Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Лекции по синтаксису.doc
Скачиваний:
2
Добавлен:
22.08.2019
Размер:
843.78 Кб
Скачать

II. Связь между существительным и его приложением (Станция «Зима»).

Словосочетания типа пастух-кабардинец, злодейка западня, вагон-ресторан, горы Гиндукуш, журнал «Здоровье» отличаются тем, что один денотат (обозначаемое) имеет два равноправных имени (номинации).

N 1

D

N 2

В традиционном (школьном) синтаксисе здесь усматривается имя существительное и приложение к нему, которое квалифицируется как разновидность определения, выраженного также именем существительным. Однако тогда напрашиваются два вопроса: 1) где определяемое и где определение (главный и зависимый компонент)? 2) какой связью соединяются между собой эти компоненты?

О бычно главным компонентом считается тот компонент, который называет более общее, родовое понятие; а зависимым – тот, который обозначает более частное, видовое понятие. Однако этот критерий является неграмматическим, а чисто семантическими (экстралингвистическим). Не всегда можно однозначно определить где более широкое, а где более частное понятия: пастух кабардинец – здесь оба существительных называют понятия из разных областей – профессию и национальность. Получается, если невозможно установить какой из компонентов главный, какой зависимый, то можно предположить, что компоненты равноправны, а следовательно – соединяются сочинительной связью. Но сочинительная связь здесь также не обнаруживается: между компонентами может отсутствовать согласование в падеже (пастух-кабардинец, нет пастуха-кабардинца, о пастухе-кабардинце; станция «Зима», подъехать к станции «Зима», написать о станции «Зима»; * он увлекается журналом «Здоровьем») и в числе (горы Тибет); и между компонентами нельзя поставить сочинительный союз (пастух-кабардинецпастух и кабардинец, станция «Зима»станция и «Зима», горы Гиндукушгоры и Гиндукуш).

Данный вид связи называется взаимосогласованием при аппозитивных отношениях. Поэтому такие сочетания нельзя назвать словосочетанием в строгом терминологическом смысле этого слова.

Такие «отклонения» (проявление асистемных связей) обычно свидетельствуют о том, что естественный язык не подчиняется формальной логике – он подчиняется своей собственной, языковой логике.

III. Связь между числительным один, два, три, четыре и существительным (один дом).

В нумеративных сочетаниях один день, одна неделя, одно лето – согласование числительных с существительным, где главным компонентом является существительное, а зависимым - числительное. В отличие от прилагательных памятный день, памятная пора, памятные дни, в сочетании один день, один дом, одна изба, одно здание числительное один синтаксически выступает как прилагательное (изменяется по родам и падежам). Но в отличие от прилагательного, числительное один не изменяется по числам: в сочетании одни дома, одни здания числительное принимает значение местоимения со значением «некоторый, неопределенный» (одни студенты остались в аудитории, а другие ушли (одни = некоторые), одни студенты способны на это (одни = лишь, только). В данном случае форма числительного один уже не имеет значения количества, она лексикализовалась и имеет свое собственное лексическое значение, сходное по значению с неопределенным местоимением. Таким образом, числительное один согласуется с существительным, но только в единственном числе.

Но большую специфику мы обнаружим в синтаксических связях с числительными два, три, четыре. Два дома, два здания, две квартиры – выбор рода числительного зависит от существительного. Следовательно, можно предположить, что главным компонентом в данном сочетании является имя существительное, а зависимым - числительное. Однако от числительного также можно задать вопрос: Два (чего? →) домаДва (сколько? ←) дома, при этом форма падежа (Р.п.) будет задаваться именно числительным. Таким образом обнаруживается двунаправленная связь при подчинительной связи: род числительного зависит от существительного, а падеж существительного зависит от числительного.

Однако в данной связи помимо необычного направления связи есть еще один специфический момент: получается, что числительное управляет Р.п. существительного в ед.ч.!. Но если мы распространим словосочетание прилагательным обнаружится некоторая странность: два красивых дома, две деревянные избы. В то время как должно быть *два красивого дома, *две деревянной избы (Р.п., ед.ч.). Почему прилагательное в данном сочетании появляется во множественном числе? Это не обычный родительный единственного числа, а остаток формы двойственного числа, которым обозначались два предмета или пары:

единственное число

двойственное число

множественное число

глаз-ъ

глаз-а

глаз-ы

плеч-о

плеч-а

плеч-и

дом-ъ

дом-а

дом-ы

Исторически в русском языке существовали не две формы числа, а три: единственное, множественное и двойственное число, оформлявшееся специальной флексией –а. С течением времени двойственное число нарушилось, а флексия –а стала восприниматься как флексия множественного числа и вступила в конкуренцию с флексиями собственно множественного числа –ы / и. Поэтому появились варианты: учители – учителя, хлебы – хлеба, слесари – слесаря и др.

Числительные три и четыре ведут себя также как и два, только у них нет согласования существительного в роде. Это двунаправленная связь, в которой сохраняется старое значение двойственного числа.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.