Добавил:
Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Скачиваний:
60
Добавлен:
17.04.2014
Размер:
119.81 Кб
Скачать

Вопросы оперативно-розыскной и оперативно-служебной дея­тельности органов налоговой полиции ограничиваются лишь пре­делами компетенции этих органов в области выявления и пресе­чения налоговых преступлений и розыска лиц, их совершавших, а также по возмещению причиненного государству ущерба (п. 1 ст. 10, ст. 11 Закона «О федеральных органах налоговой полиции»).

Федеральные органы налоговой полиции в соответствии со ст. 11 названного Закона вправе с использованием сил, средств и ме­тодов оперативно-розыскной деятельности выполнять определен­ные для них функции.

Федеральным законом об органах налоговой полиции предус­мотрена и существенная мотивация действий лиц, представивших информацию о налоговом преступлении или нарушении, в виде вознаграждения в размере до 10 % от сокрытых сумм налогов, сборов и других обязательных платежей, поступивших в соответ­ствующий бюджет (см. п. 20 ст. 11 Федерального закона об орга­нах налоговой полиции). Указанное положение предоставляет органам налоговой полиции достаточно широко использовать конфиденциальное содействие граждан при проведении ОРД в сфере борьбы с налоговыми преступлениями.

Представляют интерес и те положения правового регулирова­ния оперативно-розыскной деятельности органов налоговой по­лиции, в соответствии с которыми эти органы ведут производство не только по делам о налоговых преступлениях, но и по фактам налоговых нарушений.

Министерство России по налогам и сборам (см. ст. 9 Феде­рального закона об органах налоговой полиции) по запросу нало­говой полиции выделяет своих специалистов для осуществления совместных проверок при реализации оперативных материалов и проведения контрольных проверок правильности уплаты налогов, сборов и других обязательных платежей. Установлены жесткие сроки выделений специалистов, в подобных случаях — в срок до пяти дней с момента поступления запроса. Как правило, этого срока достаточно для принятия согласованных решений налого­вой полиции и налоговой службы о порядке, сроках других орга­низационных и тактических вопросов связанных с предстоящей проверкой.

Предусмотрена и обратная взаимосвязь: в те же сроки при воз­никновении оперативной необходимости органы налоговой по­лиции по мотивированному запросу налоговой службы и других (что немаловажно при проведении проверок с применением опе­ративно-розыскных мер) государственных органов выделяют со­трудников налоговой полиции для проверки фактов налоговых правонарушений.

Как в том, так и другом случаях совместных проверочных дей­ствий органы налоговой полиции вправе заводить оперативное производство (в том числе и дела оперативного учета), осуществ­лять проверку с использованием информационных систем, про­водить опросы граждан и иные мероприятия, предусмотренные в ст. 6 Федерального закона об ОРД. Речь идет об использовании такой формы ОРД, как оперативно-розыскное сопровождение расследований и проверок.

Интересно, что ч. 3 ст. 9 Федерального закона об органах нало­говой полиции предусмотрела такую форму использования ре­зультатов оперативно-розыскной деятельности, как извещение на­логовых органов о реализации оперативных материалов по фак­там выявления и пресечения налоговых преступлений, о конт­рольных проверках налогоплательщиков. Подобный способ ин­формации не должен нарушать правил соблюдения конспирации и негласных методов, т.е. всех правил и положений, установлен­ных оперативно-розыскным законодательством.

Оперативно-розыскные мероприятия проводятся органами на­логовой полиции и в ходе исполнения определения судов, поста­новления судей, письменных нарушений поручений, следовате­лей о производстве розыскных и иных предусмотренных законом действий (в том числе и оперативно-розыскного характера), а также при оказании им содействия в производстве отдельных процессу­альных действий.

Широко использует налоговая полиция оперативно-розыскные меры и при проведении работы по выявлению и пресечению фак­тов коррупции в налоговых органах. Наконец, органы налоговой полиции постоянно должны анализировать оперативно-розыск­ную и иную информацию об исполнении налогового законода­тельства, осуществлять активный поиск такой информации, на базе ее анализа прогнозировать тенденции развития негативных процессов в сфере налогообложения и информировать органы власти и управления о характерных процессах в обществе, связан­ных с сокрытием доходов и прибыли от налогообложения.

Современный период характеризуется проведением правовых и организационным мер, направленных на реформирование пени­тенциарной системы. Этот процесс нашел свое отражение в ряде правовых документов.

