Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Etika_likhacheva_i_sakharova.docx
Скачиваний:
26
Добавлен:
01.03.2016
Размер:
53.59 Кб
Скачать

АВТОНОМНАЯ НЕКОМЕРЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ЦЕНТРОСОЮЗА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

«РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ КООПЕРАЦИИ»

ЧЕБОКСАРСКИЙ КООПЕРАТИВНЫЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ)

Кафедра философии, истории и педагогики

Реферат

по дисциплине «Профессиональная этика»

«Этические учения Лихачева д.С. И Сахарова а.Д.»

Выполнили студенты

юридического факультета

гр. ЮРб-33Д

Толмасов Федо Николаевич

Ершов Станислав Николаевич

Кудряшов Максим Андрианович

Научный руководитель:

кандидат филол. наук, доцент

Корсакова Л.Е

Чебоксары

2014 Содержание

Введение…………………………………………………………………………..3

1.Этические учения Дмитрия Сергеевича Лихачева 4

1.1Экология культуры 4

1.2Памятник литературы 11

2.Вклад в науку Андрея Дмитриевича Сахарова 13

2.1 А. Д. Сахаров – создатель водородной бомбы 13

2.2 Общий вклад в науку 16

Заключение 18

Список использованной литературы 19

Введение

Тема «Этические учения Д. С. Лихачева и А. Д. Сахарова» актуальна и может представлять интерес как для широкого круга общественности, так и для специалистов в области юриспруденции. Мораль - это метод регуляции взаимоотношений людей в форме традиций, обычаев и ритуалов, а также система общественных  ценностей и идеалов. Понятие мораль соответствует в этом смысле термину нравственность. Этика   наука о морали и нравственности, изучающая эти ценности, ритуалы с позиции их содержания, сущности, специфики и функции. При этом она изучает названные проблемы как в теоретическом аспекте, так и в эмпирическом, что и отражает конкретную сторону морали. Эволюция и становление этики происходит под влиянием не только склада национальных ценностей, психологического комплекса, но и общественного разделения труда. Актуальность темы «История этических учений» в том, что для развития изучения современной этики важное значение имеет рассмотреть историю ее развития и исторические взгляды историков и философов.

Цель - изучить этические учения Д. С. Лихачева и роль в науке А. Д. Сахарова

Задачи:

рассмотреть основные учения ученых.

изучить какую роль философы сыграли в развитие науки и этики;

пробудить интерес к личностям;

  1. Этические учения Дмитрия Сергеевича Лихачева

    1. Экология культуры

Д. С. Лихачев — один из великих людей ХХ века, отдавший всю жизнь изучению русской литературы, автор во всем мире известных научных трудов, популярных очерков, других воспоминаний. И все, что было написано и высказано Д. С. Лихачевым, глубоко и органично связано с нравственными проблемами. Какого бы вопроса ни касался, он всегда обращал внимание на нравственную основу или нравственную сторону. Д. С. Лихачев был этиком в прямом смысле этого слова, ибо самой глубокой основой его взглядов был подлинный патриотизм, в отличие от тех, кто «патриот на кончике языка», для кого не мораль, а морализаторство, начетничество заменяет мысли.

Доброта и скромность едва ли не самые глубокие основы характера Д. С. Лихачева, далеко не случайно свою книгу «Раздумья о России» он начал словами: «То, что я скажу на страницах это книги, — это мое сугубо личное мнение, я его никому не навязываю». Но тотчас вслед за этим: «Но право рассказать о своих общих, пусть и субъективных впечатлениях дает мне то, что я занимаюсь Русью всю жизнь, и нет для меня ничего дороже, чем Россия». И поэтому сама доброта его глубоко патриотична, и, подобно А. С. Пушкину.

Д. С. Лихачев всегда был убежден в том, что «добро... во много раз ценнее и весомее зла. И культура строится на добре, а не на зле, выражает доброе начало в народе». Отсюда и неразрывная связь литературы и нравственности: «Литература, — подчеркивал Д. С. Лихачев, — не только богатство, но и нравственная сила народа». И еще более категорично: «Русская литература — совесть русского народа».

