Добавил:
Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Скачиваний:
64
Добавлен:
02.05.2014
Размер:
669.7 Кб
Скачать

3. Социально-экономические процессы в Башкирии во второй половине XIX — начале XX вв.

Изменение административного управления краем. Зе­мельный вопрос. Развитие промышленности. Просвещение

По мере продвижения России на восток необходимость охра­ны Оренбургской пограничной линии отпадала, а башкирское вой­ско (в 1858 г. — 981,3 тыс. человек, в том числе башкир-вотчин­ников 544,8 тыс. и припущенников — 436,5 тыс.) и его 28 канто­нов стали постепенно переводиться с натуральной службы на оп­лату денежного налога.

Башкирское войско окончательно упразднялось указом Алек­сандра II от 14 мая 1863 г. и уравнивалось в гражданских правах с другими сословиями. Вотчинные земли башкир оставались их собственностью. После наделения землей припущенников остав­шиеся земли можно было продать или сдать в аренду. За дворя­нами, офицерами сохранялись их звания, привилегии и земли.

Перевод башкир в гражданское ведомство имел прогрессивное значение: появилась возможность заниматься торговлей, предпри­нимательством, предоставлялась свобода выезда.

Вместо кантонной администрации создавались, как и по всей России, сельские, волостные и уездные управления. В 1865 г. Оренбургская губерния, куда входила Башкирия, была разделена на две губернии: Уфимскую и Оренбургскую.

Развитие капитализма привело к обострению земельного во­проса в Башкирии. Этому способствовало новое размежевание башкирских земель, проведенное законом 1869 г. По нему из еди­ного земельного фонда башкир образовалось 3 категории земель­ных фондов:

1) вотчинные земли (по 40 десятин на душу), которые не от­чуждались и не могли сдаваться в аренду;

2) “свободные” земли (оставшиеся после наделения вотчинников), которые могли продаваться и сдаваться в аренду;

3) запасные земли, предназначенные для переселения припущенников, Эти земли передавались в казну или отчуждались.

Запасные земли были проданы отставным чиновникам и офицерам на льготных условиях. Они продавались по очень низким ценам — в среднем по 1 руб. 80 коп. за десятину, тогда как рыночная стоимость земли равнялась 10—25 рублей за десятину. Начинается “земельная лихорадка”, описанная Ремезовым Н. В. в “Очерках из жизни дикой Башкирии”. В Бирском уезде, напри­мер, купцы Кожевников, Треумов и Уткин купили 30 тыс. десятин земли по 70 коп. за десятину. Фактически земли оказалось 60 тыс. десятин, т. е. каждая десятина обошлась купцам по 35 коп. За оформление. земли купцы щедро 'платили уездным и губернским чиновникам. Грабеж башкирских земель отмечал и В. И. Ленин в работе “Развитие капитализма в России”.

В результате грабежа и спекуляции землей на территории края появились крупные землевладельцы. К началу XX в. в Уфимской и Оренбургской губерниях одна треть земли находилась в руках помещиков и капиталистов. Помещики сдавали свои земли в арен­ду беднякам. Типичным видом аренды была испольщина.

Используя природные богатства края и дешевую рабочую си­лу, русские горнопромышленники и иностранные монополисты на­живали огромные прибыли. В 1901 г. в Уфимской губернии дейст­вовало 20 горных заводов и рудников, в Оренбургской губернии — 7 горных заводов. Быстрыми темпами развивалась фабрично-за­водская промышленность. Ежегодно вступали в строй десятки но­вых предприятий, обрабатывающих сельскохозяйственное сырье и производящих строительные материалы и другую продукцию. Это­му способствовало строительство железных дорог Самара — Орен­бург, Самара — Златоуст. В 1888 г. железная дорога дошла до г. Уфы, в 1890 г. — до Златоуста.

Значительное распространение в крае получили кустарные про­мыслы. Наиболее распространенным промыслом в башкирских хозяйствах была обработка дерева: выделка колес, саней, дуг, мо­чала, плетенье лаптей и т. д.

Развитие промышленности привело к становлению и развитию пролетариата. Первыми отрядами этого нового класса были осво­божденные от крепостной зависимости крестьяне горных заводов и рабочие других предприятий. Дальнейшее пополнение шло из де­ревни, за счет разорившихся крестьянских масс. Кроме русских, составлявших основной костяк рабочего класса Башкирии, в ряды пролетариата вливались представители и других национальностей.

