Добавил:
Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Доработка по Биоэтике №1

.docx
Скачиваний:
11
Добавлен:
19.06.2017
Размер:
38.24 Кб
Скачать

Предмет биоэтики

Биоэтика представляет собой междисциплинарное знание, складывающееся на стыке медицины, ряда естественных и технических наук и этики. Обращение к биоэтике в рамках философского курса следует начать с раскрытия и прояснения сугубо философской, а именно, этической составляющей биоэтики.   Этика как наука о морали и нравственности. Слово «этика» по происхождению - греческое, оно означает буквально «нравоучения», «поучения о нравственности». Статус теоретической дисциплины этике придал Аристотель. В самом общем смысле слова этика - это философская дисциплина, изучающая явления морали и нравственности. Для этики характерно оценочное отношение к действительности; с тех или иных позиций она сопоставляет в человеческих поступках то, что есть с тем, что должно быть. Основные этические категории - это категории «добра» («блага») и «зла».   Следует отметить, что исторически характер и направленность усилий этики существенно изменялись. Изначально этика сформировалась как разновидность практической философии, содержащей поучения о надлежащем поведении человека, о его праведной жизни. К ХХ веку в силу многих причин этика утратила статус «поучающей» дисциплины, окончательно отказавшись от намерения обязывать людей, как им надлежит поступать. Современная этика представляет собой не практическую, а преимущественно теоретическую дисциплину, исследующую различные этические теории (о некоторых из них пойдет речь ниже). Таким образом, как и вся современная философия, этика принципиально плюралистична. В своих практических приложениях (в том числе и в сфере биоэтики) она, как правило, предлагает целый набор возможных решений - на основе различных этических концепций.   Мораль, нравственность и право. В рамках этического знания понятия «мораль» и «нравственность» разграничиваются, хотя в обыденном языке они нередко используются как синонимичные. В соответствии с определенной традицией под моралью понимается система норм - запретов, идеалов, требований, предписаний, - принятая и разделяемая в данном обществе. Нравственность же выступает как реальное поведение людей с точки зрения его соответствия этим нормам. Следует подчеркнуть, что естественной средой возникновения и функционирования морали и нравственности являются отношения между людьми.Мораль не является единственным способом регуляции межчеловече- ских отношений. К числу таких способов относятся также обычай, религиозные нормы, право. В современном обществе ведущую регулятивную роль играют мораль и право, они преимущественно и представляют собой сегодня ту среду, в которой происходит общение и взаимодействие между людьми. При всей сложности вопроса о соотношении морали и права, можно разграничить их в частности, по тому критерию, что нормы права, в отличие от норм морали, устанавливаются внешним авторитетом и реализуются на основе внешнего принуждения (со стороны государства). Невыполнение норм права карается различными юридическими санкциями - уголовными, административными и т.п. В качестве же моральных санкций выступают совесть человека и мнение окружающих его людей.  Сложность и неоднозначность проблем, встающих перед современной биоэтикой, определяет тот факт, что в попытках их разрешения она склонна учитывать весь спектр социальных регулятивов - не только мораль, но и право, обычай, и религиозные нормы. Необходимо отметить, что роль религиозных норм сегодня, особенно в России, существенно возрастает. Этому благоприятствует, среди прочего и то, что религиозные нормы во многих случаях уже содержат решения или, по меньшей мере, развернутые предпосылки для решения проблем современной биоэтики. Особое значение при этом приобретают нормы религиозной морали (они существуют наряду с нормами религиозного права, культовыми предписаниями и т.п.), особенно в такой сфере медицины, как паллиативная помощь безнадежным больным, организация хосписов.   Основные этические концепции. Как уже отмечалось, этика не имеет единой универсальной теории, или руководства к тому, чтобы действия человека и его жизнь в целом осуществлялись как заведомо правильные (праведные). Здесь мы коснемся нескольких типов этических теорий, которые могут быть классифицированы по двум основаниям:   а) отношение к вопросу об источнике морали;   б) отношение к поступку, а точнее, к той его стороне, которая для морального выбора признается в качестве решающей.   Вопрос об источнике морали в этике представляет большую важность потому, что в существенной зависимости от ответа на него находится характер самих моральных предписаний. Некоторые этические теории говорят о религиозном происхождении морали, основные нормы которой были даны человеку в божественном Откровении. Другую большую группу составляют натуралистические теории, усматривающие источник морали в естественном законе. Этими теориями моральным признается то, что находится в согласии с природой. В конце ХХ века в их число вошли теории, в основе которых лежит экологический императив. Еще один класс теорий обосновывает не надчеловеческую, а человеческую природу и источник морали. Человек же устанавливает моральные нормы на основе либо «моральной интуиции», либо обыденного здравого смысла, либо на основе подразумеваемого социального контракта (договора), лежащего в основе общественной жизни и определяющего сферу прав и свобод отдельного человека среди других людей, либо на основе рациональных и формально-логических рассуждений и доводов.   