А совесть есть высший нравственный критерий, что Д. С. Лихачев постоянно подчеркивал: «Совесть не только ангел-хранитель человеческой чести — это рулевой его свободы, она заботится о том, чтобы свобода не превращалась в произвол, но указывала человеку его настоящую дорогу в запутанных обстоятельствах жизни, особенно современной».

Именно нравственные качества человека определяют суть интеллигентности человека, а не образованность — каковая может быть лишь «образованщиной». Обязанностью, долгом интеллигенции «всегда было и остается: знать, понимать, сопротивляться, сохранять свою духовную самостоятельность, и не участвовать во лжи», именно поэтому, утверждает Д. С. Лихачев, «интеллигенция все это время (имея в виду советское время) была независима» — поэтому не кто иной, а именно Андрей Сахаров «спас честь интеллигенции», а не те весьма образованные приспособленцы, коих было более, чем достаточно и которым — вот пример принципиальности Д. С. Лихачева! — он отказывает в праве называться интеллигентами.

Д. С. Лихачев подчеркивает, что «когда в официальном языке исчезли понятия чести, совести, человеческого достоинства, верности своим принципам, правдивости, беспристрастности, порядочности и благородства», их хранителями оставались те, кто были интеллигентами.

Даниил Александрович Гранин вспоминает, что однажды попросили Дмитрия Сергеевича Лихачева назвать «главный итог» его многолетней деятельности, а в ответ услышал: «возрождение интереса к семи векам древнерусской литературы». Действительно, подобно Карамзину, открывшему для своих современников мир отечественной истории, Лихачев был, в известном смысле, Колумбом — открывателем средневековой русской литературы, он сделал культуру Древней Руси достоянием не только научного, но и общественного сознания.

Но замечательный исследователь древнерусской культуры никогда не замыкался в рамках своей научной темы, не ограничивался лишь академической деятельностью. Большое место в жизни и судьбе Лихачева занимало участие в сохранении культурного и природного наследия. Его взгляды на проблему защиты наследия изложены во множестве самых разнообразных текстов — от сугубо научных статей до публицистических выступлений на радио и телевидении в жанре интервью и открытых писем. Сам он высказался об этом так: «Очень часто то, что я пишу, скорее, письмо, а не научная статья. Письмо, в котором автор говорит пусть и без строгого порядка, но так, как он представляет себе дело сегодня, как обязывает говорить его собственный житейский опыт».

Трудно определить общее количество работ Д.С. Лихачева, которые содержат суждения о культурном и природном наследии, — их многие десятки. Считается, что его первое выступление в защиту наследия было опубликовано в начале 1955 года, то есть более полувека назад.* Главное сочинение на эту тему — статья «Экология культуры» впервые напечатана в 1979 году в журнале «Москва». В дальнейшем эта работа неоднократно переиздавалась и у нас, и за рубежом, постепенно приобрела всемирную известность. В конце жизни ее автор вспоминал: «Я в свое время предложил осторожный термин для защиты человеческой культуры — экология культуры, встретивший первоначально некоторые возражения, но впоследствии принятый и распространившийся широко в мировой научной литературе и публицистической прессе».

В чем же заключается суть учения об экологии культуры? Лихачев полагал, что экологию, которая изучает мир как целое, нельзя ограничивать проблемами природной биологической среды. Сохранение культурной среды — задача не менее существенная, чем сохранение окружающей природы. Неоднократно и очень настойчиво Дмитрий Сергеевич утверждал, что и отношение к природе, и отношение к культуре требует общих правил нравственности, осознания человеком себя как неотъемлемой части природы и части культуры: «экология — проблема нравственная».

Мысль о том, что необходимо брать под охрану не только архитектурные памятники, но и целые пейзажи, в наши дни выглядит тривиальной. Однако следует помнить, что к осознанию необходимости комплексной защиты наследия человечество пришло очень поздно — только во второй половине XX века, после разрушительных мировых войн и катастрофического ухудшения природной среды в процессе форсированного индустриального развития. В статье «О природе для нас, и о нас для природы» Лихачев обратил внимание на опыт Шотландии, где под охрану взяты не только памятники архитектуры, но и целые пейзажи. Он писал, что пейзажи России должны быть учтены (каталогизированы) и тщательно оберегаемы, в том числе: плес на Волге, берега Волхова у Новгорода Великого, заливные луга по Десне у Новгород-Северского, Куликово поле, Бородинское поле и т.д. Дмитрий Сергеевич одним из первых обратил внимание на то, что есть угрозы, в равной степени опасные и для памятников природы, и для памятников культуры. Например, в Летнем саду в Петербурге кислотные дожди оказались губительны и для вековых деревьев, и для мраморных статуй.

