Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Медиафрейминг как инструмент конструирования общественного мнения (на примере освещения российских выборов в.docx
Скачиваний:
6
Добавлен:
10.06.2019
Размер:
594.63 Кб
Скачать

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования

«Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»»

Факультет коммуникаций, медиа и дизайна

Выпускная квалификационная работа

МЕДИАФРЕЙМИНГ КАК ИНСТРУМЕНТ КОНСТРУИРОВАНИЯ ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ (НА ПРИМЕРЕ ОСВЕЩЕНИЯ РОССИЙСКИХ ВЫБОРОВ В ВЕЛИКОБРИТАНИИ)

Максимова Диана Владимировна

Москва – 2018

Содержание

Введение

Глава 1. Роль фрейминга в массовых коммуникациях

1.1 Язык медиа и теоретические основы фрейминга: история, типология и модели

1.2 Фрейминг новостей и процесс фреймирования: фрейм-инструменты, фрейм-эффект и фрейм-идентификация

Глава 2. Политизация СМИ: медиа как инструмент политической коммуникации в мире глобальной интеграции

2.1 Легитимность в условиях глобализации: международное признание демократичности политических процессов и мягкая сила

2.2 Политический дискурс в медиа: формирование образа России в иностранных СМИ

Глава 3. Эмпирическое исследование: Президентские выборы в России как объект медиа освещения в британских СМИ

3.1 Описание исследования британских СМИ на наличие антидемократического фрейма

3.2 Результаты контент-анализа

3.3 Результаты онлайн-опроса

Заключение

Список использованной литературы и источников

Приложение

Введение

Избирательной кампании федерального уровня всегда соответствуют такие характеристики, как, например, повышение социальной активности граждан; особое внимание населения к существующим проблемам страны, не только внутренним, но и внешним. Кроме того, в этот же период можно наблюдать особенно сильное внимание международной общественности к, казалось бы, внутреннему событию страны, но, от которого, в свою очередь, во многом зависит множество внешних решений. Именно поэтому еще одной характеристикой можно выделить особенно интенсивную деятельность различных средств массовой информации, опять же не только со стороны государственных, но и со стороны международных медиа площадок. Отсюда же сильно повышается интерес исследователей массовых коммуникаций. Избирательный процесс представляет собой возможность изучения множества интересующих нас социальных взаимодействий, преобразований, любых активностей со стороны общественности. Именно в это время возможно наглядно отследить и проанализировать то, каким образом и как сильно медиа могут повлиять на мнения, убеждения, поведение и даже поступки и желания людей.

Для таких гуманитарных наук, как политология, психология, социология, коммуникативистика и других смежных с ними дисциплин электоральные процессы вообще представляются объектами значительного множества исследований. А роль СМИ в этих процессах изучается исследователями уже более ста лет. Но медиа, как инструмент, во многом претерпевает всяческие изменения в силу таких факторов, как технологическая революция, а также процессы мировой глобализации. Мир превращается в единую информационную площадку, в которой медиакоммуникации значимы почти для всех. Процесс медиатизации охватывает все сферы человеческой жизни, влияя не только на личностном, но и на общем социальном уровне. Медиатизация влияет на порядок коммуникаций, трансформирует способы общения, модернизирует процессы передачи информации, изменяет образ жизни, образ мышления. Медиа в наше время представляют собой особую ценность, в частности, для имиджа государства. Образ страны конструируется через различные каналы, влияя как на собственных граждан, так и на представителей других стран. Именно это оставляет медиа в центре научного интереса современных исследований.

Легитимность политических процессов также оставляет на себе фокус внимания, особенно в период, когда государство стоит на пороге перемен и находится в том процессе трансформации общественных и государственных установок. После завершения авторитарных режимов и наступления своего рода «смутного времени» значение легитимных оснований для стабильной политической власти в стране значительно выросло. И сейчас выборы становятся тем самым инструментом легитимации власти, гарантом справедливости и признаком демократии в России. Эксперты связывают такие показатели доверия населения, например, с расширением списков кандидатов, которые пришли впервые участвовать в предвыборной гонке.

Однако, признает ли Запад легитимность президентских выборов в России? С учетом того, что признание данных выборов зависит во многом не только от официально-заявленного строя государства, но скорее от отношений России и Запада, нарастающей конфронтации между ними, и даже от своего рода паблицитного капитала государства в общем. На данный момент, во многих западных СМИ уже проявляются некоторые упоминания того, что выборы могут быть нелегитимными по таким причинам как, например, отказ в регистрации на гонку оппозиционера Алексея Навального, или же голосование среди жителей полуострова Крым, который с точки зрения международного права все еще не является территорией России.

