Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Информационное поле современной России практики и эффекты

.pdf
Скачиваний:
3
Добавлен:
10.06.2019
Размер:
3.14 Mб
Скачать

На федеральном государственном телевидении в результате погони за рейтингами и, следовательно, рекламодателями в сетке вещания стали преобладать программы развлекательного характера. Жанры таких программ заимствованы с западных образцов.

Экспансия западных телевизионных программ на российском телевидении в постсоветский период охватила все государственные, коммерческие, центральные и региональные каналы. На сегодняшний день нет ни одного вещателя, который не был бы подвержен влиянию этих процессов. Так, западное телевидение завоевывает центральные российские каналы, они же, в свою очередь, расширяют границы своего влияния за счет регионов. «Сначала видео распространило свою “экспансию” на весь мир. Затем такая его разновидность, как многообразные и занимательные телеигры…» [3] Сегодня же экспансируется все, начиная от музыкальных клипов, рекламы, художественных фильмов, токшоу и телешопов и заканчивая идеями, ценностными ориентирами, моральными и этическими кодексами, без учета менталитета, культурных и этнических особенностей населения.

Понятие «телевизионной экспансии» – достаточно новое, можно сказать, что это – расширение диапазона вещания того или иного телеканала, ретрансляция его программ другими каналами, а также стремление к расширению сфер влияния на общественное мнение средствами телевидения.

Именно такой процесс в точном определении слова «экспансия» мы можем наблюдать на российском телевизионном рыке сегодня. Большое количество американских фильмов, телевизионных магазинов, ток-шоу, различные игры и викторины, криминальные программы и т.д., которые сделаны по западной кальке на российских телевизионных каналах. То же самое происходит и на региональных телевизионных станциях.

Проблемы экспансии западных программ на российском центральном телевидении стали очевидными в период после 1991 года, что было вызвано рядом объективных и субъективных причин. Это и изменения в господствующей идеологии, и в экономике страны, и перестроечные процессы, затронувшие все стороны жизни, в том числе и систему телевещания.

«Альтернативное» телевидение, возникшее после августа 1991 года в России, открыло новые политические, экономические и творческие возможности дальнейшего развития всей системы СМИ в целом и телевидения в частности. «Новое» телевидение стало воистину новым, отказавшись не только от недостатков и косности старой системы, но и от ее лучших достижений и традиций.

Альтернативное телевидение начало буквально с нуля, заново открывая и постигая законы телевизионных жанров, драматургии и телевизионной деятельности в целом. Для подражания использовались любые приносящие успех и экономическую выгоду образцы. Так, например, на российский телеэкран попали «Поле чудес» и «Сам себе режиссер». Список таких программ можно продолжать и продолжать. Бесспорно, они пользуются популярностью у зрителей, то есть имеют высокие рейтинги и, соответственно, приносят значительную прибыль своим телеканалам.

11

Причиной такой популярности западных телепрограмм, по всей видимости, стало то, что деятелями «нового» телевидения были отброшены в сторону многие достижения советского периода, снизился профессиональный уровень отечественных телевизионщиков, российское телевидение как в экономическом, так и в творческом плане было лишено возможности генерирования и реализации новых идей. Последствиями этого явилась заполненность телеэкрана «американизированной» продукцией и неспособность отечественных телепрограмм конкурировать с ней.

Все крупнейшие телеканалы постепенно переориентировались на программы, адресованные широкой аудитории, уходя от узкоцелевых программ. Ведь рейтинг в современном понимании – это реальный объем аудитории. Значит, узкая целевая группа – это заведомо низкий рейтинг. Как следствие, происходит обеднение жанрово-тематического наполнения эфира. Вследствие того, что большинство региональных каналов, в частности в Казани, являются ретрансляторами каналов центральных, они были вынуждены пойти по такому же пути.

В итоге жанровое поле сузилось, за небольшим исключением, до триады «кинопоказ – информация – шоу», поскольку лишь эти три вида программ могут в принципе собрать широкую аудиторию» [4].

