Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

КЛЮЕВ

.docx
Скачиваний:
266
Добавлен:
13.02.2015
Размер:
36.85 Кб
Скачать

Евгений Клюев

Смешная снежинка

 

Смешная Снежинка родилась на небе: все снежинки испокон веков рождаются на небе. Едва родившись, Смешная Снежинка начала падать: все снежинки испокон веков падают — и в этом их жизнь. А может быть, не только их жизнь, но и наша с вами — как знать... Смешная Снежинка падала и мечтала. Мечтала она вслух и приблизительно так:

— Вот сейчас я пролечу мимо этого облачка, потом — мимо того облачка, а потом ещё немножко пролечу — и тогда уже буду видна с земли. Ой, что там начнётся!.. Все станут задирать головы к небу и смотреть на меня. Интересно, какая я? Тут Смешная Снежинка скосила глаза, чтобы посмотреть на себя со стороны.

— Красивая я, — решила она. — У меня шесть таких симпатичных лепесточков — и на каждом из них ещё по шесть симпатичных лепесточков... так что я получаюсь совсем как звёздочка! Даже, пожалуй, получше, чем звёздочка. Нет, просто гораздо лучше, чем звёздочка! Во-первых, у звёздочки только пять лепестков, а во-вторых, на этих её пяти лепестках никаких других лепестков уже нет. А на моих есть, причём шесть! Вот. И Смешная Снежинка полетела быстрее, чтобы все скорее её увидели: не пропадать же такой красоте! А на лету она всё ещё продолжала разглядывать себя и восхищаться. Просто ужас, что приключится внизу, когда её наконец увидят... на всех дорогах, конечно, сразу начнутся аварии: никто ведь ни на что больше не станет смотреть — только на неё одну все и станут смотреть! Тогда все поезда сойдут с рельсов, и все машины столкнутся, и все пешеходы споткнутся и свалятся в кучу, а она будет медленно-премедленно уже падать и как бы не обращать ни на кого ни ма-лей-ше-го внимания.

Вдруг Смешная Снежинка справа от себя услышала маленькую чью-то песенку, и пришлось ей прекратить на некоторое время мечтать. Потому что она взглянула туда, где была песенка, и — ужаснулась: оказалось, что совсем близко от неё падала ещё одна снежинка. И какая!.. Смешная Снежинка просто обомлела: у соседки было тоже шесть лепестков и на каждом из них — ещё по шесть, но не простых... а узорных. А самое страшное, что на этих шести лепестках у другой снежинки было ещё по шесть — совсем крохотных!

«Ничего похожего у меня нет!» — с отчаяньем подумала Смешная Снежинка и поспешно огляделась вокруг. Оказалось, что в небе полным-полно снежинок: кроме неё и соседки, падало на землю, медленно кружась, Многое Множество менее красивых, таких же красивых и ещё более красивых! «В такой толпе меня не ровён час никто и не заметит, — сказала себе наша Снежинка, и жизнь показалась ей совсем грустной. — Надо падать быстрее, надо опередить всех, чтобы меня первой увидели и мною одной залюбовались».

Она собрала все свои силы и бросилась вниз — да так стремительно, что у самой дух захватило. По обеим сторонам от неё мелькали снежинки: одна с почтением уступала ей дорогу, другая бросалась в сторону, третья толкалась, четвёртая нарочно закрывала путь...

Смешная Снежинка не успевала уже сосчитать, сколько у кого лепестков, и рассмотреть, какие это лепестки, тоже не успевала: она обгоняла всех, всех, всех. Вот позади уже облачко, вот и второе позади... ах, как много ещё снежинок внизу — разве стольких сразу обгонишь? А снежинки кружились в хороводах, переговаривались, пели... до чего же весело им было! Но Смешную Снежинку их веселье не веселило: она падала вниз с немыслимой скоростью. В конце концов, ей действительно удалось обогнать всех и остаться одной.

Только теперь Смешная Снежинка перевела дух и полетела медленнее: нельзя было сваливаться на город, как сумасшедшей! Следовало всё-таки сохранять какое никакое достоинство, падая с неба! Да вот беда: от такого стремительного полета она вся взмокла и почувствовала, как... как тает, становясь всё меньше, меньше, меньше. «Что же это я наделала с собой!» — хотела было опомниться она, но опомниться уже не успела, потому что из снежинки превратилась в Капельку Чистой Воды.