Актуальность:

Вопрос легитимности и демократического признания выборов в России, будь то выборы 2012 года или выборы в Госдуму, почти всегда остро стоит на Западе. В силу существующих последних особенностей отношений России с Западом выборы нынешнего года особенно сильно приковывают внимание и представителей власти, и западных экспертов, и общественности в целом.

Легитимность власти как предмет исследований преимущественно рассматривается во внутригосударственных рамках. Академическая литература предоставляет мало информации в рамках коммуникаций по международному признанию и международной легитимности помимо её прямой связи с международным правом, юридической обоснованности власти, проявлений в гуманитарных интервенциях и различных регуляциях наднациональными институтами. Тем не менее легитимность, как феномен оценки образа государства, другим обществом, то есть некой аутгруппой, ее восприятие гражданами другой страны и влияние медиа на формирование этого восприятия в академической литературе практически не рассматривается. А тем временем поддержание легитимности политической власти выступает одной из приоритетных задач государства, ведь именно она представляет собой обязательный признак законной власти любого государства, обозначающий признание ее как внутри страны, так на международной арене. Именно поэтому современная международная ситуация только актуализирует вопросы легитимности и демократичности выборов 2018 и их признание иностранцами.

Научная новизна исследования состоит в попытке рассмотреть СМИ в качестве инструмента конструирования или наоборот деструкции международного общественного признания демократичности российских президентских выборов в Великобритании.

Проблемная ситуация:

Согласно исследованиям YouGov, крупнейшей международной компании, изучающей общественное мнение Европы, Северной Америки, Ближнего Востока и Азиатско-Тихоокеанского региона,1 Россия обладает высоко негативным брендом (highly negative brand), отношение к Путину решительно негативное (strongly disliked), большинство респондентов относятся к России с недоверием (unfavourable view of Russia), видят в ней военную угрозу (military threat) и считают, что в существующих на сегодняшний день напряженных отношения между Западом и Россией, последняя виновата больше (Russia is more to blame).

При этом, в исследовании также изучалось, например, отношение респондентов к ситуации сохранения Башара Асада на посту президента Сирии. Россия, в свою очередь, официально поддерживает такое решение, тогда как 42% респондентов выступают против этого. Та же ситуация со все тем же насущным вопросом о внедрении России в выборы США: 44% респондентов Великобритании верят в то, что это правда, а 41% других затрудняются ответить. Но самым интересным вопросом в рамках нашего исследования тут встает отношение к присоединению Крыма к России. Было выяснено, что почти 40% населения выступают против Российского суверенитета над Крымом и отрицают легитимность проведенного референдума.

Вообще российская внешняя политика занимает 4 место в рейтинге тех объектов, которые представляют собой угрозу мирового порядка и безопасности, 22% респондентов отдали ей предпочтение сразу после террористических атак (55%), ядерного оружия (42%) и кибер-атак (41%).

Таким образом, общее отношение к России со стороны почти 70% британских респондентов оценено как total unfavourable, то есть очень неблагоприятное.

При этом, согласно последним исследованиям британской компании Economist Intelligence Unit, индекс демократии России составляет 3,17 из 10. Индекс формируется на базе оценки следующих категорий: выборы и плюрализм, гражданские свободы, деятельность правительства, политическая ангажированность населения, политическая культура. Кроме того, 26 декабря 2017 года на сайте Европейской Службы Внешних Связей было опубликовано сообщение, в котором было официально заявлено о подрыве веры общественности в демократичность выборов в России, а также было предложено Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ провести процедуру наблюдения за выборами для дальнейшей оценки избирательного процесса ЕС и определения легитимности события.

Помимо официальных заявлений, можно также встретить замечания пользователей в блогосфере и социальных медиа, которые отмечают недемократичность выборов в России.

Такого рода результаты заставляют задуматься о восприятии нашей страны гражданами других государств, а также международного признания демократичности и легитимности внешне- и внутриполитических событий России. Кроме того, это указывает на низкий уровень внимания к международному имиджу страны, а также на слабое использование «мягкой силы» государством.

