Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Отношение российских медиа к мигрантам и миграции.docx
Скачиваний:
2
Добавлен:
10.06.2019
Размер:
193.98 Кб
Скачать

Миграционные процессы в России в первой половине 1990-х годов

Распад Советского Союза и образование на его территории независимых государств — безусловно, одно из важнейших событий, определивших специфику миграционных потоков в Российскую Федерацию на все последующее десятилетие. В первой половине 1990-х годов формируется не только правовая база и новая миграционная политика, но и национальное самосознание народов, оформивших новую государственность. Происходит переопределение понятий «мы» и «они». Бывшие сограждане и «братские народы» превращаются в «чужих» и попадают в категорию мигрантов. В этой же правовой категории автоматически оказываются и этнические русские, проживающие на территории других национальных республик бывшего СССР и теперь считающиеся иностранными гражданами.

Предпосылки к институциональным преобразованиям наметились уже в конце 1980-х годов, поэтому основные характеристики миграционных процессов постсоветского периода сложились еще в последние годы существования СССР.

Отличительной чертой миграционных процессов этого периода становится их явная этническая направленность. Образование новых независимых государств, сопровождавшееся ростом в них национализма и дискриминацией нетитульного населения по этническому признаку, а также общая социальная нестабильность спровоцировали отток мигрантов на историческую родину. Самый крупный миграционный поток внутри стран бывшего Советского Союза пришелся на Россию: с 1991 по 1994 год в страну прибыло 3,6 млн. человек.

Несмотря на то, что миграция населения была обусловлена политическими причинами, ее направление определялось экономическими факторами. Так, например, в 1991-1992 годах общий уровень жизни на Украине был выше, чем в России. Соответственно сальдо миграции на Украине в 1991 году составило 148 тыс. человек против 52 тыс. человек в России, а в 1992 году — 288 тыс. человек против 176 тыс.

В целом же, миграционные процессы этого периода носят экстремальный характер. Об этом свидетельствуют изменения возрастно-полового и семейного статуса мигрантов. В норме высокая степень мобильности свойственна молодым людям (скорее мужчинам, чем женщинам) в возрасте до 35 лет, не связанным узами брака. На постсоветском пространстве, напротив, преобладает семейная миграция, в которую вовлечены люди старшего возраста.

Со второй половины 1980 года наблюдается рост вынужденной миграции. В это время в политическом дискурсе впервые появляется понятие «беженец». Первыми беженцами стали жертвы межэтнических конфликтов в Азербайджане (в 1988 году из Сумгаита бежало 20 тысяч человек) и Узбекистане (из Ферганской долины были вынуждены уехать 30 тысяч человек). В 1991 году официальная статистика сообщает о 710 тысяч «лиц, вынужденно покинувших места проживания»54. Наибольшее число беженцев в эти годы было зарегистрировано в России, Азербайджане и Армении. В первой половине 1990-х годов около 5 млн. человек, проживавших на территории бывшего Советского Союза, оказались в зоне вооруженных конфликтов и были вынуждены мигрировать. Внутренними мигрантами из них стали около 2,2 млн. человек. Около 2,4 млн. человек переехали в другие страны СНГ, из них 1 млн.человек получили статус беженца или вынужденного переселенца.

Степень вовлеченности в вооруженные этнические конфликты начала 1990-х стала определяющим фактором в формировании основных направлений национальной и миграционной политики стран СНГ и особенностей восприятия их населением выходцев из других стран. Причины демонстрируемого сегодня на государственном и бытовом уровне того или иного отношения к мигрантам в странах бывшего Союза, коренятся в политических и миграционных процессах первого постсоветского периода.

В 1994-1995 годы происходит осознание проблем, вызванных массовой миграцией и необходимости их решения. В странах эмиграции, столкнувшихся в результате оттока русскоязычного населения с нехваткой квалифицированных специалистов в области здравоохранения, образования и науки, маргинализацией городского населения вследствие замещения горожан во втором-третьем поколении сельскими жителями, разрабатываются меры по уменьшению объемов эмиграционных потоков. Первая подобная попытка предпринимается в 1994 году в Киргизии, где русскому зыку придается официальный статус. В странах иммиграции, в первую очередь, занимаются решением юридических вопросов, связанных с принятием беженцев и вынужденных переселенцев, определением их статуса и прав. В этом отношении первым законодательным актом становится принятый в 1992 году в Казахстане закон «Об иммиграции», закрепляющий статус беженца исключительно за представителями казахской диаспоры. Аналогичные привилегии были предусмотрены законодательством Азербайджана, России и Киргизии. В России, Азербайджане и Таджикистане правовое понятие «беженец» используется и в категориях внутренней миграции.

Однако попытки, предпринимаемые отдельными странами для решения проблем вынужденных мигрантов, оказываются недостаточными, возникает потребность межгосударственного и международного урегулирования этого вопроса. Россия, Армения, Азербайджан и Таджикистан присоединяются к Конвенции ООН 1951 года «О статусе беженца». Возникает идея подписания подобного соглашения между странами бывшего Союза. В 1993 году утверждается проект Соглашения о помощи беженцам и вынужденным переселенцам. В это же время появляются Соглашение по вопросам, связанным с восстановлением прав депортированных лиц, национальных меньшинств и народов (1992 год), Соглашение о первоочередных мерах по защите жертв вооруженных конфликтов (1993 год), Конвенция об обеспечении прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам (1994). Однако в этот период подписание с Россией каких бы то ни было соглашений в ряде странах расценивается как согласие на восстановление СССР и отвергается55. Украина, Молдова и Грузия отказываются от подписания Соглашения о помощи беженцам и вынужденным переселенцам (на Протоколе к нему поставили свои подписи руководители лишь шести республик), не подписывает Грузия и Соглашение о первоочередных мерах. К Соглашению по вопросам, связанным с восстановлением прав, отказываются присоединиться Туркмения, Грузия и Азербайджан; Туркмения и Узбекистан не поддерживают Конвенцию об обеспечении прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам.

