Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

История зарубежной журналистики

.docx
Скачиваний:
2
Добавлен:
10.06.2019
Размер:
254.12 Кб
Скачать

Развивая достигнутый успех, Б. Франклин в 1741 создал первый в англ. колониях журнал – «Дженерал Мэгэзин». Одновременно стал выходить «Америкэн Мэгэзин» Эндрю Брэдфорда. Оба эти журнала просуществовали недолго, но положили начало новому виду периодических изданий в Америке.

Такие успехи америк. журналистики во многом объясняются относительной свободой слова в англ. Америке по сравнению с европейскими странами, не исключая и Англию. Однако и там известны случаи преследования журналистов за свободомыслие. Так, в 1734 за критику губернатора был арестован издатель «Нью-Йорк Уикли Джорнэл» Питер Зенгер. Почти год провел он в тюрьме в ожидании суда, вынесшего оправдательный приговор. Но если в Англии аресты журналистов в то время были обычным явлением, а в большинстве европейских стран существовала предварительная цензура, то в англ. Америке цензуры не было, преследования за свободомыслие не вошли в систему, а решение присяжных по делу Зенгера создавало важный судебный прецедент. В целом, можно сделать вывод, что к началу Войны за независимость америк. журналистика добилась блестящих успехов. Несмотря на плохие пути сообщения, она охватила больший процент населения, чем журн-ка европейских стран, и сыграла важную роль в просвещении и информировании жителей колоний, а также послужила подъему национального самосознания американцев.

Американская печать в годы войны за независимость

Английская Америка стала первой страной, освободившейся от колониальной зависимости.

Путь к независимости проходил через поля сражений, и американская революционная печать немало способствовала духовному сплочению молодой нации против угнетателей. С давних пор английская корона рассматривала свои колонии как резервуар, из которого могли черпаться средства, необходимые для участия в большой европейской политике и ведения войн. Интересы самих колоний при этом не учитывались. Такая политика усилилась в 1760-е, когда в колониях стали вводиться новые крайне непопулярные налоги.

Наибольшее возмущение вызвал введенный в 1765 гербовый сбор – налог на деловые бумаги и печатную продукцию. В Англии налог на газеты был введен в 1712, но особого сопротивления не встретил. Наоборот, в колониях начался массовый бойкот гербового сбора, и пресса, особенно от него страдавшая, возглавила кампанию протеста. С этого момента революционная американская печать стала одной из наиболее активных сил общества. Дальнейшее развитие событий привело к провозглашению колониями независимости (4 июля 1776) и Войне за независимость, окончившейся победой молодой нации.

Война за независимость продолжалась с 1775 года (первое столкновение с английскими войсками у Конкорда и Лексингтона) по 1783 год (подписание Парижского мирного договора), но движение протеста против колониального господства Англии началось раньше. В 1765 году в Нью-Йорке было создано нелегальное общество «Сыны свободы», которое возглавляли радикально настроенные мелкие торговцы. Они выступали не только инициаторами бойкота английских товаров, но и требовали политического равноправия, ставили под угрозу привилегии местной элиты. Революция началась в низах, её развивали простые американцы, и именно они были главной действующей силой на первом, наиболее важном этапе революции. Позиция так называемых «умеренных» американцев, главным образом крупных землевладельцев, вначале была явно проанглийской. Один из «отцов-основателей» США Г.Моррис высказался за «воссоединение с родительским государством», дабы не оказаться «под владычеством мятежной черни». Но наиболее дальновидные, стремившиеся к независимости представители элиты довольно быстро взяли под свой контроль революционное движение.

В течение всей войны внутри революционного движения боролись две тенденции, две силы, столкнувшиеся в Гражданской войне.

Безусловно, расстановка политических сил в американской революции нашла своё отражение в журналистике этого периода. Политический памфлет, получивший небывалое развитие в эпоху английской революции, остается одной из ведущих форм журналистского творчества, но и газета во времена войны за независимость в США становится на один уровень с памфлетом.

Во время любой войны или революции интерес к новостям резко возрастает, и спрос на газеты увеличивается. Но суровые военные условия затрудняют издательскую деятельность, особенно, если война ведется на своей территории. Так было и в ту войну, причем число газет в 1775-1783 уменьшилось с 48 до 38. Многие были закрыты военными властями.