... малыш в синем капюшоне поднял кверху тёмные глаза — и глаза его посветлели, потому что увидели много-много белых точек в небе.

— Сне-е-е-е-ег! — радостно закричал Малыш в Синем Капюшоне, — и другие малыши в разных капюшонах подхватили его крик:

— Сне-е-е-е-ег!..

«Снег? — с недоумением подумала Капелька Чистой Воды. — А ведь и я была!.. Из снега получаются замечательно высокие сугробы — и Многое Множество малышей в разных капюшонах берёт тогда свои санки и катается с гор. Как, наверное, это всё-таки прекрасно — быть снегом!» О, теперь это была уже не Смешная Снежинка — это была мудрая Капелька Чистой Воды, которая прожила почти целую жизнь. И, улыбнувшись тому, как глупо и быстро прожила она эту жизнь, Капелька Чистой Воды тихонько скользнула в ещё не успевшую замерзнуть землю — скользнула вместе со всеми своими хорошими мыслями, которые всё-таки успела додумать до конца.

КОНЕЦ.

Сказки Простого Карандаша

— Странный Вы... - так всегда говорил Простому Карандашу Ночник. Ночник - это Светильник, который ночью светит, профессия у него такая. — ...странный Вы! Да. Зачем Вы пишете сказки? — Чтобы они были, - отвечал Простой Карандаш, не отрываясь от бумаги: он как раз сейчас заканчивал новую сказку о Прекрасной Принцессе. — И что же будет, когда Вы напишете эту сказку? — Будет сказка, - улыбался Простой Карандаш. - Ещё одна сказка. — Понятно. И Вашу сказку опять положат в стол и запрут там на ключ! Простой Карандаш останавливался и вздыхал. Ночник говорил правду. Сказки Простого Карандаша всегда клали в стол и запирали на ключ. От этого было очень грустно. Всякому станет грустно, если его сказки запрут на ключ. — Может быть, - допытывался Ночник, - Вы пишете плохие сказки? Иначе их не запирали бы на ключ, а? — Может быть, и плохие, - покорно повторял за ним Простой Карандаш, чтобы снова и снова не спорить с Ночником. Сам-то он знал, что пишет хорошие сказки. Его сказки были простые, а простая сказка - это и значит хорошая. Только сказки всё равно попадали в стол и пропадали в столе. Стол был огромным, и ящик в нём был огромным - как пропасть. Простой Карандаш писал, а Ночник светил. "Странный он! - думал Простой Карандаш о Ночнике. - Спрашивает, зачем я пишу сказка, которые запирают на ключ. А сам-то он зачем светит по ночам, когда все спят? Странный он. Да". Но Простой Карандаш, понятное дело, никогда не произносил этого вслух. Ему, конечно же, очень хотелось заглянуть в стол - не тесно ли там его сказкам. Он забыл уже, сколько их, давно сбился со счёту. Всех уже и не вспомнить: самая первая появилась тогда, когда Простой Карандаш был ещё совсем большим. Ведь у карандашей всё не как у людей: люди рождаются маленькими - потом вырастают большими. Карандаши же, наоборот, рождаются большими, а потом становятся маленькими - и в этом их старость. Чем чаще карандаш затачивают, тем он старше.  Наш Простой Карандаш был пока не очень маленьким, но уже и не очень большим. Вот только в последнее время он как-то быстро стал уменьшаться: наверное, потому, что теперь, записывая сказки, всё больше волновался - ну, и ломался от этого. Его, конечно, опять быстренько затачивали, поэтому Простой Карандаш старился на глазах... А в стол Простой Карандаш, значит, не пускали. К утру его обычно ставили в специальный стаканчик, где жили цветные родственники Простого Карандаша. Они очень гордились своей нескончаемой юностью и громадным своим ростом. — Ты неудачник, - говорили Цветные Карандаши Простому. - Корпишь над какой-то ерундой, которую всё равно никто не читает! Брал бы пример с нас: мы никогда не размениваемся на пустяки. Мы разрешаем пользоваться собой только тогда, когда надо подчеркнуть какую-нибудь особенно важную мысль. Простой Карандаш устало кивал в ответ, но, едва лишь наступала ночь, опять исчезал из стаканчика: нестись по ослепительному листу бумаги за всё время убегавшей принцессой. Такова уж была его судьба, да оно и понятно: простые сказки удобнее всего писать простым карандашом. Однажды ночью Ночник щёлкнул и перестал светить. — Хватит! - сказал он в сердцах. - Мне надоело. Я не хочу больше тратить на вас свет. Всё равно от Ваших сказок никакого проку. И простой Карандаш начал писать при свете Луны. Луне ведь света ни для кого не жалко. Тем более, что, освещая стол, Луна нет-нет да и бросала взгляд на сказки. А однажды призналась: — Ты хорошо пишешь. Я люблю твоих принцев и принцесс. Мне от них ещё грустнее на свете. До сих пор Простому Карандашу никогда не говорили ничего подобного. Ведь сказок его никто не знал: они лежали в столе, а стол был заперт на ключ! Простой Карандаш вздрогнул - и от растерянности даже упал на пол. Его пришлось затачивать - причём не один раз, а два, потому что он сломался и внутри тоже. Но мы-то с вами знаем: когда у нас что-то ломается внутри, наши сказки становятся ещё лучше. Так произошло и сейчас: новая сказка о Прекрасной Принцессе оказалась само совершенство - всё в ней было не так, как в жизни... А ведь для сказки это самое главное! ...И настал день, когда Простой Карандаш заточили в последний раз. Увы, теперь его хватило только на одну сказку - и то совсем коротенькую. И тогда Простой Карандаш написал Сказку о Вечной Жизни. А наутро его выбросили в мусорное ведро. Цветные родственники Простого Карандаша вспоминали о нём с нежностью, но без грусти. Они все ещё были молодыми и полными сил, потому что никогда не разменивались на пустяки и разрешали пользоваться собой только тогда, когда надо было подчеркнуть особенно важную мысль. А особенно важные мысли, как известно, приходят редко. На этом бы и закончилась наша простая история о Простом Карандаше, если бы однажды кто-то не забыл задвинуть ящик письменного стола. И тогда - через щёлочку - сказки Простого Карандаша, словно птицы, выпорхнули наружу и разлетелись по всему свету. Люди прочли их и полюбили. Простой Карандаш, правда, уже не узнал об этом. Но мы-то с вами знаем, что сказки всё равно не запереть на ключ! (с) Евгений Клюев