Гипотеза

На общественное признание демократичности президентских выборов Российской Федерации 2018 и их международную легитимность влияют использованные в британских СМИ фреймы, способные манипулировать общественным сознанием и изменять общественное мнение. Главным образом на общественное восприятие антидемократичности власти России влияет освещение внешней политической активности России.

Исследовательский вопрос

Какая фрейм-категория, используемая в британских СМИ при освещении выборов в России для реактивации антидемократического фрейма, наибольшим образом влияет на формирование общественного мнения?

Объект исследования

Освещение президентских выборов 2018 в России в британских СМИ.

Предмет исследования

Влияние фрейминга выборов в СМИ на общественное мнение британцев.

Зависимые и независимые переменные

Независимая переменная - антидемократический фрейм, распадающийся на три реактивирующие категории: агрессивная внешняя политика, авторитарная личность лидера, несправедливая предвыборная гонка.

Зависимая переменная - общественное мнение граждан Великобритании.

Цель исследования – определить, какая из предположенных фрейм-категорий, использованная в СМИ, реактивирует антидемократический фрейм в общественном сознании.

Для достижения поставленной цели перед исследователем необходимо выполнить следующие задачи:

  • описать теорию фрейминга, определить особенности медиафрейминга (фрейминга новостей);

  • рассмотреть признание демократичности политических процессов и концепт легитимности в условиях глобализации и их проявление в медиа;

  • описать процедуры контент-анализа;

  • описать процедуры онлайн-опроса;

  • определение используемых в медиатекстах смысловых категорий, влияющих на формирование антидемократического восприятия государства.

Теоретические методом выбран обзорно-аналитический анализ и синтез научно-методической литературы. Интерпретация данных применительно к объекту и предмету исследования.

Дизайн исследования

Двухэтапный качественно-количественный дизайн по следующему сценарию: контент-анализ СМИ и онлайн-опрос.

Эмпирическая база, выбранная для проверки гипотезы, следующая:

Первая часть исследования – 134 статьи трех британских изданий;

Вторая часть исследования – данные 76 британских граждан, респондентов онлайн-опроса.

Методологический подход работы - теория фреймов. Теория фреймов выбрана ввиду того, что она представляется автору исследования подходом, благодаря которому можно проследить интерпретацию события с помощью смысловых конструкций посредством фреймов. То есть подача реальных событий в новостных текстах может повлиять на формирование мнения аудитории о происходящем. Таким образом, в качестве метода исследования выбран контент-анализ, так как именно он позволяет нам обнаружить индикаторы, интересующего нас фрейма, в массиве медийных текстов. Методологический подход поиска фреймов – индуктивный.

Опрос сформирован на основе результатов контент-анализа, что позволяет проследить влияние используемых смысловых категорий в СМИ на восприятие ситуации респондентами.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что результаты могут пополнить теоретические знания о формировании легитимности политических событий отдельного государства, его демократического восприятия на международной площадке при активном воздействии медиа, а также об эффекте использования «мягкой силы».

Практическая значимость представляет собой базу фрейм-индикаторов, присутствующих в британских медиа и влияющих на общественное сознание при восприятии политических событий.

Основное содержание работы

Выпускная квалификационная работа состоит из следующих частей: введение, три главы, заключение, библиографический список, три приложения.

Введение: обозначение темы исследования, обоснование актуальности, формулировка основных элементов исследования, раскрыты цели и задачи, описание теоретические и эмпирические методы, изложение научной новизны и практической значимости.

Первая глава: описание эволюции развития понятия фрейма и теории фрейминга, отмечаются основные инструменты фреймирования, обозначаются ключевые исследователи, развивавшие теории. Кроме того, предпринимается попытка оценить настоящий этап развития концепции фрейминга, согласно существующим современным исследованиям.

Вторая глава: мы предлагаем рассмотрения концепта легитимности, историческое развитие термина, советующие ему теории, а также исследователей, внесших вклад в развитие теорий. Кроме того, рассматривается такой феномен, как международная легитимность и ее формирование под влиянием внешних факторов, а также ее проявления в качестве «мягкой силы» государства.

Третья глава: мы обращаемся, наконец, к самому эмпирическому исследованию, подходим к доказательству гипотезы, анализируем полученные с помощью контент-анализа и онлайн-опроса. Помимо этого, в третьей главе происходит фиксация корреляционных связей между результатами о полученных смысловых конструкциях в британских медиа с результатами опроса с участием британских граждан, устанавливаем причинно-следственные связи и прогнозируем дальнейшее развитие отдельных тенденций.