Наиболее влиятельным и последовательным революционным изданием была «Бостон Газетт», издававшаяся известным общественным деятелем и видным журналистом Самуэлем Адамсом. Военные новости в этой, как и в других газетах, были отрывочными и не особенно достоверными, поскольку газеты еще не имели штатных военных корреспондентов и нередко должны были питаться слухами. Значительное место в «Бостон Газетт» отводилось описаниям актов насилия оккупантов. Английское командование всячески отрицало свою вину, но после того, как в 1770 войска открыли огонь по мирной демонстрации, эта газета вышла в траурной рамке с изображением 4 гробов – по числу жертв, а затем ежегодно напоминала читателям о трагедии.

Влияние этой газеты было столь велико, что когда Адамс заявил, что располагает доказательствами причастности губернатора Хатчисона к введению гербового сбора (эти доказательства он так и не предъявил), толпа сожгла дом губернатора.

Наибольший тираж (3500 экз.) имела в те годы бостонская революционная газета «Массачусетс спай». Секрет успеха состоял в том, что ее издатель, Исайа Томас, делал ставку на низшие слои, писал простым языком и продавал газету за полцены. В какой-то мере это издание предвосхитило массовые газеты 19 века.

Тяжелые испытания выпали на долю нью-йоркских революционных газет. Этот город почти всю войну был оккупирован англичанами, и газеты издавались в эвакуации, в отрыве от их основной аудитории. В отличие от Нью-Йорка Филадельфия была оккупирована англичанами всего 9 месяцев (сент. 1777-июнь 1778), что упрощало издание революц. филадельфийских газет.

Наряду с многочисленными примерами самоотверженной борьбы в истории Войны за независимость известны случаи политического лавирования и компромиссов. Это в полной мере относится к газете «Филадельфия Ивнинг Пост». Ее издатель, Бенджамин Таун, начинал в 1775 как ярый патриот. После вступления в 1777 в город англичан он переметнулся на их сторону, но когда на следующий год американская армия вернулась, он с прежним пылом, как будто ничего не произошло, принялся выступать за независимость. Объявляясь большим другом всех сменявшихся в городе властей, Таун смог избежать эвакуации с ее неизбежными трудностями, и в 1781 впервые в Америке «Филадельфия Ивнинг Пост» стала ежедневной газетой. Однако частые смены курса оттолкнули от газеты читателей, она стала выходить нерегулярно, а в 1784 закрылась.

Поскольку подавляющее большинство газет в годы войны выходило еженедельно, а важное известие могло прийти задолго до выхода очередного номера, то часто делались экстренные выпуски. Так постепенно амер. журналистика приближалась к возникновению ежедневной печати. Первой регулярно выходившей ежедневной газетой стала «Пенсильвания Пэкет» (с 1784 в Филадельфии).

Делая выводы, нельзя не отметить важного вклада в борьбу за независимость, внесенного американской печатью. Несмотря на трудности военного времени, журналистика вышла из войны окрепшей, завоевавшей гарантии свободы слова и уважаемое место в американском обществе.

Борьба федералистов и республиканцев. Журналистика США в конце 18 века

В 1783 Англия признала США, заключив с ними мир. Однако в действительности такого государства еще не существовало. Имела место конфедерация штатов с весьма слабой, а порой и просто призрачной центральной властью. При относительно зажиточном населении правительство постоянно нуждалось в деньгах, так как у него не было возможности собирать, а у населения – желания платить регулярные налоги. В суровую зиму 1780, когда америк. армия замерзала на зимних квартирах, Вашингтон писал конгрессу: «У нас нет ни денег, ни кредита даже на покупку досок для дверей наших хибар…» И все это происходило на фоне относительно материального благополучия населения, не желавшего платить налоги. Если в годы войны Конгресс был вынужден хоть как-то содержать свою армию, то после заключения мира она была сокращена до 100 человек! У центральной власти не было ни армии, ни чиновников – исполнителей ее воли на местах, ни денег – ничего, кроме долгов.

В послевоенный период в США складываются две партии – федералистов и республиканцев. Федералисты (1787-1800) выступали за сильное государство с армией и чиновничеством, высокие налоги и расходы на оплату государственного аппарата, долгов и развитие промышленности. Республиканцы (не следует путать с сегодняшней республ. партией США) были сторонниками слабого правительства, местного самоуправления, минимальных налогов и государственных расходов.

