Добавил:
Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Данцев А.А. Русский язык и культура речи

.pdf
Скачиваний:
180
Добавлен:
02.05.2014
Размер:
1.21 Mб
Скачать

Например: «унылый постоялец» — «унылый дождь», «седая голова» — «седой ветер».

В-четвёртых, осуществляется в качестве метафорического переноса вторичное наименование предметов, которое возника­ ет в результате сходства выполняемых ими функций. К при­ меру: «костыль» (опора больного) — «костыль» (строитель­ ное приспособление); «муфта» (предмет гардероба) — «муф­ та» (техническое устройство).

Перенос наименования по смежности также связан со вто­ ричными наименованиями объектов (качеств, явлений, про­ цессов и т.д.). Однако в данном случае речь идет уже об их ассоциативной связи во времени, пространстве и т.п. Напри­ мер, «Он живёт в соседнем доме» — «Соседний дом принял участие в субботнике». Такой перенос называется метоними­ ческим, или метонимией.

При метонимическом переносе одно и то же слово может означать как определённый предмет, так и процесс. К приме­ ру: «В цехе осуществляется штамповка изделий» — «Полу­ ченную штамповку передали другой смене». Метонимия ис­ пользуется также для наименования материала и предмета, изготовленного из него. Например, «золото» — 1) благород­ ный металл желтого цвета; 2) изделия из этого металла в собрании музея или на выставке. О метонимии мы будем ещё говорить в разделе 4.11 данного учебника.

Перенос наименований, основанный на соответствии части и целого, может происходить двояко: перенос названия цело­ го на его часть и наоборот. Например: «слива» — фруктовое дерево — «слива» — плод данного дерева; «лысина» — отсут­ ствие волос на голове — «лысина» — человек, у которого отсутствуют волосы на голове.

Разные значения, приобретаемые словами, не являются, ко­ нечно, свидетельством возникновения каждый раз новых слов. Не будем забывать, что многозначность является свойством одного слова иметь несколько значений, которые ассоциатив­ но связаны между собой и опираются на семантически общие для всех значений элементы одного и того же понятия (либо понятий, являющихся близкими по тематическим признакам).

3.4, Системный хсшшсгер лексики. Типы словообразования

Лексика того или иного языка системно организована. Иными словами, она представляет собой не конгломерат (лат. соп#1отега1;из — собранный, скопившийся — механическое

96

соединение чего-либо разнородного, беспорядочная смесь) лек сических единиц, а систему, объединяющую их в единое це­ лое посредством множества взаимосвязей и взаимообуслов­ ленностей.

Как правило, выделяют две стороны системности словар­ ного состава: лексическую систему как совокупность слов и словосочетаний, являющихся назывными (номинативными) средствами, и лексическую систему в качестве формы орга­ низации и взаимодействия этих элементов1.

Системные связи дейстзуют как на уровне системы данно­ го языка, так и в рамках отдельных групп слов, входящих в неё. Отношения последнего рода в группах слов, объединяе­ мых общностью признаков, называют парадигматическими (гр. рагайе^та — пример, образец), относящимися к системе язы­ ка. В противовес парадигматическим существуют отношения синтагматические (от греч. вупйа^та — нечто соединенное), относящиеся к сочетанию единиц языка в данном высказыва­ нии. Парадигматические отношения основаны на общей па­ радигме, общем отношении к другим членам данной лекси­ ческой группы. Синтагматические отношения представляют собой те системные связи, которые проявляются в закономер­ ном сочетании слов друг с другом. Такие связи характеризу­ ют реальные отношения языковых единиц в тексте, сочетае­ мость слов в нём. На их возникновение существенное воздей­ ствие оказывает лексическая система языка в целом.

Выделение языковых групп, в которых функционируют системные сзязи, происходит на основании ряда определён­ ных признаков. К числу таких признаков относят, например, общность происхождения тех или иных слов. Восстановлени­ ем родственных связей морфем и слов занимается специаль­ ная дисциплина этимология (от греч. е^утоп — истина, ис­ тинное значение слова), являющаяся разделом сравнитель­ ной лексикологии. Этимология исследует первоначальные сло­ вообразовательные структуры слова, выявляет элементы его древнего значения.

Эта дисциплина позволяет установить лексических «род­ ственников» того или иного слова. К примеру, с позиций эти­ мологии русское слово «кроме» связано со словами «кром­ ка», «скромный», «укромный», «закрома», «кромешный», с названием «Кромы»; оно содержит общий корень с глаголом «кромсать». Более отдалённую близость оно имеет с корнями

1Уфимцева АЛ. Слово в лексико-семантической системе языка.

М., 1968. С. 170-171.

4 . Зак. 302

0 7

^ '

слов «кроить», «кройка», «край», «окраина», «краткий», «ко­ роткий», «кора», «шкура». Такая близость прослеживается даже со словами «черта», «чертить» и «чара», «чарка». При сравнении всех этих слов с учётом их изменений в них выде­ ляют древний корень «-кер-», имевший первоначальное зна­ чение «резать», «рубить» и т.п. Кстати, названный корень можно выделить и в словах греческого происхождения «кри­ зис», «критика», и латинского — «декрет», «секрет». Следо­ вательно, этимологически установлено, что все названные слова имеют общность происхождения, связаны между собой на основе этого признака.

Языковые группы могут выделяться также на основании объединения компонентов, входящих в каждую из них, общим способом словообразования, деривации (от лат. Депуа&о — «образование новых слов при помощи словообразовательных средств и в соответствии со словообразовательными моделями данного языка»). Все деривационные способы подразделяются на морфемные и неморфемные. Для морфемных характерно создание новых слов на базе существующих в языке основ и словообразовательных аффиксов (значимых частей слова за ис­ ключением корня). Учитывая то, какая словообразовательная морфема участвует в рассматриваемом процессе, выделяют сле­ дующие морфемные способы: суффиксальный, префиксальный, префиксально-суффиксальный, постфиксальный, суффиксаль- но-постфиксальный, префиксально-постфиксальный, сложение. Напомним, что «префикс» и «приставка» — это одно и то же. Следовательно, термин «префиксально-суффиксальный» соот­ ветствует термину «приставочно-суффиксальный».