В заключении приведены комплексные выводы по результатам осуществлённой работы, сформулированы некоторые прогнозы относительно иных перспектив развития данного и последующих исследований, связанных с существующей темой.

Глава 1. Роль фрейминга в массовых коммуникациях

1.1 Язык медиа и теоретические основы фрейминга: история, типология и модели

С каждым годом внимание к исследованию средств массовой информации только растет и множится. Это опосредовано, конечно же, расширением глобальной сети медиа коммуникаций и ее влиянием на человеческую социальную систему.

При этом сама коммуникация изучается людьми еще со времен существования античных государств. От самой аристотелевской «Риторики» до многочисленных эссе Крейга центром размышлений ученых была именно коммуникация. Но последние пару десятков лет в особенности повлияли на возросший интерес к данной сфере, причем в том числе и от совершенно разных отраслей: педагогики, культурологии и религиоведения, философии и этнографии, социологии и политологии, семиотики и психологии, да и в конце концов от математики, кибернетики и анализа данных. Такой, казалось бы, феноменальный интерес вполне закономерен с учетом существующих процессов трансформации общественного строя, его переход от индустриального к информационно-коммуникативному. Коммуникационные процессы также постоянно эволюционируют, появляются новые механизмы и инструменты, каналы передачи информации, что влечет за собой в целом некая переоценка всей социальной природы коммуникаций. Поэтому, несмотря на все вышесказанное, стоит все же признать, что коммуникативстика все еще является открытым полем для ученых, где теоретическая база должна пополняться новыми знаниями и исследованиями, поспевая за динамичными преобразованиями социума.

Данная работа посвящена медиаисследованию и влиянию медиа на сознание человека, именно поэтому особое внимание здесь уделяется тому, как коммуникация изучается в рамках журналистики и лингвистики.

Важно отметить, что проблемы функционирования языка в сфере медиа, а также анализ механизмов воздействия СМИ на общественное мнение волновали многих ученых и даже отдельные школы. Так, например, в 1959 году была создана Анненбергская школа при Пенсильванском университете, которая занималась анализом кодов и форм структурирования сообщений и образов.2 Из западных ученых исследованием медиа занимались Норман Фейелкаф, Мартин Монтгомери, Теун ван Дейк, Алан Белл. Наши соотечественники тоже интересовались различными аспектами медиа дискурса, современным речеупотреблением, которое находится в постоянном процессе трансформации, отражая существенные изменения языковой реальности. Так, труды на эту тему были написаны О.А. Лаптевой, Д.Н. Шмелевым, Г.Я.Солгаником, Ф.И.Шарковым. Особое внимание изучению языка медиа уделяет Т.Г.Добросклонская. Именно она была первой, кто ввела такой термин, как «медиалингвистика». Эта новая гуманитарная дисциплина занимается исследованием языка, его развития и функционирования в средствах массовых коммуникаций. Изучение ведется посредством различных методов, в которые входят дискурс-анализ, контент-анализ, когнитивная лингвистика, лингвокультурология и другие.

В данном исследование особое место отводится медиалингвистике, так как для автора кажется важным тот факт, что все изменения, трансформации и преображения современного языка моментально отражаются на текстах средств массовой коммуникации. Более того, для СМИ даже характерна эта фиксация всех динамично образующихся изменений в речеупотреблении социума, ведь именно оно служит отражением специфических тенденций, которые так или иначе развиваются в общественном сознании.

Существует огромное количество определений средств массовой информации, которые в современных условиях претерпевает бесконечные изменения, ввиду не заканчивающейся информационно-технической революции. Таким образом, в данной работе будет использована трактовка, которая была сформулирована Ф.И. Шарковым, определяющим СМИ как специфические социальные институты (пресса, агентства печати, радио, телевидение, компьютерная сеть Интернет и т.д.), обеспечивающие сбор, обработку и распространение информации, по степени аудитории являющейся массовой».3 Неудивительно, что язык этих институтов также будет обладать некими особенностями, свойственными ему, ввиду целей, которые преследуются авторами медиатекстов.

