и, следовательно, не подвергались каким-либо искушениям плоти. Поэтому отпадение части ангелов от Бога было для них равносильно смерти, после которой нет места для покаяния, точно так же, как нет места для покаяния человеку после его телесной смерти.[32] Со временем падения своего главный падший ангел сделался главой духов, увлеченных им в погибель, и многие из начальных ангелов сделались его помощниками в царстве тьмы и зла. Поэтому видим мы в жизнеописаниях святых отцов, что между бесами, кроме верховного повелителя, есть князья, есть починенные бесы, есть более и менее сильные, есть более или менее злые. Различные названия падшего ангела имеют следующие значения: «сатана» – слово еврейское, значит враг, противник; то же значение имеет и греческое слово «диавол»; «демон» – слово греческое, значит ум, дух, гений, но употребляется единственно к обозначению падшего ангела. Все эти слова равносильны русскому слову «бес». Низвергнутые с Неба ангелы тьмы поместились в поднебесной, которая в Священном Писании и в святых отцах именуется иногда воздухом, поэтому падшие ангелы называются духами, силами, князьями воздушными[33]. Роль демонического мира в грехопадении людей Когда первозданная чета людей, пишет Святитель Игнатий, наслаждалась блаженством в раю, диавол заразился страшной завистью к новозданным человекам и свой доступ в рай употребил на то, чтобы извлечь из рая праотцов наших и присоеденить их как будущее племя к многочисленному сонмищу своих демонов. Диавол склонил человеков отвергнуть повиновение Богу и подчиниться своему убийце, потому что человек преслушав Бога, немедленно лишился божественной благодати и умер душою. В таком положении он не мог оставаться жителем рая; изринутый из него на землю, проклятую ради греха его, он подчинился диаволу и начал рождать человеков, уже умерщвленных в нем душою, уже заблаговременно подчиненных диаволу. Еще ужаснее наказание, которому подвергся человекоубийца – ангел падший. Человеку оставлена надежда на спасение как обманутому и обольщенному, как сознавшему свое согрешение; у диавола отнята эта надежда как у намеренного и ожесточенного злодея. Все силы диавольского существа отныне были направлены к одному злу, к одному временному преступному преуспеянию: помышление о его падении ему чуждо, он гордится своим состоянием, он радуется своим злодеяниям, ненасытно прилагая к прежним новые, не останавливаясь ни перед каким преступлением, жаждет погибели человеческой, враждует на Бога и богохульствует, тщеславиться и гордиться враждой и богохульством. Весь сонм демонов разделяет с ним его состояние и признает его своим полным владыкою.  Бог при совершении грехопадения предрекает сатане, что семя жены (т.е. человек) сотрет ему главу. А Второе Пришествие Христа для змея обернется вечной смертью.[34] Со времени падения человека соединяется история его духовной деятельности с историей духовной деятельности Ангелов Света и ангелов падших: причиною борьбы их и непрестанной брани сделался человек, который оставлен, так сказать, между надеждою спасения для Святых Ангелов и надеждою погибели для ангелов падших. Святые ангелы хранили человечество, предназначенное к искуплению, в особенности тех из людей, которые имели истинное Богопознание. Оружие, которым сражаются Ангелы Света против ангелов тьмы есть тоже самое, которым сражаются против врагов невидимых и люди: оно – Бог, призывание имени Божиего. Ангелы тьмы стараются развратить и погубить человека, влагая ему самые скверные и греховные помыслы, так ужасно тягостные для души. Как святые Ангелы после падения первого человека сострадали ему и старались помогать человечеству, страдающему в своем падении, так наоборот, демоны старались упрочить это падение, вредить всевозможными средствами каждому благочестивому человеку и всему человечеству вообще. Они имели на это право; человек подчинился им добровольно. Макарий Великий пишет, что прельстивший Адама враг, и так господство над ним получивший, лишил человека всякой власти, и князем века сего объявлен. Сначала же князем века и господином всего видимого поставлен был Богом человек.[35] Отсюда диавол называется миродержцем, т.е. начальником того мира, который враждебен Богу, и который нам заповедано не любить. Царь тьмы, миродержец, пленив человека, добровольно ему предавшегося и вставшего в ряды противников Божиих, облек и обложил, по учению святого Макария Великого, всю душу узами мрака. Он всю ее облек во грех, всю осквернил, всю подчинил себе. И ум, и помышления, и сердце с его ощущениями, и плоть с ее чувствами, все-все пленил и захватил в свою власть.  Диавол остался, как и был, тварью в полной власти Творца. Который по неведомым судьбам Своим не уничтожил его и его сонмище, но оставил их в падении их и долготерпит о них до сего времени. Диавол сделался орудием испытания для людей, которым отделяются любители Бога от любителей греха, т.е. в слепоте своей содействует злом благому. По праведному суду Божию, после грехопадения души людей, разлучившихся с телами, как бы они не были праведны, нисходили во ад. Ни одна из них не могла проникнуть сквозь область демонов – воздушное пространство, поднебесную – в рай. Демоны похищали их как свое достояние и низводили в темницы преисподней.