Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Семантические и прагматические характеристики газетной цитации

.pdf
Скачиваний:
1
Добавлен:
10.06.2019
Размер:
807.72 Кб
Скачать

Цель оказания речевого воздействия определяет облик текста газеты, обеспечивая структурирование информации, подбор и распределение языковых средств, организацию структурно-композиционного построения текста. Газетный текст передает информацию о любых событиях внешнего и внутреннего мира, локализованных на определенном отрезке времени [Радзиевская 1992:84]. Вся информация репрезентируется в основных речевых действиях информирования и комментирования. Эти превалирующие речевые действия объективируются в композиционно-речевых формах ”констатирующее сообщение”, “констатирующее рассуждение” и “описание” [Сазонов 1989:123].

Первая форма подачи информации - констатирующее сообщение - носит нарративный характер и позволяет сжато и последовательно изложить существенную информацию об объекте текста и связанных с ним фактах. С помощью констатирующего рассуждения, реализующегося в разных формах представления мысли (аргументация, конкретизация, иллюстрация и др.), осуществляется комментирование изложенных фактов. Именно речевое действие комментирования, на наш взгляд, большевсего активизирует мыслительную сферу адресата. Речевое действие характеризации обнаруживает общность цели с действием информирования - дать полную картину объекта текста через подробное описание. Поэтому композиционно-речевая форма “описание” часто используется в рамках констатирующего сообщения в виде вкраплений отдельных элементов. Газетному тексту присуща комбинация перечисленных структурных форм, синтез которых также зависит от цели и замысла адресанта.

Тесное переплетение единиц разных знаковых систем, а именно знаков словесных и несловесных (рисунков, фотографий, диаграмм, маркеров) делает газету знаковонеоднородным текстом. При развертывании информационного потока несловесная часть текста служит средством ориентации и акцентирования внимания читателей, находясь в дополнительной позиции к буквенным фрагментамтекста.

Установить принадлежность газетного текста к транслированным или нетранслированным текстам достаточно сложно. Жанровая и тематическая разнородность текстов, включенных в газету, допускает существование и тех и других. Правильнее, вероятно, говорить о тексте газеты как о тексте, транслированность которого носит творческий характер. Действительно, конкретный информационный материал создаётся на основании текста, лежащего вне массовой информации. Однако этот преобразуемый текст обрабатывается и интерпретируется автором в соответствии с нормами представления информации для массовой аудитории.

Являясь составной частью массово-информационного дискурса, текст газеты одновременно выступает как своего рода “сверхтекст”, объединяющий разнообразные в жанровом отношении тексты. В этом случае массово-информационный дискурс принимает вид иерархически организованного, многоступенчатогокомплекса текстов, в котором тексты меньшего структурного и содержательного объема входят в более крупные текстовые целые, образуя постепенно разрастающийся “текстовый ансамбль” с развитой жанровой структурой.

Проблема выделения типов газетных текстов до сих пор остается открытой. Прежде всего, это связано с неоднозначностью трактовок самого понятия “текст”. В зависимости от угла зрения, под которым рассматривается тот или иной аспект текста, выдвигаются терминологически дифференцированные обозначения этой языковой единицы. Ряд авторов закрепляет понятие “текст” только за речевыми произведениями в графической форме [Гальперин 1981, Богданов 1993] или толкует его в широком смысле как понятие, охватывающее языковой материал в