Один из выдающихся филологов нашего времени Григорий Яковлевич Солганик утверждал, что язык средств массовой информации — это больше «вещь в себе», но в настоящее время становится очевидным, что такого рода исследования языка не всегда можно считать верным, ведь изучение языка требует комплексного подхода. Так, для большего понимания специфики речеупотребления необходимо изучение языка с учетом всех тех социокультурных аспектов, которые порождают этот язык. Необходим анализ тенденций развития языка в условиях общества, политики, культуры, идеологии. Кроме того, существуют следующие факторы, выделяемые доктором филологических наук Татьяной Георгиевной Добросклонской:

  • интегрированный подход к изучению языка средств массовой информации,

  • образование совершенно новой единой информационной платформы, внутри которой общение происходит преимущественно в текстовом формате,

  • осознание необходимости выделения языка средств массовой информации в качестве отдельно существующего явления в речеупотреблении общества, а также его изучение в рамках новых наук, исследующих медиа, их функционирование и влияние,

  • и в конце концов, естественное расширение сети медиа коммуникаций благодаря постоянному процессу развития информационно-коммуникационных технологий.

Именно они стали причинами возникновения и развития такого самостоятельного направления в науке как медиалингвистика.

Сейчас с растущей популярностью массовых коммуникаций исследования медиакоммуникаций явно заняли одни из самых перспективных позиций в гуманитарной сфере. Это является одним из последствий растущего влияния самих СМИ на общество. Таким образом, в объекты изучения медилингвистики входят речевое поведение участников массовых коммуникаций, медиа влияние на внешних акторов коммуникации, типология и структура медиатекстов, особенности лексики и грамматики в медиаречи и другие лексические речевые и внеречевые аспекты. Прежде все эти аспекты изучались сепаративно друг от друга в смежных науках, но сейчас медиатексты рассматриваются как единство не только языковых, но и медийных признаков. К этим признакам необходимо отнести три уровня речи СМИ: вербальный текст, видео сопровождение, а также аудиоряд. Кроме того, значительной характеристикой медиаречи является то, что она существует опять же в рамках массовой коммуникации, что видоизменяет первичную коммуникацию как таковую. Ведь в массовых коммуникациях речевой акт усложняется ввиду наличия миллионов «адресатов», это влияет на форму общения, может стать барьером при достижении нужного коммуниканту или источнику сообщения эффекту. Именно поэтому медиалингвистика изучает все три уровня интегрировано, учитывая при этом все особенности массовости и комплексное влияние этих факторов на конечный эффект коммуникации.4

Т.Г.Добросклонская в своих работах отмечает, что для термина «язык СМИ» существует три определения. Для начала, язык средств массовых коммуникаций представляет собой весь комплекс существующих текстов в медийном пространстве. Язык СМИ – это также стабильная внутриязыковая система, обладающая дополнительным набором лингвостилистических характеристик. Язык СМИ – это, наконец, семиотическая система, в которой интегрировано существуют разноформатные компоненты, при этом для отдельных СМИ характерен разный уровень выделения этих компонентов. Так, например, помимо текста для радио будут важны особенности аудио, а для телевидения – специфика визуальных эффектов. При этом важную роль в языке средств массовой информации играют также когнитивно-идеологический уровень. Во многом именно концептуальная система этого языка формирует в массовом сознании то самое единое восприятие мира, определенно слаженное мнение обо всем окружающем, сформированное под воздействием подачи СМИ. Такое формирование нередко происходит не только в силу использования различных инструментов влияния, но из-за элементарного отсутствия собственного опыта аудитории по поводу того или иного события, освещаемого в СМИ. А так или иначе событие это все равно претерпевает некоторого рода трансформации, деконструкции, интерпретации, которые в любом случае отразятся на восприятии, исключив возможность потребления «чистых» фактов. При этом СМИ — это всегда часть какой-либо социальной структуры, что так же придает своего рода специфику, культурную, национальную или идеологическую. И подтверждения тому сами тексты СМИ, их язык, который, как уже упоминалось, является отражением всех социально-идеологических общественных деформаций. Именно СМИ рефлексирует, а порой и порождает новые идеологемы социума, которые становятся некоторыми ограничителями восприятия и переработки информации. Именно отсюда выросло такое понятие как фреймы.

Понятие фрейма совершенно невозможно рассматривать применительно лишь только к одной сфере знания. Концепция фрейминга обладает междисциплинарным характером и может быть отнесена к множеству областей, которые порой отличаются друг от друга настолько, насколько это вообще возможно. Ведь можно смело заявлять, что вообще-то фрейминг родился в кибернетике и математике и только позже уже оттуда перебрался в гуманитарные сферы, социологию, психологию, лингвистику, а также впоследствии в экономику и политологию с коммуникациями.