[36] Святитель Игнатий (Брянчанинов) пишет, что когда, по изгнании из рая, праотцы наши вступили на землю, проклятую за преступления их, зародился, образовался и постепенно развился мир, враждебный Богу, т.е. явилось служение диаволу. Праведные люди начали жить на земле, как в стране изгнания, куда они помещены на время для возвращения себе покаянием блаженной вечности. Грехолюбцы стали жить в ней как в стране наслаждения, не обращая никакого внимания на вечность, а потом, потеряв о ней и всякое сколько-нибудь правильное понятие. В этой ложной мысли грехолюбцев заключается исходная точка служения диаволу. И диавол, ведая, что в принятии этой мысли заключается все условие его власти, старался поддерживать ее всеми силами. Научаемые диаволом и увлекаемые собственною греховностью, люди во всем перешли от нужного и естественного, к излишнему и чрезъестественному. Вместо необходимого подкрепления своего тела пищей появились объедение и пьянство, явились пиры с драгоценными и пышными яствами и напитками – и ныне славиться ими мир. Вместо необходимого и законного совокупления полов для продолжения рода человеческого явилось ненасытное сластолюбие и блудодеяние, и славится ими мир. Вместо необходимых одежд и домов для прикрытия наготы и защиты от влияния погодных условий, явились роскошные громадные дворцы, драгоценные утвари – и гордится ими мир. Прошли завоеватели с мечом убийственным многие страны, пролили потоки крови, и это бедствие человечества прославляет глупый, ослепленный гордостью мир. Словом сказать, мир торжествует и празднует лютую гибель человечества и подданство его диаволу.[37]  Каким же образом человек может ограничивать действия злых духов? У христиан имеются особые средства для противостояния бесовским искушениям. Из Священного Писания мы знаем, например, о призывании имени Иисусова. Сам Господь перед Своим Вознесением сказал: "именем Моим будут изгонять бесов" (Мк. 16, 17). Это Иисусова молитва «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного». Затем – это пост и молитва: "Сей род (бесовский) не может выйти иначе, как от молитвы и поста" (Мк. 9, 29).  Духовное бодрствование и трезвение: "Трезвитесь и бодрствуйте", — говорит ап. Петр (1 Пет. 5, 8). Из аскетической литературы мы знаем многие другие способы борьбы с нечистой силой: это почитание Животворящего Креста, участие в церковных таинствах, использование святой воды и других священных предметов и священнодействий.  5) Христианское представление об освобождении человечества от рабства демоническому миру  Рассмотрим сначала смысл слова "искупление" в христианской антропологии. Это слово многократно встречается в Священном Писании. "Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих" (Мф. 20, 28); "Не тленным серебром или золотом искуплены вы от суетной жизни, преданной вам от отцов" (1 Пет. 1, 18). Подвиг Иисуса Христа является искупительным, является выкупом или платой – заменой нашей смерти, поскольку мы вследствие грехопадения обязаны были нести наказание за наши грехи в виде смерти. Христос, Который не имел необходимости умирать, будучи безгрешным, умирая Сам, освобождает нас от смерти. Тем самым, Его смерть носит характер выкупа или платы. Божественное Откровение говорит о подвиге Спасителя как о подвиге искупительном.  Искупление имеет как бы два измерения: положительное и отрицательное. О положительном измерении Искупления В.Н. Лосский пишет[38]: "Искупление – самое средоточие домостроительства Сына – нельзя отделять от Божественного замысла в его целом. Бог хочет всегда одного, одного свершения – обожения людей и через них всей вселенной. Но после падения человека в исполнение Божественного замысла вносятся необходимые изменения, изменения не самой цели, а образа Божественного действия. Грех разрушил первоначальный план – прямое и непосредственное восхождение человека к Богу. В космосе открылся катастрофический разлом. Надо уврачевать эту рану и возглавить потерпевшую катастрофу историю человека, чтобы начать ее заново". Положительное измерение Искупления в главном совпадает с целью творения, которая есть обожение человека и через него всего мира.  Отрицательное измерение Искупления состоит в устранении тех преград, которые с определенного момента отделяют человека от Бога. Таких преград насчитывается четыре:  1) Грех.  Грех по своей сути есть прослушание, т. е. рассогласование воли человеческой и воли Божией, бунт человека против Бога. Грех приводит к разрушению изначального единства, которое существовало между Богом и человеком.  2) Проклятие.  Свт. Филарет Московский (Катихизис) дает следующее определение проклятия: "Проклятие – это осуждение греха праведным судом Божиим". Вслед за грехопадением следует изгнание первых людей из рая и лишение человека возможности общаться с Богом. "Бог есть свет и в Нем нет никакой тьмы" (1 Ин. 1, 5), поэтому ничто темное, греховное, злое не может находиться в присутствии Бога, пребывать в общении с Ним. По этой причине Бог удаляет человека от Себя. Таким образом, проклятие выражается, прежде всего, в отчужденности человека от Бога как Источника жизни.  3) Диавол.  Отпав от Бога, человек оказывается во власти падших ангелов. Диавол через свою власть над человеком становится "князем мира сего". 4) Смерть.  