Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
2005 Ковачев.doc
Скачиваний:
0
Добавлен:
16.11.2019
Размер:
1.65 Mб
Скачать

4. Некоторые выводы

Проведенный анализ конституционно-правового статуса автономий Дании дает основание считать, что Гренландия и Фарерские острова представляют собой государственную форму автономии. Каждая из этих автономий имеет свои органы управления - парламент и правительство. Объем полномочий автономных органов, а также разграничение компетенции между ними и центральными органами регулируются соответствующими актами о местном управлении, в соответствии с которыми представительные органы автономных образований вправе издавать законы по вопросам, отнесенным к их компетенции.

Особенность статуса датских автономий заключается в том, что по сравнению с некоторыми автономиями в других зарубежных странах внешнеполитические дела не исключены полностью из сферы деятельности датских автономных образований. Наоборот, они вправе участвовать в международном сотрудничестве самостоятельно при делегировании им соответствующих полномочий, правда, при условии, что такая деятельность не поставит под угрозу единство Королевства, а Гренландия вправе назначать своих представителей в дипломатические миссии Дании в тех странах, где у автономии имеются особые коммерческие интересы. Центральная власть, в свою очередь, заключая международное соглашение, которое каким бы то ни было образом затрагивает интересы автономных территорий, до подписания такого соглашения должна передать его на рассмотрение и согласование органам управления автономных единиц.

Следует особо отметить и столь необычный с точки зрения соблюдения конституционного принципа единства государственной власти факт, когда автономные единицы, являющиеся частью территории датского королевства, не входят в состав Европейского Союза. Они заключают с ЕС отдельные договоры (торговые и договоры в области рыболовства), которыми регулируется их сотрудничество с входящими в Европейский Союз странами. Таким образом, можно считать, что автономные образования Дании обладают ограниченной международно-правовой правосубъектностью.

§ 12. Монархия в конституционном строе европейских государств

1. Предварительные замечания

Институт монархии составляет реальный элемент - по крайней мере, в качестве внешней политико-юридической характеристики - конституционного строя более чем четверти всех современных государств Европы*(86). В то же время все европейские монархические государства представляют собой образцы современного, с развитой политической и правовой культурой государственного устройства, сложившегося в результате политически эволюционных процессов Нового и Новейшего времени, а собственно монархии в них - исторически традиционные формы правления*(87).

Практически все светские европейские монархии в их современном виде сложились в итоге двух исторических волн политического обновления и вызванного им государственного переустройства: 1) преобразования абсолютизма в ограниченные конституционные монархии в первой половине XIX столетия и 2) дальнейшей эволюции в так называемые парламентские монархии в ХХ столетии. Эти две "волны" характеризуют не только два исторически своеобразных этапа, но и два сменяющих один другой государственных типа монархии, которые принято выделять в качестве возможных в рамках современного государственного устройства*(88).

Большинство монархических государств обрели современную форму в ходе конституционного обновления уже второй половины ХХ в. и в этом смысле принадлежат к типу парламентской монархии, среди властных государственных институтов которой собственно монархии по определению оставлено лишь подчиненное, а иногда условное место. Однако сохранение рядом государств конституционного строя XIX в. (и даже более раннего), своеобразие национально-государственных традиций этих стран изначально не позволяет объединить все европейские монархии в единый тип государственного устройства.

Вместе с тем обозначение ряда государств Европы (главным образом, расположенных на Северо-Западе Европы и в Скандинавии) как парламентских монархий в настоящих условиях не может служить достаточной или исчерпывающей характеристикой их государственного устройства - имея в виду не только вполне закономерное расхождение формально-юридических свойств конституционного строя с реальностью государственно-правовых отношений, но и само качество конституционной правоспособности монархии относительно других институтов парламентского строя.

Исторический процесс преобразования традиционной для этих стран монархии в современный вид парламентской проходил исключительно путем постепенного вытеснения монарха из конституционных сфер законодательной, затем исполнительной власти и замещения его полномочий полномочиями парламентских или подконтрольных парламенту институтов*(89). В силу исторических или политических условий произошло не просто изменение полномочий монарха, но, по сути, перерождение монархии как института государственного строя.

Едва ли не самым показательным примером в этом направлении может считаться новейшая Конституция Испании 1978 г., в которой при конституционном определении существа государственного устройства объединены квалификация "политической формы Испанского государства" как парламентарной монархии (ст. 1.3) и квалификация Испании вообще как "правового, демократического (sic! - О.О.), социального государства" (ст. 1.1). Это находит соответствие и в западной литературе конституционного права, где современные виды монархии, и прежде всего парламентская, помещаются в ряд "политических режимов либеральной демократии"*(90). Вполне очевидно, что при такой квалификации (отражающей не только политическую, но и юридическую реальность) современные монархии вряд ли сохраняют монархический принцип - в том виде, в каком он был сформулирован классической литературой в качестве конституционного государственного права и который, по новейшему определению, заключается в том, что "исключительно королю соответствует полномочие выражать волю государства и исполнять, вследствие этого, публичные правомочия"*(91). Поэтому для характеристики конституционного строя большинства европейских государств, условно монархических по форме государственного устройства, плодотворной задачей может стать только сравнительный анализ института новой монархии в его самостоятельной функции и полномочиях, как бы заново сформированных новым конституционным процессом, его реального места в ряду иных институтов и конституционных закономерностей безусловно доминирующего парламентского строя.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.