В период с 1763 по 1783 годы американские типографии, число которых достигло двухсот, выпустили в свет около 9 тысяч печатных изданий – газет, книг, плакатов. Все эти издания были полем боя в политической дискуссии, которую вели федералисты и республиканцы. В ней участвовали практически все лидеры американской революции, за исключением, может быть, Д. Вашингтона. Но наиболее яркими представителями двух противоположных сторон, принимавших участие в этой революции, были Томас Джефферсон, Томас Пейн и Александр Гамильтон.

Журналистика принимала активное участие в послевоенной политической борьбе. Конец 18 в. – эпоха расцвета партийной печати как в США, так и в Англии. Оставаясь частными, газеты того времени обычно ориентировались на политические партии и служили их рупорами, а не третейскими судьями, как это чаще всего бывает сейчас. Почти все газеты молодой республики разделились на федералистские и республиканские, так, что в каждом мало-мальски значительном городе обе партии были представлены своими газетами.

Богатый плантатор из Вирджинии Томас Джефферсон – один из «отцов-основателей» нации, видный политический деятель, публицист и президент США – запечатлен в истории этой страны не только как один из лидеров американской революции, но прежде всего как создатель знаменитой Декларации независимости («Декларация представителей США, собравшихся на общий конгресс», 1776 г.). Это произведение Т. Джефферсона аккумулировало в себе лучшие идеи английского, американского и французского Просвещения. В нем нашла выражение идея построения справедливого демократического общества, основанного на доверии к человеку, его разуму. Автор Декларации выступает как соратник теории «естественного права», последователь философа Джона Локка, в творчестве которого он почерпнул для себя идею «собственных свобод» граждан и ограниченности функций государства. Декларация независимости написана идеалистом. В ней провозглашаются высокие принципы права каждого человека на «жизнь, свободу и стремление к счастью». В ходе развития истории американского общества понятие «счастье» стало равнозначно материальному успеху. Таким образом идеалистическая Декларация стала краеугольным камнем американского образа жизни и мышления. Т. Джефферсон был лидером противников сильной власти и создания централизованного государства в США. После окончания Гражданской войны он вел активную полемику по этому вопросу с А. Гамильтоном.

Первой республиканской газетой стала «Нэшнал Газетт», издававшаяся поэтом Филиппом Френо на деньги госдепартамента, который возглавлял Томас Джеферсон. Хотя она финансировалась не так щедро, как ее главная федералистская соперница, благодаря своей близости к госсекретарю она была лучше информирована о международных делах.

Наиболее популярной республиканской газетой была ежедневная филадельфийская «Аврора» (1790-1822). Ее издатель, внук Б. Франклина Бенжамин Бах, был одним из последних представителей «персонального журнализма». Все создание номеров газеты, начиная со сбора новостей и заканчивая типографской работой, лежало на нем одном. Рабочий день Баха продолжался 15-17 часов – и так каждый день, кроме воскресенья. Баху удалось выявить и опубликовать немало сенсационных материалов, как, например, крайне невыгодный для США и потому державшийся правительством федералистов в тайне договор Джея с Англией. Работа в типографии над номером была закончена к утру 29 июня 1775. К тому времени в ожидании новостей у издательства собралась большая толпа. Передав тираж продавцам, Бах сразу же пошел организовывать митинги протеста против договора Джея.

Полемика между газетами и их нападки на политических противников были крайне резкими и изобиловали, как бы сейчас сказали, «непарламентскими» выражениями. Но то, что кажется нам сейчас дикостью, было нормой в спорах между соперничавшими партиями и газетами того времени. Широко известно, насколько велик в США престиж Джорджа Вашингтона. Но так кажется лишь со стороны. А для республиканских газет первый президент был выразителем идей федералистов, а стало быть – мишенью для нападок. «Если один человек способен оболванить целую нацию – то такой человек – Вашингтон», - злословила республиканская «Аврора». В своей критике первого президента эта газета далеко вышла за рамки разумного и объявила его английским шпионом!