Погоня за рекламой привела к исчезновению с телеэкрана тех видов программ, внутри которых российское законодательство запрещает размещать рекламу. Это, прежде всего, детские и религиозные программы. Лишь немногие федеральные, а особенно региональные могут позволить себе такую «роскошь». На рассматриваемых автором данной работы телевизионных каналах города Казани тематических детских программ нет. Еще несколько лет назад на ТК «Эфир» в эфир выходила подростковая программа «Поза», которая была закрыта именно по вышеназванной причине. На телеканале «СТС-Казань» подобного рода программы вообще отсутствуют. Детские программы на этой станции представлены лишь игровыми детскими шоу, опять же заимствованными с западных образцов. Зачастую на региональном телевидении единственной программой для детей и подростков являются мультипликационные фильмы чаще иностранного производства, реже – отечественного.

Цивилизованные страны давно осознали грозящую опасность и противопоставили ей четко регламентированное законодательство. Так, в немецкое телерадиовещательное право «Основные направления Европейского соглашения о телевидении без границ» были проведены с помощью государственного договора о телерадиовещании от 31 августа 1991 года. Этот государственный договор в первую очередь поддерживает развитие европейских производств: «Для показа многообразия в немецкоязычном пространстве и для развития европейских кино- и телепроизводств организаторы телевещания должны сохранить основную часть фильмов, телефильмов, сериалов, документальных передач и подобной продукции для европейских работ в соответствии с европейским правом» [5].

Из текста договора очевидно намерение законодателя противодействовать преобладанию программ из США, которое наблюдается на многих коммерческих каналах Германии. Принятое в государственном договоре о теле-

12

радиовещании регулирование обязательно не только для государственных телеканалов, но и для всех частных.

Ситуация, сложившаяся сегодня на российском телевидении, представляется прямо противоположной немецкой. Если германское правительство делает все возможное для помощи своим производителям, то наше руководство ничего не противопоставляет внедрению чужеродной культуры и всеобщей американизации российского общества. Сегодня на нашем телевидении существует множество программ, сценарии, сюжетные линии, характеры персонажей которых заимствованы у западных «коллег».

Таким образом, вступление российского телевидения в мировое информационное пространство не спасает его от налета провинциальности, которая проявляется в заимствовании образцов программ.

Как правило, программы одного жанра лишь немногим отличаются друг от друга. В их содержании, структуре меняются несколько «звеньев», в результате чего на свет появляется новая программа.

Это телеигры в «буквы» и «слова», викторины сомнительного развлекательного свойства, передачи, над юмором которых смеется лишь присутствующая в кадре массовка, боевики, детективы, триллеры, телесериалы, программы, изобилующие ужасами, катастрофами и трагическими происшествиями.

Один из таких жанров и, пожалуй, самый популярный на телеэкране – жанр ток-шоу. По популярности с ним могут сравниться лишь игры и состязания, транслируемые всеми действующими телеканалами и ставшие неотъемлемой частью индустрии телеразвлечений.

Практически всегда это – телевикторины с фортуной и на интерес. Популярность викторин основана на соучастии зрителей, отвечающих у телеэкрана на те же вопросы, что и игроки, а также на сохранении у них иллюзии о возможности также попасть на экран.

Один из многих жанров, появившихся в годы перестройки и существующих как «калька» западных телепрограмм, – ток-шоу. «Классическое ток-шоу представляет собой треугольник: ведущий – приглашенные собеседники (эксперты) – зритель в студии... Ток-шоу соединяет приемы журналистики и сценические приемы. И каждый из участников ток-шоу, какова бы ни была его служебная функция внутри программы, одновременно является персонажем с заданной ему авторами ток-шоу ролью» [6].

Схема жанра довольно проста и беспроигрышна – герои, зрители, ведущий, вопросы и ответы. Но многие специалисты этого жанра считают, например, что «залог успеха ток-шоу – юмор. Герой должен уметь смеяться над собой...» [7]

Последствия экспансии жанров ток-шоу и телевикторин на центральном телевидении – невозможность других, менее популярных жанров конкурировать с ними и «пробиться» на телеэкран.