Итак, из множества литературы следует, что вполне общепринято признавать «родителями» фрейминга американского социолога Ирвинга Гофмана и британо-американского исследователя Грегори Бейтсона. Но, как уже было отмечено выше, само зарождение идеи началось еще до них, в области когнитивной психологии и соответствующем изучении процессов обработки информации на базе полученных на фоне знаний и фактов о мире и среде, окружающей индивида.

Американский психолог Ф.Бартлетт в своих трудах от 1932 года отметил следующее: некие шаблонные представления людей о мире, существующие в формате стереотипов, способствуют человеку вербализировать опыт, которые был ранее. Такие стереотипные суждения он назвал схемами. Интересно, что впоследствии к этой идее вернулись только через 40 лет британские психологи А.Сэнфорд и С.Гаррод, которые изучили теорию схем и выдвинули идею сценариев, которые были определены как хранящиеся в семантической памяти когнитивные репрезентации. К моменты разработки данной мысли в другой сфере, сфере информационных технологий, происходили свои процессы развития. В машинных системах, связанных с поиском информации, начали использовать естественный язык. Это стало одним из многочисленных толчков к возрастанию интереса к идее об искусственном интеллекте. Это, в свою очередь, отразилось на появлении и изучении вопросов о получении информации в принципе, ее операционного анализа и обработке. На тот момент, единственно верным ответом на эти вопросы было распределение данных по отличным друг от друга категориям и кластерами, а также формирование фреймовой структуры информации в «человеко-машинной системе» .

Структуры эти или же когнитивные репрезентации были названы «скриптами» социальными психологами Р.Шенком и Р.Абельсоном. Но исследователь области искусственного интеллекта М.Минский выдвинул другое понятия для обозначения такой стереотипной или шаблонной ситуации – «фрейм». Отличие скриптов Р.Шенка и Р.Абельсона состоит в том, что они воспринимали ситуацию в ее динамичном состоянии, где развитие событий может состоять из многочисленного количества кадров/сцен, которые имеют отличные пути развития и вариацию ролей. В своей теории Марвин Минский исключил возможности создания модели реальности, полагаясь на отдельно существующие друг от друга понятия и явления. Он считал, что для отражения действительности в машинной модели необходимо построение реального мира в качестве набора упорядоченных стереотипных ситуаций, которые и представляют собой фреймы.

Интересно, что в то время, как теория создавалась в рамках изучения машинного интеллекта, а также для развития именно его функционала, она же легла в основу некоторых способов изучения непосредственно мышления самого человека. Последнее работает благодаря хранению в человеческой памяти аудиовизуальных и семантических данных, которые обладают некоторой структурой. Итак, главной идеей всех этих теорий выступает тот факт, что человек, получая новую информацию, категоризирует ее согласно опыту, полученному прежде, основывается на некоторых аналогиях и группирует данные, при помощи которых затем может также предсказывать и прогнозировать следствия и развития тех или иных событий при получении новых данных: такие процессы в большинстве своем предопределяются логикой предикатов.5 Важно также отметить, что исследователи обращают внимание на нестабильность этих скриптов/схем/сценариев/фреймов, согласно анализу или размышлениям они всегда могут быть заменены на другие шаблоны и структуры, отличные от первоначальных. Именно поэтому идея существованиях таких структур ложится в основу теории структурируемого социального, которой впоследствии занимались исследователи коммуникативистики и социологии: Р.Энтман, И.Гофман, Г.Блумер, Д.Н.Дракман.

Со временем теория фреймов начала подвергаться множеству интерпретаций и расширятся. Много внимания было уделено типологии фрейминга. Так, профессор департамента Журналистики и Технических Коммуникаций Колорадского университета выдвинул свою классификацию фрейминга; Кирк Галлаган предложил рассматривать 7 моделей фрейминга, которые бы полностью отразили концепцию теории.6

Итак, сначала исследователем предлагается рассмотреть фрейминг ситуаций. Данная модель соответствует трудам ученым-антропологам и социологам, которые находили применение теории в интерпретации процессов конструирования реальности посредством языка, где человеческие отношения и взаимодействия обусловливаются ситуативным и рациональным фреймингом. Основоположником идеи фрейминга ситуаций принято считать антрополога Г.Бейтсона, предложившего следующее обозначение фрейму: «пространственное и временное ограничение ряда интерактивных сообщений».7 Ученые также предложил рассматривать осознание коммуникации и взаимодействия с соответствующими правилами и ролями между людьми в качестве метакоммуникации.8