Самая маленькая из звезд - автор - Евгений Клюев

Этим летом с неба сыпались и сыпались звезды. Впервые Бельчонок увидел падающую звезду сквозь сон: он на минутку открыл глаза, когда в ветвях дальнего дерева мелькнул огонек. И всю ночь Бельчонку снились светлые сны. – Мама, – спросил он наутро, – что это светилось ночью? – Звёзды падали, мальчик, всю ночь падали звёзды… – А почему они падают? – Они созревают. Созревают, как те орешки, которые мы с тобой собираем каждый день. Орешки ведь созревают летом. Бельчонок задумался. – А они съедобные – эти звезды? – Нет, – засмеялась Мама, – они несъедобные. – Для чего же они тогда? – Для красоты! Для красоты… Между тем лето подходило к концу. И в самом конце лета вдруг куда-то исчезла Мама. Бельчонок искал её много дней, но Тетушка Белка сказала, что теперь он будет жить один, потому что его Маму унес ветер. Бельчонок заплакал: он знал, что ветер уносит навсегда… Всю ночь он смотрел на небо, а посередине ночи так глубоко вздохнул, что с неба сорвалась звезда и начала падать: наверное, эта звезда созрела. Бельчонок высунулся из дупла и следил за полетом звезды. Она летела долго и пропала где-то за деревьями. «Вот если бы одна звезда – пусть даже самая маленькая из звёзд! – когда созреет, упадет в наш лес! – подумал тогда Бельчонок. – я обязательно бы разыскал её и принес в дупло. И была бы в дупле Красота». Бельчонок внимательно осмотрел всё небо. И далеко-далеко в небе увидел он её, Самую-Маленькую-из-Звёзд. Она была нежна. – Пожалуйста, упадите в наш лес! – тихонько попросил Бельчонок, и ему показалось, что Самая-Маленькая-из-Звёзд улыбнулась, а значит, согласилась. Бельчонок до утра не спускал с неё глаз: он боялся, что Самая-Маленькая-из-Звёзд упадет незаметно – и он не успеет проследить, куда. А ведь найти такую крошку в таком огромном лесу – дело нешуточное! Настало утро, и звёзды погасли. Вместе со всеми погасла и Самая-Маленькая-из-Звёзд. – Ничего, – утешал себя Бельчонок. – Может быть, она упадет завтра. Наверное еще не созрела. Самая-Маленькая-из-Звёзд не упала ни на вторую, ни на третью ночь. Не упала она и на тридцатую ночь. А между тем в лес пришла Осень. К её приходу Бельчонок очень подрос, но никак не заметил этого: все подрастали вместе с ним – и для старых Белок он продолжал оставаться Бельчонком. Днями Бельчонок спал, а ночами караулил свою Самая-Маленькая-из-Звёзд, чтобы она, чего доброго, не созрела без него и не упала в лес незамеченной: как он тогда сможет найти её? Однажды в дупло к Бельчонку заглянула Тётушка Белка и, увидев, что он спит днём, страшно рассердилась. В самом деле: давно пора начинать сбор грибов и орехов, потому что зима обещает быть холодной! До сна ли тут? Но после ухода Тётушки Белки Бельчонок опять заснул: он берёг силы, чтобы по ночам сторожить Самая-Маленькая-из-Звёзд. Дни становились всё короче, потому белки носили и