любой его репрезентации - звуковой или графической [Щерба 1974]. Л.М. Лосева определяет текст с позиции структурно-семантического подхода как “сообщение в письменной форме, характеризующееся смысловой и структурной завершенностью и определённым отношением автора к сообщаемому” [Лосева 1980:4]. Психолингвистический подход к тексту позволяет Т.М. Дридзе учесть самые различные его стороны.В рамках этого подхода под текстом понимается система коммуникативных элементов, объединенных в сложную семантикосмысловую структуру общей концепцией или замыслом [Дридзе 1979:273]. М.А.К. Хэллидей, рассматривая текст с точки зрения коммуникативной семантики, считает его “операционной единицей”, ”функционально-семантическим понятием”, чьи свойства обусловлены “контекстом ситуации” [Halliday 1973:107]. Значительное число исследователей, учитывая прагматическую направленность речи, определяеттекст как комплексное речевое целое, функционально предназначенное для решения запланированной коммуникативной задачи. Например, для Д. Фивегер текст - это “коммуникативное единство”, “результат целенаправленных речевых действий, выполняющих определённую коммуникативную функцию” [Фивегер 1979:316]. По мнению Е. Косериу, текстом следует считать ряд связанных речевых актов, осуществляемых индивидом в определённой ситуации. Под это определение подводятся все виды текстов, как устные, так и письменные [Косериу 1977:515].

Как мы видим, аспекты проблематики текста определяются содержанием, вкладываемым в понятие “текст”. Вслед за сторонниками коммуникативного подхода мы определяем текст как законченное речевое образование, обладающее содержательным единством, подчиненное реализации определенной коммуникативной цели в типовых условиях общения и имеющее соответствующую этой цели структурную организацию. Как подчеркивает М.А. Гвенцадзе, текстом является “целое речевое произведение, посредством которого осуществляется коммуникативный акт в той или иной социально, исторически и культурно детерминированной сфере общения” [Гвенцадзе 1986:80].

Построение универсальной классификации текстов, в которой текстовый образец мог бы прочно занять отведенное ему место, затруднено не только многочисленностью дефиниций текста. Ситуация осложняется отсутствием единого типологического основания для дифференциации типов текста. Очевидно, это обстоятельство может быть объяснено природой речевого образования, именуемого текстом, точнее его многоаспектностью и разноплановостью. Как правило, различные авторыстроят текстотипологические системы на основе одного или нескольких базисных признаков.

Так Э. Верлих, сближая понятия типа текста и формы текста, различает тексты в соответствии с доминирующей речевой формой. Все тексты разделены на пять классов: описательные (о явлениях и изменениях в пространстве), повествовательные (о явлениях и изменениях во времени), экспозиционные (о состоянии понятийных представлений говорящего или пишущего), аргументативные (о концептуальном положении высказывания) и инструктивные (содержащие определенные предписания) [Werlich1975]. Характер превалирующей речевой формы, несомненно, релевантен при определениитипа текста. Однако в газетном тексте, как было установлено, переплетение различных структурно-речевых форм образует сложный текстовый рисунок, в котором порой чрезвычайно сложно выделить ведущую речевую форму. Поэтому в пределах данной классификации газетный текст едва ли может найти жестко фиксированное место.

Интересная классификация представлена М. Димтер. Основываясь на деятельностном характере речевого общения, М. Димтер избирает прагматический критерий в качестве исходного базиса при проведении типологизации текстов. По мнению ученого, учет ситуативных условий протекания коммуникации должен сочетаться с изучением содержательного и функционального аспектов текста. Такая концепция находит отражение в формулировке определения текста как “семантической, синтаксической и прагматической когерентной структурно замкнутой последовательности языковых знаков” [Dimter 1981:6]. М. Димтер подразделяет все тексты на одноцелевые имногоцелевые. В одноцелевых текстах главная цель подчиняет себе частные цели, образуя иерархическую зависимость гипотактического характера. Сочетание же целей в текстах второго типа носит паратактический характер [Dimter 1981:93-100]. На наш взгляд, рассмотренная классификация отражает как коммуникативную, так и структурно-семантическуюсторону текста. Внутри такой классификации газетный текст может занять свое место, будучи текстом, в котором все вторичные цели (дидактическая, гедонистическая, активизирующая, просветительская и др.) подчинены одной главной цели.