Таким образом, сотрудничества по миграционным вопросам между странами СНГ не получилось, что, безусловно, сказалось и на межнациональных отношениях внутри государств. Шаги, все же предпринятые в направлении совместного решения миграционных проблем, были сделаны под руководством Организации Объединенных Наций. В декабре 1993 года принимается резолюция Генеральной Ассамблеи ООН о созыве «региональной конференции для рассмотрения проблем беженцев, перемещенных лиц, других форм недобровольного переселения и репатриантов в странах Содружества Независимых Государств и в соседних государствах». В 1994 году принимается решение о созыве конференции, которая прошла в мае 1996 года в Женеве и заложила основы для институционального формирования миграционной политики стран СНГ.

Начиная с 1995 года количество иммигрантов, ежегодно приезжающих в Россию, постепенно снижается. В первую очередь, эта тенденция обусловлена прекращением военных конфликтов в Закавказье и Таджикистане, провоцировавших вынужденную миграцию и волну беженцев из этих регионов. К тому же, существенно уменьшился миграционный потенциал стран СНГ. Для большинства из тех, кому в результате коллапса СССР пришлось сменить место постоянного проживания, четырех лет на переезд оказалось достаточно. Те же, кто по тем или иным причинам остался, за это время успели приспособиться к новым реалиям, в которых оказалось не так уж и страшно56. С другой стороны, националистические настроения и дискриминация по этническому признаку в республиках бывшего СССР постепенно идут на спад. Миграционные процессы утрачивают форс-мажорные характеристики и приближаются к норме.

Что касается внутренней миграции, то ее объемы резко увеличиваются в первые три года постсоветского периода, а затем на протяжение семи лет неуклонно снижаются. Всплеск внутренней мобильности 1991-1993 годов объясняется большим количеством вынужденных мигрантов из зон вооруженных конфликтов на северном Кавказе, и в первую очередь, из Чечни. Попытка создания независимого государства на территории Чечни фактически обернулась гражданской войной. С приходом к власти Дудаева из чечено-ингушского региона начался отток русского населения. За годы его правления республику покинуло в сумме 250 тысяч русских.

Основной поток внутренней миграции этого периода направлен из восточной части России в сторону центральных и западных регионов (так называемый «западный дрейф»). В 1991-1995 годы в Москву и Московскую область переехало из других регионов 53 тысячи человек. Санкт-Петербург приобретает роль одного из крупнейших в России миграционных центров только во второй половине 1990-х.

Другой заметной тенденцией этого периода стало перемещение населения России из крупных городов в сельскую местность. В 1991-1992 годы города потеряли 0,8 млн. человек. В этот процесс оказались втянуты 16 российских регионов. Деурбанизация считается отличительной особенностью миграционных процессов экстремального характера. Она свидетельствует о неблагоприятной экономической обстановке в государстве. В условиях масштабных экономических кризисов и в периоды социальной нестабильности население делает выбор в пользу относительной дешевизны сельской жизни и натурального хозяйства57. Таким образом, рост внутренней миграционной активности в 1991-1993 годах был во много обусловлен перемещением большого количества горожан в сельскую местность. Всплеск достаточно масштабной деурбанизации пришелся на 1991-1993 годы как на наиболее «сложный» с экономической точки зрения период в современной российской истории. С другой стороны, за три года внутренний миграционный потенциал был исчерпан. Иными словами, все граждане, посчитавшие, что условия проживания на селе лучше, чем в городе, уже успели переехать. Поэтому активность таких перемещений постепенно ослабляется.

Начиная с 1993 года, внутренняя мобильность в целом снижается. Миграционный отток из города в село завершился. Перемещение же между различными регионами оказалось бессмысленно, так как по всей стране сложилась примерно одинаковая негативная социально-экономическая ситуация. Риски от переезда перевешивали потенциально возможные положительные последствия. Даже устойчивый поток вынужденной миграции из северокавказского региона не изменил общую тенденцию к сокращению внутренних перемещений.

Надо отметить, что в этот период впервые фиксируется негативное отношение к выходцам из бывших «братских» республик. Однако его демонстрируют, в первую очередь, этнические русские, переехавшие из стран СНГ, которые на своем опыте столкнулись с национализмом и дискриминацией. Подобные настроения распространены только среди 14% российского населения58.

Таким образом, миграционные процессы в России в 1991-1994 годах, явившиеся в большинстве случаев следствием политических процессов, протекающих в республиках бывшего Союза, в свою очередь, оказали существенное влияние на последующую международную и межнациональную политику этих государств, в том числе и России. Именно в этот период произошло формирование образа первых мигрантов и нового отношения к бывшим согражданам из других национальных республик.

Соседние файлы в предмете Журналистика