Находясь в состоянии отчужденности от Бога и во власти диавола, человек не имеет возможности своими силами выйти из этого состояния и таким образом оказывается обреченным на духовную смерть.  Изменение отношений между Богом и человеком вследствие Искупления Ап. Павел говорит: "Бог во Христе примирил с Собою мир" (2 Кор. 5, 19). После грехопадения люди стали врагами Божиими, чадами гнева Божия по естеству, поэтому было необходимо изменение отношений между Богом и человеком. И это изменение апостол определяет как "примирение".  Искупление – Откровение Божественной любви к человеку. Евангелист Иоанн (Ин. 3, 16) говорит: "Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную". Искупление – это великое откровение Божественной любви. Свт. Филарет Московский говорит (Слово в Великий Пяток, представляющее собой толкование на тему вышеуказанного евангельского стиха): "Войди во внутреннее святилище страданий Иисусовых – что там? Ничего, кроме святой и блаженной любви Отца и Сына и Святого Духа к грешному и окаянному роду человеческому".[39] Человек настолько попал под власть демонического мира, настолько стал болен и поражен грехом, что сам достигнуть неба, соединиться с Богом, с точки зрения христианства, не мог, и поэтому приходит на Землю Иисус Христос – Бог, ставший человеком для того, чтобы человек мог стать богом. Этот праздник – Рождества Христова, праздник Боговоплощения. Боговоплощение есть начало и основание восстановления теснейшего союза человека с Богом; через Боговоплощение устраняется грех и, следовательно, та пропасть, которая разделила человека и Бога с момента грехопадения. В Боговоплощении Христос соединяет человека с Богом, причем не только по душе, но и по телу.[40] Бог, придя на Землю, исцелил пораженное грехом естество человеческое. Дал возможность каждому человеку соединиться с Ним, дал заповеди любви и совершенства. Возлюби Бога всей крепостию твоею и ближнего, как самого себя. Будьте святы, как свят Отец ваш Небесный. Будьте совершенны, – учит нас Евангелие. Человек, как мы уже говорили, не мог спастись своими собственными силами. Природа его вследствие грехопадения повредилась до такой степени, что своими силами выправить ее он не в состоянии. Поэтому человеку необходима помощь свыше. Для этой цели еще в Предвечном совете было определено, что Сын Божий, Второе Лицо Пресвятой Троицы, воплотится, воспримет человеческую природу во всей полноте, кроме греха, удовлетворит правде Божией, победит все последствия грехопадения, умрет, воскреснет, вознесется и воссядет одесную Отца. Апостол Павел говорит, что Бог нас "мертвых по преступлениям, оживотворил со Христом… и Воскресил с Ним, и посадил на небесах во Христе Иисусе" (Еф. 2, 5-6). Вся земная жизнь Христя Спасителя имеет искупительное значение, служит примирению человека с Богом. Но крестная смерть занимает совершенно особое место. В прощальной беседе с учениками Господь говорит: "На сей час Я и пришел" (Ин.12, 27). "Сей час" – это час принесения Голгофской жертвы. О том, что смерть Господа на Кресте действительно является жертвой, говорит апостол Павел: Христос "предал себя за нас в приношение и жертву Богу" (Еф.5,2). Жертва Христова – это жертва любви Бога к людям. По словам святого Григория Богослова, крест есть жертва благоприятная, «он не плата и не выкуп Богу. Крест необходим не для утоления Божией Правды, но для оживления человеческой природы, поражённой грехом и смертью. Человек, умирая во Христе, получает от Него новую жизнь, подлинную и вечную. Во Христе смерть побеждена смертью, и в этом – тайна Креста: для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие» (1 Кор. 1;23). Победив смерть, Христос лишил дьявола его главного оружия.[41] В Ветхом Завете содержатся и пророчества о страданиях Искупителя: "Он взял на Себя наши немощи, и понес наши болезни; а мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом. Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; и наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились" (Ис. 53, 4-5). Прообразом Крестной смерти было, конечно, Пасхальное жертвоприношение, заклание Агнца. Не случайно Иоанн Предтеча уподобляет Христа ветхозаветному Агнцу. Свое свидетельство о Христе он связывает именно с этим образом: "Вот Агнец Божий, который берет на себя грех мира" (Ин.1, 29). Священное Писание говорит, что жертва Христова является Жертвой Искупительной (Мф.20,28). Сам Господь сказал, что Он пришел, "чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих". Христос умирает совершенно свободно, никакая необходимость не заставляет Его идти на Крест. Об этом Он сам говорит: "Я отдаю жизнь мою, никто не отнимает ее от меня, но Я Сам отдаю ее" (Ин.10, 17-18). Тайна искупления состоит в том, что для того, чтобы нам освободиться от наказания, в том числе и от смерти, Христу пришлось умереть.[42] Христос умирает на Кресте и сходит во ад, также как и все люди. Но во ад сходит не просто человек (душа человеческая), а Богочеловек. Что происходит дальше. Каким образом сбывается пророчество о том, что «семя жены сотрет главу змею»? Христианский текст святителя Иоанна Златоуста, читаемый на Пасху, повествует об этом событии.  