Более близка природе газетного текста классификация, проведённая на коммуникативнопрагматической основе. Текст газеты является продуктом функционирования языка в специфической сфере массово-информационного дискурса. Когнитивная и коммуникативная деятельность языкового коллектива, направленная на отражаемый в тексте объект - события, явления и процессы реального мира,и образует экстралингвистическийбазис исследуемого текста.

Проводимое с исследовательской целью вычленение различных социальных сфер общения основывается на учете видов общественной деятельности, осуществляемых в этих сферах. Любая деятельность, направляемая и регулируемая посредством речевой коммуникации, имеет определенную целеустановку. Внеречевая задача, реализуемая в процессе коммуникации, получает воплощение в тексте, определяя его коммуникативное назначение. Функция текста играет решающую роль в организации текста. В нашем исследовании функциональный фактор является одним из дифференцирующих признаков в проводимом разграничении текстов. Таким образом, специфика социальной ситуации заставляет общающихся варьировать свою речь (в диапазоне, зависящем от уровня их коммуникативной компетенции) при построении текста, что не можетне найти выражения в его структурнокомпозиционных и языковых особенностях.

Выбор экстралингвистических факторов в качествекритерия типологизации текстов позволил нам выделить изимеющегося множества текстов интересующую нас область коммуникации - сферу массово-информационного дискурса. Именно сфера общения послужила исходным классифицирующим принципом для установления высшей типологической единицы в моделируемой нами системе.При обсуждении уровней и единиц типологизации мы придерживаемся методологической процедуры от “целого” к “части”.

Следующими типологическими единицами в пределах массово-информационного дискурса, имеющими более низкий типологический статус, являются микросистемы или разновидности массово-информационного дискурса - тексты газеты, радио, телевидения. В основе выделения этих разновидностей лежит конкретизация общей социальной задачи, выполняемой массовоинформационным дискурсом [Гвенцадзе 1986:76]. Изменение социальной целеустановки сужает диапазон действия коммуникативно-прагматических факторов, на совокупности

которых базируется анализируемая дискурсивная система. Вследствие отмеченных изменений разновидности массово-информационного дискурса, с одной стороны, сохраняют общие черты, присущие объединяющей их макросистеме, а, с другой стороны, обнаруживают специфические инвариантные текстообразующие признаки, характеризующие их как определенные текстовые микросистемы.

Дробление массово-информационного дискурса на более мелкие текстовые целые и возникающие при этом различия являются предметом особого обсуждения. Заметим лишь, что подобные различия проявляются прежде всего в изменении канала передачи информации и видовой представленности адресата. Транслирование информации посредством текста газеты осуществляется по визуальному каналу, а объектом воздействия здесь является читатель. Радиоинформация активизирует аудиоканал, где роль читателя, соответственно, заменяется ролью слушателя. При телевизионномобщении наблюдается сочленение аудио- и видеосистем передачи информации, а адресат одновременно выступает в роли и слушателя, и зрителя [Почепцов 1987]. Смена трансляционных каналов несколько видоизменяет процесс восприятия и, следовательно, информационные характеристики текста в каждом конкретном случае.

Мы не будем обсуждать все расхождения между разновидностями массовоинформационного дискурса. Предмет нашего исследованияболее узок. Нам необходимо установить возможные жанры многообразных текстов, образующих единый текст газеты. Для реализации поставленной цели мы используем схему структурирования системы дискурса, предложенную В.И. Карасиком. Модель типологической уровневой организации дискурса выглядит следующим образом: тип дискурса ® формат (разновидность)дискурса ®жанровый канон [Карасик 1998:192]. Применив данную опорную модель к области нашего исследования и конкретно к тексту газеты, мы получаем возможность выстроить схематичный срез структуризации массово-информационного дискурса (см. Схему 1 в Приложении). Следует заметить, что вне сферы нашего исследования остаются тексты телевидения и радио. Мы ограничиваем рамки нашей работы текстом газеты.По этой причине тексты телевидения и радио, а так же некоторые тексты прессы не включены в данную схему.

