Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Информационно-издательская политика журнала Новый сатирикон в контексте событий Первой мировой войны и революций 1917.docx
Скачиваний:
3
Добавлен:
10.06.2019
Размер:
118.84 Кб
Скачать

2.2 Круг авторов

С созданием журнала «Новый сатирикон» авторы разделились на два лагеря, часть из них ушла в новое издание. Среди «звезд» журнала были такие авторы и карикатуристы, как Аверченко, Тэффи, Бухов, Саша Черный, О.Л. д`Ор, Маяковский, Ремизов и другие.

Жанры фельетон, сказка, басня развивались в области народной и большевистской сатиры, это говорит о её ярко выраженном агитационно-пропагандистском характере. Однако авторы «Нового сатирикона» представили новую линию развития сатиры. Титул «король смеха» дали ведущему автору журнала А. Аверченко (1881 – 1925).

Аверченко оттеснил на второй план «короля фельетона» Дорошевича, «короля репортеров» В. Гиляровского, «короля остроумия» И. Василевского. Входя в литературу, он употреблял латинское выражение «Ave», что в переводе означало «Будь здоров!». Впоследствии это стало его творческим кредо. Он говорил, что его добродушный смех лекарство от тоски. К 1910 г. Аверченко стал самым читаемым автором России.

Первая русская революция помогает Аверченко найти себя как профессионального писателя, литератора, журналиста. С сатирическим журналом «Харьковский будильник» он сотрудничал в 1905 году, а спустя год до 1907 г. являлся редактором журнала «Штык». Он учился у Чуминой, Дорошевича, Амфитеатрова, высмеивал карательную российскую конституцию. Сатирические приемы перенимал у «Жупела», «Адской почты», «Зрителя».

Живой юмор рассказов Аверченко сравнивали с ранним Гоголем. С невероятной энергией он берется за работу в сатирическом журнале «Сатирикон». Ранние произведения наполнены чересчур веселым сюжетом, положением карикатур. Он одно событие перебивает другим событием, веселые ситуации в резонансе друг с другом. Улыбка читателя не удовлетворяет автора, он должен довести его до коликов в животе и попросить пощады.

Переполненный энергией Аверченко создает множество рассказов. Они буквально один за другим вылетали из-под пера писателя. «Я пишу о таких невероятных вещах, что всякий здравомыслящий читатель ни крошки не поверит, что это правда» - пишет Аверченко в своем рассказе «Загадка природы». А. Аверченко. Рассказы юмористические, т.1, Пг., 1916, с.145. К авторским рассказам так же следует относиться с осторожностью. Его главный прием – повествование от первого лица, который придает правдивость его невероятным выдумкам. Реальные факты граничат с выдуманными в рассказе «Веселые устрицы». Реальными остаются непробудное пьянство, озлобление, драки, все это взаправду окружало Аверченко в годах юности.

Год 1910 ознаменовался выходом первых трех сборников рассказов А. Аверченко. Книги «Веселые устрицы», «Зайчики на стене» показывают людскую суету и повседневность, ничтожность кругозора некоторых личностей, которые только и вьются вокруг ресторанов, да и своего жилища.

Он представляет семью, как замок из песка, тихое помешательство – любовь к детям, камень на шее – милосердие и доброта, чувство, корыстные цели – дружба. Все моральные и духовные ценности Аверченко ставит под сомнение и пропускает их через призму сатиры.

В своих рассказах «Душевная драма», «Загадка природы», «День человеческий» автор говорит, что человеческая жизнь есть воплощение пошлости, состоящая лишь из дешевых измен, трафаретных понятий и плохих анекдотов.

Автор создает шаблонные юмористические образы специалиста, праведника, лентяя. Он доводит эти типы до абсурдности, говоря, что лентяй настолько ленив, что ему даже счеты свести с жизнью лень. А когда лентяй лег на газету, он не стал подниматься и вытаскивать её, а просто начал тянуть её за края и рвать для того, чтобы прочесть.

Критики постоянно упрекали его в слишком частом выпуске произведений. На нападки сатирик отвечал: «Я пишу только в тех случаях, когда мне весело. Мне часто очень весело. Значит, я часто пишу». А.Аверченко Зайчики на стене» СПб., 1910, с.4

Рассказ «Случай с Патлецовыми» смешная ситуация обнажает психологию мещанина. Хозяева просят жулика Мишку Сматоху отворить дверь в квартиру, а потом сдают его же в полицию. Этот комический случай показывает правдивое лицо мещанина, от которого можно ожидать любой подлости. На примере этого рассказа можно проследить связь А. Аверченко с О. Генри, который сталкивает обывателя с отбросами буржуазного общества. Одного именно «отбросы» и олицетворяют собой человечность.