Конец 18 века дал первые примеры «макрекерской» журналистики, то есть журналистики, специализирующейся по разоблачениям. Особую роль здесь сыграла «Ричмонд Экземинер» Джемса Каллендера, ранее высланного из Англии, где он был известен своей скандальностью. В Америке он стал влиятельным республиканским журналистом. Не довольствуясь обычной руганью в адрес политических противников, Каллендер начал изучать их биографии. Результат не заставил себя ждать. Вскоре ему удалось найти и опубликовать сенсационную новость: лидер враждебной партии, почтенный отец семейства Гамильтон (о нем мы еще будем говорить далее) за счет своего министерства содержит любовницу! Новость потрясла Америку, и в атмосфере назревавшего скандала Каллендер чувствовал себя, как рыба в воде. Вопреки советам друзей и элементарной осторожности Гамильтон опубликовал ответ, в кот. излагалась вся правда: деньги министерства выплачивались любовнице не добровольно, а по причине шантажа. Расчет Гамильтона на то, что его страстная исповедь вызовет симпатии сограждан, не оправдался. Напротив, в выигрыше оказался Каллендер, так как его информация подтвердилась из первых рук. На политической карьере Гамильтона можно было поставить крест.

Чтобы защититься от нападок прессы, правительство федералистов провело в 1798 через Конгресс законы, согласно которым клевета на президента или Конгресс карались большим штрафом и тюремным заключением на срок до пяти лет. Но само понятие клеветы на практике могло трактоваться весьма широко и включать в себя любую критику в адрес правительства. Так, например, журналисту Томасу Куперу, назвавшему президента Адамса некомпетентным, на суде было предложено доказать, что президент не в состоянии справиться с обязанностями, в противном случае его заявление признавалось клеветой. Доводы Купера не убедили суд, журналист был оштрафован и отправлен в тюрьму.

В первые месяцы действия закона было арестовано 25 человек, из которых 10 признаны виновными. Семеро лиц, признанных виновными, были журналистами. В их число входил и Каллендер, сильно досадивший правительству своими нападками.

Однако новый закон все же не повис дамокловым мечом над американской прессой, а скорее сыграл роль бумеранга, вызвал всеобщее возмущение.

Непопулярные законы были одной из причин поражения федералистов на очередных выборах. В 1800 президентом США был избран республиканец Джефферсон, прекративший аресты и выпустивший из тюрем осужденных. Новому президенту пришлось сполна испытать на себе всю горечь унижения своего предшественника. Федералистская пресса обрушилась на него с той же яростью, с какой в прошлом республиканская нападала на Адамса.

Помилованный Джефферсоном Каллендер сразу же начал изучать прошлое своего освободителя. Поиски опять увенчались успехом: выяснилось, что у нового президента имеется наложница-мулатка. Верный своему правилу делать личное общим достоянием, Каллендер незамедлительно опубликовал эту новость.

Джефферсон – как ни велик был соблазн – не возобновил массовые гонения на печать. Его убеждения в необходимости свободы слова любой ценой остались незыблемы. Сам он в 1802 заявлял, что готов защищать даже право на ложь, так как народ в конечном итоге сможет отличить ее от правды. Весьма любопытно его высказывание, сделанное несколько ранее: «Если бы пришлось выбирать, иметь ли нам правительство без газет или газеты без правительства, я без колебаний выбрал бы последнее». Выдающийся человек своего времени, Джефферсон является не только одним из основателей либеральной концепции свободы печати, базирующейся на принципах либерализма. В приведенном выше высказывании звучит не только идея свободы печати, но и приверженность либеральной программе слабого правительства, опоры на частную инициативу и твердый индивидуализм. С приходом в 1800 республиканцев к власти эти идеи восторжествовали и стали лейтмотивом развития американского общества в течение всего 19 века.

Итоги: Американская революция развивалась в 2-х направлениях: 1 – освободительная борьба за национальную независимость, 2 – борьба между аристократами и демократическими слоями населения. Политический памфлет. В 1690 – появились типографии, установилось почтовое сообщение, первая газета «Паблик Океренсиз». Язык первых газет тяжелый и неуклюжий. Братья Франклины – новая страница в истории прессы. Появление сатирической журналистики. Б. Франклин – проповедник идей просвещения – сочетает различные жанры (сатира и зарождение нации и единства). Первая газета южного штата в 1729 основана Парксом. К 1775 в 13 колониях выходит 48 газет.