Что же касается термина «постфикс», то он обозначает служебную морфему, которая находится после окончания слова или словообразовательного суффикса (например, суффикса -ся, «учить» — «учиться», «возвращать» — «возвращаться» и т.д.). Для неморфемных способов словообразования характерно то, что новые слова создаются на базе существующих в языке слов без применения словообразовательных аффиксов. При образовании с помощью этого способа новых слов использу­ ются другие средства: порядок следования частей производ­ ного слоза, сращение, усечение основ, изменение семантики, единое ударение и др. Разновидностями неморфемного спосо­ ба словообразования являются: морфолого-синтаксический, лексико-синтаксический, лексико-семантический, аббревиа­ ция (от лат. Ьгеу1з — «краткий» — способ сокращения).

На последнем из названных способов словообразования основано выделение одной из специфических групп слов —

98

аббревиатур. В переводе с итальянского термин «аббревиату­ ра» означает «сложносокращенное слово». Этим термином на­ зывают слово, образованное сокращением словосочетания и читаемое по алфавитному названию начальных букв или по начальным звукам слов, входящих в него: ВВС [вэвээс], ООН [оон], втуз [фтус]. Этим же термином может быть названа лек­ сическая единица, возникшая при сокращении одного произ­ водящего слова: зав[заф] — заведующий. Аббревиатуры мо­ гут быть составлены из отрезков производящих слов, образу­ ющих исходное словосочетание (например, торгпредство [търкпр'эцтва] — торговое представительство) или из таких же отрезков целого слова (Совмин [сафмин] — Совет Мини­ стров). К ним относятся также сложносокращенные слова, образованные из отрезков производящих слов и их началь­ ных звуков (самбо [самба] — САМостоятельная Оборона Без Оружия) или из отрезка одного производящего слова (пом [пом]— помощник).

Выделяют буквенные, звуковые и буквенно-звуковые аб­ бревиатуры1. Аббревиатуры, образованные из начальных букв производящих слов (СНГ — [эс—эн-гэ] — Содружество Неза­ висимых Государств), называют буквенными. Аббревиатуры из начальных звуков производящих слов называют звуковы­ ми (ИТАР [итар]— Информационное телеграфное агентство России). К буквенно-звуковым аббревиатурам относятся слож­ носокращенные слова, созданные как из начальных звуков производящих слов, так и из названий их начальных букв (ЦСКА — [цз-эс-ка] — Центральный спортивный клуб ар­ мии).

В лексическую систему языку входят и многие другие груп­ пы слов, объединяемых общностью либо противоположнос­ тью значения, сходством стилистических свойств, специфи­ кой функционирования, принадлежностью к архаизмам — устаревшим словам («чело», «рыбарь», «отрок»), неологиз­ мам — новым лексическим образованиям («спонсор», «слайд», «лунодром»), к историзмам — словам, обозначающим назва­ ния предметов и явлений, которые вышли на определённом этапе истории народа из обихода («пищаль», «продналог», «ликбез») и т.д.

С учётом стилистического фактора, к примеру, слова мо­ гут быть объединены в такие свои специфические ряды, как разговорная и книжная лексика; выделяют лексику научной,

1

Максимов В.И., Одеков Р.В. Словарь-справочник по грамматике

русского языка. С. 13.

4*

99

художественной литературы, официально-деловую лексику и т.д. Основанием для выделения языковых групп могут слу­ жить лингво-стилистические признаки в качестве тех допол­ нительных значений слов, которые выражают оценку обозна­ чаемых ими понятий — негативную или позитивную. Такого рода подход позволяет объединять слова ласкательные, шут­ ливые («душечка», «голубчик», рыбонька»), возвышенные («благоговеть», «исполинский», «неувядаемый»), обличитель­ ные («заклеймить», «пригвоздить», «уличить») и т.д. Каж­ дое из групповых лексических образований имеет внешние и внутренние системные связи, характеризуется особенностями функционирования.

В качестве основания для объединения слов в группы мо­ гут служить и не лингвистические факторы, а те или иные проявления сходства обозначаемых ими понятий. К примеру, можно говорить о классе слов, которые соответствуют отвле­ чённым понятиям («судьба», «чары», «чудо»). Или, допус­ тим, выделяют определённые тематические классы слов, слу­ жащие для названия средств передвижения, спортивного ин­ вентаря, инструментов, снастей и т.д.

Системные отношения в лексике проявляются на различ­ ных уровнях существования языка. На общеязыковом уровне действует зависимость лексического значения слова от грам­ матического оформления, фонетических изменений и других факторов языкового и неязыкового характера. На уровне сло­ варного состава проявляются отношения различных рядов слов, лексических смысловых групп, образующих словесные подсистемы языка: экспрессивно-стилистические группы, груп­ пы паронимов (слов со сходным, но не тождественным звуча­ нием и различными значениями) и т.д. Отдельное слово впле­ тено в системные связи, имеет определённую смысловую струк­ туру, может проявлять многозначность (полисемию), при ко­ торой различные варианты и оттенки значения объединены вокруг единого смыслового стержня.

Многие известные лингвисты (Л.В. Щерба, Р.А. Будагов, Н.М. Шанский и др.), осмысливая системный характер лек­ сики, обращали внимание на то обстоятельство, что систем­ ность слова не противоречит определённой его самостоятель­ ности в системе целого. Причём, такая самостоятельность возрастает по мере обращения к некоторым компонентам лек­ сической системы (к примеру, обозначающим и выражающим важнейшие проявления идейного потенциала общества).