Изображение того чувства горечи, которое испытал ад после вкушения Христовой плоти, переходит у Иоанна Златоуста во взволнованное повествование о том, что произошло с преисподней: страшная адская машина была выведена из строя, опустошена, более того – стала посмешищем. Ад обманулся в своих ожиданиях: «Он принял тело и наткнулся на Бога; принял прах (дословно «землю») и встретил небо, принял то, что видел, и погиб от того, чего не видел». Приведённые строки являются одним из самых ярких примеров того образа Искупления, который любили использовать отцы-Каппадокийцы[43]. Они, в частности, изображают такую картину: дьявол, некогда обманом завладевший людьми, был сам обманут Богом. Пребывая в неведении относительно Божественной природы Христа, он захотел получить в свою адскую «коллекцию» и Его – Человека, который ни разу не соблазнился совершить грех. Он готовит Ему страдания и смерть. Спаситель умирает, и дьявол пытается заполучить Его душу. Но при схождении Спасителя в ад обнаружилась Его Божественная природа, встретить которую ад не рассчитывал. Это обстоятельство оказалось роковым для дьявола и его местопребывания. Человеческие души были освобождены, и попадание в ад перестало быть неотвратимым событием человеческой жизни. Теперь посмертная участь человека зависит от него самого. «Где твоё, смерть, жало? Где твоя, ад победа?» – эти слова, встречающиеся и в Ветхом[44], и в Новом[45] Завете, завершают изображение плачевного состояния ада, в них слышится откровенная насмешка, которая вполне в духе прямолинейного святителя Иоанна Златоуста.[46] «Никто не бойся смерти, ибо освободила нас Спасова смерть! Объятый смертью, Он угасил смерть. Сошед во ад, Он пленил ад и огорчил того, кто коснулся Его плоти. Предвосхищая сие, Исаия воскликнул: «Ад огорчился, встретив Тебя в преисподних своих». Огорчился ад, ибо упразднен! Огорчился, ибо осмеян! Огорчился, ибо умерщвлен! Огорчился, ибо низложен! Огорчился, ибо связан! Взял тело, а прикоснулся Бога; принял землю, а нашел в нем небо; взял то, что видел, а подвергся тому, чего не ожидал!  Смерть! где твое жало?! Ад! где твоя победа?!  Воскрес Христос, и ты низвержен! Воскрес Христос, и пали демоны! Воскрес Христос, и радуются ангелы! Воскрес Христос, и торжествует жизнь! Воскрес Христос, и никто не мертв во гробе! Ибо Христос, восстав из гроба, – первенец из умерших. Ему слава и держава во веки веков! Аминь».[47]  Н.В. Лосский заканчивает изложение учения о Воскресении Господа словами: "Воскресением Христа вся полнота жизни прививается иссохшему древу человеческого рода, чтобы его оживить".[48]

6)  Происхождение человека. Существует, как мы знаем, разные точки зрения на происхождение всей вселенной и человека. Основные из них следующие: религиозные (не только признающие Бога-Творца, но и языческие), атеистическая эволюционная, оккультно-мистическая (о внеземном происхождении человека).  Что касается националистических языческих религиозных точек зрения, то среди них можно встретить расистские языческие идеи о том, что человечество происходит из разных источников (разные нации творятся разными богами), что оно не единоприродно, то есть не происходит от одной четы. Это совершенно ненаучные взгляды, т. к. у всех людей, населяющих нашу землю, практически идентичным является хромосомный аппарат. Если мы посмотрим на человеческую природу, то она совершенно одинакова у представителей всех рас. Мы все очень похожи. Люди имеют две руки, две ноги, два глаза и т.д. Такое однообразие для разных богов уже является совершенно нелогичным. Что касается атеистической эволюционной точки зрения, то и теория Большого Взрыва и теория эволюции противоречат 2-му закону термодинамики, который носит всеобщий характер. 2-й закон термодинамики гласит: в замкнутой системе спонтанно происходит переход от более высокой организации к более низкой, но не наоборот.  Все экспериментальные наблюдения подтверждают, что 2-й закон термодинамики справедлив для всех долгосрочных процессов в природе. К примеру, если химическое соединение предоставить самому себе, то оно, в конце концов, распадется на более простые составляющие, а не усложнится. Со временем сложные организованные системы в силу естественного хода событий упрощаются и приходят в беспорядок. 2-й закон термодинамики иногда называют законом упадка. Все в мире стремится к наиболее возможному беспорядку при условии отсутствия энергии извне. Согласно этому закону в долгосрочном плане во Вселенной действует всеобщая тенденция к упадку. Сложные организованные системы со временем упрощаются и теряют порядок, появляется необратимая тенденция к дезорганизации. Эволюция, сопровождаемая увеличением упорядоченности и сложности, представляется просто невозможной в природе.[49] Для эволюционной модели развития вселенной в космосе нет внешнего источника энергии или силы. Потому, необходимость наличия внешних условий для возникновения и поддержания вселенной в постоянном стационарном состоянии, явно указывает на необходимостьСоздателя.  В современном православном богословии, частью которого является христианская антропология, существуют две точки зрения на происхождение человека:  1) (гексамерический) креационизм; 2) эволюционный креационизм. Чистый креационизм (гексаметрический) понимает сотворение Богом человека в свете таких свойств Божьих как всемогущество, всеведение, абсолютная свобода и т.