Так, закон РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уго­ловные наказания в виде лишения свободы» от 21 июля 1993 г. № 5473-1 в редакции Федеральных законов от 15 июня 1996 г. № 73-ФЗ, от 13 апреля 1998 г. № 61-ФЗ, от 21 июля 1998 г. № 117-ФЗ, содержит систему норм, создающих предпосылки для борьбы с уголовной преступностью и поддержанием правопорядка в пени­тенциарных учреждениях. Соответствующие нормы имеются и в Уголовно-исполнительном кодексе РФ, вступившем в действие с 1 июля 1997 г.

В соответствии со ст. 2 Закона РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» од­ной из задач уголовно-исполнительной системы является обеспе­чение правопорядка и законности в учреждениях, исполняющих наказание, безопасности лиц, содержащихся в них, а также пер­сонала, должностных лиц и граждан, находящихся на территории этих учреждений. Для решения указанной задачи исправитель­ным учреждениям в п. 2 ч. 1 ст. 14 указанного закона предостав­лено право осуществлять в соответствии с законодательством оперативно-розыскную деятельность. Это право обеспечивает и ре­шение иной задачи (п. 5 ст. 2 Закона об ОИН) исправительных учреждений — оказывать содействие другим органам, осуществ­ляющим оперативно-розыскную деятельность. Причем характер­но, что право ОИН на осуществление ОРД одновременно Зако­ном об ОИН (см. п. 2. 3 ч. 1 ст. 13) переводится и в плоскость обязанности.

В настоящее время сложилось такое положение, что ОРД в учреждениях уголовно-исполнительной системы регламентирует­ся тремя действующими законами: Федеральный закон об ОРД, Закон об ОИН и впервые в объеме законодательного акта, регла­ментирующего исполнение уголовного наказания в виде лишения свободы, Уголовно-исполнительным кодексом (УИК) Российской Федерации, устанавливающим правовые основания для осуществ­ления в исправительных учреждениях оперативно-розыскной де­ятельности (ст. 84 УИК РФ). Отдельные положения ст. 84 УИК РФ в определенной степени созвучны положениям ст. 2 Закона об ОРД и ст. 2 Закона об ОИН, однако это не мешает утвержде­нию о том, что правовая регламентация ОРД в исправительных учреждениях имеет достаточную правовую основу. Дело в том, что не помещать в УИК РФ специальную статью «Оперативно-розыскная деятельность в исправительных учреждениях» было нельзя, ибо этот законодательный акт регламентирует всю много­аспектную деятельность по исполнению уголовных наказаний в виде лишения свободы и отсутствие в нем статьи, касающейся соблюдения общих принципов ОРД, вызвало бы сомнения в легитимности оперативно-розыскной деятельности в уголовно-ис­полнительной системе.

Задачами ОРД в соответствии с положениями ст. 84 УИК РФ в исправительных учреждениях являются:

  • обеспечение личной безопасности осужденных, персонала ис­правительных учреждений и иных лиц;

  • выявление, предупреждение и раскрытие готовящихся и со­вершаемых в исправительных учреждениях преступлений и на­рушений установленного порядка отбывания наказания;

  • розыск осужденных, совершивших побег из исправительных учреждений, а также осужденных, уклоняющихся от отбыва­ния лишения свободы;

  • содействие в выявлении и раскрытии преступлений, совершен­ных осужденными до прибытия в исправительное учреждение.

Оперативно-розыскная деятельность в исправительных учреждениях осуществляется гласно и негласно оперативными аппара­тами этих учреждений в пределах их компетенции.

Представляет интерес указание ч. 2 ст. 84 УИК РФ на то, что оперативно-розыскная деятельность в исправительных учрежде­ниях осуществляется не только оперативными аппаратами этих учреждений, но и другими уполномоченными на то органами в пределах их компетенции. Отсюда вытекает, что в оперативно-розыскных мероприятиях в исправительных учреждениях могут участвовать другие органы — субъекты ОРД, к числу которых с учетом их компетенции можно отнести оперативные аппараты криминальной милиции, по борьбе с организованной преступно­стью, налоговой полиции, Федеральной службы безопасности, пограничной службы и др. Практика осуществления ОРД в ис­правительных учреждениях знает немало случаев совместных дей­ствий оперативных аппаратов ОИН, милиции, службы безопас­ности, налоговой полиции и. т. д. по активному поиску оператив­ной информации, выявлению лиц и фактов, представляющих обо­юдный интерес, раскрытию конкретных преступлений, пресече­нию каналов проникновения к осужденным наркотических ве­ществ, денег, спиртных напитков и т.п.