Приведенная схема требует подробного рассмотрения и обоснования. В специальной литературе нередко содержатся замечания по поводу необходимости и возможности применения положительного опыта функциональной стилистики при решении проблемы создания таксономии текстов. Многими лингвистами сделаны попытки соотнести функциональный стиль и жанр как социолингвистический феномен с текстом. К.А. Долинин считает функциональные стили обобщенными речевыми жанрами, т.е. речевыминормами построения широких классов текстов, в которых отражены обобщенные социальные роли. Способность выбрать текст, соответствующий ситуации общения, заложена в коммуникативной компетенции говорящего [Долинин 1978]. При этом коммуникативная компетенция понимается как “способность построения, понимания и правильного использования типов текстов, обусловленная владением нормами речевого поведения в конкретном языковом коллективе и умением учитывать специфику конкретной речевой ситуации” [Гвенцадзе 1986:7].

Как видно из схемы, третья, более конкретная ступень в структуре массово-информационного дискурса представлена жанровым каноном текста. А низший ярус макросистемы дискурса образуют микросистемы, именуемые жанрами. Рассмотрение вопросов дифференциации

текстов неизбежно приводит к изучению жанра, так как жанр представляет собой сложный феномен, втягивающий и интегрирующий в зоне своего функционированиянекоторый массив текстов. Не случайно существуют образцы изученияжанра с разных точек зрения - как одного из уровней иерархии стилистической системы, как явления, зависящего от содержания текста, как некоторого количества текстов определенной коммуникативной направленности и т.д.

В качестве основных критериев классификации жанров рассматриваются когнитивные, стилистические, тематические, коммуникативно-целевые и другие параметры. Например, в рамках когнитивной парадигмы жанр рассматривается В.В. Ученовой, которая определяет его как “относительно устойчивую систему средств воспроизведения освоенной познанием действительности” [Ученова 1971:95]. Стилистический критерий кладет в основу дифференциации жанров М.Н. Кожина. Понятие “жанр” включается ею в трехступенчатую систему, внутри которой каждый функциональный стиль охватывает несколько подстилей; каждый подстиль включает некоторый набор жанров [Кожина 1985:72].

Универсальная теория речевых жанров создана М.М. Бахтиным, который рассматривал явление жанра в контексте всего многообразия речевой деятельности человека. Отмечая при истолковании жанра его наиболее характерные признаки (тематические, композиционные, стилистические), М.М. Бахтин на первое место выдвигал признак тематический [Бахтин

1979:237-242].

Множественность точек зрения на явление жанра иотсутствие однозначного толкования этого понятия связаны с динамикой жанрового развития: детерминированностью жанра “контекстом ситуации” и “контекстом культуры” [Halliday 1973:49], тенденцией к диффузии жанров. Мы понимаем жанр как специфическую динамичную модель структурнокомпозиционной и языковой организации некоторой коммуникативной разновидности текстов, сформированную экстралингвистическими факторами коммуникации. Конкретные речевые произведения оказываются тесно связанными с прагматикой сферы и ситуации общения, выступающими экстралингвистическими регуляторами речевого поведения коммуникантов.

Роль жанров в социально-речевой интеракциичленов языкового коллектива, их тесная связь с текстом неоднократно акцентировалась многими исследователями. Как указывают Т.Е. Акишина и П.В. Хазов, “тексты не существуют вне жанров, а число жанров исчислимо” [Акишинина, Хазов 1982:84]. Мы соотносим наше исследование непосредственно с теми концепциями, в которых отождествляются понятия“жанр” и “текст” и в дальнейшем оперируем этими терминами как взаимозаменяемыми. По мнению М.А. Гвенцадзе, “каждый речевой жанр репрезентируется конкретным текстом и, наоборот, каждый конкретный текст - это в то же время тот или иной жанр” [Гвенцадзе 1986:80].