В пореформенный период ускоряется рост торговой и промыш­ленной буржуазии края, повышается ее роль в общественной жиз­ни. Основное место среди местных представителей буржуазии за­нимала русская, сосредоточившая, в своих руках значительную часть промышленности и торговли. Хотя и медленно, но увеличи­валась численность татарской и башкирской буржуазии, среди ко­торых выделялись Рамеевы, Давлетшины, Усмановы и др. Колониальная политика царизма проявлялась в усиливающихся захватах башкирских общинных земель. В апреле 1898 г. был издан закон о новом размежевании башкирских земель между аульными общинами. Новый закон предоставлял возможность каждой общине продавать или сдавать в аренду свободные от “надела” земли. Под предлогом аренды шел захват вотчинных земель баш­кир. К началу XX в. обеспеченность башкирского двора землей со­кратилась почти на 40 %.

Во время столыпинской аграрной реформы в Уфимской губер­нии вышли из общины 15 % дворов, в Оренбургской губернии — 30 %. Выходила из общины самая бедная часть крестьян, чтобы продать свой надел и уйти в город, а также богатая часть кресть­ян, чтобы создать свой хутор. В ходе активного переселения кресть­ян из центральных губерний за 1904—1914 гг. прибыло в Уфим­скую губернию около 44 тыс. человек, Оренбургскую — около 66 тыс. человек. Однако из-за неустроенности жизни на новых зем­лях почти третья часть из них выехала за пределы Башкирии. Ре­форма увеличила количество безземельных и безлошадных кресть­ян, а многие из них превратились в наемных рабочих.

Развитие капитализма, рост общественного и национально-освободительного движения привели к заметным успехам в области народного образования. За 1901—1915 гг. число русских, русско-башкирских, русско-татарских, а также духовных училищ и школ при церквях и мечетях увеличилось почти в 3 раза. К этому вре­мени относится открытие в Уфе и Оренбурге мужских и женских гимназий, реальных училищ.

В подготовке национальной интеллигенции большую роль сы­грали Оренбургский кадетский корпус, где обучались представи­тели местной национальности, а также медресе повышенного типа “Галия” (1906 г.) и “Усмания” (1890 г.) в г. Уфе, “Хусания” (1896 г.) в Оренбурге, “Расулия” (1896 г.) в Троицке. В их сте­нах получили знания первые просветители башкир Мухаметсалим Умегбаев, Мифтахетдин Акмулла, писатели и поэты Мажит Гафури, Шайхзада Бабич, Сайфи Кудаш и др. В годы революции 1905—1907 гг. стали выходить газеты “Уфимский рабочий”, “Урал”. Они противостояли буржуазным газетам “Уфимские губернские ведомости”, “Оренбургские губернские ведомости”.

Жизнь местного населения хорошо представлена в творчестве русских писателей того периода Н. А. Крашенинникова, Г. П. Белорецкого, В. В. Брусанина и др. Изучению этнография башкир посвятил свою жизнь С. И. Руденко, опубликовавший двухтомник “Башкиры”.

Появление просветителей из башкир, думающих о нации, изу­чающих быт и культуру народа, призывающих к просвещению, творчество писателей и поэтов, национальная буржуазия и пролетариат, выпуск газет на алфавите “тюрки”, пропагандирующих/ общность языка, культуры, судьбы нации, то есть поднимающих национальное самосознание народа, свидетельствовали о процессе формирования башкирской нации.

Во второй половине XIX — начале XX в. Башкирия продолжа­ла оставаться на положении полуколонии, где процессы развития капитализма, особенно в деревне, происходили в определенных специфических условиях. Царскому правительству удалось “ог­раничить” башкир во владении землей, передав значительные зе­мельные участки в частные руки. Появление национальной бур­жуазии и интеллигенции, становление национальной культуры спо­собствовали росту национального самосознания у башкир, татар н других нерусских народов края.

* * *

По уровню социально-экономического развития Россию рубе­жа XIX—XX вв. можно отнести к странам второго эшелона капи­тализма. Согласно эшелонной теории развития капитализма, в его первом эшелоне находились Англия, Франция, США и другие страны с относительно ранним вызреванием капитализма, бур­жуазной демократии. Для России, Германии, Японии, Италии, Центральной и Юго-Восточной Европы с запоздалым развитием капитализма был характерен догоняющий тип развития, даже с пропуском отдельных фаз. И в этом ряду Россия отличалась свое­образным развитием. Так, российская промышленность ориенти­ровалась не на развитие внутреннего рынка, а на военные и го­сударственные закупки. Ограниченность аграрной реформы не могла способствовать переориентации промышленности на вну­тренний рынок и расчистить путь для буржуазно-демократиче­ских преобразований.

Уродливое развитие рыночных отношений на национальных окраинах России в сочетании с экономическими и политическими притеснениями их подталкивало рост национально-освободитель­ного движения, в котором определенное влияние имели национа­листические элементы. К началу XX в. стало наглядно видно Что дальнейшее разви­тие России выходит за рамки существующего политического строя, который мог быть изменен или эволюционными реформа­ми, или революционными потрясениями.