Слово — одна из основных значимых единиц в системе языка. Функционируя само по себе и в составе предложения,

100

оно позволяет закреплять в языковой системе результаты по­ знавательной деятельности человека и не теряет при этом свою качественную специфику.

Слово, сохраняя системность своих связей и отношений, в то же время служит одним из необходимых средств системно­ го познания и освоения мира. Оно — важнейшая содержа­ тельно-звуковая система, без использования которой невоз­ можно осуществление многообразной деятельности людей. Выдающийся отечественный филолог и философ А.Ф. Лосев писал: «Слово — могучий деятель мысли и жизни. Слово под­ нимает умы и сердца, исцеляя их от спячки и тьмы...Без слов нет ни общения в мысли, в разуме, ни, тем более, активного и напряжённого общения»1.

Контрольные вопросы для самопроверки

1.Что такое язык?

2.Каковы основные разновидности языка?

3.В чём проявляется системность языка?

4.Какая наука изучает знаковые системы?

5.Каковы свойства языка в целом?

6.Что относят к единицам языка?

7.Что такое «лексема»?

8.Какая связь устанавливается между понятием и сло­

вом?

9.Каковы различия между понятием и значением слова?

10.Какие можно выделить оснозные варианты переноса значения слов?

11.Что такое «этимология»?

12.Каковы основные типы словообразования?

13.На основании каких признаков выделяются языковые

группы?

14. Что такое «аббревиатура»?

1 Лосев А.Ф. Философия имени // Из ранних произведений. — М., 1990. С. 24.

101

Глава 4. КАЧЕСТВА ГРАМОТНОЙ РЕЧИ

4 . 1 . Понятие о русском национальном

языке

Национальный язык — средство письменного и устного общения нации. Наряду с целостностью территории, эконо­ мической жизни и психического склада язык является веду­ щим показателем исторической общности людей, которую принято называть термином «нация». Национальный язык — категория историческая, он формируется-в период становле­ ния нации, ее развития из народности.

Русский национальный язык по родственным связям, воз­ никшим и сформировавшимся в процессе исторического раз­ вития, принадлежит к славянской группе индоевропейской семьи языков. В этой группе выделяются три подгруппы: вос­ точнославянская (русский, белорусский и украинский), запад­ нославянская (чешский, словацкий, польский, кашубский, серболужицкий и мёртвый полабский языки), южнославянская (болгарский, сербский, хорватский, македонский, словенский, русинский и мёртвый старославянский языки). По распростра­ нённости славянские языки занимают пятое место в мире (пос­ ле китайского, индийских, германских и романских языков). Сегодня на них говорят 280 миллионов человек1. Русский ли­ тературный язык по числу говорящих на нём доминирует сре­ ди других славянских языков. Вместе с английским, француз­ ским, испанским, китайским и арабским языками он признан официальным и рабочим языком Организации Объединённых Наций. Более 250 миллионов человек изучают современный русский литературный язык почти в 100 государствах мира.

Славянские языки происходят из единого праславянского языка, выделившегося из индоевропейского языка-основы задолго до нашей эры. В период существования единого пра­ славянского языка сложились основные признаки, присущие всем славянским языкам. Примерно в VI—VII вв. н. э. праславянское единство распалось, и восточные славяне стали пользо­ ваться относительно единым восточнославянским (древнерус­ ским или языком Киевской Руси) языком. По мере усиления феодальной раздробленности и свержения татаро-монгольского

1 Современный русский язык: Учебное пособие / Под общей ред. В.Д. Стариченка. — Минск, 1999. С. 8.

ига формируется великорусская, малорусская и белорусская народности, и к XIV—XV столетиям оформляется язык вели­ корусской народности с ростово-суздальскими и владимирс­ кими диалектами в основе.

Русский национальный язык начинает складываться в XVII столетии в связи с развитием капиталистических отно­ шений и перерастанием русской народности в нацию. Фоне­ тическая система, грамматический строй и основной словар­ ный состав русского национального языка унаследован от язы­ ка великорусской народности, сформировавшегося в резуль­ тате взаимодействия северновеликорусского и южновелико­ русского говоров. Москва, находящаяся на стыке юга и севе­ ра европейской части России, стала центром этого взаимодей­ ствия. Именно московское деловое просторечие оказало су­ щественное влияние на развитие общенародного языка. В пе­ риод его образования, во-первых, прекращается развитие но­ вых диалектных особенностей в говорах, хотя старые диалек­ тные черты оказываются очень устойчивыми. Во-вторых, ос­ лабляется влияние церковнославянского языка. В-третьих, развивается литературный язык демократического типа, опи­ рающийся на традиции языка деловой Москвы.

Важным этапом в развитии русского национального языка стало XVIII столетие. Слазяно-русский язык — русский язык с большой долей старославянских и церковнославянских эле­ ментов — использовался тогда в художественной литературе, официально-деловых документах, научных трактатах. Требо­ валась демократизация языка, внесение в его строй элемен­ тов живой разговорной речи купечества, служилых людей, духовенства и грамотных крестьян. В обществе возникает понимание роли русского языка как отличительной черты народа, стремление поддержать его авторитет, доказать со­ стоятельность в качестве средства общения, образования, на­ уки и искусства. Значительную роль в этом сыграл М. В. Ло­ моносов. Он создает «Российскую грамматику», имеющую те­ оретическое (упорядочение литературного языка) и практи­ ческое (разработка правил употребления его элементов) зна­ чение. «Все науки, — разъясняет он, — в грамматике нужды имеют. Тупа оратория, косноязычна поэзия, неосновательна философия, непонятна история, сомнительна юриспруденция без грамматики»1. Ломоносов указывал на две особенности русского языка, которые делали его одним из важнейших ми­ ровых языков, — «обширность мест, где он господствует» и

1 Григорян Л.Т. Язык мой — друг мой. — М., 1988. С. 44.