Речевые жанры характеризуются сочетанием “ядерных”, стереотипных признаков, маркирующих их отнесённость к определенной разновидности и типу дискурса, и признаков, специфичных конкретно для каждого отдельного текста. Таким образом, всякий низший, более ограниченный уровень иерархии дискурса имеет в основании элементыболее высокого ранга, которые по-своему комбинируются и дополняются новыми элементами. В этом отношении показательно замечание П.Хартмана о существовании в тексте конституэнтов двух видов - текстообразующих и текстоформирующих. Если первые “с каждым текстом задаются как текст”, то вторые “составляют особенность данного текста” [Проблемы теории текста 1978: 174-175]. Наличие стереотипных текстообразующихпризнаков облегчает идентификацию

жанра говорящим. Навыки же формирования и опознавания того или иного жанра развиваются в процессе социализации личности.

При дифференциации газетных жанров мы обратились к опыту теории публицистики. Несмотря на существующие различия в имеющихся исследовательских классификациях газетных материалов большинство исследователей (В.В. Ученова 1971, В.Д. Пельт 1984, М.П. Брандес 1990) выделяют три канонизированные жанровые группы (информационную, аналитическую, художественно - публицистическую) с последующим делением их на отдельные жанры (см. Схему 1). Кроме того, некоторые исследователи включают в отдельную межвидовую группу жанры, являющиеся объектами интенсивного изучения в настоящее время. Образующие данную группужанры газетных объявлений, рекламы, писем в редакцию, составляя неотъемлемую часть жанровой системы текста газеты, удерживаются в пределах этой системы, на наш взгляд, лишь общностью реализуемой функции. Мы опираемся на указанную классификацию и рассматриваем обозначенныежанровые группы в качестве наиболее обобщенных и типизированных моделейкоммуникативно-смысловой, прагматической и конструктивной схемы строения газетных текстов.

Многочисленность и многоаспектность жанров газеты обусловлена, на наш взгляд, стратификацией глобальной коммуникативной интенции - оказания речевого воздействия посредствам информирования - на ряд частных микроинтенций. Взаимодействие речевой суперзадачи и сопутствующих микрозадач построено на отношениях включения или наложения. Получив воплощение в тексте, доминирующая коммуникативная интенция определяет функциональную направленность речевого общения. Функция воздействия, обязательно присутствующая в эксплицитном или имплицитном виде в каждом жанре, проявляется через дополнительные функции (соответствующие частным микроинтенциям), число и набор комбинаций которых варьируются отжанра к жанру. Чем выше функциональная вариативность жанра, тем менее регламентированным оказываются его форма и содержание.

Функциональная нагрузка жанра специфицируетнетолько внешнюю форму организации языкового материала, но и внутреннюю динамику содержательной стороны. Любой отдельно взятый газетный жанр характеризуется своей структурой, объемом, степенью сложности, особенностями функционирования и связями с другими видами текстов. Глубокое и системное изучение существующих в газете жанровтребует подробного описания структурносемантического и прагматического аспектов, позволяющих воссоздать более полную картину анализируемого объекта.

Многие исследователи в поисках универсальных норм построения текстов различной структурно-семантической и прагматической направленности вырабатывают свой исследовательский аппарат. Нам представляется целесообразным обратиться к концепции В.Е. Чернявской. По мнению исследователя, основой изучения разносторонних характеристик некоторого типа текстов или категории текстуальности может стать понятие макроструктуры. “Макроструктура,- по словам В.Е. Чернявской,- это конвенциональная структурная схема текстового построения данного класса текстов, его структурный остов, который состоит из иерархически расположенных, но подвижных в своих границах, содержательно и функционально инвариантных элементов, обеспечивающих смысловое развитие его темы”

[Чернявская 1996:21].

В нашей работе предлагается схема аналитического описания структуры газетных текстов. Мы ограничиваемся исследованием общей модели организации указанного текста или макроструктуры с последующим приложением полученных результатов к микросистемам изучаемого текста - газетным жанрам. Теоретический термин “макроструктура” позволяет, на наш взгляд, сблизить объяснение содержания и формы газетного текста. Другими словами, мы допускаем, что газетные тексты строятся по конвенциональной композиционной схеме, которая организует тематические единицы текстового уровня.