Принципиально важным является и второй принцип классификации моральных теорий - по отношению к отдельным граням поступка, - так как в нем речь идет об основных мотивах человеческих действий и поступков, претендующих на то, чтобы быть расцененными как праведные. По этому признаку моральные теории делятся на утилитаристские и деонтологические. Утилитаристские (utilitas (лат.) - польза, выгода) теории (И. Бентам, Дж.С. Милль) в моральной оценке действия исходят из его результата, пользы (или вреда), то есть последствий, к которым оно привело. Принцип утилитаризма состоит в том, что действие правильно в той мере, в которой оно стремится дать наибольшее счастье наибольшему числу людей. Деонтологические (deon (др. греч.) - долг) теории в оценке действия исходят не только из последствий действии, но и из тех побуждений, в силу которых они совершаются. Примером последовательно деонтологической теории является этика И.Канта. Согласно ей, мы бываем, обязаны поступать тем или иным образом не потому, что это принесет пользу нам или кому-то другом, а потому, что мы выполняем свой долг. «Содержательная сторона» этого долга сформулирована Кантом в категорическом императиве: «Поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом».   В деятельности медика нередко возникают этические коллизии на основе расхождения морально должного в его возможных действиях и утилитарно полезного, в которых необходим личный ответственный выбор. Подобные ситуации в их типически-обобщенном виде, а также факторы их возникновения и рассматривает биоэтика.   Предмет биоэтики. Итак, основное предметное поле биоэтики составляют моральные стороны взаимодействия между врачом и пациентом. Термин «биоэтика» был введен в 1969 году В.Р. Поттером, который в «Энциклопедии биоэтики» так раскрывал его значение: «систематические исследования поведения человека в области наук о жизни и здравоохранении в той мере, в какой это поведение рассматривается в свете моральных ценностей и принципов». В целом же, биоэтика сегодня занимается исследованием широкого круга морально-правовых механизмов, прямо или косвенно примыкающих к врачебной деятельности, среди которых: социальные проблемы зраво- охранения, научные исследования в биомедицине, молекулярной биологии, экологии, эксперименты с живым материалом и т.д.   Отметим, что наряду с понятием «биоэтика» нередко используется понятие «медицинская деонтология». Термин «деонтология» (греч. deon - долг, logos - учение) ввел в обращение И. Бентам (1834). Понятие «медицинская деонтология» по своему значению более узкое, чем понятие «биоэтика», и включает в себя совокупность моральных норм профессионального поведения медицинских работников, связанных с вопросами соблюдения врачебной тайны, меры ответственности медицинского персонала за жизнь и здоровье больных, взаимоотношений врачей между собой, с больными и их близкими и т. п.   Причины и предпосылки развития биоэтики сегодня. Естественной предшественницей биоэтики является традиционная медицинская этика, имеющая многовековую историю. Однако современная ситуация характеризуется возникновением значительного количества этических проблем в сфере медицины, не имевших прецедента в прошлом. Осознание этих проблем, а также осознание безусловной необходимости их решения служат весомыми стимулами к развитию биоэтики. Раскрывая далее причины растущей значимости биоэтики, следует указать, прежде всего, на два обстоятельства   Первое - активное и массированное внедрение в повседневную практику новых медицинских технологий. Множество сложных вопросов морального и правового порядка возникает, например, в сфере развития методов искусственного оплодотворения, суррогатного материнства, пренатальной диагностики. Не менее острые проблемы встают в связи прогрессом в области трансплантологии: определение момента смерти возможного донора, выбор реципиента из числа нуждающихся, коммерческое использование органов и тканей. С развитием современных средств интенсивной терапии и жизнеподдерживающего лечения возникают вопросы о том, каковы необходимые пределы искусственного поддержания жизни.   Второе обстоятельство определяется общим изменением характера взаимоотношений между медиком и пациентом, в основе которого лежит глобальное движение к утверждению этики прав человека. В данном случае, речь идет о несравнимо более широкой, чем когда бы то ни было ранее, и во многом принципиально новой трактовке прав пациента - таких как право на уважение автономии человеческой личности, право на получение информации о диагнозе и прогнозе собственного состояния, право участвовать в принятии решений о выборе методов лечения вплоть до отказа от лечения вообще и т.п. Многие из этих прав предполагают и в то же время делают необходимым личный выбор и ответственное решение в ситуациях, когда речь идет о защите таких ценностей, как сохранение телесной и психической целостности и даже самой жизни человека. Для традиционной этики большинства подобных вопросов не существовало, поэтому, как и в указанном выше обстоятельстве их характеризует принципиальная новизна и неосвоенность.   Биоэтика формируется сегодня не просто как сфера знания, но и как определенный социальный институт, регулирующих особую область отношений между людьми.

