Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
iogp_2_chast.doc
Скачиваний:
2
Добавлен:
22.09.2019
Размер:
606.72 Кб
Скачать

44. Изменение в уголовно-процессуальном праве ссср в 20 г. 20в.

В период гражданской войны процессу­альное право продолжало развиваться на тех же принципах, ко­торые были установлены с образованием Советского государства. Война не вынудила менять коренные основы уголовного процесса, хотя, конечно, потребовала определенных изменений в нем.

Как и в предшествующий период, существование общей и трибунальской систем обусловило и различия в процессе. Положения о народном суде 1918 и 1920 гг. подчеркивали, что судьи безусловно должны руководствоваться законами, хотя как дань време­ни не исключалось в качестве непосредственного источника права применение и революционного правосознания. В отношении же трибуналов законодательство настойчиво подчеркивало, что их приговоры не ограничены ничем в выборе санкций, и только если трибунал хочет применить меру наказания ниже предусмотренной в законе, то он должен это специально обосновать.

Положение о народном суде, принятое в 1920 г., несколько из­менило порядок судопроизводства. Оно отказалось от института следственных комиссий, поручив следствие единоличным народ­ным следователям. При местных отделах юстиции работали следователи по важнейшим делам. Такие же следователи были и при Наркомате юстиции.

Изменилась организация обвинения и защиты. Прежние кол­легии для этих целей теперь отпали. Обвинение поручалось обви­нителям, назначаемым губернскими исполкомами. В процессе могли участвовать и общественные обвинители. Защитниками приглашались граждане по спискам, составляемым исполкомами местных Советов, способные выполнить такие обязанности. Ими могли быть и консультанты, состоящие при отделах юстиции. Тех и других приглашали только на необходимое время и с оплатой по месту постоянной работы, подобно народным заседателям.

Оба Положения предусматривали функционирование народ­ного суда в двух составах — с двумя и шестью народными засе­дателями. Более серьезные дела рассматривались во втором соста­ве. Такой порядок соединял в себе два преимущества: с одной стороны, участие шести заседателей по сложным делам обеспечи­вало большую объективность и основательность судебного разби­рательства, с другой стороны, в нем не было громоздкости суда присяжных с его 12 заседателями и процессуальным формализ­мом. Закон предусматривал при этом, что народные заседатели равны в правах с постоянным судьей. Больше того, Положения называют их даже «очередными судьями».

Допускалось вынесение приговора немедленно, если подсуди­мый признавал себя виновным. Новое Положение (1920 г.) сокра­тило кассационный срок до двух недель.

Новое Положение о трибуналах, принятое Президиумом ВЦИК в 1920 г., установило единый процессуальный порядок для всех видов трибуналов (общих, военных, железнодорожных). Оно изменило взаимоотношения трибуналов с органами ВЧК. Закон указывал, что Революционные трибуналы республики «учрежда­ются со специальной целью рассмотрения дел, направляемых к ним Чрезвычайными Комиссиями, Особыми Отделами и Комиссиями по борьбе с дезертирством...» Соответственно органы ВЧК лишались судебных функций и внесудебных полномочий, т.е. права применения внесудебной репрессии. При этом устанавли­валось, что одним из членов трибунала должен быть представи­тель ЧК. Состав трибунала стали избирать на три месяца.

Сохранялись принципы состязательности, глас­ности, обеспечивалось право подсудимого на защиту. Закон уста­навливал оригинальное правило, по которому протест на мягкость приговора и оправдательный приговор мог быть принесен любым гражданином республики.

УПК РСФСР издавался дважды, хотя и с меньшим раз­рывом во времени — в 1922-1923 гг. И причина здесь была иная — не образование СССР, а судебная реформа, проведенная в ноябре 1922 г., изменившая систему органов правосудия. Подоб­но другим кодексам, УПК РСФСР послужил образцом для союз­ных республик. В 1923 г. был издан УПК Азербайджанской ССР, воспроизводивший основные положения российского Кодекса3. Так же строился УПК УССР, принятый еще в сентябре 1922 г., где прямо говорилось о российском Кодексе как источнике укра­инского4. В Советской Армении Уголовно-процессуальный кодекс

был принят в сентябре 1923 г.1, в Белоруссии — в июне 1922 г., в Грузии — в 1923 г., в Туркмении — в 1928 г.

Хотя основные вопросы уголовно-процессуального права ре­шались республиканским законодательством, образование СССР привело к созданию общесоюзных норм. В октябре 1924 г. были приняты Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и со­юзных республик. В соответствии с ними был пересмотрен УПК Украины.

Уголовно-процессуальное законодательство всех республик и Союза было построено на основе принципов гласности судебных заседаний, устное™ судопроизводства, его непосредственности, состязательности судебного процесса, производства по делам на языке большинства населения с обеспечением для лиц, не владе­ющих этим языком, права ознакомления с материалами дела и всеми судебно-следственными действиями через переводчика, рав­ноправия сторон, права обвиняемого на защиту.

При кодификации уголовно-процессуального законодатель­ства были отобраны нормы, оправдавшие себя на протяжении первых лет Советской власти, и отброшены те, которые в но­вых условиях уже не могли способствовать осуществлению пра­восудия.

Первый советский Уголовно-процессуальный кодекс, приня­тый в мае 1922 г., состоял из шести разделов. В первом были за­писаны наиболее общие правила, которые относились ко всем ста­диям процесса. Второй раздел регулировал порядок дознания и предварительного следствия, третий — производство в народном суде, кассационное и надзорное производство, производство по возобновлению дел в связи с вновь открывшимися обстоятельст­вами и особые производства в народном суде. Четвертый раздел определял порядок производства в трибуналах, пятый — произ­водство в порядке высшего судебного контроля Народного комис­сариата юстиции, шестой регулировал порядок исполнения при­говоров.