102

103

 

«собственное свое пространство и довольствие». Вторит ему и В.К. Тредиаковский, называя свою статью о красноречии «Сло­ вом о богатом, различном, искусном и несходственном витий­ стве». В петровскую эпоху за счет появления в России мно­ жества новых предметов и явлений обновляется и обогащает­ ся лексика русского языка. Этот поток был столь огромен, что понадобился даже указ Петра I, нормирующий употреб­ ление заимствований. К концу XVIII — началу XIX в. пред­ почтительное использование исконно русских элементов в уст­ ной и письменной речи становится признаком уважения к русской нации, и любимые герои Л.Н. Толстого, живущие в это время («Война и мир»), по преимуществу говорят на сво­ ем родном языке. Карамзинский период в развитии русского национального языку характеризуется борьбой за утвержде­ ние в кем единой языковой нормы. При этом сам Н.М. Ка­ рамзин и его сторонники считали, что необходимо ориентиро­ ваться на езропейские языки (французский), освободить рус­ ский язык от влияния церковнославянской речи, создать но­ вые елова, расширить семантику уже употребляющихся слов, чтобы обозначать появляющиеся в жизни общества (в основ­ ном светского) новые предметы, явления, процессы. Оппонен­ том Н.М. Карамзина стал славянофил А.С. Шишков, считав­ ший, что старославянский язык должен стать основой рус­ ского национального языка. Спор о языке между славянофи­ лами и западниками был блестяще разрешен в творчестве ве­ ликих русских писателей начала XIX столетия. А.С. Грибое­ дов и И.А. Крылов показали неисчерпаемые возможности живой разговорной речи, самобытность и богатство русского фольклора. Создателем же национального русского языка стал А.С. Пушкин. В поэзии и прозе главное, по его мнению, «чув­ ство соразмерности и сообразности» — любой элемент будет уместен, если точно передает мысль или чувство. К первым десятилетиям XIX в. формирование русского национального языка было завершено. Однако продолжается процесс обра­ ботки общенародного языка с целью создания единых грам­ матических, лексических, орфографических и орфоэпических норм, издаются многочисленные словари, самым крупным из которых стал четырехтомный «Толковый словарь живого ве­ ликорусского языка» В.И. Даля.

После Октябрьской революции в русском языке происхо­ дят важные перемены, Во-первых, «вымирает» огромный пласт весьма актуальной до революции светской и религиозной лек­ сики. Новая власть разрушает предметы, явления, процессы, и вместе с этим исчезают слова, их обозначающие: монарх,

104

жандарм, околоточный, приват-доцент, лакей, престолонас­ ледник, семинария, дьячок, евхаристия и проч. Миллионы верующих россиян без опасения не могут употреблять хрис­ тианскую терминологию (Вознесение, Богоматерь, Спас, Ус­ пение и т.д.), и эти слова живут в народной среде тайно, под­ спудно, ожидая часа своего возрождения.

С другой стороны, появляется огромное количество новых слов (часто это сложносокращенные образования), отражаю­ щих изменения в политике и экономике: продналог, культ­ просвет, ликбез, Советы, колчаковец, чекист, партвзносы, кол­ хоз, Совнарком, командарм, продразверстка и т.д.

Как одну из самых ярких отличительных особенностей русского языка советского периода исследователи1 отмечают интерференцию противопоставленного, переименование дено­ тата (лат. йепо!;аге — отмечать, обозначать) — предмета или явления. Суть интерференции противопоставленного заклю­ чается в том, что формируются две противопоставленные лек­ сические системы, позитивно и негативно характеризующие одни и те же явления, существующие по разные стороны бар­ рикад, в мире капитализма и в мире социализма: разведчики и шпионы, воины-освободители и оккупанты, партизаны и

террористы.

Среди особенностей языка постсоветского периода наибо­ лее важными язляются: пополнение словарного состава но­ выми элементами (заимствованная лексика); возвращение в употребление слов, казалось бы, навсегда утративших такую возможность (религиозная лексика); появление новых значе­ ний у хорошо нам известных слов; исчезновение вместе с пред­ метами и явлениями слов, характеризующих советскую дей­ ствительность; разрушение системы, сформировавшейся в ре­ зультате интерференции противопоставленного.

4.2. Разновидности русского национального языка

Национальный язык любого народа многолик и существу­ ет в целом ряде форм (разновидностей). Высшую форму наци­ онального языка составляет язык литературный. Обслужи­ вая самые разнообразные сферы человеческой деятельности, он обладает следующими признаками: устойчивость (стабиль­ ность) языковых элементов; нормированность; обязательность

1 Введенская ЛЛ., Павлова Л.Г., Катаева Е.Ю. Русский язык и

культура речи. — Ростов-на-Дону, 1999. С. 22-24.

105

для всех носителей; стилистическое богатство, отраженное в функциональных стилях. Кроме литературной формы (разно­ видности) национального языка существуют просторечие, тер­ риториальные и социальные диалекты, жаргоны.

Просторечие включает в себя языковые явления (слова и их значения, грамматические формы и обороты, особенности произношения), которые употребляются для грубоватого, сни­ женного изображения предмета мысли. Например, такие сло­ ва и выражения, как «здорово» (здравствуйте), «канючить» (надоедливо просить), «карга» (старуха), «над нами не кап­ лет» (нам спешить не надо), определяются современными сло­ варями как просторечные. Внелитературное просторечие ис­ пользуется теми носителями национального языка, которые недостаточно овладели литературной его формой. Ненорма­ тивность используемых элементов, как правило, такими людь­ ми не осознается.