В сборнике «Веселые устрицы» еще больше прослеживается связь с юмористом Америки О. Генри. Устрицы так же фигурируют и в предисловии к книге Генри «Короли и капуста». Аверченко спрятал своего российского обывателя в устричную раковину, что бы бури и потрясения его не коснулись. Поверив обещаниям правительства, он надеялся на конституцию, а получил военно-полевые суды. Один из разделов назван «В свободной России», он переполнин язвительным юмором, ядовитым сарказмом. В этом разделе он собрал портреные шаржи всех, кто делал закон и политику в эпоху Столыпина.

Заразительный смех Аверченко и правда ближе к американскому, чем к русскому. Ему не присущь чеховский и гоголевский смех, где присутствует горечь. Он выделяется среди всех русских сатириков своим легким и беззаботным юмором, в котором нет места печали. Однако его произведения нельзя назвать поверхностными, он описывает ситуацию так, что читалю сразу открывается вся фальшь моральных устоев общественной жизни. Идеальный герой для Аверченко – это сильный человек, которому не страшны никакие трудности.

Критики все нападали на него, считая, что у автора нет никаких идеалов. Рецензент, анализируя один из рассказов, писал: «Темы большинства из них заезжены еще «Будильником» и «Стрекозой», театральные любители, измена жены, рождественские рассказы и т.п.». С.П. Аркадий Аверченко. Юмористические рассказы. – «Утро России», 17 июля 1910 г., №200, стр 6.

Читатель весело смеялся над «веселыми устрицами». Можно подумать, что рассказ Аверченко абсолютно фантастический, но ведь и жизнь в России – невероятный анекдот. В основе всех сценок, которые создает автор, лежит правдивая жизнь России в Столыпинскую эпоху.

Русская литература 1905 годов переживает кризис символизма, авторы отходят от туманной образности. Образы Аверченко просты, он считает, что мир можно преобразить с помощью здорового смеха. Это первый русский писатель, который изобрел и поверил в «смехотерапию». Попросту он создал свой жанр. Смех Аверченко отличался своей нелобливостью и никогда не являлся зубоскальством. Своей сатирой он не наносил сокрушительые удоры по бичам общества, однако его юмор всегда был направлен в нужное русло.

Из книги в книгу кочуют три героя: Подходцев, Громов, Клинков. Они являлись прототипами Аверченко, Ремизова и Радакова. То они изобразят из себя преступников, то они начинают убеждать людей в округе, что живой рак на самом деле сделан искусными заморскими мастерами. Они просто разыгрывают людей вокруг, делая из них дурачков.

В произведениях автор всегда занимает позицию созерцателя, но не борца с пороками правительства, общества. Он просто создает маски, многоликость в рассказах, каждый созданный образ самостоятелен.

Первая мировая война ознаменовала спад творчества Аверченко, оно заметно мельчает. Это становится заметно в книгах «Рассказы дня выздаравливающих», «Чудеса в решете», «Волчьи ямы» и другие. Его рассуждения глупы, ведь говорит о том, почему люди смеются, когда видят клоуна. Своего зрителя он считает неуклюжим глупцом. Больше нет той непринужденности, появляется остервенение.

Автор сам понимает, что его талант начал мельчать. Отдает себе отчет,ч то его наблюдательность огрубела и теперь он сам «заплыл жирком» и стал тем самым обывателем, которого так высмеивал. Циничный и злой смех опустошает душу автора. В «Рассказе о Ниночке Крохиной» он пишет: «Я люблю людей. Я готов их всех обнять. Обнять крепко и прижать к себе. Так прижать, чтобы они больше не пикнули». А.Аверченко «Чудеса в решете» с.156

«О маленьких до больших» самый свежий и удачный сборник Аверченко в дореволюционную эпоху. Здесь его голос звучит добротой, и он противостоит злым происходящим событиям. Он переводит внимание на тех, кто пытается разрушить привычные устои. Переход от смеха-лекарства к смеху-забвению, в котором подобно водке, читатель топил свою радость.

Творчество Аверченко в период Февральской и Октябрьской революций говорит о вырождении уникального таланта. Злоба, которую он пропагандировал, никак не совмещалась с добродушным юмором. Юмор уходит на второй план, и заменятся холодной иронией и бешенством.

