Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Оскорбление религиозных чувств и свобода творчества в медиа.docx
Скачиваний:
1
Добавлен:
10.06.2019
Размер:
542.02 Кб
Скачать

3. «Дело Pussy Riot» как катализатор законодательных инициатив

3.1 Медактивность адвокатов участниц группы Pussy Riot

Адвокаты участниц группы Pussy Riot – М. Фейгин, Н. Полозов, В. Волкова - во время судебного процесса активно взаимодействовали с медиа. Они устраивали пресс-конференции, выступали с обличительными речами в адрес российской юстиции и руководства страны, от имени группы общались с российскими и зарубежными журналистами, давали интервью, активно использовали «твиттер» и другие социальные сети. Журналист Л. Парфенов в итоговой программе за 2012 году на телеканале «Дождь» даже сравнил их в этой связи с «поп-звездами»145.

За период от 21 февраля до 17 августа 2012 года в различных видах СМИ (пресса, информагентства, ТВ, радио, Интернет-издания) из различных регионов (центральная, региональная, зарубежная) адвокаты были упомянуты следующее количество раз: Н. Полозов – 9 474 раза146, В. Волкова – 9 242 раза147, а М. Фейгин – 5 354 раза148.

Рисунок 10149 (см. Приложение 1) демонстрирует количество упоминаний адвокатов в центральной прессе, начиная с даты самой акции и до вынесения приговора – 17 августа 2012 года по неделям.

Судя по графику, интерес со стороны прессы рос прямо пропорционально развитию самого дела: если в феврале 2012 года о В. Волковой упомянули только 94 источника, то к началу августа таких насчитывалось уже 549.

Интересно сравнить упоминаемость самой группы Pussy Riot и адвокатов участниц. Результаты представлены на рисунке 11150 (см. Приложение 1).

Безусловно, внимание прессы к участницам группы Pussy Riot сохранялось за весь рассматриваемый период на очень высоком уровне. Однако иногда частота упоминаний имен адвокатов приближалась к количеству упоминаний о самих активистках (например, 20.05.2013, 27.05.2013).

Стоит отметить, что чаще151 всего комментарии адвокатов и их интервью звучали в следующих СМИ: «Эхо Москвы», «Радио Свобода», «BBC», «Slon.ru», «Голос России», «РАПСИ», «Право.ру», «Росбалт», «Накануне.ru», «Русская служба новостей», «Фонтанка.Pу», «Голос Америки», «Новая газета», «Грани.ру», «Ты-репортер», «Новые известия», ТК «Дождь». Можно отметить, что часть из названных СМИ являются информационно направленными (нацелены на передачу новостей), а другая часть изданий настроена оппозиционно. В комментариях адвокатов нередко можно было услышать следующие выражения: «принципиальная позиция девушек, их несогласие, их протест, который выразился, собственно говоря, в подобном поведении и на предварительном следствии, и в суде, вызвали значительное сочувствие и поддержку со стороны их сторонников»; «просить о помиловании девушки не намерены»; «суд на всех его стадиях процесса и собственно предварительное следствие не были беспристрастны, они носили обвинительный характер, репрессивный характер»; «задача была изначально политически поставлена – посадить, она достигнута»; «надеюсь, этот приговор даст толчок гражданскому обществу России к тому, чтобы как-то сорганизоваться и дать отпор власти как механизму насилия и репрессий»; «свободу отбирают у всей страны»; «эта угроза уничтожения освободительных, эмансипационных сил России».

Можно сделать вывод о том, что адвокаты активно использовали медиа для придания огласки позиции защиты и активисток, также они привлекали внимание целевых групп общественности (оппозицию, власть, международное сообщество, правозащитные организации). Интересно отметить, что для наибольшего охвата целевой аудитории адвокаты выходили за рамки традиционной прессы. Они активно использовали Интернет-пространство (писали комментарии в «твиттер», «фейсбук», тексты в блоги), участвовали в интерактивных шоу на телевидении, давали комментарии по радио. Своей медиаактивностью они во многом сконцентрировали исходящую по делу информацию на себе, как бы став «голосом» самих активисток.

Стоит отметить, что кроме комментариев в медиа, касающихся судебного процесса, адвокаты предпринимали и другую самостоятельную медиаактивность. Например, М. Фейгин решил зарегистрировать в нескольких странах бренд Pussy Riot, закрепив право его владения за собой. Кроме того, адвокат решил заняться съемками документального фильма. Так, в апреле 2013 года он заявил: «Ждите сенсационной часовой документальной картины Pussy Riot. Inferno. Пусть недоброжелатели вздрогнут! Мы начинаем работу над собственным фильмом с правдивой версией событий этого громкого дела»152.

Таким образом, благодаря активной позиции и использования различных форм медиа, неизвестные ранее широкой общественности адвокаты стали знаменитыми. Так, в настоящее время бывшие защитники Pussy Riot активно153 привлекаются к комментариям уже по другим темам с оппозиционным контекстом: дело против создателя социальной сети «вконтакте» П. Дурова, «Болотное дело», «дело Кировлеса» против оппозиционера А. Навального и другие. Очевидно, что медиа могут эффективно влиять на формирование узнаваемой личности и на отношение к ней общества. Обладая специфическими возможностями влияния, медиа довольно четко воздействуют на общественное мнение и личностное мировоззрение, а в силу своей всеобщности и всеохватности способны формировать новые, легко узнаваемые популярные образы.

Однако чрезмерная активность защитников группы и привлечение с их стороны внимания к самой акции не прошла бесследно. Депутаты Госдумы России выступили с инициативой внести в ФЗ «Об адвокатуре» ограничения адвокатов на выступления в СМИ и участие в общественной деятельности. Данная инициатива прозвучала во время парламентских слушаний с участием представителей адвокатского сообщества. Депутаты формально были возмущены тем фактом, что Виолетта Волкова опубликовала переписку со своей доверительницей. Парламентарии призвали адвокатов «лучше заботиться о своих рядах»154. Мы предполагаем, что фактической причиной могла стать критика политической системы и демократических принципов в России, которая часто звучала в комментариях защитников Pussy Riot.

Депутаты выступили с инициативой прописать в законодательстве запрет адвокатам давать какие-либо комментарии, касающиеся дел и заверителей, в СМИ. Более того, адвокатам может быть запрещено заниматься общественной деятельностью, под которой депутаты подразумевали участие в оппозиционных движениях и митингах. Председатель комитета Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству В. Плигин отметил, что «в рамках различных разговоров действительно ставится вопрос об этичности комментариев в СМИ не самих дел, а моментов, касающихся отношений с доверителем»155.

На момент написания данной работы указанные поправки в закон «Об адвокатуре» ещё не приняты. В адвокатском сообществе целесообразность принятия данного закона вызывает глубокие сомнения. Можно предположить, что в случае принятия данного закона, представители власти смогут ограничивать свободу выражения мнения в медиа адвокатов, участвующих в резонансных делах, в том числе, защищающих оппозиционно настроенных граждан. Например, председатель Ассоциации адвокатов России за права человека Е. Архипов уверен, что с помощью данного закона «любого адвоката можно будет лишать статуса. Эти предложения связаны с резонансными делами: Болотным, по Манежке, Pussy Riot — решили заткнуть рот»156. В случае принятия поправок и использования их за рамками допустимых ограничений, связанных со свободой выражения, можно будет говорить об ужесточении законодательства в области права на свободу мысли и слова, коснувшемся и профессиональное сообщество адвокатов, которые нередко используют СМИ как площадку для выражения своего мнения в рамках защиты оппозиционно настроенных лиц.