Территориальные диалекты (говоры) занимают в нацио­ нальном языке особое место. Имея общерусскую основу, они в то же время обладают особенностями, которые распростра­ нены лишь на части территории, где используется нацио­ нальный язык. Существуют фонетические («павук» — паук, «вострый» — острый), фонологические («[у]ерань» — [г]ерань), грамматические («у жене» — у жены, «до сестре» — к сест­ ре), лексические («кочет» — петух, «угадать» — узнать) диа­ лектизмы. Границы их распространения очень сложны и пе­ ресекают русскую территорию в различных направлениях. Ди­ алектное членение языка — явление давнее. Все языки ва определенной ступени своего развития дробились на местные говоры, которые до появления письменности были универ­ сальной формой существования языка. С возникновением на­ ционального языка говоры оттесняются, становясь преиму­ щественно особенностью речи сельского населения.

Под социальными диалектами («тайные» языки, условные языки) подразумеваются профессиональные и разного рода специальные языки (охотников, шорников, офеней). Суще­ ственное отличие таких языков от территориальных диалек­ тов состоит в том, что их особенности касаются только лекси­ ки и фразеологии, тогда как территориальные диалекты не­ повторимы в самом строе языка. Создается социальный диа­ лект с целью замкнутого общения в пределах данной группы людей. Такая группа осознает свое исключительное положе­ ние, а иногда и прямое противоречие с другими социальными объединениями. В Европе первые сведения о «тайных» язы­ ках относятся к средневековью (язык нищих в Германии в

106

XIII столетии). В России наиболее изученным является язык офеней (торговцы-коробейники, XVIII столетие), к нему близки языки нищих, лаборей (профессиональные сборщики нало­ гов), лирников (бродячие певцы), прасолов (оптовый скупщик скота), портных, шерстобитов, Шаповалов и др.

Жаргоны (фр. ]аг§оп) — социальная разновидность речи, характеризующаяся профессиональной (нередко экспрессив­ но переосмысленной) лексикой и фразеологией общенародно­ го языка. Жаргоны принадлежат относительно открытым со­ циальным и профессиональным группам людей, объединен­ ных общностью интересов, привычек, занятий, социального положения (спортсмены, моряки, актеры, медики, юристы, охотники и т.д.). Термин употребляется и для обозначения искаженной, вульгарной, неправильной речи, называемой также арго (фр. аг&о*-). Жаргоны и арго не обладают собствен­ ной фонетической и грамматической структурой и формиру­ ются на базе литературного языка путем переосмысления, метафоризации, звукового искажения: «ишачок» — самолет И-16, «предки» — родители, «баскет» — баскетбол, «финаги» — деньги, финансы, «училка» — учительница, «препод» — преподаватель. Лексика жаргонов неустойчива, отдельные её элементы могут входить в состав разных жаргонов (интер­ жаргон). Экспрессивность и эмоциональность лексики жарго­ нов способствуют проникновению ряда элементов в литера­ турный язык. В целом употребление жаргонизмов засоряет и огрубляет разговорную речь.

Перечисленные разновидности (формы) национального язы­ ка отличаются от его высшей формы — языка литературно­ го г- ограниченностью способов обозначения понятий, выра­ жения мыслей и эмоций. Так просторечие невозможно ис­ пользовать при произнесении обвинительной речи в суде, на донском диалекте не напишешь деловое письмо, арго воровс­ кого мира не подходит для создания литературоведческой ста­ тьи. Литературный язык оказывается единственно возмож­ ным средстзом общения в самых разнообразных сферах жиз­ недеятельности человека, поэтому знание основных правил его использования необходимо каждому.

4.3, Устная и письменная формы русского литературного языка

Русский литературный язык существует в устной и пись­ менной формах. Каждая из них имеет свою специфику и от­ личается системой средств выражения, характером адресата

107

и восприятия. Устная речь является первичной, и для язы­ ков, не имеющих письменности, это единственная форма их существования. Литературная устная речь представлена дву­ мя разновидностями — речь разговорная и речь кодифициро­ ванная (лат. сосТШсаМо — систематизация законов государ­ ства по отдельным отраслям права). Разговорная речь пред­ полагает непринужденность общения, неофициальность отно­ шений между собеседниками, неподготовленность, сильную опору на внеязыковую ситуацию, использование невербаль­ ных средств, принципиальную возможность смены позиций «говорящий» — «слушающий». Кодифицированная речь ис­ пользуется преимущественно в официальных ситуациях об­ щения — собрания, съезды, заседания комиссий, конферен­ ции, выступления по телевидению и т.д. Чаще всего такая речь бывает заранее подготовлена (доклад, сообщение, отчет, информация), в ней нет значительной опоры на внеязыковую ситуацию, умеренно используются невербальные средства. Устная речь звучит, в ней используются фонетические (зву­ ковые) и просодические (греч. «просодиа» — учение о соотно­ шении слогов в стихе — ударные и неударные, долгие и крат­ кие) средства. Говорящий человек одновременно творит и форму, и содержание речи, поэтому она конечна во времени и не поддается исправлению. Устно общающиеся коммуникан­ ты чаще всего видят друг друга, и непосредственный визуаль­ ный контакт способствует взаимопониманию. Устная речь гораздо активнее письменной — мы больше говорим и слуша­ ем, чем пишем и читаем. Шире и её выразительные возмож­ ности. Б. Шоу по этому поводу заметил, что «есть пятьдесят способов сказать «да» и пятьсот способов сказать «нет» и толь­ ко один способ это написать».