Совокупность инвариантных компонентов макроструктуры газетного текста реализуется посредством многочисленных вариантов в системе жанров. Следовательно, при выделении жанров приоритет должен отдаваться не наличиюнекоторых элементов, а особенностям их сочетания. Возникающие вариации структурно-содержательных элементов являются результатом влияния определенных коммуникативных микроинтенций, складывающихся в высшую коммуникативную интенцию. Таким образом, коммуникативная интенция является тем основным текстообразующим фактором, который определяет формально-структурный и содержательно-смысловой объем газетных жанров.

Выполнение внеречевой задачи, представляющей “осознанные, намеренно воздействующие устремления адресанта” [Наер 1981:107], осуществляется по выработанному коммуникативному плану. Под коммуникативнымпланом мы понимаем утвержденную замыслом адресанта логическую схему компоновки структурно-содержательных частей будущего текста.

Структура газетного текста носит гетерогенный характер. Определенный набор речевых форм (базовых или вторичных) и их возможные комбинации выполняют функцию внутрисистемных жанровообразующих факторов, которые обеспечивают тематическое структурирование отдельно взятого газетного текста. Под влиянием поступательного воплощения в тексте речевого замысла адресанта речевые формы интегрируются в более крупные единицы коммуникативно обусловленной структуризации газетного текста - функциональнотематические блоки (термин В.Е. Чернявской). Функционально-тематический блок является единицей движения темы. Объединяянесколько речевых форм или совпадая по объему с одной речевой формой, он реализует отдельную подтему или субподтему. Каждый функционально-тематический блок можно представить как определённую систему, состоящую из ядерной и переферийной части. В этом случае “ядро” функциональнотематического блока оказывается сформированным доминирующей речевой формой (отражающей доминирующую функцию данной содержательной части текста) и зависимыми факультативными функционально-смысловыми структурами. Учёт типичных для газетных текстов речевых форм, а так же наблюдения за их возможными сочетаниями позволили нам выделить основные виды функционально-тематических блоков газетных текстов: 1) информативный; 2) информативно-оценочный; 3) информативно-аргументативный; 4) аргументативно-оценочный.

Установленные разновидности функционально-тематических блоков группируются в пределах газетных текстов не стихийно, а в соответствии с требованиями определенного жанра. Несмотря на отсутствие жестких конвенциональныхправил построения того или иного газетного жанра их структура всё же не является авторской. Свобода авторских “экспериментов” со структурными модификациямигазетных жанров ограничена, на наш взгляд, с точки зрения процесса, который Н.Д. Арутюнова назвала “нарушением

коммуникативных прав адресата” [Арутюнова 1981:366]. Речь идет о подаче информации в максимально доступной для восприятия адресата форме в сочетании с определённой стратегией воздействия. Форма подачи информации, как известно, предполагает соблюдение ряда проверенных практикой функционирования текстов массовой информации структурнокомпозиционных и языковых правил построения и оформления газетных жанров.

Анализ структуры газетных жанров привел нас к возможности выделения типовых структурнозначимых частей композиции в общей модели газетного текста. Мы рассматриваем газетный текст как четырёхчастную структуру и выделяем заголовок, вводную часть, основную часть и заключение в качестве важнейших композиционных компонентов, присущих каждому газетному жанру. Первой и, пожалуй, самой значимой частью газетных текстов является заголовок. В лингвистических исследованиях композиционно-речевой структуры произведения в первую очередь делаются попыткисоотнести множество функций, присущих заголовку, с его свойством актуализатора практически всех текстовых категорий [Кухаренко

1989:90-96].

Заголовок часто является одной из немногих опорных точек, сигнализирующих об авторском отношении к проблеме. Данное утверждение особенно актуально для текстов информационной жанровой группы, где заголовок порой выступает едва ли не единственным сигналом личных убеждений и установок автора.