д. Креационисты считают, что поскольку Бог всемогущ, Ему не нужны были миллионы лет для создания человеческого тела эволюционным путем. Он сказал – и стало так, захотел – и сделал. Бог абсолютно свободная и всемогущая Личность и творит, что пожелает, исходя из любви и благости Своей. Эволюционный креационизм как бы покушается на свойство всемогущества Божия. Получается, что всемогущий Бог не может сотворить человека мгновенно. Ему нужны миллионы лет для акта творения. В целом, эволюционный креационизм говорит о том, что эволюция невозможна во Вселенной без притока информации и энергии извне (по второму закону термодинамики), а Бог и является тем внешним источником силы (энергии) и информации. Т.е. Бог «запустил» процесс создания Вселенной и «запустил» процесс эволюции.  В общем, можно сказать, что для христианского ответа на этот вопрос, характерны следующие рассуждения. Существует разница между научным законом, теорией и гипотезой.  Закон – устойчивое, повторяющееся соотношение между явлениями в природе и обществе. Теория – внутренне непротиворечивая система основополагающих идей и законов, дающая целостное представление о существенных связях в рассматриваемом множестве объектов. Научными теориями, выдержавшими проверку временем, являются классическая механика, электродинамика, молекулярно-кинетическая теория и термодинамика, квантовая механика, классическая и квантовая статистика, электронная теория металлов, специальная теория относительности, теория химической связи, теория валентности и электрохимической диссоциации, генетика, и т.д. Во многих теориях можно выделить основные законы, составляющие ядро теории. Например, в классической механике это – три закона Ньютона, закон всемирного тяготения, законы сохранения; в электродинамике – закон Кулона и закон электромагнитной индукции Фарадея, в генетике – законы Менделя. Однако не все «теории» таковыми являются – в первую очередь, это относится ко многим космологическим построениям (теория большого взрыва, инфляционная теория), теории биологической эволюции, теориям происхождения Земли и Солнечной системы. Все они являются лишь гипотезами. Гипотеза – предположительное суждение о закономерной связи явлений. Ее роль в научном познании велика: гипотеза появляется на этапе обобщения накопленных данных, с возможностью впоследствии обрести статус теории. Но для этого она должна выдержатьэкспериментальную проверку. Важным моментом является сама возможность проверки гипотезы. Бывает, что это невозможно принципиально. Именно так обстоит дело с проверкой (в рамках научного метода) теории большого взрыва и теории биологической эволюции. Эти и другие теории уникальных процессов происхождения, которые неповторимы и не воспроизводимы, всегда будут ограничены рамками гипотез, тем более что существует масса противоречащих им экспериментальных фактов.[50] Обратимся к самому тексту Священного Писания. Священное Писание раскрывает нам происхождение человека следующим образом. Сначала Бог берет персть от земли и образует из нее тело – некую бездушную статую, если буквально понимать слова Писания, затем в это первоначальное создание вдувается дыхание жизни, человек становится "душою живою". Существуют различные толкования этого библейского текста. По мнению преподобного Серафима Саровского и святителя Кирилла Александрийского, человек не был сотворен мгновенно, сначала было создано некое человекоподобное существо, которое, однако, нельзя в полном смысле назвать человеком, и только после Божественного дуновения оно становится богообразной человеческой личностью. Главное в том, что Бог «вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою» (Быт. 2:7), то есть до этого человек был «перстью земною», животным, хотя и совершеннейшим из всех животных. Вот как комментирует это святитель Феофан Затворник: «Когда Бог творил человека, то образовал прежде тело из персти. Это тело что было? Глиняная тетерька, или живое тело? – Оно было живое тело, – было животное в образе человека, с душою животною. Потом Бог вдунул в него дух Свой, – и из животного стал человек… Как тогда было, так и теперь происходят люди. Души отражаются от родителей, а дух вдыхается Богом»[51]. Подобная же мысль проводится и преп. Серафимом Саровским, он говорит: «Господь не одну плоть Адамову создал от земли, но вместе с ней и душу, и дух человеческий: но до этого мгновения, когда Бог вдунул в него дыхание жизни, Адам был подобен прочим животным».[52]  В Предании Церкви закрепилось мнение, что человек творится одновременно из души и тела. Предание Православной Церкви говорит нам, что душа и тело в составе человеческой природы возникают одновременно. Святые отцы учат, что понятие "человек" приложимо только к сложной ипостаси, состоящей из души и тела, но не к душе или к телу в отдельности. По поводу "дыхания жизни", которое Бог вдунул в лицо человека, существует предание, что душа получает жизнь и благодать одновременно, ибо благодать – это дыхание Божие, "Божественная струя", животворящее присутствие Духа Святого". И хотя человек по достоинству своему выше всех видимых тварей, но начало свое берет также из земли. Человек похож своею плотью на животную плоть, но плоть, которая у животного есть одновременно и его бытие, у человека только условие жизни. Апостол Павел говорит: «Не всякая плоть такая же плоть; но иная плоть у человеков, иная плоть у скотов, иная у рыб, иная у птиц» (1Кор. 15: 39). 