Медицинская этика и деонтология - от Гиппократа до наших дней

Учитывая, что широкий круг проблем биоэтики отличается существенной новизной, а в некоторых отношениях носят беспрецедентный характер, все же нельзя не уделять внимания историческим корням и предпосылкам биоэтики. В сфере морали сохранение традиций, преемственность взглядов имеют основополагающее значение. Медицинская этика изначально складывалась как комплекс корпоративных норм, действовавших в относительно обособленной социальной группе - людей, занимающихся врачеванием. В силу этого ей присуща известная цельность и полнота, а также большой потенциал в разрешении все новых, постоянно возникающих моральных коллизий в медицинской сфере. Не случайно многие из выработанных уже в Античности принципов медицинской этики до наших дней сохраняют свою значимость и действенность (наиболее яркий пример тому - основоположения медицинской этики Гиппократа).   Медицинская этика в Античную эпоху. Гиппократ. С небольшими оговорками начало европейской традиции медицинской этики следует связывать с жизнью и деятельностью Гиппократа. Особую роль в истории сыграла его «Клятва». Созданная примерно в III в. до н.э., она пережила второе рождение в XVI в. после выхода в свет первых печатных изданий трудов Гиппократа (хотя в христианизированном и исламизированном виде она нередко использовалась для посвящения во врачи на протяжении всей Средневековой эпохи). «Клятва Гиппократа» нередко использовалась в качестве основы для создания врачебных присяг и официальных документов, включая и большой ряд деклараций Всемирной медицинской ассоциации, выдвинутых на протяжении ХХ века. «Клятва» Гиппократа охватывает широкий круг проблем медицинской этики: взаимоотношения внутри медицинской профессии, взаимоотношений врача и пациента, где на передний план выступают мотивы гуманности, человеколюбия, милосердия, уважения человеческого достоинства, и человеческой жизни, а также проблемы, связанные с врачебной тайной, вознаграждением за труд врача.   Помимо Гиппократа вопросы медицинской этики затрагивали в своих трудах такие античные ученые и медики, как Асклепиад, Гален, Цельс.   Врачебная этика Древнего и Средневекового Востока. Этические проблемы врачебной деятельности анализировались не только медиками древних европейских цивилизаций. Свод медицинских знаний «Аюрведа», который складывался в Индии на протяжении IX-III вв. до н.э., включает в себя среди прочего и вопросы биоэтики. Этические нормы «Аюр-веды» имеют много общего с греческими образцами, хотя и имеют определенные особенности, обусловленные социокультурными факторами: индийскому врачу запрещалось лечить врагов своего правителя, злодеев, а также женщин, с которыми нет сопровождающих лиц. Осуждалось вмешательство врача в процесс умирания. Вопросы биоэтики затрагивались также в таком важном документе древнеиндийской культуры, как Законы Ману (II-I вв. до н.э.).   Особое звено в истории медицинской этики составляет наследие средневековых арабских ученых-медиков и философов. Среди них прежде всего должен быть назван Абу али Ибн-Сина (Авиценна) (X-XI вв). В своем знаменитом «Каноне врачебной науки» он представляет врачебное искусство как интегральное теоретико-практическое знание, ориентирующееся на цельное видение человека как духовно-телесного существа. Для трактата Ибн-Сины характерно акцентированное внимание к гуманитарно-психологическим и моральным аспектам врачевания. Заслуживают упоминания здесь также «Молитва врача» Моисея Маймонида (XII-XIII вв.), медицинские трактаты Абу аль Фараджа (XIII в.).   Медицинская этика европейского Возрождения и Нового времени. Эпоха Возрождения, характеризовавшаяся коренными переменами в мировоззрении европейцев в целом, внесла свои особенности и в сферу медицинской этики. В центре внимания оказался вопрос о том, какими моральными качествами должен обладать врач и каковы пути обретения этих качеств: даются ли они избранным в виде Божественного дара и могут быть развиты на основе непосредственной врачебной практики или приобретаются в процессе академического обучения. Первую точку зрения активно отстаивал Парацельс, смелый экспериментатор, боровшийся против медицинской схоластики, устоявшихся врачебных догм и реформировавший господствующие подходы к лечению.   В истории биоэтики Нового времени заметную роль сыграли идеи Ф. Бэкона, во многом предугадавшего и предопределившего пути развития европейской науки и техники в целом. Рассматривая цели медицины как науки, Бэкон затрагивает, в частности, тему экспериментальной биологии и медицины и возникающие в ее рамках этические проблемы.   