Основные идеи «Экологии культуры» восходят к одной из важнейших философских работ Серебряного века — «Мир как органическое целое»

Само понятие «культурное наследие» было для Лихачева емким и многозначным. Развернутое подтверждение этому находим в его проекте «Декларации прав культуры», который был впервые обнародован в 1995 году.

На первое место он уверенно ставил язык: «Язык является главной культурной ценностью народа». Наряду с языком культурное наследие по Лихачеву включает традиции, обычаи, обряды, фольклор, народные промыслы и ремесла, архивные, музейные и библиотечные фонды, а также памятники археологии, архитектуры, памятные исторические места, уникальные ландшафтные зоны. Он предостерегал от свойственного нашему времени суженного представления о наследии, которое проявилось, в частности, в «Петербургской стратегии сохранения наследия». В этом программном документе, принятом городским правительством в 2005 году, речь идет лишь о памятниках архитектуры и градостроительства, а остальные составляющие наследия даже не упоминаются, с чем вряд ли согласился бы автор «Экологии культуры». Характерно, что к «экологическим бедствиям» XX столетия Лихачев относил и разрушение храмов, и обеднение лексики русского языка. Он писал, что «уменьшение общей стыдливости и снижение интереса к личной репутации в человеческом обществе, в результате чего исчезает чувство чести, — экологическое бедствие», что зоной «экологического бедствия» может оказаться кино, театр, музыка и т.д.

«Экология культуры» Лихачева получила широкий отклик и всколыхнула общественное культурно-экологическое движение. Один из активистов Совета по экологии культуры, возникшего в Ленинграде во второй половине 80-х годов, Михаил Талалай вспоминает, что он и его товарищи воспринимали Лихачева как апостола и опирались на его авторитет в своей деятельности. Напомним, что молодежные группы «Спасение памятников», «Экология рядовой архитектуры» («ЭРА»), «Мир», занимались защитой приговоренных к сносу петербургских домов, сохранением гибнущих в результате комплексного капремонта интерьеров, восстановлением исторических названий улиц и площадей, благоустройством кладбищ и заброшенных храмов. Наиболее яркими акциями, связанными с этим ленинградским движением эпохи перестройки, являются «битвы» за дом Дельвига (1986) и гостиницу «Англетер» (1987). Во всех подобных случаях маститый ученый без колебаний становился на сторону услышавшей его призыв молодежи.

Оценивая роль и место культурного наследия в жизни современного общества, Лихачев был зачастую аксиоматичен и формулировал свою позицию как символ веры — без доказательств (так и названа одна из последних его книг — «Без доказательств»).

Вот некоторые безусловные для него истины: «культура представляет главный смысл и главную ценность, как отдельных народов, так и государств»; «сохранение и развитие культуры каждого народа должно стать делом всего мирового сообщества»; «культура любого народа одновременно является достоянием всего человечества»; «если человек равнодушен к памятникам истории своей страны — он, как правило, равнодушен и к свой культуре.

В проекте «Декларации прав культуры», своеобразном завещании Лихачева, он утверждал: «Утрата любого элемента Культурного Наследия является невосполнимой потерей и ведет к духовному обеднению всей человеческой цивилизации». А между тем «запас памятников культуры, запас культурной среды крайне ограничен в мире, и он истощается со все прогрессирующей скоростью». Лихачев обращает внимание на то, что памятники культуры более уязвимы, по сравнению с природой: «Природа обладает способностью к самоочищению и восстановлению нарушенного человеком равновесия. Она залечивает раны. Можно очистить загрязненные реки и моря; можно восстановить леса, поголовье животных, конечно, если не перейдена известная грань. Совсем иначе с памятниками культуры. Их утраты невосстановимы, ибо памятники культуры всегда индивидуальны, всегда связаны с определенной эпохой, с определенными мастерами. Каждый памятник разрушается навечно, искажается навечно, ранится навечно».

