Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
43 Милграм-1963.doc
Скачиваний:
12
Добавлен:
18.03.2015
Размер:
154.62 Кб
Скачать

Результаты

Предварительные прогнозы

Прежде чем рассказать о результатах эксперимента, полезно учесть, как люди предсказывают действия испытуемых, которым велят нанести сильный удар электротоком другому лицу. 14 старшекурсников Йельского университета, обучающихся психологии, получили детальное описание ситуации эксперимента. Их попросили тщательно подумать об этом и предсказать, как будут вести себя 100 гипотетических испытуемых. Конкретно их попросили подумать, как распределятся показатели степени подчинения для «100 американцев разных профессий в возрасте от 20 до 50 лет», помещенных в ситуацию эксперимента.

В основном респонденты были единодушны относительно ожидаемого поведения гипотетических испытуемых. Все респонденты предсказали, что только незначительное меньшинство нанесет всю серию ударов до конца. (Оценки составляли от 0 до 3%; то есть самые «пессимистичные» студенты предсказывали, что из 100 человек 3 нанесут самый сильный из возможных ударов тока — в 450 вольт.) Средняя величина в классе составляла 1,2%. Автор неофициально задал такой же вопрос и своим коллегам. Чаще всего на него отвечали, что вряд ли кто-нибудь из испытуемых перейдет отметку «очень сильный ток».

Результаты эксперимента 1

Испытуемые принимают ситуацию. За некоторым исключением испытуемые были уверены в реальности ситуации эксперимента, они не сомневались, что наносят удары электротоком другому человеку и что самые сильные удары крайне болезненны. В интервью после эксперимента испытуемых спрашивали: «Насколько болезненными для ученика были последние несколько ударов, которые вы ему нанесли?» Испытуемым поручили указать в своих ответах на 14-балльной шкале уровень тока от уровня «совсем безболезненный» до уровня «крайне опасный». Возможный ответ был 14 (крайне болезненный), а средняя величина составляла 13,42.

Признаки сильного напряжения. Многие испытуемые проявили признаки нервозности в ситуации эксперимента, особенно когда требовалось нанести более мощный удар электротоком. В большом числе случаев напряжение достигало крайней степени, которая редко наблюдается в лабораторных социально-психологических экспериментах. Экспериментаторы видели, как испытуемые потели, дрожали, заикались, кусали свои губы, стонали и расцарапывали себе кожу. Это были характерные, а не исключительные реакции на эксперимент.

Одним из признаков такого напряжения были регулярные припадки нервного смеха. 14 из 40 испытуемых нервно улыбались или хохотали. Этот смех казался совершенно неуместным и даже странным. У 3 испытуемых наблюдались совершенно неконтролируемые припадки. В одном случае у испытуемого были столь сильные судороги, что потребовалось прекратить эксперимент. В другом случае 46-летний продавец энциклопедий пришел в смятение от своего собственного неприемлемого и неконтролируемого поведения. В интервью после эксперимента испытуемые прилагали немало усилий, чтобы доказать, что они не принадлежат к садистскому типу и что их смех не означал, что им нравилось наносить жертве удары током.

Таблица 4.2. Распределение моментов выхода из эксперимента

Вербальное обозначение

и указатель напряжения

в вольтах

Количество испытуемых,

для которых данный показатель

напряжения был максимальным

Слабый ток

15

0

30

0

45

0

60

0

Умеренный ток

75

0

90

0

105

0

120

0

Сильный ток

135

0

150

0

165

0

180

0

Очень сильный ток

195

0

210

0

225

0

240

0

Интенсивный ток

255

0

270

0

285

0

300

5

Чрезвычайно

интенсивный ток

315

4

330

2

345

1

360

1

Опасно для жизни

375

1

390

0

405

0

420

0

XXX

435

0

450

26

Распределение баллов. Предполагалось, что люди, в целом, не согласятся нанести удар электротоком выше уровня, обозначенного как «очень сильный ток». В табл. 4.2 показано распределение максимальных величин использованной силы тока. Полученное распределение баллов сильно отличается от прогноза.

По команде экспериментатора каждый из 40 испытуемых зашел дальше ожидаемого предела. Ни один из них не остановился, пока не дошел до уровня 20. (На этом уровне — в 300 вольт — жертва стучит в стену и перестает отвечать на вопросы учителя.)

Из 40 испытуемых 5 отказались подчиниться командам экспериментатора выше уровня в 300 вольт. 4 испытуемых нанесли еще один удар током и отказались продолжать дальше. Два прекратили на уровне в 330 вольт и по одному испытуемому останавливались на отметке 345, 360 и 375 вольт. Таким образом, всего 14 испытуемых отказались подчиниться экспериментатору. Полезно воспроизвести их замечания в момент неподчинения, зафиксированные на магнитофонной ленте:

[0124] «Мне кажется, он пытается что-то сообщить, он стучит... Нечестно ударять этого человека током... эти ужасные вольты. Мне кажется, что это бесчеловечно... Я не могу продолжать; нет, это неправильно. Это дьявольский эксперимент. Там человек страдает. Нет, я не хочу продолжать. Это безумие» (испытуемый отказывается продолжать).