В эпоху Просвещения вопросы врачебной этики стали предметом достаточно широкого обсуждения - на волне интенсивного развития и одновременно популяризации науки. Среди наиболее заметных плодов этой деятельности - трактат Т. Персиваля (1740-1804) «Медицинская этика» в котором выдвигаются моральные принципы взаимоотношений между врачами, врачом и пациентом. Подобно многим программным документам этой эпохи, выдвигавшимся в сфере науки, а также политики и права (например, «Декларация прав человека и гражданина») «Медицинская этика» Персиваля явно контрастировала с действительностью и не могла обрести непосредственное воплощение. Тем не менее (аналогично тому, как это случилось с другими декларациями и кодексами), высказанные в ней идеи получили дальнейшее развитие - в частности, в «Этическом кодексе врача», принятом Американской медицинской ассоциацией в 1847 г. - и со временем были приняты в качестве нормы.   Медицинская этика в России. Вопросы медицинской этики в России стали активно рассматриваться и обсуждаться лишь в начале XIX в. Однако моральные и правовые моменты врачебной деятельности затрагивались и значительно раньше, преимущественно в сводах юридических установлений (например, в «Изборнике Святослава» XI в.).   Многие принципиально важные моменты медицинской этики получили освещение в трудах М.Я. Мудрова (1776-1831), во многом опиравшегося на наследие Гиппократа. Гиппократовский этический канон для М.Я. Мудрова был не только теоретическим источником, но и практическим руководством: Мудров оставил о себе славу воплощенного идеала профессиональной морали медика. Достаточно отметить, что умер он от холеры после многомесячной работы в разных городах России по организации борьбы с эпидемией.   Характерно, что и в дальнейшем отечественная традиция биоэтики подпитывалась преимущественно не учеными трактатами, а живыми образцами профессиональной этики, выдающимися поступками, получавшими широкий резонанс в обществе. В этой связи следует назвать имена таких русских медиков, как Ф.П. Гааз, Н.И. Пирогов, С.П. Боткин, В. А. Манассеин.   Еще одна важная особенность состоит в том, что этические проблемы в целом в российской традиции ставились в литературе, пожалуй, чаще и острее, чем в сфере собственно философии. Это справедливо и для медицинской этики: ее проблемы нашли глубокое отражение в произведениях А.П. Чехова и особенно В.В. Вересаева.   В годы советской власти ситуация с медицинской этикой претерпела существенные изменения. Врачебная этика, сформировавшая до революции, рассматривалась идеологами советского режима как корпоративная этика, а значит, несущая в себе черты классового сознания, причем враждебного новой власти. Такой взгляд имел определенные объективные основания, так как по своему социальному статусу врач в дореволюционной России всегда находился за пределами «низшего сословия». В связи с этим были предприняты энергичные меры к радикальному изменению ситуации. Они предполагали, во-первых, идеологическую «нейтрализацию» врачей старой формации, вплоть до прямых репрессивных мер, а во-вторых, подготовку и воспитание врачей новой - социалистической - формации, одна из черт которой состояла в полной идентификации врача с трудящимися, представителями всех иных профессий. При этом медицинская этика как особая отрасль этики теряла под собой всякую почву: профессиональная деятельность врачей подводилась под сферу действия единых, общих для всех норм коммунистической морали. В итоге вся сфера медико-этической рефлексии на некоторое время отодвинулась в тень. К концу 60-х годов на фоне процессов демократизации политического режима в СССР ситуация несколько изменилась. В 1969 году в Москве прошла Всесоюзная конференция по проблемам медицинской деонтологии, в дальнейшем появились и многочисленные публикации в этой области. Однако «пределы роста» здесь были весьма ограничены: пересмотр взглядов на социальный статус врача, социальную роль медицины, а также собственно статус человека как объекта медицины в рамках господствующей идеологии оставался практически неосуществимым.   Отметим, что административно-командный тип организации медицинского обслуживания и здравоохранения, тем не менее, показал свою общую эффективность: по соответствующим статистическим показателям СССР находился в целом на уровне развитых стран.