Для него было очевидно нравственное значение культурной среды, ее влияние, воздействие на человека: «Памятники старины воспитывают, как ухоженные леса воспитывают заботливое отношение к окружающей природе». Это тесным образом связано с его убеждением в том, что «без памяти нет совести».

Забвение, отказ от памяти о том, что было с тобой, со страной, с человечеством, — вот что приводит к утрате совести и более всего разрушает человека. Укорененность человека в истории, в культурной среде Дмитрий Сергеевич называл «нравственной оседлостью», без которой, как он считал, люди не могут оставаться людьми.

Выбор жизненного пути Лихачева был связан именно с этим. Он рассказывал, что в 1923 году (17 лет от роду) начал заниматься древнерусской литературой потому, что «хотел удержать в памяти Россию, как хотят удержать в памяти образ умирающей матери, сидящие у ее постели дети». В другом месте он пишет: «В юности я приехал в Москву и нечаянно набрел на церковь Успения-на-Покровке конца 17 века. Я ничего не знал о ней раньше. Встреча с ней меня ошеломила. Я жил под впечатлением этой встречи и позже стал заниматься древнерусской культурой именно под влиянием толчка, полученного мной тогда».

Один из разделов «Декларации прав культуры» посвящен роли международного сообщества в сохранении наследия.

(«О праве культуры на сохранность»). Уместно напомнить, что годом рождения современной системы всемирного культурного и природного наследия принято считать 1960 год, когда в связи со строительством в Египте Асуанской плотины возникла угроза затопления храмов Рамзеса II в Нубийской пустыне. Международное сообщество осознало, что их гибель в водах Нила будет невосполнимой утратой для человечества, а Египет и Судан не имеют средств для спасения бесценных памятников. На призыв директора ЮНЕСКО в короткий срок откликнулись 50 стран, и необходимые средства были собраны. Построенные более трех тысяч лет назад храмы перенесли на специально созданный остров.

В 1965 году на конференции ЮНЕСКО в Вашингтоне получила поддержку система сохранения природных и культурных объектов как единого целого. Так родилось движение, которое в наши дни обрело глобальный масштаб и базируется на осознании всеобщности культурного и природного достояния планеты. Система всемирного наследия опирается на комплекс международных правовых актов, важнейший из которых — Конвенция о сохранении всемирного культурного и природного наследия, принятая ЮНЕСКО в 1972 году. К началу XXI века ее ратифицировали 156 государств.

Советский Союз присоединился к конвенции в 1988 году, а год спустя направил в ЮНЕСКО перечень первых трех объектов нашей страны для внесения в Список всемирного наследия. Это были исторический центр и дворцово-парковые ансамбли пригородов Ленинграда, Кремль и Красная площадь в Москве, Кижский погост на Онежском озере в Карелии. Присоединившись к конвенции, наша страна взяла на себя обязательство «сохранять свою часть наследия человечества и обеспечить ее передачу будущим поколениям».

К сожалению, это обязательство исполняется далеко не везде и не всегда. Дмитрий Сергеевич с горечью отмечал многочисленные случаи вандализма и безответственности по отношению к наследию. В «Заметках об архитектуре» он писал:

«У меня такое впечатление, что государственные органы охраны памятников существуют главным образом для того, чтобы выдавать разрешения на снос “в виде исключения” <...> Можно изобразить эти учреждения в виде человеческого лица с завязанными глазами». В конце жизни Лихачев пришел к мысли о необходимости создания международного трибунала для защиты наследия, аналогичного Гаагскому трибуналу, который вершит правосудие в отношении военных преступлений против человечества. Во всяком случае, в его «Декларации прав культуры» мы находим предложение создать при ЮНЕСКО специальный орган, который «сможет привлекать к судебной ответственности виновников разрушения или искажения произведений культуры». Статья 7 «Декларации...» сформулирована им в абсолютно категорической форме: «Любые действия, ведущие к уничтожению памятников истории и культуры, должны быть в международно-правовом плане квалифицированы как преступления против человечества».

11 декабря 1997 года Учредительный съезд Конгресса интеллигенции, собравшийся в Москве, поддержал «Декларацию прав культуры» и обратился к тогдашним президенту и Государственной Думе с предложением внести этот документ на рассмотрение ЮНЕСКО. Увы, это не сделано до сих пор...

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]