В Федеральном законе «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с рефор­мированием уголовно-исполнительной системы» от 21 июля 1998 г. № 117-ФЗ закреплена передача уголовно-исполнительной си­стемы из МВД в ведение Министерства юстиции РФ. Органы и учреждения этой системы оставлены в числе субъектов ОРД пу­тем дополнения ч. I ст. 13 Федерального закона об ОРД соответ­ствующим положением.

Таким образом, в системе Министерства юстиции РФ появи­лись оперативные подразделения, а министр — руководитель этого ведомства получил право издавать нормативные акты, определяю­щие перечень подобных подразделений, их полномочия, структуру и организацию работы (ч. III ст. 13 Федерального закона об ОРД).

Одновременно ст. 13 Закона об ОРД дополнена частью V сле­дующего содержания: «Оперативные подразделения органов, осу­ществляющих ОРД, вправе проводить совместно с работниками уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ оперативно-розыскные мероприятия в следственных изоляторах уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ». Следовательно, положения ч. V ст. 13 Федерального закона об ОРД корреспондируются с положениями ч. II ст. 84 Уголовно-исполнительного кодекса РФ, из которых вытекает право всех органов-субъектов ОРД проводить в рамках своей компетенции оперативно-розыскные мероприятия как в исправительных учреж­дениях, так и в следственных изоляторах.

Рассматривая роль анализируемых законодательных актов в си­стеме источников права о правоохранительных органах, ведущих борьбу с преступностью, следует упомянуть об Указе Президента РФ от 8 октября 1997 г. № 1100 «О реформировании уголовно-исполнительной системы Министерства внутренних дел Российс­кой Федерации». Он как бы вторично или даже третично повлиял на правовое регулирование оперативно-розыскной деятельности, как правило, через последующие после принятия Указа измене­ния как Федерального закона об ОРД, так и иных нормативных актов (законов, Указов, постановлений), затрагивающих деятель­ность ведомств-субъектов ОРД. Так, передача в соответствии с п. 1 Указа уголовно-исполнительной системы из МВД РФ в ведение Минюста РФ влекла за собой необходимость внесения измене­ний в ст. 13 Федерального закона об ОРД в части уточнения спис­ка ведомств-субъектов ОРД, в ст. 2, 13 и 14 Закона об ОИН в части признания за уголовно-исполнительной системой, передан­ной в МЮ, права на осуществление оперативно-розыскной дея­тельности. То же могло коснуться и положений ст. 84 Уголовно-исполнительного кодекса РФ. Эта же необходимость вытекает и из п. 5 Указа, который и предписывал МВД совместно с МЮ РФ определить порядок проведения мероприятий оперативно-розыс­кного характера в исправительных учреждениях. Ряд из этих про­блем нашел свое разрешение в упомянутом Федеральном законе от 21 июля 1998 г. «О внесении изменений и дополнений в зако­нодательные акты Российской Федерации в связи с реформиро­ванием уголовно-исполнительной системы».

Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ в редакции Федерального закона от 21 июля 1998 г. № 117-ФЗ устанавливает нормативно-правовой статус органов, исполня­ющих такую меру пресечения, как заключение под стражу. Это важно для таких функций уголовной юстиции как дознание, пред­варительное следствие, оперативно-розыскная деятельность.

Нормы названного Закона в отношении правового регулиро­вания оперативно-розыскной деятельности носят, в основном, от­сылочный характер. Так, в ст. 34 Федерального закона о содержа­нии под стражей указано, что в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений проводятся опера­тивно-розыскные мероприятия в порядке, предусмотренном за­коном. Закон в данном случае не имеет абстрактного характера. Во-первых, вышеуказанные положения ст. 34 Федерального зако­на о содержании под стражей идентичны основному смыслу и содержанию ч. 1 ст. 2 Федерального закона об ОРД («Задачи опе­ративно-розыскной деятельности»).

Во-вторых, оба названных Закона связаны и тем, что указан­ные в ст. 6 Федерального закона об ОРД оперативно-розыскные мероприятия составляют существо оперативно-розыскной деятель­ности, выражают ее цели и задачи и, следовательно, оперативно-розыскная деятельность в местах содержания под стражей регла­ментируется в первую очередь всеми положениями Федерального закона об ОРД.

Далее, в соответствии с Законом РФ «Об учреждениях и орга­нах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свобо­ды», следственные изоляторы как основной вид учреждений для содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совер­шении преступлений входят в уголовно-исполнительную систе­му. Следовательно, вопросы оперативно-розыскной деятельности в этих учреждениях могут быть предметом регулирования не только Федерального закона об ОРД, но и Закона об ОИН (см. ст. 2, 13, 14 этого Закона).