[0123] «Он стучится. Я собираюсь выйти из игры. Я бы хотел продолжать, но я не могу поступить так с человеком... простите, я не могу поступить так с человеком. Я боюсь за его сердце. Проверьте… Нет, действительно, я не могу этого сделать».

Эти испытуемые часто приходили в очень возбужденное состояние и даже сердились. Иногда вербальный протест выражался минимально, и испытуемый просто вставал со стула перед генератором тока и показывал, что хочет выйти из лаборатории.

Из 40 испытуемых 26 подчинились всем приказам экспериментатора, они наказывали жертву, пока не достигали самого сильного уровня тока на генераторе. В этот момент экспериментатор приказывал прекратить эксперимент. (Максимальный ток обозначен в 450 вольт, а в двух шагах от этого обозначения помещена надпись: «опасно для жизни: сильный ток»). Хотя послушные испытуемые продолжали наносить удары электротоком, они часто делали это, переживая сильный стресс. Некоторые из них выражали нежелание наносить удары тока выше 300 вольт и, как и те, кто не подчинился экспериментатору, проявляли страхи, и все же эти испытуемые слушались экспериментатора.

После того как испытуемые наносили удары тока максимальной величины и экспериментатор требовал остановить процедуру, многие подчиняющиеся испытуемые облегченно вздыхали, потирали брови и глаза или нервно мяли в руках сигареты. Некоторые покачивали головой, по всей видимости, чувствуя сожаление. Некоторые испытуемые оставались спокойными на протяжении эксперимента и проявляли только минимальные признаки напряжения.

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ

Два результата эксперимента вызвали удивление. Первое — это появление у испытуемых непрогнозируемой тенденции подчиняться в этой ситуации. Участники эксперимента с детства знали, что причинять вред другому человеку против его воли — серьезное нарушение нравственного поведения. И при этом 26 испытуемых нарушают эту догму, следуя инструкциям авторитетного человека, не обладающего особой властью принуждать к выполнению его команды. Неповиновение не может принести материальной потери испытуемому; никакого наказания не последует. Замечания и внешнее поведение многих участников свидетельствовали о том, что, наказывая жертву, они поступали вопреки собственным ценностям. Испытуемые часто выражали глубокое неодобрение тем, что наносили удары током человеку, даже несмотря на его возражения, а другие осуждали такие действия и называли их глупыми и бессмысленными. И при этом большинство выполнило требования экспериментатора. Этот результат был удивительным с точки зрения предсказаний в вопроснике, описанном выше (здесь, однако, возможно, что отдаленность респондентов от действительной ситуации и трудность передачи им конкретных деталей может объяснить серьезную недооценку феномена подчинения).

Однако результаты были также неожиданными для людей, наблюдавших за экспериментом сквозь зеркальные стекла. Наблюдатели часто выражали недоверие, когда видели, что испытуемый наносил жертве более сильный удар током. Эти люди знали все детали ситуации и все же последовательно недооценивали подчинение, которое могут проявить испытуемые.

Второй непредвиденный эффект — необычное напряжение, вызванное процедурами. Можно было бы предположить, что испытуемый просто прекратит или поступит так, как велит ему его совесть. Но в действительности все происходило иначе. Испытуемые демонстрировали поразительные реакции напряжения и эмоционального усилия. Один из наблюдателей сообщает:

«Я наблюдал, как зрелый и поначалу уравновешенный бизнесмен уверенно входил в лабораторию и улыбается. За 20 минут он превратился в подергивающуюся, заикающуюся развалину – человека, с которым вот-вот произойдет нервный срыв. Он постоянно дергал себя за мочку уха и заламывал руки. В какой-то момент он ткнул себя кулаком в лоб и пробормотал: "О, Боже, лишь бы это поскорей закончилось". И все же он реагировал на каждое слово экспериментатора и послушно выполнял приказания до конца».

Понимание феномена подчинения должно основываться на анализе тех условий, в которых он возникает. Следующие черты эксперимента детальнее объясняют высокую степень подчинения в данной ситуации.

1. Эксперимент проводится в Йельском университете — учреждении с безупречной репутацией, осуществляется за счет средств университета. Можно с полным основанием предполагать, что участвующий в эксперименте персонал — компетентный и уважаемый. В настоящее время исследуется степень влияния авторитета учреждения, являющегося базой Эксперимента. Так, проводится серия экспериментов за пределами Нью-Хейвенаи без очевидной связи с университетом.

2. Эксперимент, по крайней мере внешне, должен достичь достойной цели — приумножить наши знания об обучении и памяти. Подчинение возникает не как цель, а как инструментальный элемент в ситуации, которую испытуемый считает значимой и осмысленной. Возможно, он и не видит всего ее смысла, но может совершенно резонно предполагать, что экспериментатор понимает значение и смысл ситуации полностью.