Производство в трибуналах было более ускоренным и упро­щенным. Но при этом требовалось обязательное предварительное расследование. В народных судах еще по Положению 1918 г. для наиболее серьезных дел предусматривался расширенный состав суда — с шестью заседателями.

Для наиболее простых дел предусматривалось существование-дежурных камер народного суда. В них рассматривались дела, ко­торые, по мнению органа, произведшего задержание, не требовали расследования, а сам задержанный признавался в совершении преступления.

На протяжении периода менялось правовое положение следо­вателей. Первоначально они находились в ведении судов, но дей­ствовали под наблюдением прокуроров и губернских судов.

УПК РСФСР в редакции 1923 г. наделил губернские суды теми правами, которыми до судебной реформы пользовались губерн­ские трибуналы.

45. Советское уголовное право в 20 гг. 20 в. (<Общие начала уголовного законодательства> 1924 г. Уголовный кодекс РСФСР 1922 г.)

Источниками этой отрасли права становятся в данный период крупные систематизационные акты — уголов­ные кодексы союзных республик, а также уже и законодательст­во Союза ССР. Издаются уголовные законы и по отдельным частным вопросам. В результате образуется система уголовного права, которая прослужит потом несколько десятилетий, хотя и будет, конечно, изменяться неоднократно.

В законодательстве складывается четкое деление на Общую и Особенную части уголовного права. Впервые четкое деление на Общую и Особенную части появилось в Уголовном кодексе РСФСР 1922 г.

В УК дается общее понятие преступления. Указывается его главная характерная черта — общественная опасность (ст. 6). Из нее вытекает и другая особенность — противоправность, т.е. преступными признаются только те деяния, которые запрещены уголовным законом, прежде всего самим УК. Следовательно, теперь уже нельзя было использовать в качестве непосредственного источника права революционное правосознание, что означало серьезный шаг в укреплении законности. В то же время Кодекс вводил новое для отечественного законодательства понятие аналогии: «В случае отсутствия в Уголовном Кодексе прямых указаний на отдельные виды преступлений, наказания или меры социальной защиты применяются согласно статьям Уголовного Кодекса, предусматривающим наиболее сходные по важности и роду преступления, с соблюдением правил Общей части сего Кодекса» (ст. 10).. Преступными по закону признаются только виновные действия, т.е. умышленные или неосторожные. Правда, в УК делается, одно небольшое исключение, ст. 49 позволяет высылать сроком до трех лет лиц, не виновных в преступлении, но лишь связанных с преступной средой, причем только по приговору суда.

Наконец особенностью, отличающей преступление от других неправомерных деяний, является наказуемость. В УК РСФСР 1922 г. вносится некоторое терминологическое новшество, наряду с термином «наказание» вводится понятие «меры социальной защиты», причем наказание рассматривается как разновидность таких мер. УК содержит широкий перечень этих мер, позволяющий суду дифференцированно подходить к выбору формы репрессии, в ка­честве высшей меры наказания предусматривается смертная казнь в форме расстрела, применяемая, однако, только по делам, под­судным революционным трибуналам. При этом закон предусмат­ривает в перспективе полную отмену смертной казни.

Следующим по тяжести УК считал изгнание из пределов РСФСР на срок или бессрочно. Далее следуют традиционные на­казания: лишение свободы, принудительные работы, конфискация имущества и т.п. Следует отметить такую гуманную меру; как ус­ловное осуждение.

УК 1922 г. предусматривает в качестве меры наказания пора­жение прав. Она включала в себя лишение избирательных прав при выборах не только в Советы, но и в профессиональные организа­ции, лишение права занимать ответственные должности, быть за­седателем в народном суде и защитником, поручителем и т.д. На­казанием считается и общественное порицание.

В УК РСФСР 1926 г. перечень форм воздействия на преступ­ника замыкала такая мера социальной защиты, как предостережение, применяемая, когда суд, вынося оправдательный приговор, в то же время усмотрит, что «поведение оправданного дает все же основания опасаться совершения им преступления в будущем».

Уголовное законодательство откровенно подчеркивает классовый подход к преступнику. Система преступлений имела некоторое сходство с той, которая существовала в России до революции. В УК РСФСР 1922 г. схема родов преступлений выглядела следующим образом: государственные преступления, .должностные, нарушение правил об отделении церкви от государства, хозяйственные,: против личности, имущественные, воинские. Особенные части обоих кодексов РСФСР открываются разделами о контрреволюционных преступлениях. В УК 1926 г. этот раздел возглавляет знаменитая статья 58. Год спустя было издано общесоюзное специальное Положение о преступлениях государственных (контрреволюционных и особо для Союза ССР опасных преступлениях против порядка управления). Оно предусматривало конкретные составы таких преступлений и среди них вооруженное восстание, шпионаж, вредительство, диверсии и др. Так же говорилось об ответственности за террористический акт и антисоветской пропаганде.

Преступления против личности традиционны: убийства, телес­ные повреждения, оскорбления и пр. Характерна трактовка ква­лифицирующих признаков умышленного убийства, обусловливаю­щих применение наивысшей для этого состава меры наказания (10 лет лишения свободы со строгой изоляцией).' Среди них на нервом месте стоят низменные побуждения, главными из которых считаются корысть и ревность.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]