7)  Двуединство человеческой природы Двуединство человеческой природы связано с проблемой пола, семьи и брака. В христианской антропологии подход к этой проблеме очень интересен и глубок. В частности Священное Писание говорит, что сотворением собственно человеческой природы творение человека не заканчивается. В Бытии 1, 26 говорится: "И сотворил Бог человека (в единственном числе), мужчину и женщину сотворил их (число множественное)”. Согласно 1 книги Бытия, человек представляет собой две человеческие ипостаси, существующие в единстве природы. Все творение Божие "весьма хорошо". Это вечное определение тварного бытия, данное ему Богом. Но после того как Бог, завершая творение мира, создает высшее существо, венец творения – человека, Он как бы высказывает неудовлетворение тем, что сам создал, и говорит: "Нехорошо быть человеку одному. Сотворим ему помощника соответственного ему" (Быт. 2, 18).[53] На основании Священного Писания можно сделать только один вывод: разделение человека на два пола произошло для того, чтобы удовлетворить человеческую потребность в общении. После того как среди животных не нашлось Адаму помощника соответственного ему, Бог приводит к нему жену, и Адам говорит: "Вот плоть от плоти моей, и кость от кости моей." Слово "вот", в славянском переводе "се" является в данном случае весьма бледным переводом с еврейского. В еврейском тексте стоит междометие, выражающее восклицание. Наиболее адекватным его переводом на русский язык является восклицание "Ура! " Современный греческий богослов Христос Яннарас пишет: "Осознание человеком реальности пола есть одновременно и первый опыт самопознания. Адам дает себе имя, соответственное с существованием подруги. Отныне он не просто Адам, но "иш", муж, в то время как та, что взята от мужа, получает название "ишша", жена". Таким образом, разделение полов совершается с единственной целью: удовлетворение потребности в общении и соединение в любви свободных и отличных друг от друга ипостасей. В синодальном переводе говорится о жене как о помощнице, которая сотворена для мужа. Однако это недостаточно точно передает смысл древнееврейского подлинника. Правильнее было бы перевести: "сотворим ему восполняющего, который бы был перед ним".[54] Профессор Троицкий в книге "Христианская философия брака" пишет: "Таким образом, здесь говорится не о восполнении в труде, а о восполнении в бытии. Жена, прежде всего, нужна мужу, как его alter ego, второе "Я". Таким образом, библейское повествование постулирует истину о двуединстве человека, реализуемого в брачном союзе, равносущных, соединенных любовью мужа и жены".[55] Следует отметить, что сущность брака после грехопадения не изменяется. "Оставит человек отца и матерь свою и прилепится к жене своей, и будут два одна плоть" (Быт. 2, 24). Господь Иисус Христос также приводит эти слова во время Своей земной жизни: "И будут два одной плотию, так что их уже не двое, но одна плоть" (Мф. 19, 5-6). Х. Яннарас следующим образом говорит о сущности брака: "Природная связь с родителями разрывается, чтобы дать место новому отношению. Оно знаменует собой выбор и добровольную преданность мужчины и женщины друг другу, что приводит не просто к совместной жизни и дружбе, нравственной и духовной близости, но и к слиянию по плоти, единству жизни буквально, т.е. сосуществованию".[56] На этот счет есть прекрасное высказывание английского писателя и мыслителя Г.К. Честертона: «Верность одной женщине – недорогая плата за то, чтобы увидеть хоть одну женщину. Жаловаться, что жениться можно только раз, все равно, что жаловаться, что родиться можно лишь однажды. Это несоизмеримо с величайшим переживанием, о котором идет речь, и обнаруживает не преувеличенную чувственность, но странное бесчувствие. Только дурак недоволен, что нельзя войти в Эдем сразу через пять ворот. Полигамия – недостаток любви, словно ты рассеянно перебираешь десяток бесценных жемчужин».[57] Свт. Григорий Богослов пишет о браке Взгляни на то, что несет человеку священный брак. ...Кто воссоединил в одно то, что пребывало разделенным, если не брак? ...Мы – руки, уши, ноги друг друга, через благодеяние брака, удваивающего наши силы и веселящего наших друзей. Разделенная забота умеряет тяготы, совместная радость становится слаще. Брак – это печать любви, которую нельзя сломать. Соединяющиеся по плоти есть одна душа, во взаимной любви... Брак, по свт. Григорию, не есть удаление от Бога, но таинство Его любви.