Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

08-04-2013_14-05-57 / Потапова

.doc
Скачиваний:
7
Добавлен:
13.02.2015
Размер:
56.83 Кб
Скачать

А.И. Потапова

(г. Рязань, Рязанский государственный медицинский университет имени академика И.П. Павлова)

Научный руководитель: доктор исторических наук,

доцент кафедры философии и истории Попова О.Д.

Особенности восприятия реальности в психологии японского общества

В экстремальных жизненных ситуациях человеческая природа проявляется в полной мере – все ее сильные и слабые стороны, достоинства и недостатки отчетливо прорисовываются. Этот тезис наиболее ярко иллюстрирует недавняя трагедия в Японии. Землетрясение, цунами и взрыв на атомной электростанции в Стране восходящего солнца стали тяжелейшим испытанием для всего японского народа. Однако поражает стоицизм и мужество, с которыми японцы встретили эту трагедию.

Так давайте разберемся, откуда берется столь спокойная реакция на события, которая у сторонних наблюдателей вызывает чувство восхищения?

Ответ можно искать в менталитете японцев, формировавшемся столетиями под влиянием семейных отношений, особенностей воспитания, культурных традиций и географических факторов. Рассмотрим основные черты японского национального характера.

Одни из главных черт - трудолюбие, аккуратность, терпеливость, дисциплинированность, сформировавшиеся под влиянием сложных климатических условий и малого количества пригодной для земледелия почвы.

Однако бедность страны природными ресурсами и сложные климатические условия с лихвой восполняется трудолюбием и терпеливостью ее жителей. Конечно, трудолюбие присуще и другим народам. Вряд ли можно сказать, что, например, немцы, американцы, англичане менее трудолюбивы. Однако трудолюбие японца или немца - это не одно и то же. Немец трудится размеренно, экономно, у него все рассчитано и предусмотрено. Японцы отдаются труду самозабвенно, с наслаждением. Присущее японцам чувство прекрасного они выражают и в процессе труда.1

Ярчайшей иллюстрацией этих человеческих качеств является превращение в «домашнее животное» такого капризнейшего существа, как двустворчатый морской моллюск рода Pinctada fucata2, которые ежегодно дают девяносто тонн отборных жемчужин. Чтобы собрать этот урожай, нужна, во-первых, Япония с ее природой, а во-вторых, нужны японцы с их умением создавать ценности из мелочей, вкладывая в них бездну терпения и труда.

Это же умение позволило Японии, выйдя из второй мировой войны с крайне отсталым и в значительной степени разрушенным производственным аппаратом и практически не имея запасов топливно-сырьевых ресурсов (за исключением каменного угля), уже к концу 60-х годов занять второе место в мире по объему промышленного производства.3

Можно сказать, что японцы построили свою промышленность из песка. Они вовремя определили стратегию развития мировой промышленности, направленную на применение микроэлектронной техники, в которой основным сырьевым ресурсом является кристалл кремния, изготавливаемый из обычного песка. И главным направлением экономического развития Япония поставила микроэлектронную промышленность, став мировым лидером в ее производстве. Данная специализация страны позволяет при малых сырьевых затратах получать огромные прибыли, используя интеллектуальный потенциал страны.

По словам президента «Sony» Масару Ибука, японцам удается опережать зарубежных конкурентов не столько их изобретательностью, сколько умением распознавать неиспользованные возможности чужих изобретений.

Другим основополагающим качеством японского характера является обостренное чувство коллективизма.

Журналист Всеволод Владимирович Овчинников, долгое время проживший в Японии, в своей книге «Ветка сакуры» впервые приподнял «железный занавес» и открыл советскому читателю дверь в иной, самобытный мир, дал возможность понять, почувствовать культуру, обычаи, историю и современную действительность далекой Японии. Овчинников пишет:

«Про японцев можно сказать, что их больше чем самостоятельность радует чувство причастности. Эта жажда причастности, более того - тяга к зависимости в корне противоположна индивидуализму, понятию частной жизни, на чем основана западная, и в особенности англосаксонская, мораль. Слова «независимая личность» вызывают у японцев представление о человеке эгоистичном, неуживчивом, не умеющем считаться с другими. Само слово «свобода» еще недавно воспринималось ими как вседозволенность, распущенность, своекорыстие в ущерб групповым интересам».4

Для японской морали основой отношений между людьми являются узы взаимозависимости. Индивидуализм же считается холодным, сухим, бесчеловечным. Но жителям Японии также чужд и коллективизм в подлинном, широком смысле этого слова. Им свойственно проводить в обществе четкие границы, делить людей на «своих» и «чужих». Японское общество – это общество групп. Каждый человек постоянно чувствует себя частью какой-то группы – то ли семьи, то ли общины, то ли фирмы. Он привык мыслить и действовать сообща, приучен подчиняться воле группы и вести себя соответственно положению в ней.

Для японца почти не существует понятия каких-то личных дел. Привычка всегда находиться рядом с другими людьми, традиционный быт, по существу исключающий само понятие частной жизни, - все это помогает японцам приспосабливаться к условиям, которые на Западе порой приводят людей на грань психического расстройства.

Еще одно важное качество менталитета японцев – патриархальность.

Устои патриархальной семьи – это устои японского образа жизни. Вертикальные связи «оя – ко», то есть «отец – сын», а в более широком смысле «учитель – ученик», прослеживаются и дают о себе знать повсюду.