Война за независимость – печать стала одной из наиболее активных сил общества. Газета становится на один уровень с политическим памфлетом. «Бостон Газетт» - влиятельное революционное издание Адамса. С 1784 выходит ежедневная газета. Борьба в прессе федералистов и республиканцев. Расцвет партийной печати. Лидер республиканцев – основатель нации – Томас Джеферсон. «Аврора» – газета республиканцев. Конец 18 в. – первые примеры «маркрекерской» журн-ки. Деятельность Каллендера.

Лидеры республиканцев и федералистов. Свобода слова в США

Томас Пейн – английский ремесленник, самоучка, убежденный гуманист и сторонник теории «естественного права». Он прибыл в Америку накануне революции и сразу же стал её активным участником, более того – вдохновителем американцев. Ещё до отплытия в Америку Пейн познакомился и близко сошелся с известным американским просветителем Б.Франклином, который и дал ему свои рекомендации в Филадельфию. В 1775 году Т.Пейн уже был редактором ежемесячного «Пенсильванского журнала», издаваемого Робертом Эйткином. За три месяца работы англичанина в журнале число его подписчиков увеличилось с 600 до 1500. Статьи, подписанные «Эзоп», «Атлантикус», «Голос народа» отличались остроумием, простотой и ясностью изложения, точностью и яркостью языка. Пейн был великолепным журналистом. Он писал легко, быстро, почти не правил свои рукописи. Первые идеи, которые им овладели сразу же на американской земле, были: отмена рабства (статья 1775 г. «Африканское рабство в Америке») и антиколониальная борьба (статья 1775 г. «Серьезная мысль»).

После первых столкновений «сынов свободы» с англичанами в январе 1776 года в Филадельфии вышла в свет маленькая книжка под названием «Здравый смысл». Это был памфлет Томаса Пейна, всколыхнувший всю Америку. Он не просто принес славу автору, он стал знамением, гимном американских борцов за независимость. Такой популярности не знало ещё ни одно печатное издание в Америке. Тираж памфлета достиг 500 тысяч экземпляров. Он буквально завладел умами американцев и обратил всех в сторонников независимости.

«Здравый смысл» – это призыв к борьбе. «Все разрешится в бою», - писал его автор. Но это не только лозунг. В памфлете дано обоснование естественного права американского народа на борьбу за независимость. Следовать этому праву и было здравым смыслом, к которому взывал Пейн: «Нам принадлежит неотъемлемое право иметь собственное правительство и всякий, кто всерьез поразмыслит над непрочностью человеческих дел, придет к убеждению, что куда разумнее и безопаснее хладнокровно и обдуманно выработать собственную конституцию, но это в нашей власти, нежели доверять столь значительное дело времени и случаю».

Сила памфлета заключалась не только, вернее не столько в изложении теории естественного права, здесь Пейн был лишь последователем своих великих предшественников Гоббса, Руссо, а в том, что он сделал эту теорию доступной и близкой народу, изложил её на языке народа убедительно и страстно. Вот как просто он объясняет причины образования договорного государства: «Сила одного человека настолько не соответствует его потребностям…что он вскоре будет вынужден искать помощи и облегчения у другого, который в свою очередь нуждается в том же». Монархию, тиранию Пейн не просто отрицает, он её бичует, проклинает, уничтожает, высмеивая: «Для Бога и общества один честный человек нужнее, чем все коронованные разбойники, когда-либо жившие на земле».

После выхода в свет «Здравого смысла» Пейн становится трибуном «независимых». Он принимает участие в военных действиях и продолжает писать. В «Пенсильванском журнале» в течение последующих 7 лет печатается серия из 13 статей под названием «Американский кризис», в которых затрагиваются главные проблемы военных лет: предательство лоялистов, шпионаж в пользу Англии, финансовый хаос, проблемы управления рождающимся государством, национальное единство и т.д. Именно в одной из статей этого цикла впервые прозвучало название Соединенные Штаты Америки.

После подписания Парижского мирного договора, когда молодое американское государство вступает в период строительства того, что впоследствии получит название американской демократии, т.е. в период законодательного устройства, проходивший в условиях яростной дискуссии сторонников «сильной власти» и республиканской демократии Т.Пейн выступает на стороне республиканцев. В это время он становится членом «Общества политических исследований», созданного Франклином. Он выступает в защиту Пенсильванской конституции и автономии штатов. В 1786 году выходит его трактат «Рассуждение о государстве, банках и бумажных деньгах», в котором он выступает за ликвидацию бумажных денег, выпущенных в огромном количестве в тяжелые времена войны, и за сохранение банка. Но, в отличие от Гамильтона и его богатых сторонников, Пейн предполагает, что банк будет служить всем классам, станет поддержкой и беднякам.