Несмотря на обилие в телеэфире так называемого «развлекательного элемента», уровень (содержательный и интеллектуальный) подобных программ, судя по оценкам специалистов, оставляет желать лучшего. В большей степени это связано с тем, что практически все телешоу, викторины, разного рода телеигры – точнейшая копия зарубежных, включая даже имидж и внешность ведущих..

13

Попытка производить программы жанра ток-шоу на казанских коммерческих каналах предпринимались. В 1999-2001 годах на телеканале «СТСКазань» выходило ток-шоу «Кто хочет – хохочет», которое впоследствии переросла в программу «Бон Вояж». Но обе эти программы не отвечали требованиям классического жанра ток-шоу. В студии сидят зрители, которые по желанию рассказывали о каких-либо смешных происшествиях в их жизни или путешествиях. Ведущий же подходил с микрофоном к каждому из желающих. Роль ведущего была сведена к минимуму – он начинал программу, просил зрителей рассказывать свою историю и завершал её. Программа не смогла выдержать конкуренции с центральными ток-шоу, которые шли в это же время по федеральным каналам. Программу спонсировали туристические агентства города, и после полугодового существования была закрыта.

Неспособность региональных телеканалов создавать ток-шоу, которые будут конкурентоспособными с ток-шоу центральных каналов, можно объяснить высокой себестоимостью производства. От телекомпании требуются большие вложения для открытия подобного проекта: подготовка студии, приглашение гостей и «массовки»-зрителей.

Еще один телевизионный жанр, который был внедрен на российский телевизионный рынок, это жанр «реального шоу» (reality show). В своих различных вариантах он уже много лет пользуется популярностью на мировом телерынке. Этот жанр называют также «документальным мылом», или коммерческим документальным кино.

Для России жанр «реального шоу» является новым, он начал развиваться на отечественном телевидении сравнительно недавно. Но развился он с довольно высокой скоростью. Сегодня примеров реального шоу очень много: «Последний герой» (Первый канал), Фабрика звезд (Первый канал), Народный артист (Россия), Дом-2 (ТНТ), Ты-супермодель (СТС) и т.д.

Идея большинства «реальных шоу» сводится к одному: заставить обыкновенных людей жить под прицелом телекамер, позволяющих зрителям видеть все, что происходит с героями, – от ежедневных гигиенических процедур до постельных сцен.

Количество «реальных шоу» во всем мире впечатляет, однако не стоит искать в них разнообразия идей и творческих находок. В принципе основу всех телеигр такого типа составляют три вещи: выживание в экстремальных условиях, реализация сексуальных инстинктов и умение манипулировать другими участниками с целью получения крупного ценного приза.

По мнению многих специалистов, благодаря именно программам развлекательного жанра, «телевидение занимает сегодня колоссальное место в жизневосприятии. Оно, значительно облегчая жизнь, значительно облегчает также и умственную деятельность» [8].

Социально-диагностические исследования показывают, что телезрителям нравятся далеко не все выходящие в эфир передачи с хорошими «рейтинговыми показателями». Они уважают далеко не всех известных ведущих. Есть регулярно появляющиеся на экранах люди, которых зрители оценивают как ненадежных, холодных, бесцеремонных, несимпатичных, даже – злых. «... Распро-

14

странено мнение о дурном вкусе большинства зрителей, которые сами хотят бесконечных зрелищ, шоу, «мыльных опер». Такие передачи действительно многим нравятся. Но, по данным последних исследований, у значительной части аудитории есть огромная потребность в получении проблемной информации» [9].

Если посмотреть на проблему телевизионной экспансии с социокультурной точки зрения, то результаты этого осмотра будут весьма плачевными. Навязываемая российскому зрителю американизированная манера подачи и восприятия материала, пустая по сути и не всегда профессионально исполненная, отталкивает зрелого зрителя и портит вкус молодому, приучая смотреть на вещи этаким прищуренным глазом через американскую линзу.