В письменной речи используется система графических средств выражения, и она воспринимается зрительно. Пи­ шущий и читающий, как правило, не только не видят друг друга, но и вообще не представляют внешнего облика своего коммуниканта. Это затрудняет установление контакта, по­ этому пишущий должен стремиться максимально усовершен­ ствовать текст, чтобы быть понятым. Письменная речь су­ ществует бесконечно долго, и читающий человек всегда имеет возможность уточнить непонятное выражение в тексте. Язы­ ковые особенности письменной речи следующие: преоблада­ ние книжной лексики, сложных предложений над просты­ ми, строгое соблюдение норм, отсутствие невербальных эле­ ментов.

108

4.4. Понятие о культуре речи

Задача человека, вступающего в контакт с другими людь­ ми, — найти для каждой конкретной ситуации оптимальные вербальные и невербальные средства, которые будут способ­ ствовать достижению цели общения. Овладеть соответствую­ щими навыками помогает учебная дисциплина, которую на­ зывают «культура речи». Термин можно рассматривать в ши­ роком и узком смыслах. В широком смысле культура речи — совокупность наиболее эффективных вербальных и невербаль­ ных средств общения, использующихся в соответствии с требо­ ваниями нормированности (правильности), точности, логично­ сти, чистоты, уместности, выразительности и богатства. В уз­ ком смысле термин «культура речи» имеет два значения: это особая область лингвистических знаний, научная дисципли­ на, содержащая определённые разделы, подразделы и прави­ ла, относящиеся к этой отрасли языкознания; учебная дис­ циплина, в рамках которой изучается культура речи как на­ учная дисциплина и формируются соответствующие речевые качества в каждом новом поколении носителей языка.

Одна из основных задач культуры речи — охрана литера­ турного языка, его норм. Лингвисты отмечают, что такая ох­ рана является делом национальной ваясности, так как лите­ ратурный язык — один из факторов (наряду с единством тер­ ритории и хозяйственной жизни), объединяющих нацию в

единое целое.

Среди основных признаков литературного языка современ­ ные лингвисты (М.В. Панов) называют такие, как язык куль­ туры, язык образованной части народа, сознательно кодифи­ цированный (систематизированный в соответствии с закона­ ми) язык. Именно кодификация языка — прямая задача куль­ туры речи.

Кодифицированные нормы литературного языка — это такие нормы, которым должны следовать все носители лите­ ратурного языка. Любая грамматика современного русского литературного языка, любой его словарь есть не что иное, как его кодифицирование. Норма з русском литературном языке — явление подвижное, и в связи с этим обстоятель­ ством есть нормы, которые усваиваются естественно и просто всеми носителями языка: трудно встретить человека, кото­ рый бы не согласился с тем, что существительное «мама» женского рода. Кодификация подобных норм предельно про­ ста, и специалисту по культуре речи тут делать нечего. Куль­ тура речи начинается там, где язык предлагает выбор для

109

кодификации, и выбор этот далеко не однозначен. Часто можно услышать «свекла», но норма только «свёкла», «договор», но норма — «договбр», хотя уже не такая категоричная как трид­ цать лет назад, когда такое ударение однозначно запреща­ лось. Итак, язык меняется и постоянно нуждается в норми­ ровании. Постоянное наблюдение за развитием и изменением норм — одна из основных задач лингвистической науки о культуре речи.

Нормативный аспект культуры речи — один из важней­ ших, но не единственный. Порой текст, в котором безупречно соблюдены все нормы, выглядит тем не менее совершенно невразумительным. Дело в том, что для каждого конкретного акта общения из всех языковых средств необходимо выбрать такие, которые с максимальной полнотой и эффективностью выполнят поставленную коммуникативную задачу. Изучение текста с точки зрения соответствия его языковой структуры задачам общения в теории культуры речи получило название «коммуникативного аспекта культуры речи». На протяжении всей истории развития учения о культуре речи нормативному аспекту уделялось гораздо больше внимания, нежели комму­ никативному.

Во многом это объясняется социальной ситуацией, кото­ рая сформировалась в нашей стране после Октября 1917 г.: к общественной деятельности были привлечены огромные мас­ сы людей, и эта общественная деятельность требовала актив­ ной речевой деятельности с использованием литературного языка, нормами которого владели далеко не все. Именно по­ этому нормативный аспект культуры речи был главной забо­ той лингвистов и всего общества. В то же время тоталитар­ ный режим не способствовал развитию творческих способнос­ тей личности. Между тем процесс выбора языковых единиц для оптимально эффективного общения — процесс творчес­ кий. Несовместимость творчества и диктатуры тормозили раз­ витие коммуникативного аспекта культуры речи — во всём, в том числе и в речевой деятельности, дблжно было действо­ вать по готовым рецептам.

Ещё один аспект культуры речи — этический. В каждом обществе существуют свои нравственные нормы поведения. Они касаются и разнообразных ситуаций общения и в рамках культуры речи определяются как речевой этикет. Речевой этикет рассматривает для различных ситуаций общения воз­ можность или невозможность обращения на «ты» и на «вы»; выбор полного или сокращённого имени; выбор обращений типа «гражданин», «товарищ», «сударь», «господин», «девуш-

110

ка» и т.д.; выбор способов приветствия, прощания, отказа, согласия, благодарности и проч.

Нередко речь человека считается грамотной, культурной, если она правильная, нормированная. Но уже древние рито­ рики (руководства по красноречию) указывали на тесную <:вязь формы речи с её содержанием и именно последнему отдавали приоритет при оценке высказывания. Первый и главный кри­ терий грамотной речи — критерий нравственный, то, что древ­ ние называли этос (от греч. еЪЬоз — нрав): речь должна быть правдивой, а цели коммуниканта благородными. Содержатель­ ность и правдивость высказывания каждого из коммуникан­ тов — важные внелингвистические факторы эффективности общения. Остальные критерии оценки имеют непосредствен­ ное отношение к языку: культурная и грамотная речь — это речь правильная (нормированная), точная, логичная, умест­ ная, чистая, выразительная, богатая (разнообразная).