[58] Тертуллиан, в произведении, которое называется «К жене», пишет:  "Коль сладко иго, соединившее двух верных в одном уповании, в одном законе, в одном служении. Оба они – слуги одного господина(Бога), поистине они двое в единой плоти, там же, где плоть едина, един дух. Они вместе творят молитву, наставляя, подбадривая и поддерживая друг друга. Они равны в Церкви Божией, равны на пире Божием, поровну разделяют скорби, им нечего скрывать друг от друга, они не избегают и не огорчают друг друга. Христос радуется при виде такой пары и посылает ей мир Свой, и где они, там и Он"[59].  Христианство восстанавливает и обосновывает онтологическое достоинство женщины. Свт. Климент Александрийский пишет: "Женщина обладает тем же духовным достоинством, что и мужчина. Существа, обладающие одной жизнью через благодать и спасение призваны к одному образу бытия".  Свт. Григорий Нисский: "Женщина есть образ Божий, как и мужчина, оба пола равноценны".[60]  Но христианство, которое высоко ценит брак, в то же время освобождает человека и от необходимости брачной жизни. С христианской точки зрения, чтобы исполнить жизнь как любовь и общение, брак не является строго необходимым. Существует альтернативный путь в Царство Божие - монашество. Это есть отказ от естественного самоотречения в любви, которым является брак, и выбор более радикального пути через послушание и аскезу, при котором единственным источником существования для человека становится обращенный к человеку призыв Бога. Монахи, заинтересованные в спасении душ человеческих, являются более любвеобильными отцами, чем отцы по плоти, и имеют больше детей, чем самый многодетный отец, потому что все создания Божий они считают своими детьми и братьями и с состраданием молятся, чтобы все люди достигли своего предназначения — близости к Богу[61].  Оба эти пути в христианстве равным образом признаны и почитаемые как ведущие к общей цели. Следующая проблема, рассматриваемая христианской антропологией - происхождение от Адама и Евы всего рода человеческого. Этим положением утверждается единосущие всех людей живущих на земле. "От одной крови Он произвел весь род человеческий для обитания по всему лицу земли" (Деян. 17,26). Слова из молитвы Товии: "Ты сотворил Адама и дал ему помощницею Еву, подпорою – жену его. От них произошел весь род человеческий" (Тов. 8, 6). "Посему, как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили" (Рим. 5, 12). "Посему, как преступлением одного всем человекам осуждение, так и правдою одного всем человекам оправдание к жизни" (Рим. 5, 18).

8) Духовные основы православной семьи

Рождение православной семьи происходит в таинстве брака. Брачный союз мужчины и женщины установлен Самим Творцом в раю после создания первых людей, которых Господь сотворил мужчиной и женщиной и благословил словами: "Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею…" (Быт. 1, 28). В Ветхом Завете многократно выражается воззрение на брак, как на дело, благословляемое Самим Богом. По пришествии Своем на землю Господь Иисус Христос не только подтвердил неприкосновенность брака, отмеченную в Законе (Лев. 20, 10), но и возвел его в степень таинства: "И приступили к Нему фарисеи и, искушая Его, говорили Ему: по всякой ли причине позволительно человеку разводиться с женою своею? Он сказал им в ответ: не читали ли вы, что Сотворивший в начале мужчину и женщину сотворил их? И сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает" (Мф. 19, 3-6). Выйдя в мир на Свое открытое служение роду человеческому, Он явился с Матерью Своею и учениками на брачный пир в Кане Галилейской и сотворил там первое чудо, претворив воду в вино, и присутствием Своим освятил этот и все брачные союзы, заключаемые верными и любящими Бога и друг друга супругами. "Сам Бог соединяет освящаемых таинством и посреди их присутствует", – говорит о святости брака Климент Александрийский. "От Тебе бо сочетавается мужу жена", – сказано в молитве чина обручения. И там же: "Сам, Господи, ниспошли руку Свою и сочетай". Господь освящает сочетание супругов в таинстве брака и сохраняет нетленным союз их душ и телес во взаимной любви по образу Христа и Церкви. Святое христианское девство и святое таинство брака – вот два пути, указанные верным в Слове Божием (Мф. 19, 11-12; 1Кор. 7, 7-10). Церковь благословляла всегда оба эти пути и осуждала, как известно, порицателей того и другого. Об этих двух путях благочестивой жизни свидетельствовал уже в I веке святой Игнатий Богоносец в своем письме к святому Поликарпу Смирнскому: "Внушай сестрам моим, чтобы они любили Господа и были довольны своими супругами по плоти и по духу; равным образом советуй и братьям моим, чтобы они во имя Иисуса Христа любили своих супруг, как Господь любит Церковь. А кто может в честь плоти Господней пребывать в чистоте, пусть пребывает, но без тщеславия". Апостол Павел призывает не слушать лжеучителей, запрещающих вступать в брак, которые явятся в последние времена. До конца времен будут совершаться браки православных христиан во славу Божию и на пользу человечеству, и благословенная семейная жизнь будет еще процветать, ибо благословение, которое испрашивается на всю Церковь, дается и малой Церкви – христианской семье. "Боже сил! обратись же, призри с неба и воззри, и посети виноград сей; охрани то, что насадила десница Твоя, и отрасли, которые Ты укрепил Себе" (Пс. 79, 15-16)"[62].  