Фрейминг ситуаций также соответствует идеям И.Гоффмана, который обозначал фрейм как «схему интерпретаций», гарантирующую некоторый контекст, который помогает человеку воспринимать, распознавать и категоризировать получаемый социальный опыт.9 Социолог также предложил свое определение фрейма в качестве «организации ситуаций, сконструированных согласно принципам структур, контролирующих события (хотя бы социальные) и субъективную роль человека в них; фрейм – феномен, объясняющий то, как я готов определять новую информацию согласно имеющимся фундаментальным категориям».10 Такому формированию и категоризированию, согласно Гоффману, соответствует три шага структуризации:

  • «Keying» — шифрования путем объединения и анализа привычных ситуаций, которые являются для человека рутинными, и контролируются полностью посредством обращения к давно приобретенному опыту;

  • «Anchoring» — это своего рода укрепление образов и представлений в более глубоких структурных содержаниях;

  • «Fabricating» — преобразование всех объемов наличествующего опыта так, чтобы можно было выявить некоторые «выпуклости» ситуации, с помощью которых можно было бы воздействовать на ситуацию.

Следующая модель Галлагана это фрейминг атрибуций. Данная модель позволяет фокусироваться на отдельных параметрах, способных выделять либо плюсы, либо минусы процессов коммуникации. Именно это свойство позволяет данной модели быть в центре интереса специалистов маркетинга (Kotler, 1995) и рекламы (Puto & Wells, 1984), ведь благодаря фреймингу атрибуций можно грамотно и с наибольшей эффективностью осуществить позиционирование и предложение продукта или услуги на рынке (A. A. Wright & Lutz, 1993). Большой интерес данная модель также вызывает у исследователей бихевиоризма и экономического поведения (Elliott & Hayward, 1998).

Фрейминг атрибуций также нашел свое отражение в исследованиях медиа. Особенное интерес он получил от М.МакКомбса и Гахема (Ghanem, 1997; McCombs, 1997; McCombs & Ghanem, 1998). Согласно их идее, деятельность СМИ не заканчивается на освещении темы, медиа способны формировать знание, сопровождая его нужными признаками и характеристиками. М.МакКомбс также совместно с другим профессором университета Северной Каролины в Чапел-Хилл Д.Шоу (McCombs & Shaw, 1972, 1993) стал основоположником такого популярного и расхожего в наши дни понятия как повестка дня или agenda-setting, именно она стала одним из инструментов СМИ по контролю и манипуляции восприятия освещаемых тем. МакКомбс отмечал способность средств массовой информации фреймировать темы и потому впоследствии выдвинул другие понятия second-order agenda setting or frame setting. Тем самым, главной его идеей было утверждение того, что медиа способны не только определить, что человеку надо думать, но скорее то, каким именно образом он будет об этом думать.

Третьей моделью у Галлагана выступает фрейминг «рискованных решений». Данная модель объясняет поведение человека в ситуации выбора, которому соответствует неуверенность, в ходе которой необходимо будет не только оценить независимые, но также и сделать между ними выбор. Именно данная модель, согласно Галлагану, считается наиболее глубоко изученной среди остальных. В основе данной модели лежат труды израильско-американских психологов, нобелевских лауреатов, Д.Канемана и А.Тверски. Их теория перспектив относится к исследованиям поведенческой экономики, целью которой и является изучение человеческого выбора.11 Важным следствием изучения данной теории является тот факт, что в случае выбора, когда результатом определённого риска может оказаться либо крупная потеря, либо такое же крупное приобретение чего-либо, человек будет склонен отказаться от риска потери. Эта идея того, что доминирующим фактором воздействия является скорее избегание потери, нежели приобретения прибыли, стала центром интереса многих исследователей экономических процессов и маркетинговых процессов.

Следующая модель представляет собой анализ и пояснение действий человека, которые он совершает ради достижения некоторой поставленной цели, это фрейминг действий. Неудивительно, что именно эту модель часто рассматривают также применительно к теории перспектив и к теории принятия решений. Фокус фрейминга действия полностью сконцентрирован на путях увеличения кооперативных связей, не обладающих независимыми переменными или разнообразием выбора. Исследователи также отмечают, что формирование позитивных целей включают в себя фокусировку внимания на получении позитивных последствий, тогда как негативное построение цели фокусирует внимание на избежание негативных последствий и потерь, что зачастую проявляется в полном игнорировании действий как таковых.