Однако заголовок, как и текст, знаком которого он выступает, предназначен адресату. Будучи метатекстовым представителем целого текста, хотя и материально отчужденным от корпуса текста, заголовок хранит в максимально конденсированном виде всю текстовую информацию. Еще не имея опоры на текст, адресат направляет усилия на декодирование смысла заголовка, апеллируя к основанным на предшествующем опыте индивидуальным ассоциациям.

С заголовка начинается процесс, названный Р. Бартом “взрывом смысла”. Активизированные заключенной в заголовке информацией “вспышки” предшествующего знания стимулируют интерес адресата, заставляют обратиться к тексту. Р. Барт, разрабатывая модель структурного анализа художественного текста, выделяетшесть типов культурных кодов: научный, риторический, хронологический, социально-исторический (включающий код коммуникации), акциональный и герменевтический [Барт 1994:456-459]. Представляя текст как сложную партитуру многих взаимодействующих голосов, Р. Барт особо подчеркивает роль герменевтического (энигматического) кода. Назначение герменевтического кода состоит в том, чтобы сформулировать и разгадать загадку. Герменевтический код находит особое воплощение в заголовке газетных текстов. Лапидарность формы газетного заголовка и многозначность входящих в его состав лексических единиц, употребляемых, как правило, в самых ярких и неожиданных значениях, создают элемент “загадки”, потребность преодолеть неоднозначность смысла. Адресат ощущает семантическую недостаточность заголовка, пространственно разобщенного с текстом. Желание“разгадать тайну” заголовка является самым активным побуждением к вступлению адресата в контакт с текстом.

Правила размещения информации в газетном тексте продиктованы предполагаемым эффектом воздействия на адресата. Самым насыщенным в плане коммуникативнойнагрузки является зачин газетного текста, формально коррелирующий с вводным абзацем.Статус наиболее престижной позиции текста присвоен вводному абзацу с учётом установок восприятия массовой аудитории: из первых строк сообщения адресат может извлечь всю интересующую его информацию. Дальнейшее взаимодействие адресата с текстом полностью

определяется интенцией первого. Он может либо ограничиться прочтением начальных строк и, сочтя полученное количество информации достаточным, перейти к другим материалам, либо, заинтересовавшись, дочитать текст до конца, извлекая максимально возможное количество деталей.

Вводная часть, как правило, представляет собой структурно-функциональное единство нарративного типа, одновременно вводящее адресата в суть освещаемого события и амплифицирующее содержание заголовка. Учитывая тесную логико-смысловую и функциональную связь заглавия и вводной части газетного текста, мы считаем возможным говорить о функциональном единстве этих композиционно-значимых сегментов. На наш взгляд, заголовок и зачин образуют интродуктивный блок (термин “интродуктивность” введен Н.Д. Арутюновой), служащий для введения объектаповествования [Арутюнова 1976]. Из результатов наших наблюдений видно, что для газетных жанров наиболее типичными являются три вида интродуктивных блоков :

1.Номинативно-хронотопический интродуктивныйблок дает минимум “ядерной” информации о “сцене” и действующих лицах. Сообщение о некотором частном факте сопровождается обязательным указанием сведений о его пространственно-временных координатах.

2.Проблемопостановочный интродуктивный блок: сообщение об осложнении ситуации с изложением сути конфликта или проблемы можетсочетаться с привлечением хронотопической информации.

3.Контактоустанавливающий интродуктивный блок предполагает оказание эмоционального воздействия на адресата, создание определенногонастроя с целью сразу же завладеть вниманием адресата.Например, это может быть частная тема или бытовой эпизод, которые, будучи включенными в начало повествования, постепенно, по мере развертывания текста, приобретают социальное звучание.