В.Познер отмечает: «Когда-нибудь, надеюсь, мы придем к пониманию того, что телевидение существует для зрителей. Как, извините, химчистка для клиентов. Если в ближайшей химчистке будут плохо чистить, я пойду в другую. Но пока, увы, у нас и чистят всюду одинаково, и передачи на всех каналах равноценны» [10].

Так что, ругая телевидение, и государственные чиновники, и зрители должны понимать, что телевидение отражает их вкусы и потребности, что до тех пор пока они будут «покупать» его «товар», оно не изменится. В этом и заключается его «свобода и независимость».

Несмотря на то, что изначально наше телевидение было в некоторой степени изолировано от мирового информационного пространства и телевизионного пространства (так как мы строили социализм в одной стране и по этому же принципу пытались создать телевидение) – все же на его развитие и существование все больше и больше влияет экспансия Запада. Это и большая часть телепрограмм, созданных по «образу и подобию» программ западных коллег, и имиджи ведущих, и манера ведения программы, и политика рейтингов – в общем, все то, о чем не знали в нашей стране до 1991 года.

Несомненно, экспансия жанров оказывает не совсем положительное влияние на наше телевидение. При таком огромном разнообразии каждый зритель вправе выбирать свое телевидение. Хотя наши телеэкраны изобилуют иностранной видеопродукцией, найти программы качественные при большом желании можно. А чтобы создавать свою качественную продукцию, нужны профессиональные кадры, которых, к сожалению, очень мало, особенно на региональном телевидении. Именно поэтому большинство региональных каналов являются лишь ретрансляторами программ центральных каналов. Программ своего производства до сих пор очень мало.

ЛИТЕРАТУРА

1.Корнилова Е.Е. Телевизионная реклама. – СПб., 2002. – С.17.

2.Борецкий Р. Зеленый шарик, куда катишься? // Новое время. 1997.

14. – С.18.

3.Борецкий Р. Телевидение на перепутье: Статьи 1989– 1998. – М., 1998. – С.13.

4.Средства массовой информации России. 1997 год (Анализ, тенденции, прогноз). – М., 1998. – С.37.

15

5.Шредер Г.-Д. Тенденции в развитии правового регулирования производства и приобретения теле- и радиопрограмм // Право радио и телевидения в России. На пути к новой организации электронной прессы / Под ред. В.Хоффманн. Рим – Баден-Баден – Гамбург – СПб., 1994. – С.269.

6.Польская Л. Ток-шоу: о пользе лишнего при необходимом // Искусство кино. 1996. № 1. – С.31.

7.Эль-Муалля В. Как делать «тему»: этюды и наблюдения // Журналист.

1995. № 3. – С.18.

8.Адабашьян А. Телесериал – это зрелище облегченного типа // Искусство кино. 1996. № 1. – С.70.

9.Дридзе Т., Адамьянц Т. А телезрителя забыли // Журналист. 1998.

3. – С.53.

10.Познер В. За что боролись, на то и напоролись // Дружба народов.

1997. № 7. – С.176.

П.Н. Бердников, Казанский госуниверситет, выпускник

ФИЛОСОФСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ТВОРЧЕСТВА ВАСИЛИЯ РОЗАНОВА

Фундаментальной основой построения и развития розановской религиоз- но-философской концепции является проблема иерархии ценностей, религия в рамках иерархии ценностей объявляется Василием Васильевичем Розановым наиболее ценной и значимой для человека «формой жизни», религиозное мировосприятие В.В.Розанова определяет смысл и специфику всех его представлений и всей его концепции.

Именно определение иерархии ценностей внутри каждой из интересующих философа форм культуры и бытия (религия, искусство, политика), а также ценностная иерархия обозначенных «форм жизни» на принципах их значимости для конституирования человеческого бытия и развития человеческой личности, являются своеобразным каркасом розановских взглядов.