Жизненный путь японца, даже во времена жестких сословных разграничений, мало предопределялся его происхождением. Принято считать, что будущее человека зависит не столько от родства, сколько от того, с кем его столкнет судьба между 15 и 25 годами, в пору вступления на самостоятельный путь. Личные отношения, сложившиеся в начале жизненного пути, японцы ценят выше других.

Видимо, поэтому японцы привыкли судить о человеке, прежде всего, по его принадлежности к той или иной группе. Первоосновой такой принадлежности служит именно семья или община, государственное учреждение или коммерческая фирма, а вовсе не профессия человека, не его личностные способности или заслуги.

Стойкость вертикальных связей «оя – ко» порождает, во-первых, семейственность, а во-вторых, ведет к созданию независимых однородных групп в каждой области деятельности.

Вежливость, аккуратность, терпеливость, бережливость, любознательность и другие близкие к ним черты обыденно-житейского плана группируются вокруг стержневой черты — самообладания, имеющего самые разнообразные оттенки.

В Японии популярно выражение: «Самурай холоден, как его меч, хотя и не забывает огня, в котором этот меч был выкован». И действительно, самообладание и сдержанность — качества, которые с древних времен считались у японцев первыми признаками храбрости. Эти черты национального характера во многом обусловлены влиянием буддизма, проповедовавшего терпение, воздержание и сдержанность.

Идея умеренности и самоограничения пронизывает всю японскую культуру, и японец с детских лет постигает суть высказываний Лао-цзы «Тот, кто знает, где остановиться, не подвергает себя опасности», на всю жизнь впитав идею о том, что нельзя желать большего, чем тебе отпущено судьбой.

Интересны в этой связи жизненные правила, которых рекомендуется придерживаться японцам: 1) примиряйся с ситуацией, какой бы она ни была; 2) находи возможность соблюдать установленные правила; 3) ограничивай себя в развлечениях; 4) причиной несчастья считай самого себя. Следование этим правилам, в свою очередь, сказалось на особом подходе японцев к оценке объективной действительности: в характере японцев и их мировоззрении ярко обозначился фатализм.

Эта черта имеет глубокие корни в сознании японцев. В чрезвычайных обстоятельствах, во время стихийных бедствий японцы предпочитают придерживаться позиции пассивного выжидания, когда «все пройдет само собой». 5

Положительные качества японского менталитета в дни мартовской трагедии 2011 года проявились особенно ярко. Эвакуация людей из мест заражения радиацией и из районов, пострадавших от цунами, происходила четко, планомерно и организованно. При этом люди проявляли такой высокий патриотизм, какой не снился жителям многих других государств. Японский крестьянин, очищая свое жилище от ила после цунами, говорит журналистам: «Никуда отсюда я не уеду. Здесь мой дом, моя Родина!» Это поведение японцев выгодно отличается от того, которое демонстрировали в эти дни некоторые жители Ближнего Востока. Как только в Ливии развернулись боевые действия, из страны тут же ринулись беженцы. Тунисские, египетские и африканские «гастарбайтеры» принялись умолять сытую Европу приютить их у себя. Большинству японцев такие мысли даже в голову не могут прийти.

Заметьте, сейчас в ряде префектур Японии создались превосходные условия для грабежей и мародерства – казалось бы, отчего не поживиться бесхозным добром? Однако японцам опять же это и в голову не приходит! Более того, в префектуре Мияги, пострадавшей от землетрясения, открыты спортзалы в школах и университетах для ночлега тех, кто боится спать дома. А вот в США, где принято гордиться законопослушанием граждан, в 2006 году, когда на Новый Орлеан обрушился ураган «Катрина», мародерство приобрело масштабы бедствия. Во время спасательной операции какие-то молодчики даже умудрились сбить вертолет спасателей. Что называется, почувствуйте разницу!

О японском же трудолюбии и целеустремленности с давних пор слагаются целые легенды. Сегодня и эти качества проявляются в полной мере. На одном из российских форумов, посвященных японской трагедии, было высказано мнение, что «пока Россия разгребает пепел после летних лесных пожаров, Япония отстроит новые города». Конечно, в этих словах есть изрядная доля преувеличения, но и зерно истины в них, увы, тоже содержится.

Еще одна особенность японского менталитета, которую мы могли наблюдать эти дни, – это внешняя бесстрастность, граничащая с бесчувственностью. Но это не значит, что японцы не испытывают никаких чувств – напротив, внутри каждого из них бушует океан эмоций. Просто в Стране восходящего солнца чувства не принято демонстрировать напоказ.6

1 Пронников В. А., Ладанов И. Д. - Японцы (этнопсихологические очерки) - М.: ВиМ, 1996г. – с. 52-53

2 Свободная энциклопедия Википедия, режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/Akoya

3 Лебедева И. П. – диссертация на соискание ученой степени доктор экономических наук: Развитие промышленности и предпринимательства в послевоенной Японии, Москва, 2004, режим доступа: http://www.dissercat.com/content/razvitie-promyshlennosti-i-predprinimatelstva-v-poslevoennoi-yaponii, время доступа 3 мая 2011

4 Овчинников В. В. – Сакура и дуб – М.: Хранитель, 2006г. – с. 117-118

5 Пронников В. А., Ладанов И. Д. - Японцы (этнопсихологические очерки) - М.: ВиМ, 1996г. – с. 61-62

6 Котков К. - Поведение японцев вызывает восхищение! // Невское время 16 марта 2011

Соседние файлы в папке 08-04-2013_14-05-57