Медицинский этикет

Существуют ли общие принципы, которые послужили бы ориентирами в решении проблем медицинской этики? Они, безусловно, есть, и за ними стоит как уходящая в глубь веков традиция медицинской этики, выработанные в истории этические стратегии профессиональной деятельности врача, так и тот всеобъемлющий контекст осмысления и разрешения этических проблем, который складывается к настоящему времени.   Типы взаимоотношений врача и пациента. Существует несколько подходов к описанию различных типов взаимоотношений между медицинскими работниками и пациентами. Мы рассмотрим концепцию авторитетного американского специалиста по биоэтике Р. Витча, который выделил четыре базовые модели взаимоотношений: инженерную, патерналистскую, коллегиальную и контрактную (договорную). С точки зрения Витча, в том порядке, в котором эти модели названы, они составляют иерархический ряд: от наименее морально обоснованной инженерной модели, к наиболее обоснованной - контрактной.   В рамках так называемой «инженерной модели» врач относится к пациенту как к «безличностному механизму». Задача врачевания при этом интерпретируется как исправление «поломки» механизма. Распространение такой модели стимулируется развитием технического аспекта медицины, усиливающейся специализацией медицинского обслуживания. В какой-то мере ее существование становится сегодня неизбежным, так как во многих случаях пациент имеет дело не с одним лишь лечащим врачом, но с целым коллективом медицинских работников, большинство которых выполняют достаточно узкие технические функции. В тех же случаях, когда деперсонализация, обезличивание пациента не является неизбежным, подобная модель, очевидно, является морально ущербной.   «Патерналистская модель» характеризуется тем, что здесь отношения между врачом и пациентом напоминают отеческое отношение родителя к ребенку или священника к прихожанину. Патерналистская модель в моральном плане намного более совершенна, чем рассмотренная выше. Здесь мотивами действий врача выступают, среди прочего, стремление помочь страдающему человеку и избежать нанесения ему вреда. При этом предполагается наличие таких качеств личности врача, как любовь к ближнему, благотворительность, милосердие, справедливость. Патерналистская модель - наиболее древняя и традиционная. Во многих случаях она остается и наиболее уместной и ожидаемой со стороны пациента. В то же время, патерналистская модель ущемляет права пациента как автономной личности, самостоятельно и свободно принимающей жизненно важные решения, контролирующей свое состояние. В ситуации, когда эти права необходимо должны быть соблюдены, целесообразны разумные отступления от патерналистских принципов.   «Коллегиальная модель» отношений между работником и пациентом предоставляет большие возможности для реализации ценностей автономной личности. Больной в рамках этой модели предстает как равноправный в своем взаимодействии с врачом. Для того чтобы играть свою роль, пациент должен получить от врача достаточное количество правдивой информации о своем состоянии здоровья, вариантах лечения, прогнозе развития заболевания. Несмотря на все достоинства этой модели, реализация ее на практике связана со многими трудностями. В то же время, существует сфера, где воплощение этой модели вполне возможно. Речь идет о случаях длительно текущих хронических заболеваний, когда «компетентность» пациента в соответствующей сфере медицинских знаний вполне может превысить объем профессиональных знаний врача.   «Контрактная модель» взаимоотношений между врачом и пациентом, считает Р. Витч, наиболее совершенна в плане защиты моральных ценностей автономной личности. В рамках контрактной модели «... индивидуумы и группы взаимодействуют между собой таким образом, что каждая из сторон несет определенные обязательства и каждая достигает некоторых выгод. Основные моральные принципы свободы, сохранения достоинства, правдивости, верности принятым обязательствам и справедливости существенно важны для реализации контрактных отношений». На наш взгляд, контрактная модель, безусловно, наиболее предпочтительная в контексте западного миро- отношения, во многом переводит моральные отношения в сферу формальноюридических установок. По этой причине в современной российской ситуацией (традиции, моральная и правовая культура и другие факторы), она может найти лишь достаточно ограниченное применение.   