Важным требованием культуры владения языком являет­ ся требование различать его функциональные разновидности, свободно пользоваться любой из них, чётко представляя, ка­ кая из них должна быть выбрана в соответствии с ситуацией и задачами общения.

4.5. Правильность как качество грамоткой речи. Понятие нормы и виды норм современного русского литературного языка

Литературно правильная речь построена в соответствии языковыми нормами. Норма — единообразное образцовое об­ щепризнанное употребление элементов литературного язык* в определённый период его развития. Она исторична и со врс - менем так или иначе может изменяться. Изучая состояние языка в его речевых проявлениях (художественная и научная литература, живая речь, устная и письменная речь СМИ и т.д.), лингвисты выделяют те или иные нормы, присущие ему на данном этапе существования. Установление нормы и её усвоение носителями языка помогает сохранить целостность и общепонятность литературного языка, защищает его о г не­ оправданного проникновения диалектных, просторечных и жаргонных элементов. Именно соответствие норме позволяет используемым нами вербальным средствам выполнять основ­ ную функцию — быть средством общения.

Норма может быть императивной (лат. трегаМуиз -- не допускающий выбора) и диспозитивной (лат. сИзрозШуис —

111

допускающий выбор). Нарушение императивной нормы рас­ ценивается как слабое владение русским языком. К импера­ тивным нормам относится нарушение норм склонения, спря­ жения, принадлежности к грамматическому роду, нормы уда­ рения в некоторых формах и т.д. Например, алфавит — алфа­ вит, принял — принял, курица — кура, благодаря чему — благодаря чего. Диспозитивная норма допускает варианты — стилистические или вполне нейтральные : биржа и баржа, в бтпуске (нейтр.) — в отпуску (разг.), кбмпас — компас (морск.).

Различают нормы орфоэпические, акцентологические, грам­ матические и лексические. Их усвоение носителями нацио­ нального языка происходит естественным путем, если в ран­ нем детстве человек слышит правильную, нормированную речь. Овладение нормами продолжается в школе и других учебных заведениях. Но в речевой практике, несмотря на это, очень часто встречаются те или иные нарушения нормы, Преодо­ леть этот недостаток можно, если систематически работать с различного рода словарями и справочниками, среди которых отметим наиболее доступные:

1)Трудности словоупотребления и варианты норм русско­ го литературного языка: Словарь-справочник. Л., 1973.

2)Розенталъ Д.Э., Теленкова М.А. Слозарь трудностей рус­ ского языка. 6-е изд., испр. и доп. — М., 1987.

3)Трудности русского языка: Справочник журналиста. 2-е изд., испр. и доп. — М.: 1981.

4)Ефремова Т.Ф., Костомаров В.Г. Словарь грамматичес­ ких трудностей русского языка. — М., 1986.

5)Вакуров В.Н., Рахманова Л.И., Толстой Н.В., Формановская Н.И. Трудности русского языка: Словарь-справочник/ Под ред. Л.И. Рахмановой. Изд. 3-е, испр. и доп.: В 2 ч. — М., 1993-1994.

6)Словарь сочетаемости слов русского языка. 2-е изд., испр.

М., 1983.

4.6. Нарушения норм современного русского литературного языка

ипути их преодоления

4.6.7. Нарушения орфоэпических норм и пути их преодоления

Орфоэпические (греч. огЪпоз — правильный + греч. ероз — речь) нормы — нормы произношения и ударения. Их соблю­ дение облегчает и ускоряет взаимопонимание в процессе об-

112

щения. Правила орфоэпии в русском языке можно разделить на три группы: произношение гласных, произношение соглас­ ных, произношение заимствованных слов. Обратимся к часто встречающимся недостаткам произношения.

В произношении согласных звуков действуют законы упо­ добления и оглушения. Оглушаются звонкие согласные в конце слова, и, как правило, эта норма не нарушается, за исключе­ нного звонкого согласного [г] в конце слова» Он должен зву­ чать как взрывной глухой [к], но в практике часто произно­ сится как фрикативный глухой [х]. Такое произношение не­ допустимо как диалектное (особенность южных говоров). Ис­ ключение составляет слово бог — бо[х]. В положении перед гласными, сонорными согласными и [в] звук [г] произносится как звонкий взрывной согласный. Исключение составляют старославянские бо[у]а, бла[у]о, [у]осподи, бо[у]атый. Причем в современном литературном языке идет постепенное вытес­ нение [у] звуком [г].

Часто встречаются ошибки и в произношении сочетания согласных «чн». В соответствии с нормами современного рус­ ского литературного языка это сочетание произносится как [чн]: вечный, брачный, аммиачный, заочный, смачный, злач­ ный, посадочный. Произношение [шн] требуется в женских отчествах — Сазви[шн]а, Фомини[шн]на, Ильини[шн]а, Кузьмини[шн]а — и сохраняется в словах горчи[шн]ый, коне[шн]о, пере[шн]ица, праче[шн]ая, пустя[шн]ый, скворе[шн]ик, яи[шн]ица. Есть и двоякое произношение — було[шн]ая и було[чн]ная, копее[шн]ный и копее[чн]ый, моло[шн]ый и моло[чн]ый, п©рядо[шя]ый и порядо[чн]ый, сливо[шн]ый и сливо[чн]ый. Для смысловой дифференциации слов служит раз­ личие в произношении серде[чн]ый (удар) и серде[шн]ый

(друг).