Христианский брак как союз двух людей, желающих дожить до любви Завершая чин обручения, прежде чем начинается таинственное освящение супружества Божественной благодатью – чин венчания, священник предлагает жениху и невесте перед лицом всей Церкви подтвердить свободное и непринужденное желание вступить в брак, спрашивая: "Имеешь ли ты искреннее и непринужденное желание и твердое намерение быть мужем (женой) этой (этого) (имя невесты или жениха), которую (которого) видишь здесь перед собою? Не связан ли обещанием другой (другому) невесте (жениху)?" Как непривычно звучат эти вопросы для человека малоцерковного, привыкшего слышать в ЗАГСе другой вопрос, который задают жениху и невесте: "Любите ли вы друг друга?" Понимая, что любовь есть великое таинство и благодатный дар Божий, который необходимо заслужить чистой, целомудренной, жертвенной супружеской жизнью, Церковь устами священнослужителей задает свой, особый, вопрос, она вопрошает юношу и девушку, мужчину и женщину: "Желаешь ли ты дожить до любви с человеком, который стоит рядом с тобой?" Народная мудрость устами благословляющих родителей вторит уже своими словами: "Мир вам да любовь!" Будет мир, будет и любовь. "Стерпится – слюбится!", а не будет терпения – не дожить до любви. Протоиерей Борис Ничипоров пишет о том, что в истоке, в начале любого брака лежит встреча. Встреча юноши и девушки, мужчины и женщины. Встреча – это абсолютно не случайное, но промыслительное событие в жизни двух людей. Встреча – это не первое знакомство, хотя эти два события, встреча и знакомство, могут совпадать, и тогда происходит любовь с первого взгляда. Встреча – это некое уязвление, зарождение чувства, это начало откровения, которое мы и называем любовью. Встреча в ее мистико-психологическом смысле может состояться и после многих лет знакомства. Если брак строится на правильных духовных основаниях, то момент встречи как переживание постоянно обновляющегося чувства всегда присутствует у супругов. Обновление чувства встречи возможно, как правило, только в Боге. В одном церковном песнопении говорится: Святым Духом всяка душа живится. Если же этого нет, то между супругами возникает дурное привыкание и сглаживается переживание встречи как абсолютно уникального и неповторимого события в их жизни. Завершением встречи является брак. Но не всегда соблюдается такая последовательность. Церковные браки по благословению очень часто даруют подобную встречу уже после венчания. И в этом открывается слава Церкви Христовой! Святые отцы говорили, что в браке надо стараться избегать грубых несоответствий в возрасте, образовании, внешних данных. Но вместе с тем никто никогда не углублялся в такие тонкости, никто не сверял параметры совместимости. Чудо брака состоит еще и в том, что Господь часто соединяет, казалось бы, несоединимое. И оказывается, что два таких человека – мужчина и женщина, юноша и девушка, – сочетавшись браком в Боге, не могут не полюбить друг друга. Если они не оставят путь духовного самораскрытия, то они обязательно будут любить друг друга все больше и больше. Тайной и одновременно ядром личности является образ Божий в человеке. Событие узнавания образа Божия в супруге и вообще в человеке называется откровением. Этот процесс всегда взаимный. Откровение и любовь – это тождество. Не может быть познания и откровения при отсутствии любви. Вне любви порождается ложное знание. Откровение может сужаться или сглаживаться вовсе, если супруги (или кто-то из супругов) сходит со стези духовной жизни. Откровение есть отблеск вечного. Само действие браковенчания и благословение Божие на брак имеют силу вечного воссоединения супругов в Боге. В любом счастливом браке есть эмоционально-чувственная антиномичность. Супруги всегда чувствуют некую неизъяснимую печаль, и эта печаль – о грядущем расставании по завершении земной жизни. Во вневременном залоге расставание уже совершилось. Оно будет через 10 лет или через час– это безразлично. Но эта печаль всегда светла в Боге. И другой полюс – это предощущение вечности. Именно в этом смысле святитель Иоанн Златоуст пишет, что первые христиане имели такую полноту откровений и веры, что хоронили своих близких в состоянии тихой, светлой печали.[63] 

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.