Заметим, что Р. Витч указывает лишь идеальные типы взаимоотношений врача и пациента, тогда как в действительности черты этих типов могут различным образом комбинироваться. Здесь же необходимо подчеркнуть, что характер взаимоотношений медицинского работника и пациента определяется не только общими социально-психологическими установками, политикоправовым и идеологическим контекстом, но и таким самостоятельным и крайне существенным фактором, как духовная культура врача, о чем речь пойдет ниже.   Этические принципы(основания) во взаимоотношениях медицинского работника и пациента. К настоящему времени выработано достаточно большое количество систем принципов биоэтики, но не одна из них не получила общего признания. Здесь мы воспользуемся концепцией американских специалистов по биоэтике Т. Бичампа и Дж. Чилдерса, - эта концепция, включающая в себя четыре базовых постулата медицинской этики, относится сегодня к числу наиболее влиятельных.(Этические основания)   1. Принцип «не навреди». Он является старейшим в медицинской этике и широко известен в своей латинской формулировке: primum non nocere. Понятие вреда в медицинской практике неоднозначно. В некоторых случаях нанесение вреда, например причинение боли, является неизбежным для достижения цели лечения. Обозначенный принцип требует, чтобы этот вред всеми возможными средствами был сведен к минимуму. При этом полностью должны быть исключены такие формы вреда, как:   - вред, вызванный бездействием, неоказанием помощи тому, кто в ней нуждается;   - вред, вызванный небрежностью, либо злым умыслом;   - вред, вызванный неверными, необдуманными или неквалифицированными действиями.   2. Принцип «делай благо». В отличие от вышеуказанного требования, которое носит достаточно категорический характер и во многих случаях приобретает силу юридического установления, принцип «делай благо» носит преимущественно моральный характер. Он акцентирует необходимость не только избегания вреда, но и активных действий по его предотвращению или исправлению. Этим принципом отношению врача к пациенту сообщаются как должные такие черты как сострадание, жалость, милосердие.   3. Принцип уважения автономии пациента. Этот принцип входит в число основополагающих элементов биоэтики лишь в последние десятилетия, когда ставится под сомнение безусловная и исключительная компетентность врача в определении блага пациента. За ним стоит процесс Уважение автономии пациента предполагает, в частности, что выбор, делаемый пациентом, как бы он ни расходился с позицией врача, должен определять действия последнего. Одним из источников этого принципа является категорический императив Канта, согласно которому человек всегда должен рассматриваться как цель, но никогда не как средство. Особое значение указанный принцип приобретает, в частности, в ситуации, когда речь идет о тяжелом, и особенно неизлечимом заболевании. Важно также заметить, что принцип не- нарушения автономии личности как в рамках биоэтики, так и далеко за ее пределами, не представляет собой абсолютного требования: окружающие во многих случаях вправе ограничивать автономные действия. Должны, однако, иметься основания для подобного рода ограничений, оно также должно опираться на некие моральные принципы. В биоэтике, например, автономия личности пациента может нарушаться на основании принципа «не навреди».   4. Принцип справедливости. Понятие справедливости относится к числу наиболее неоднозначно трактуемых этической мыслью. Основанием справедливости нередко выступает требование равенства. В медицинской сфере может идти речь о равенстве распределения таких ресурсов, как дефицитные лекарственные средства, органы для пересадки, места в специализированных больницах и т.п. Однако и собственно требование равенства во многих случаях испытывает на себе воздействие различных «привходящих» факторов: социальный статуса пациента, его персональной значимости, а также такой фактор, как механизмы рыночного распределения и обмена.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете Биоэтика