К нормам произношения гласных относят нормы ударе­ ния. Они изучаются акцентологией (лат. ассеггЬив — ударе­ ние). В русском языке ударение свободное, то есть может на­ ходиться на любом слоге в слове, в отличие от некоторых языков мира, где ударение закреплено за определенным сло­ гом — в эстонском, латышском, чешском и финском язы­ ках — 1 слог, в польском и грузинском — предпоследний, в армянском и французском — последний. Другой особеннос­ тью русского ударения является его морфемная подвижность

— ударение может перемещаться с одной значимой части слова на другую в разных его формах и однокоренных словах. Ос­ новная функция ударения — фонетическое объединение сло­ ва. Но встречаются слова, где ударение играет смыслоразли-

113

чительную роль — мука — мука, пили — пили. В многослож­ ных словах, кроме основного ударения, появляется и второ­ степенное (побочное): лавинообразный, четырёхэтажный. Чаще всего акцентологические ошибки встречаются при образова­ нии следующих форм различных частей речи:

1) в односложных существительных мужского рода в ро­ дительном падеже единственного числа ударение падает на окончание — зонт — зонта, ковш — ковши, плод — плода, герб — герба. Исключение составляет слова «гусь» и «уголь» — г?ея (гуся- — разг.), угли и ?гля;

2)существительные женского рода 1-го склонения в вини­ тельном падеже единственного числа имеют ударение на окон­ чании (зол?, изб?, кирк?, козу, нор?, пол?, рос?, смол?, сов?, строф?, трав?), на основе (бброду, бброну, цену, щёку), двоя­ кое ударение (реку — рек?, дбску — доску);

3)некоторые существительные 3-го склонения при упот­ реблении с предлогами «в» и «на» имеют ударение на оконча­ нии — в груди, в кости, в крови, в ночи, на печй, в связи, в се­ ни, в степи, в тени, в цепи, в чести;

4)существительные 3-го склонения в родительном падеже множественного числа имеют ударение на основе (местнос­ тей, пбчестей, прибылей, прбрубей, шалостей), двоякое уда­ рение (бтраслей и отраслей, пядей и пядёй, ведомостей и ве­ домостей), на окончании (ветвей, горстей, должностей, кре­ постей, плоскостей, степеней, скатертей, скоростей);

5)употребляемые с существительными и числительными предлоги могут принимать на себя ударение, делая самостоя­ тельную часть речи безударной, — без вести, без году, без толку; за зиму, за руку, за душу, за год; из виду, из лесу, из носу; на воду, на гору, на спину, ни стену; на два, на шесть,

ни сто; пб лесу, пб морю, пб полю, пб два, пб сто, пб трое; под ноги, пбд вечер, пбд нос, пбд руки;

6)краткие прилагательные имеют ударение на первом сло­ ге основы в мужском, среднем роде и множественном числе.

Вженском роде оно переходит на окончание: ббек — бойка, вёсел — весела, гл?п — глупи и т.д. Двоякое ударение встре­ чается в форме множественного числа — бледны и бледни, близки и близки, голодны и голоднь!, г?сты и густьг, др?жны и дружнь!, жирны и жирны, п?сты и пусть!, тесны и теснь!, тупы и тупь!, хблодны и холодны^

7)ударение в глаголах прошедшего времени может стоять на основе во всех формах (бить, брить, дуть, жать, класть, красть, мыть, мять, пасть, ржать, шить), на основе во всех формах, кроме формы женского рода, в которой переходит на

114

окончание (брать, быть, взять, вить, внять, врать, гнать, дать, драть, жить, звать, лить, пить, плыть, рвать, снять, спать), на приставке во всех формах, кроме формы женского рода, в которой переходит на окончание (донять, замереть, занять, запереть, нанять, начать, отбыть, понять, прибыть, придать, принять, проклясть, убыть). Двоякое ударение в формах гла­ голов дбжил — дожил, дбпил — допил, задал — задал, на­ жил — нажил, бтнял — отнял, бтпил — отпил, пбдал — подал, пбднял — поднял, предал — продал, прбжил — прожил, прблил — пролил, раздал — роздал;

8) в глаголах на -ировать выделяют две группы: с ударени­ ем на «и» (блокировать, гарантировать, дебатировать, дири­ жировать, дисквалифицировать, информировать, компроме­ тировать, копировать, суммировать, транспортировать, фо­ тографировать и др.) и с ударением на «а» (бомбардировать, гравировать, гримировать, группировать, пломбировать, пре­ мировать, формировать и др.). В образованных от этих глаго­ лов страдательных причастиях прошедшего времени форме на -йровать соответствует форма на -йрованный, а форме на -ировать — форма на -ирбванный;

9) у страдательных'причастий прошедшего времени ударе­ ние в форме женского рода падает на окончание (взйтый — взята, витый — вита, изжитый — изжита, начатый — начата, принятый — принята), в других — на приставку. В причасти­ ях на -бранный, -дранный, званный ударение падает на при­ ставку (дббрана, забрана, задрана, зазвана, избрана, прибра­ на, прерванный, призванный, сбдранный и т.д.).

Ошибки в ударении могут быть вызваны и другими причи­ нами, о которых необходимо помнить.

1)Незнание правил ударения в языке-источнике. Мизер­ ный (лат. пизёг — бедный) из французского «мизёр» и произ­ носится «мизерный».

2)Отсутствие в печатном тексте буквы «Ё». Между тем, известно, что в соответствии с кормой она всегда принимает на себя ударение. Ликвидация точек привела к тому, что мно­ гие слова стали произноситься с «Е», а ударение перешло на случайное место — свекл!, желчь, желчный, новорбжденный, заворбженный (правильно свёкла, жёлчь, жёлчный, новорож­ дённый, заворожённый).

3)Незнание орфографических правил. Слова «брбня» и «брони» являются существительными 1-го склонения. Ударе­ ние выполняет смыслоразличительную функцию: брбня — «преимущественное право на получение чего-либо» и брони —

115

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.