Имеется и еще одно заслуживающее внимания отсылочное по­ложение Федерального закона о содержании под стражей. Речь идет о том, что в соответствии со ст. 74 Уголовно-исполнительного кодекса РФ следственные изоляторы выполняют функции ис­правительных учреждений в отношении осужденных, оставлен­ных для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию. Следовательно, среди этой категории лиц оперативно-розыскная деятельность проводится с учетом положений Федерального за­кона об ОРД, Закона об ОИН и ст. 84 Уголовно-исполнительного кодекса РФ, регламентирующей задачи оперативно-розыскной деятельности в исправительных учреждениях. Налицо взаимоот­сылочные положения трех федеральных законодательных актов.

Нормы прямого действия, касающиеся форм и методов опера­тивно-розыскной деятельности, изложены в Федеральном законе о содержании под стражей в минимальном объеме. Так, перепис­ка подозреваемых и обвиняемых осуществляется только через ад­министрацию места содержания под стражей, она подвергается цензуре (мероприятие, аналогичное по способу, целям и задачам контролю почтовых отправлений, телеграфных и иных сообще­ний, т.е. предусмотренному п. 9 ч. 1 ст. 6 Федерального закона об ОРД). При необходимости это мероприятие может быть осуще­ствлено не только администрацией учреждения, но лицом или органом, в производстве которых находится уголовное дело (см. ст. 20 Федерального закона о содержании под стражей). Отсюда же вытекает и обязанность администрации места содержания под стражей препятствовать возникновению возможности для обви­няемых и подозреваемых нарушать установленный порядок пере­писки, выявлять и пресекать (в том числе и с помощью оператив­но-розыскных мероприятий) нелегальные каналы отправления и получения корреспонденции.

Нередко это делается в интересах соблюдения тайны следствия, т.е. создания условий для решения задач, связанных с раскрытием преступлений. Об этом прямо указано в ч. 2 ст. 20 («Переписка») Федерального закона о содержании под стражей, которая обязы­вает администрацию места содержания под стражей выявлять... «письма, содержащие сведения, которые могут помешать установ­лению истины по уголовному делу или способствовать соверше­нию преступления», и совершенные ... «тайнописью, шифром, содержащие государственную или иную охраняемую законом тай­ну». Такие письма адресату не отправляются, подозреваемым и обвиняемым не вручаются и передаются лицу или органу, в про­изводстве которых находится уголовное дело.

В свою очередь в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 7 и п. 3 ст. 7 Федерального закона об ОРД следователь, орган дознания, про­курор или судья при наличии возбужденного уголовного дела мо­гут поручить оперативным аппаратам мест лишения свободы про­вести необходимые оперативно-розыскные мероприятия в целях установления обстоятельств и сведений, содержащихся в нелегаль­но отправляемом или полученном заключенным письме, либо с помощью компетентных специалистов выявить тайнопись или шифр, установить подлинный смысл написанного, т.е. уточнить все фактические данные, необходимые для расследования по уго­ловному делу. Практика знает немало примеров выявления и пре­сечения оперативно-розыскным путем нелегальных каналов пе­реписки заключенных под стражу лиц.

Поручения следователя, органа дознания, прокурора или суда в подобных случаях излагаются в письменном виде с указанием тех фактических данных, которые необходимо добыть или прове­рить оперативно-розыскным путем. Выбор конкретных оператив­но-розыскных мероприятий для выполнения поручения остается за оперативным работником либо иным специалистом органа — субъекта ОРД.

Поручение или указание следователя о проведении оператив­но-розыскных мероприятий, связанных с перепиской заключен­ных под стражу лиц, направляется тому органу — субъекту ОРД, в предмет ведения которого входит осуществление оперативно-ро­зыскной деятельности в целях выявления, предупреждения и рас­крытия соответствующих преступных деяний.

В частности, сведения, выявленные в ходе контроля за пере­пиской заключенных под стражу лиц и содержащие факты или иную информацию о терроризме, нарушениях требований о со­блюдении государственной тайны и т. п., целесообразно прове­рять органам безопасности. Если из переписки усматриваются сведения о контрабанде, незаконном экспорте или импорте това­ров, наркотиков, оружия и т.п., то их проверка осуществляется органами безопасности и таможенных органов. Соответственно, сведения из переписки заключенных под стражу лиц, проверка и реализация которых отнесена законом к ведению органов внут­ренних дел, могут проверяться оперативно-розыскным путем под­разделениями уголовного розыска, службы по экономическим преступлениям, по борьбе с организованной преступностью, опе­ративно-техническими аппаратами и другими подразделениями органов внутренних дел, являющимися субъектами ОРД.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в папке Правоохранительные органы ответы на экзамен