носили в дупла грибы и орехи. Только нашего Бельчонка не было среди них – и тогда все решили, что это самый ленивый и глупый Бельчонок на свете. – В том конце леса, – говорили они своим бельчатам, – живет один Бельчонок. Он целыми днями спит и совсем не готовится к зиме. Это самый ленивый и глупый Бельчонок на свете! Совсем поздней осенью к Бельчонку снова наведалась Тётушка Белка. На этот раз не одна. Вместе с нею пришли Взрослые Сыновья и Очень Взрослая Дочь Тётушки Белки. – Ты, я вижу, опять только что проснулся, – возмутилась Тётушка Белка. – А дело близится к вечеру. До первого снега осталось всего несколько дней. Ты ещё мог бы успеть сделать кое-какие запасы, чтобы продержаться зимой хотя бы впроголодь. – Зима будет морозной, – в один голос сказали Взрослые Сыновья Тётушки Белки. – А ты ведь не знаешь еще, что такое морозная зима, – продолжила сама Тётушка Белка, – это ужасно страшно. – Ужасно, ужасно страшно! – подхватила Очень Взрослая Дочь Тётушки Белки, а уж она-то знала всё! …вот и наступила зима. Сидеть в холодном дупле и стеречь Самая-Маленькая-из-Звёзд становилось всё труднее. В конце концов, истощились запасы орешков, сделанные еще Мамой Бельчонка. А когда случился Самый страшный Мороз, Бельчонка и вовсе оставили силы. – Ну, что ж, – подумал он тогда, разгрызая последний орешек. – Самая-Маленькая-из-Звёзд всё еще не созрела. Я скоро замерзну – и меня унесет ветер. Так я никогда и не узнаю, куда упала моя звезда… Подумав о Маме, которую унес ветер, он вздохнул так глубоко, что Самая-Маленькая-из-Звёзд качнулась далеко-далеко на небе и – полетела вниз. Она упала прямо в дупло к Бельчонку – там стало тепло, Бельчонок согрелся и уснул крепким сном. А когда проснулся, нашел рядом с собой всё ещё горячий кристаллик, горевший ярким светом. Бельчонок сразу узнал Самая-Маленькая-из-Звёзд. – Здравствуйте, – сказал он. – Наконец-то я дождался Вас! И, подняв над головой Самая-Маленькая-из-Звёзд, Бельчонок выпрыгнул из дупла… На земле начиналась весна. Растрёпанная Ворона подлетела к Бельчонку и, взглянув на его звезду, сказала: – Отдай её мне! Но Бельчонок только молча прижал Самая-Маленькая-из-Звёзд к груди и покачал головой. – Да для чего она тебе? – удивилась растрепанная Ворона. – Для красоты! – ответил Бельчонок.

Содержание сборника «Ужасно скрипучая дверь и другие люди» Е.Клюева:

Часы с музыкой Смешная Снежинка Оловянная Ложка, мечтавшая о Барселоне Сказки Простого Карандаша По Законам Живой Природы Ужасно Скрипучая Дверь Молчаливая Супница Шагом марш! Самая маленькая из звезд Желтый Воздушный Шарик Легкая кружевная салфетка Коробочка с красками Ружье и Сердце Тонкий Аромат Привет от Старых Штиблет Страшный сон Зеленая Стрекоза История с превращениями Кто такая тишина? Воспитание Веника Лопнувший мячик Белое Перышко Крохотный Чайник для Заварки

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.