Ценность и значимость религии определяется представлением философа о ней как наиболее бытийственной, наиболее имманентной человеку «формы жизни». Характер и вид религии формирует, по В.В.Розанову, характер бытия: индивидуального, социального, политического, культурного. Поэтому только сквозь призму религии и посредством религиозного восприятия можно осмыслить и обозреть иные формы культуры, определить их сущность и значение для человека. Таким образом, изучение концепции В.В.Розанова неизбежно предполагает анализ, прежде всего, религиозно-философских взглядов в рамках пропагандируемой им идеи «нового религиозного сознания».

Генеральной предпосылкой определения В.В.Розановым религии как самой важной для человека формы культуры является понимание ее как «великого врачевателя» человеческой души, страдающей от осознания своего бессилия и «глубокой ограниченности». По выражению Е.В.Пилюгиной, «жизненность

16

религии, по мысли философа, определяется осознанием человеком ограниченности своих возможностей и своей самости, ощущение трагедийности своего существования. Обращение человека к религии, с точки зрения В.В.Розанова, обуславливается усилением экзистенциальных чувств: «заброшенности», «тревоги», «отчаяния» по мере духовного взросления человека, расширения его сознания. Экзистенциальные чувства связаны с непосредственным бытием человека и отражают диссонанс между желаемым и осуществленным, между ограниченной телесно-материальной человеческой данностью и безграничной духовной потенциальностью. Отсюда, религия, по Розанову, есть сублимация экзистенциальных человеческих чувств» [1].

Душа человека в розановской трактовке – средоточие иррациональных мотивов, а религия есть душа культуры и социума.

В трактовке В.В.Розанова религия предстает как попытка экзистенциального преодоления драмы человеческого существования, как стремление выйти за границы телесно-материальной данности с помощью обращения к иррациональным истокам формирования человеческой личности и человеческой культуры. В религии воплощается самость человека – и человека вообще, и конкретного индивида

– в этом генеральная идея В.В.Розанова, его оправдание религии.

Необходимо отметить, что предпосылками критического отношения В.В.Розанова к религии и церкви являются, во-первых, особенности его личной жизни и конфликт с официальной церковью, во-вторых, обнаружение в христианстве наряду со «светлыми лучами» «темных лучей», относимых В.В.Розановым к монашеству, аскетизму, отрицанию семьи и деторождения. Он обвиняет церковь и христианство, в целом, в отрыве от «мира» с его нуждами, от реальной жизни, в исчезновении бытийственности и превращении «растительного» христианства в «каменное». Здесь философ обнаруживает истоки и предпосылки духовно-социального кризиса европейской (христианской) цивилизации: разрыв целостности человеческого бытия, как социального, так и индивидуального; абстрагирование от бытия, идеализация и схематизация жизни, заменяющие саму жизнь.

Критика религии (в форме христианства) проистекает из негативной оценки В.В.Розановым современной христианской (рационализированной) культуры и цивилизации. В то же время, последовательная рационализация представляется философу как естественный процесс «взросления» человечества, обусловленный фундаментальной метафизической сущностью человека, его тяготением к духовному, идеальному. Но однозначный акцент на духовном, по мысли В.В.Розанова, ликвидирует целостность человеческого бытия и предопределяет не цельность (внутреннюю конфликтность) личности. Нужно отметить некоторую противоречивость и непоследовательность розановской критики религии (акцент на рацио, «чистый разум», «духовное» оказывается, по В.В.Розанову, имманентным человеку и, в то же время, осуждается). Это объясняется непоследовательным и противоречивым отношением к самому человеку.

Понятие духовности у В.В.Розанова наполнено исключительно рациональным содержанием, без учета нравственной и иррациональной ее составляющих. Такая произвольно истолкованная «духовность» у В.В.Розанова оказы-

17

вается противовесом «жизни души», «душевности», понимаемой как чувственное выражение бытия, как своеобразная чувственная рефлексия бытия. Отсюда вытекает розановское смешение представлений о духе и душе как сферах проявления человеческого. Дух как возможность человека подняться над собственным ма- териально-телесным бытием, фактически, игнорируется В.В.Розановым.