Пятой моделью, выделяемой Галлаганом является фрейминг проблемы. Он концентрирует на себе особый интерес исследователей в области социологии из-за того, что является одним из механизмов исследования многовариантных интерпретаций социальной реальности. В данном случае под проблемой тут подразумевается спор между двумя или более сторонами, по большей части всегда по поводу неких социальных вопросов. По большей части имеемые ввиду в данном случае проблемы это скорее вопросы публичной сферы, социальные вопросы и предметы общественных дискуссий. Как раз именно эти проблемы становятся центром формирования общественного мнения, согласно идеям специалистов в области связей с общественностью Д.Грюнинга и Т.Ханта. Проблема также может быть между различными сторонами, от двух человек до группы людей или компаний, организаций или же всего социума в целом. Чаще всего, стороны, вовлечённые в проблемную ситуацию, становятся соперниками и стараются всяческими способами доказать верность своей позиции, определяя ее как доминанту. Делают это посредством убеждения другой стороны, дабы последние трансформировали свою позицию в новую, пользуясь аналогичными когнитивными схемами, что и их противники.

Фрейминг проблемы использовался в качестве инструмента в различных сферах. Например, с помощью него можно анализировать публичные дебаты, переговоры, этические вопросы, аспекты приема на работу, справедливость распределения экономических ресурсов, вопросы налогообложения и здравоохранения, гендерные права, угрозы религиозных культов, проблемы окружающей среды и различного рода социальные конфликты.

Для данной работы очень интересен тот факт, что исследователи, сторонники конструктивистского подхода, утверждают: социальные проблемы лучше всего воспринимаются и понимаются при условии, что эти проблемы исходят от тех, кто утверждают, что существующей проблеме необходимо срочное разрешение при участии власти (claim-makers). Те, кто занимают позицию «двигателей» данных проблем и активно принимают участие в их продвижении, строят повестку дня при помощи создания поддержки и коалиций, управления символами и знаками, а также активному поиску и приданию им огласки в публичных медиа. Построение повестки, в свою очередь, поддерживается «продавливанием» проблемного вопроса с площадок общественных дискуссий в медиа, а из медиа в политический дискурс, который может способствовать ее выведению на максимально массовый уровень. Тем не менее, не все проблемы получают такого рода огласку в обществе из-за ограниченности пропускной способности системы «публичных арен».12

Такого рода «продавливания» проблем и можно определить как формирование фреймов. Фрейминг играет неотъемлемою роль в процессе построения повестки, так как упоминаемые claim-makers стараются продвигать прямо или косвенно свои идеи среди затронутых или сочувствующих групп. Социологи В.Прайс и Дж.Тернер (Price V., 1989; Turner J., 1982), сторонники теории социальной идентичности, предполагали, что цель таких «защитников» идей состоит в том, чтобы подавать сигналы и знаки не вовлечённым членам группы с целью указания им на то, как необходимо мыслить или действовать в контексте данной проблемы.

Фрейминг ответственности – предпоследняя модель фрейминга, предложенная Галлаганом. Главная идея данной модели состоит в том, что почти каждая проблемная ситуация обладает следующими параметрами: причина и ответственность. Галлаган отмечает, что человеку свойственна такая способность как «интуитивный факторный анализ» особенно в условиях попыток понимания какой-либо ситуации. Именно этот анализ обуславливает желание поиска причин возникновения данной ситуации, а, в свою очередь, причины эти обязательно будут содержать ответственного за событие. Стоит отметить, что даже в ситуациях, казалось бы, неимения прямой ответственности (примером могут служить природные катаклизмы и катастрофы), люди скорее всего будут стремиться выявить того, на кого можно будет возложить бремя ответственности за происшедшее. Такого рода фрейминг также был отражен в предложенной концепции диагностического фрейминга, в рамках которого как раз проявляется процесс переложения ответственности за социальные проблемы на кого-либо или что-либо. Эта концепция была предложена социологами Р.Д.Бенфордом и Д.А.Сноу. С помощью такого рода фрейминга нередко работает расследовательская журналистика, когда репортер, начиная с небольшого инцидента, соединяет его с остальными кейсами как раз с помощью фрейминга.

Жертвам проще переложить ответственность на кого-то нежели признать ее самолично, именно поэтому фреминг ответственности вообще, как никакой другой точно отражает современный социум, где процессы виктимизации важны для понимания и принятия ситуации.

Соседние файлы в предмете Журналистика