Говорить о каких-то особых способах соединения начала и основной части газетного текста не приходится. Переход от вступления к основной части осуществляется плавно в тематическом и логическом отношениях. Между вводным абзацеми основной частью существует лишь формальная, графически отмеченнаяновым абзацем граница. В содержательном же плане информация вступления разворачивается в дальнейшее содержание на основе перехода от фактологии к разъяснению и рассуждению.

Основу содержания всякого газетного текста, по мнению В.В. Ученовой, составляет конфликт, называемый проблемой при перенесении в духовную сферу. Если информационные жанры ограничиваются констатацией факта осложнения ситуации, не углубляясь в подробности, то в аналитических и художественно-публицистическихжанрах рассмотрение сути конфликта считается необходимым условием развития сюжета[Учёнова 1971:90].

Аналогичная основа сюжета обнаруживается Т.А. ван Дейком в дискурсе новостей. Фокусом повествования здесь является социальный конфликт (Главное Событие), вокруг которого группируются остальные текстовые категории - Краткое Содержание (заголовок и вводка), Фон (исторический, политический, социальный контекст), ПредшествующиеСобытия, Последствия (последующие события, вызванные главным событием), Вербальные реакции (цитаты) и комментарии (выводы, предположения, размышления) [ван Дейк 1989:255-258].

Приведенные точки зрения позволяют заметить, что самая объемная основная часть газетного текста формируется из вторичной информации о главном событии, интерпретируемой наиболее полно. В основной части концентрируются те вербальные действия, которые, собственно, и осуществляют движение содержания: комментарии включают рассуждения, экспликации и оценки, ассоциации и аналогии, принадлежащие автору и лицам-участникам или наблюдателям событий.

Все речевые действия, составляющие интерпретационную часть газетного текста, по иллокутивному намерению можно отнести к действиям, предпринимаемым с целью оказать влияние на установки адресата, и, следовательно, повлиять на дальнейшее развитие событий. Основная часть может в равной степени включать фактологическую и эксплицирующую информацию с существенным преобладанием последней. Этим объясняется факт, что основная часть базируется на поясняющей и одновременно констатирующей композиционноречевой форме “констатирующее рассуждение” с вкраплениями элементов “описания”. Очень характерно соединение “рассуждения” с различными модификациями композиционноречевых форм.

Заключительная часть газетного текста, так же как и его вступление, почти всегда бывает представлена функционально-тематическим единством трех видов. Нам представляется правомерным выделить следующие функционально-содержательные типы заключений газетного текста:

1.Перспективно-акциональное заключение содержит указание на дальнейшее предполагаемое развитие действий в будущем или формулировку задачи, планов, рекомендаций построения внеречевой деятельности.

2.Генерализующее заключение представлено подведением итогов, построением выводов на дедуктивной основе. В соответствии с вариантами содержательного наполнения заключительной части мы выделяем два подтипа генерализующих заключений: а) фактуальногенерализующее заключение обосновывает выводное знание приведением фактуальных данных, обобщение опирается на статистические цифровые показатели; б) квалификативногенерализующее заключение - обобщение изложенного аккомпанировано эксплицитно выраженной оценкой, высвечивающей авторский концепт.

3.Резюмирующе-персуазивное заключение сочетает подведение итогов вышеизложенной информации с убеждением аудитории в правомерности выводов журналиста. Попытка убедитьчитателей в положительном или ненормативном состоянии дел опирается на мнение компетентных лиц и официально подтвержденную статистику.

Реализация выделенных типов начала и завершения газетного текста, как и способы оформления его основной части, зависят от степенирегламентированности жанра.

Что касается межвидовой группы жанров, то построение включенных в эту группу текстов испытывает воздействие жанровообразующих факторов, характерных для предыдущих проанализированных жанровых групп.Структурно-композиционная схема жанров межвидовой группы подчинена реализации прагматических целей.Согласно наблюдениям исследователей, проведенным на материале текстов научно-технической рекламы, анализируемый текст включает коммуникативные блоки (интродуктивный, основной,