Конечный период творчества Аверченко мало известен жителям России, потому что проходил он за границей. Для завоевания аудитории он гастролировал по Прибалтике, Болгарии, Чехии. В Константинополе создал эстрадный театр «Гнездо летных птиц», там он играл роль «Аркадия Аверченко». Свои произведения он печатал в издательствах Кишинева, Риги, Варшавы. Около 10 книг вышло на чешском, немецком, хорватском, болгарском и других языках.

В 1920 годах выпускаются книги «Кипящий котел» - 1922, «Дети»- 1922, «Двенадцать портретов знаменитых людей в России» - 1923, «Отдых на крапиве» и другие.

После переезда в Прагу в 1922 году, Аверченко выпускает «Рассказы циника», роман «Шутка мецената». Бездна, открывшаяся перед белой эмиграцией, более явно ощущалась.

В 1925 году Аверченко умирает. Он завещал, что хочет, что б тело его похоронили в России. Чувствуя смерть, автор с грустью осознает: «Какой я теперь русский писатель. Я печатаюсь главным образов по-чешски, по-немецки, по-румынски, по-болгарски, по-сербски, устраиваю вечера, выступаю в собственных пьесах, разъезжаю по Европе, как завзятый гастролер». Последние дни Аверченко – «Сегодня», 13 марта 1925г., №58.

Творчество Аверченко спорно, из добродушного юмора, он превращает произведения и ядовитую сатиру. Талант его покидал и мельчал. Нельзя не признать, что он был действительно прирожденным юмористом, который воссоздал психологию быта и морали.

В нише писателей «Нового сатирикона» Бухов занял особое место. Его талант раскрылся в годы войны. Критики писали о нем, что он второе «Я» А. Аверченко, его зло называли «Аверченский». Однако, Бухову не характерен острый юмор, который был у Аверченко. В нем была та душевная надломленность, которую впоследствии он показал в лирике.

В 1908 году выходит его первая книга статей «Критические штрихи». Но слава к нему приходит только тогда, когда он начинает печать свои произведения в «Сатириконе», а после в «Новом сатириконе», «Журнале журналов» и других. С невероятной правдивостью изображал он непринужденные мелочи, которые засасывали людей. Он критикует современную жизнь, потому что в ней больше нет места героической отваги.

Сборники рассказов «Жуки на булавках», «Тихие неприятности», «Чертово колесо» Бухова выходят в 1914-1916 годах. В них развита, присущая сатириконцам, критика мещан. Жуки у него человекообразны и, чем-то напоминают «веселых устриц». Не случайное сравнение, ведь людишки подобны насекомым, они крутятся в колесе повторяющихся, непримечательных событий. Все, что их волнует – житейские проблемы.

Бухов начинает переосмысливать ценности, говоря, что доброта есть яд, а лень в нашей жизни – это самое симпатичное качество человека.

Герои Бухова живут в калейдоскопе событий, которые состоят лишь из обыденных ситуация и до тошноты надоевших лиц. Он «пересеивает» буржуазную жизнь, пытаясь добиться другого восприятия буржуазной реальности.

В годы Первой мировой войны выходят рассказы и стихотворения, которые не оказали никакого влияния на творчество писателя и были практическими незаметны читателями. Он возмущенно пишет о тех, кто спекулирует на военной теме, начинает пародировать патриотические стихи Северянина, Сологуба, Кузмина. Он обращается: «Юродивые искупите хоть теперь долг перед русской поэзией – помолчите, пока не устроится жизнь русская». Бухов А. Рассказы, памфлеты, пародии, с.80

В творчестве писателя начинают нарастать ноты протеста в предреволюционные годы. Яростный гнев направлен на буржуа-мародеров, это заметно в произведениях «Мы и те», «Время», «Спекулянты». Он не стесняется в художественных средствах выражения, тем самым разоблачает «тыловую тлю».

Бухов относит себя к демократическому течению. В нем есть все, что бы сделать шаг с народом и соединиться с ним, но он все сомневается, в его произведениях начинают преобладать ноты отчаяния.

Как и все сатириконцы, он принял февральскую революцию восторженно. Она освободила его от пессимистических настроений. Уже в стихотворениях «Алые ленты», «Пришло» звучат оптимистические настроения. Бухов преклоняется перед народом, который смог разрушить старые устои. Он рассказывает своим, еще не существующим потомкам, о том, кто же в это время правил Россией. На официальные сведения он не опирается, ибо их нет, народ не знает, говорит, что есть слухи, как будто существовал даже государь.

В рассказах «Краткие сведения», «Памяти придворной цензуры» говорится о самых унизительных направлениях старого режима. Олнако он понимает, что критика Распутина уже не актуальна, и выпускает «Записки опоздавшего», которые автобиографичны.