3. Испытуемый считает, что жертва охотно подчинилась системе приказов экспериментатора. Во-первых, жертва — не подневольный пленный. Этот человек пришел в лабораторию предположительно для того, чтобы помочь исследованию экспериментатора. То, что позже он может продолжать участвовать в эксперименте не по собственной воле, не меняет факта: первоначально он согласился принять участие в эксперименте безо всяких ограничений. Таким образом, он в какой-то степени выполнял свое обязательство перед экспериментатором.

4. Испытуемый тоже добровольно стал участвовать в эксперименте и считает, что обязан помочь экспериментатору. Он уже дал обещание, и выйти из эксперимента для него значит отказаться от первоначального обещания помочь.

5. Некоторые особенности процедуры усиливают ощущение обязанности по отношению к экспериментатору. Прежде всего, ему заплатили за то, что он пришел в лабораторию. Отчасти это обязательство аннулируется после слов экспериментатора:

«Разумеется, как и во всех экспериментах, вы получаете деньги просто за то, что приходите в лабораторию. Поэтому, независимо от того, что произойдет в дальнейшем, деньги — ваши4».

6. С точки зрения испытуемого, тот факт, что он учитель, а другой человек — ученик, является случайностью (это определяется с помощью жребия), и он, испытуемый, подвергается тому же самому риску, что и другой человек, получивший роль ученика. Поскольку роли в эксперименте распределялись справедливо, ученик не может жаловаться по этому поводу. (Похожая ситуация возникает в армейских частях — когда нет добровольцев, то на особо опасные задания военные отправляются по жребию, и предполагается, что «невезучий» солдат мужественно встретит свою неудачу.)

7. Существует, по меньшей мере, двусмысленность в отношении прерогатив психолога и соответствующих прав его испытуемого. Есть смутные ожидания относительно того, что психолог может требовать от своего испытуемого и когда он нарушает приемлемые границы. Более того, эксперимент устраивается в закрытой обстановке, и, таким образом, у испытуемого нет возможности избежать двусмысленного положения, обсудив его с другими. Почти не имеется стандартов, которые, по-видимому, непосредственно применимы к ситуации, новой для большинства испытуемых.

8. Испытуемых убеждают в том, что удары током, которые они наносят жертве, «болезненные, но не опасные». Так что они предполагают, что дискомфорт, который испытывает жертва, — кратковременный, а научная польза эксперимента — вечна.

9. До 20 уровня тока жертва продолжает давать ответы при помощи сигнальной коробки. Испытуемый может расценить это как знак того, что жертва все еще хочет «поиграть в игру». Только после 20-го уровня тока жертва перестает соблюдать правила и отказывается отвечать дальше.

Эти особенности помогают объяснить высокую степень подчинения, полученную в данном эксперименте. Возможно, многие аргументы и не требуют тщательного рассмотрения, но их можно проверить с помощью дальнейших экспериментов и подтвердить или опровергнуть5.

Следующие характеристики эксперимента касаются природы конфликта, с которым сталкивается испытуемый.

  1. Испытуемый помещается в ситуацию, когда он должен реагировать на требования двух человек: экспериментатора и жертвы. Испытуемый должен разрешить конфликт и выполнить требования одного или другого; причем эти требования — взаимоисключающие. Более того, решение должно принять форму очень заметного действия, то есть испытуемый должен или нанести удар током жертве, или прекратить эксперимент. Таким образом, испытуемый втягивается в открытый конфликт, не позволяющий принять полностью удовлетворительное решение.

  2. В то время как требования экспериментатора имеют вес научного авторитета, требования жертвы исходят из его личного ощущения боли и страдания. Оба эти требования необязательно рассматривать как в одинаковой степени настоятельные и законные. Экспериментатор хочет получить абстрактные научные данные; жертва кричит из-за того, что хочет получить облегчение физического страдания, обусловленного действиями испытуемого.

  3. В процессе эксперимента у испытуемого имеется мало времени на размышление. Конфликт развивается быстро. Всего спустя несколько минут после того, как испытуемого усаживают перед генератором тока, жертва начинает протестовать. Более того, испытуемый замечает, что уже прошел 2/3 уровней тока к тому моменту, когда слышит первые протесты жертвы. Таким образом, испытуемый понимает, что конфликт будет постоянным и станет еще сильнее, по мере того как он будет вынужден наносить все более мощные удары. Скорость, с которой конфликт обрушивается на испытуемого, и его реализация, которая предсказуемым образом повторяется, усиливают напряжение испытуемого.

13. Если обобщить, то конфликт возникает из противостояния двух глубоко укоренившихся поведенческих диспозиций: во-первых, склонности человека не приносить вреда другим, а во-вторых, тенденции подчиняться тем, кто кажется нам законной властью.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.