Помимо журналистики Пейн имел ещё много увлечений и занятий. Он интересовался буквально всем, справедливо отмечая, что в его жизни не было и пяти минут, когда бы он что-либо не изучал. Одним из таких увлечений был проект постройки моста. Однако в Америке эту идею ему не удалось осуществить, поэтому в 1787 году он отправился во Францию с надеждой реализовать свой проект в Европе. Таким образом он оказался в Париже накануне Великой французской революции и стал участником двух величайших событий 18 века.

Томас Пейн был активным участником Великой французской революции. В 1791 году он издавал в Париже вместе с Кондорсе газету «Республиканец». Он выступал как активный пропагандист идей этой революции и её защитник. В 1790 году в Англии вышел памфлет Берка «Размышления о французской революции», лживый пасквиль, порочивший идеи и лидеров этой революции. В ответ на памфлет Берка Т.Пейн пишет памфлет «Права человека», в котором дает объяснение и оценку Великой французской революции, но с точки зрения мелкого буржуа. Великая французская революция достигла качественно более высокого уровня, в своем классовом развитии она пошла дальше американской. Противоречия классов, вылившиеся в США в дискуссию законодателей, во Франции нашли свое выражение в битвах более кровопролитных. Т.Пейн не пошел за якобинцами, он высказался против казни короля, его испугал террор. Он остался с жирондистами. Может показаться странным, что человек, клеймивший «коронованных разбойников», призывавший к войне с ними, оказался в одном лагере с французской крупной буржуазией и монархистами. Но мелкобуржуазный идеализм часто приводит к непоследовательности в революции.

Рассуждения Пейна о революциях объясняют его позиции в 90-е годы: «Размышляя о революциях, легко постичь, что они могут возникать из двух различных причин: одни, чтобы избежать или освободиться от бедствия, другие, чтобы получить большее и положительное благо; обе они могут различаться по названиям на активные и пассивные революции. В тех, которые происходят по первой причине, характер становится гневным и раздраженным, а исправление положения, вызванное его опасностью, слишком часто омрачается местью.

Но в тех, которые происходят по второй причине, сердце, скорее воодушевленное, чем взволнованное, спокойно вникает в существо дела. Разум, дискуссия и убеждение становятся оружием в споре».

Возвратившись в Америку в 1802 году, Пейн продолжал заниматься журналистикой. В республиканской газете «Нешнл интеллидженсер» было опубликовано 8 его писем «К гражданам Соединенных Штатов», в которых он поддерживал политику Джефферсона и продолжал борьбу против федералистов.

Апологетом федералистов был Александр Гамильтон, министр финансов и безусловно незаурядная личность, журналистское творчество которого приняло особо активные формы на втором этапе американской революции, когда проблема завоевания независимости была уже практически решена и на повестке дня значился вопрос о формах государственного устройства США, т.е. на этапе столкновения сторонников демократии и сильного централизованного государства. Особенно ярко это столкновение отразилось в дискуссии, которую А. Гамильтон вел с Т. Джефферсоном, лидером республиканцев.

Американская исследовательница С. Каньё назвала Александра Гамильтона «Руссо правых», в какой-то степени это верно, поскольку он всегда призывал к подчинению личных интересов интересам национальным и видел в этом высшую добродетель. Но самым безупречным блюстителем национальных интересов, по его же мнению, может быть только монарх или губернатор, одним словом, представитель сильной власти, так как «республика не допускает решительного правления, в котором и состоит все достоинство государства». Позиция Гамильтона была очень сходна с позицией английского философа Гоббса, основоположника теории естественного права.

А. Гамильтон принимал участие в войне за независимость. Он был адъютантом Д. Вашингтона и проявил себя на этой должности как человек талантливый и целеустремленный. Но истинным его призванием была политическая деятельность. После окончания войны он завершает юридическое образование и активно включается в общественную жизнь США. Одной из форм этой активности была журналистика.