Как и многие, Бухов эмигрирует. В 1918 он живет в Литве, но тоска по родине его не покидает. Писатель становится редактором, а вскоре и издателем каунасской газеты «Эхо». Он, как капитан, выбирает судну направление на Москву, и его абсолютно не волнует травля белоэмигрантской прессы.

Спустя девять лет, в 1927 году Бухов со своей семьей все таки возвращается на родину. Он начинает сотрудничество с такими изданиями, как «Труд», «Бегемот», «Смехач» и другие.

Благодаря жизнерадостному таланту Бухову, его произведения выходили в СССР невероятно большими тиражами. Он оправдал оценку, которую некогда дал ему М. Горький: «У меня болели зубы, а я читал вашу книжку и все-таки смеялся». Бухов А. Жуки на булавках. М., 1971,с.300.

Рассказы Тэффи (Н.А. Бучинская 1872-1952) многогранны, сюжеты для них она берет из человеческой психики, политической ситуации, бытовой обстановки. Смех Теффи можно отнести к смеху А.П. Чехова. Она сама признается, что первые ее произведения были написаны под влиянием творчества Чехова.

Однако известность писательнице принесли далеко не стихотворения, а произведение «Пчелки», написанное в годы революции. Теффи была революционеркой, она не переходила грань «левых», даже, несмотря на то, что печаталась в радикальных изданиях.

Первый сборник «Юмористические рассказы», которые вышел в 1910 году, рассказывает о всех ужасах реальной жизни в России. Не без яда она говорит о столыпинских реформах и до чего они довели страну. В некоторых моментах она переходит на злую сатиру. Её смех по-женски деликатен, в отличие от Аверченко, он вызывает легкую улыбку, а не бесцеремонные раскаты хозота.

В своих рассказах Теффи не навязывает свою точку зрения и не ведет диалог, монолог с читателем. С помощью сложных систем образов и художественных приемов, они приводит читателя к тем мыслям, которое она хотела передать в рассказе. Тонкая психология в рассказе «Даровой конь» наводит на мелкие суетные вещи, которые затягивают сознание человека.

Во втором сборнике «Юмористические рассказы» Тэффи начинает обобщать свои наблюдения о русской жизни. Там же она создает невероятно омерзительный образ «человекообразного». Он представляет собой существо с перепончатыми лапами, девятью глазами и чуткими усиками. Этот образ символизирует непобедимого многоликого мещанина, который окружает нас.

Здесь добродушие отходит на второй план. В действие вступает ирония над «человекоподобным». Она обвиняет их в отсутствии логики поведения. Комическое начинает мешаться с трагическим. В книге «Карусель» этот образ так же находит свое место, принимая тот или иной облик.

В предреволюционные годы смех писательницы становится более серьезным, она больше не гонится за анекдотом и каламбуром. «Неживой зверь» это лучшая книга дореволюционных рассказов. В ней чувствуется трагедия, ощущения не счастливой, не благополучной жизни.

До отъезда из России Тэффи понимала порочность мест, в которые она попадет. Она начинает демонстрировать полнейший распад публики буржуазии. В страницах, где она прощается с родиной, чувствуется невероятно щемящая боль.

По сути, жизнь писательницы сложилась не плохо. Она переехала в Париж, где печаталась в газете «Последние новости». Тоска по родине, война, революция что-то в ней надломило, что уже нельзя было починить. Теперь она звучит тревожно, об этом говорят сборники, опубликованные в 1920 году: «Так жили», «Стамбул и солнце», «Черный ирис». Улыбка привратилась в гримасу боли и отчаяния. Потеря родины влечет за собой потерю национальности, родного языка и лица.

В 30-40-х годах она окончательно уходит из сатиры, и окунается в лирический юмор. Теффи пыталась создать большое произведение, однако попытка оказалась не удачной. Роман «Авантюрный роман» не обрел ту популярность, которая от него ожидалась. Та же участь постигла и пьесу «Ничего подобного».

Теффи начинала злиться, когда её относили к юмористке и заставуляли писать сатирические фельетоны. Ее талант очень многогранен: стихи, рассказы, новеллы, сказки, стихотворения в прозе. На первый взгляд её юмор созерцательный, однако после прочтения её произведений на душе остаются кровоточащие раны, а сатира мечет острые ножи. Портретные характеристики сближают её с Чеховым и Буниным. Меткий юмор, лапидарный стиль, уточено жеманные стихи – все это Тэффи.

Соседние файлы в предмете Журналистика