Свое понимание целостности как различия без распадения, как полноты в многообразии В.В.Розанов находит в мифологическом мировосприятии. Необходимо заметить, однако, что жесткая критика христианства и поиск В.В.Розановым неких фундаментальных принципов гармоничного развития человека и общества в других религиях (обращение к иудаизму, религии Древнего Египта) свидетельствует не столько о христоборчестве В.В.Розанова, сколько о его стремлении найти и вдохнуть в христианство новую жизненную силу и, тем самым, преодолеть кризис христианской культуры и цивилизации и способствовать гармоничному и нравственному развитию человека.

Говоря об отношении В.В.Розанова к христианству, нельзя не сказать о его интерпретации понятия пола. Это понятие трактуется В.В.Розановым широко, включая в себя всю сферу бессознательного и подсознания. «Пол», по В.В.Розанову, выступает как реализация богоданного потенциала и в обращении к «полу», семье, реабилитации женской роли в цивилизации В.В.Розанов видит пути преодоления кризиса в христианстве и в культурном и социальном пространстве бытия человека. «Историческое христианство» извратило божественную данность и, тем самым, уничтожило целостность человеческой сущности и человеческого существования. Возвратить эту целостность, превратив «религию смерти» в «религию жизни» через теизацию пола, семьи и деторождения – задача, поставленная философом. Таким образом, «религия пола» превращается в «религию семьи». Семья предстает у В.В.Розанова как главная структура бытия и главный инструмент реализации индивидуальности («семья»

– семь «Я») и творчества (эстетика семьи); отношение к семье становится критерием определения места каждой из рассматриваемых В.В.Розановым форм культуры и бытия (религия, искусство, политика) в иерархии ценностей.

В этой связи важна также трактовка В.В.Розановым женской роли в цивилизации, его видение кризиса современной цивилизации как цивилизации патриархальной, сверхсознательной, сверхлогичной и рациональной и «феминистические» призывы обратиться к женственности, иррациональности и подсознанию, выступающим как синонимичные понятия.

Эволюция религиозной коцепции В.В.Розанова тесно связана с его психологическими переживаниями, с изменениями в личной и общественной жизни и, в то же время, она выступет как проявление концептуальных принципов розановской философии, таких как полифоничность и внутренняя антиномичность. В результате, на первый взгляд очевидная эволюция религиозных представлений В.В.Розанова от апологетики к все более жесткой критике христианства и церкви, при более глубоком рассмотрении обнаруживает противоречия: апологетика не исключает «риторических вопросов» и сомнений, а критика перемежается заверениями о единстве с Богом и церковью.

18

Истинная эволюция религиозных взглядов В.В.Розанова состояла в перенесении противоречий в метафизическую область, в результате чего критика церкви и христианства превращается в критику непосредственно Христа, что обуславливается метафизическим разделением Бога-отца и Бога-сына. Образ Христа у В.В.Розанова оказывается глубоко персонифицирован и «очеловечен»: «богочеловек» превращается в «человекобога». Это свидетельствует об антропологическом контексте религиозных представлений философа. В то же время обостренно-личностное восприятие В.В.Розановым Бога дополняется идеями «теизации мира и бытия». Отсюда эволюция религиозных взглядов В.В.Розанова предстает как поступательное обострение противоречий, приобретая образ «воронки» (введенный самим философом) и определяется как все больший отход от рациональности и все большее погружение в иррационализм, мистику и мифологию.

Безусловно, для более глубокого понимания религиозных взглядов В.В.Розанова необходимо обращение к контексту русской религиозной философии в целом.

Врусской религиозной культуре XIX века религиозная тема имела определяющее значение. И так было не только в религиозных направлениях, но и в направлениях внерелигиозных и богоборческих, хотя это и не было осознано. Как писал Н.Бердяев, «в России не было философов такого размера, как наши писатели, как Достоевский и Л.Толстой. Русская академическая философия не отличалась особенной оригинальностью. Русская мысль по своей интенсии была слишком тоталитарной, она не могла оставаться отвлеченно-философской, она хотела быть в то же время религиозной и социальной, в ней был силен моральный пафос» [2].

ВРоссии долгое время не образовывалось культурной философской среды. Она начала образовываться лишь в 80-е годы, начал выходить журнал «Вопросы философии и психологии». Для насаждения у нас философской культуры значение имела деятельность Н.Грота, который сам был малоинтересным философом. Условия для развития философии были очень неблагоприятны, философия подвергалась гонению и со стороны власти, и со стороны общества, справа и слева. Но в России создавалась и нарастала оригинальная религиозная философия. По словам Бердяева, «такова была одна из задач русской мысли». Речь идет именно о религиозной философии, а не о богословии. На Западе мысль и знание очень дифференцированы. Официальное католичество и официальный протестантизм создали огромную богословскую литературу, богословие стало делом профессиональным, им занимались специалисты, люди духовные, профессора богословских факультетов и институтов. Профессора богословия всегда не любили религиозную философию, которая представлялась им слишком вольной и подозревалась в гностическом уклоне, они ревниво охраняли исключительные права богословия как защитники ортодоксии. «В России, в русском православии, – писал Бердяев, – долгое время не было никакого богословия или было лишь подражание западной схоластике. Единственная традиция православной мысли, традиция платонизма и греческой патристики была порвана и забыта» [3].

19

Философская концепция В.В.Розанова, несомненно, в первую очередь детерминируется его русской ментальностью, которая определяет его особенные русские «риторические вопросы» к Христу и христианству, особенный (осознанный и «прочувствованный») путь к Богу русской интеллигенции XIX-XX веков. Синкретизм (имеющий историческое происхождение), идея соборности как гармонического социо-бытия, религиозные искания в рамках концепта «нового религиозного сознания», доходящие до ереси, интерес, и, в то же время, неприязнь к церкви и богословию, противопоставление веры и рациональности (а не синтез, как в западной христианской философии) – эти черты, относимые к специфике русской религиозной философии, ярко характеризуют и взгляды В.В.Розанова.

Путь В.В.Розанова к религиозной вере – гносеологический – сложен и трагичен, так как неизбежен диссонанс между верой и «вопросами верующего», который, в свою очередь, обуславливает «раскол» в душе верующей, но не вопрошающей. Это – драматический путь завоевания веры и покорение вере, путь трагический в своей неоконченности.

Говоря о религиозной концепции В.В.Розанова, следует отметить четко выраженный эстетизм, проявляющийся в выборе метода и стиля изложения, и мистицизм эстетических воззрений философа, что позволяет выявить глубинную связь и взаимозависимость религии и искусства, а также этики и эстетики, как форм культуры и бытия в философских представлениях мыслителя. Эстетическую позицию В.В.Розанова можно определить как переходную от классики к модерну.

Выстраивая иерархию форм культуры и бытия, он стремится определить ценностные критерии расположения религии, политики относительно друг друга. Как продолжатель «классической линии» в русской литературе и философии, В.В.Розанов одним из основных ценностных критериев полагает этический. Но «переходный характер» розановской философии приводит к тому, что, наряду с этическими ценностными критериями, философ использует и эстетические, выявляя «красоту молитвы», «красоту души», «красоту пола», «красоту быта». Дилемма классика-модернизм выступает, таким образом, как одна из антиномий, посредством которых конституируется розановская концепция.

В его ценностной иерархии политика детерминирована религией и искусством (особенно, литературой). Политика характеризуется как наиболее абстрактная, рациональная, наименее бытийственная и истинная сфера жизни человека. Можно выделить наиболее важные черты розановской философии политики: принципиальный консерватизм, «антиисторизм» и «конформизм». Специфика розановского консерватизма состоит в том, что это консерватизм философский, «метафизический», конфронтирующий, нередко с консерватизмом политическим.

Говоря об интерпретации В.В.Розановым категорий истории и времени, следует отметить метафизический характер этих интерпретаций и, отсюда, условность розановского «антиисторизма», выступающего как отражение негативной рациональности, логизма, позитивизма и отнюдь не свидетельствующего о подлинной антиисторичности философа. Это можно подтвердить, обра-

20

Соседние файлы в предмете Журналистика