Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Современные российские информационные агентства.docx
Скачиваний:
1
Добавлен:
10.06.2019
Размер:
208.38 Кб
Скачать

§2. Как нужно работать с источниками

Журналист должен публиковать достоверную информацию, не вызывающую сомнений, реальные сведения, которые соответствуют действительности. Доказывая достоверность публикуемой информации, журналистская практика предусматривает обязательную ссылку на источник. Источники можно разделить на несколько категорий:

1) Открытые источники:

а) Документы доступные в интернете;

б) СМИ, уже сообщившие информацию (или международные издания, статьи которых журналист переводит);

в) Спикеры, эксперты;

2) Скрытые, анонимные источники.

К группе открытых источников входит информация, которая предназначена для использования без каких-либо запретов, исключений и условий. К ним относятся публикации в средствах массовой информации и интернете в целом, в научной литературе, информация, которую можно найти в государственных реестрах.

К конфиденциальной информации относятся тайны, охраняющиеся её владельцем: события личной жизни человек, которые позволяют идентифицировать его персональных данных, за исключением сведений, которые подлежат распространению в СМИ в установленных федеральными законами случаях; тайны судопроизводства; служебная тайна; адвокатская, врачебная и прочие профессиональные тайны и другие. На многих документах какой-либо компании поставлена маркировка «Только для внутреннего пользования» - это уже решение журналиста, публиковать или не публиковать материал, основанный на таких документах. Однако журналист по закону не имеет права публиковать государственную тайну и некоторые другие материалы, например, добывать информацию о потерях российских военных в мирное время. В то же время ссылаться на зарубежные издания, которые распространяют подобную информацию, разрешено.

Работая с источниками информации, журналист тоже должен вести себя согласно некоторым правилам - соблюдать соответствующую этику. Дэвид Рэндалл приводит следующие примеры, как журналист не может себя вести в работе с собеседниками: 67

  1. Представляться не собой, а работником другой профессии или назвать чужое имя;

  2. Угрожать или запугивать собеседника (хотя в некоторых ситуациях уместен лёгкий шантаж, когда интервьюер делает вид, что знает больше);

  3. Обещать собеседнику разобраться с проблемой и посодействовать принятию мер;

  4. допускать поступки, которые могут вызвать моральное осуждение окружающих;

  5. Сближаться со своими источниками. По словам журналиста «Ведомостей» Филиппа Стеркина, сближение портит все профессиональные отношения - источник уже перестает быть источником и становится другом;

  6. Получать подарки или пользоваться услугами источника - таким образом журналист может стать зависимым от источника

  7. Записывать разговор на диктофон, если собеседник не дал на это разрешения. В любом случае, запись должна быть почти всегда, так как на издание могут подать в суд, а судье источник раскрывать разрешено посредством предъявленной аудиозаписи, поэтому источника нужно убедить, что диктофон поможет не исказить суждения, и запись будет только у корреспондента);

  8. Печатать текст «off the record» («не для печати») от имени собеседника.

Выбор источника зачастую становится проблемой для журналиста, уверен Борис Лозовский68. Многие готовы дать комментарий или эксклюзивную информацию, но источник должен быть удостоен доверия - он должен занимать определенную должность и быть компетентным. Информация, полученная некомпетентным лицом, может оказаться недостоверной.

Информацию может оказаться недостоверной даже от компетентного лица, но преследующего свои цели. На форуме 3D-журналистика в апреле 2017 года журналистка агентства Reuters Светлана Рейтер рассказала о своем неудачном опыте работы с источниками на своем прошлом месте работы - в РБК69. В конце марта 2015 года, когда началось следствие по делу об убийстве оппозиционного политика Бориса Немцова, Рейтер узнала от одного источника, знакомого с ходом расследования, что Руслана Геремеева, командира роты батальона «Север», которого сторона обвинения называет организатором убийства Немцова, допросили. Рейтер подтвердил эту информацию и другой источник, близкий к следствию. Однако эта информация оказалась не соответствующая действительности. Чтобы избежать таких ошибок, нужно подтверждать информацию у большего количества источников.

Общаясь с источником, журналист может столкнуться с тем, что собеседник говорит больше, чем нужно, а потом просит не использовать эту информацию в материале. Борис Лозовский отмечает, что журналист может поступить несколькими способами - жестким и мягким - на свое усмотрение:

  1. С одной стороны, источник знал, с кем он общается, и аргументы «я рассказал вам это для более полного представления ситуации, но использовать это нельзя» не принимаются, поэтому детали должны быть опубликованы;

  2. С другой стороны, журналист может попробовать уговорить источника оставить эту деталь, «так как она придает остроту тексту, и без неё материал не станет таким резонансным»;

  3. Либо журналист может проявить человеческое отношение и не публиковать то, что сказал источник. Например, журналист Юрий Дудь считает, что журналистской этики как таковой не существует, существует человеческая этика70.

В своих материалах журналист обязан ссылаться на источник своей информации. Обычно это происходит таким образом: «как сообщил РБК источник в администрации президента/близкий к администрации президента/в Госдуме/Совете Федерации,.».

Глава 3. Работа информационных агентств на практике: работа с источниками, самоцензура и журналистская этика

§1. Самоцензура и журналистская этика в работе российских информагентств: кейс-стади, экспертное интервью и анализ контента

Почти у всех информационных агентств руководством разработаны правила пользования для журналистов - от корреспондентов до редакторов. Несмотря на то, что существуют правила журналистской этики, а вдобавок к ним догмы изданий, журналисты зачастую совершают ошибки этического характера. В этой главе мы рассмотрим, насколько тексты соответствуют нормам, разработанным внутри агентств.

Прежде всего нужно сказать, что нам не удалось получить правила журналистов каждого из агентств, так как они являются документами для внутреннего пользования и являются строго конфиденциальными, однако мы узнали основные элементы, на которых строится работа в агентствах. Нами было выявлено, что почти во всех рассматриваемых информационных агентствах существуют правила работы корреспондентов. Если такого документа нет, то в любом случае журналисты пользуются специально разработанным стайлгайдом - подходы к текстам в агентствах отличаются. Например, в «Интерфаксе» - как такового этического свода правил нет, однако есть письменные наставления, как должны быть стилистически оформлены тексты, об этом нам рассказала экс-редактор «Интерфакса» и нынешний редактор службы новостей РБК Мария Кокорева: «У «Интерфакса» нет каких-либо установленных требований вроде «догмы со сводом правил». Только общие правила - чисто стилистические для написания заметок, так как у трех агентств они свои как часть бренда»71.

В свою очередь, у РБК есть фундаментальные письменные требования, которые они предъявляют журналистам. По словам руководителя отдела политики и общества РБК Вячеслава Козлова, у информационного агентства существуют свои редакционные правила, не позволяющие публиковать материалы «на соплях», то есть с одним источником, и имеется своя догма: «Это документ, который определяет правила написания заметок, работы журналиста в коллективе РБК и фундаментально закрепляет какие-то журналистские принципы, которыми руководствуются при своей работе ежедневно корреспонденты РБК. Догма составлялась редакцией РБК, руководством агентства - сразу после прихода команды Романа Баданина и Елизаветы Осетинской в 2015 году. Эта догма была составлена, и каждый корреспондент должен с ней ознакомиться и ей придерживаться»72. Однако, несмотря на принятые в редакции правила, могут появляться статьи на подобии информации о допросе Геремеева (над которой работала журналистка Светлана Рейтер), оказавшейся неправдой. Козлов утверждает, что статей, не соответствующих действительности у агентства, почти не бывает: обычно вышедшие материалы о, например, отставках чиновников, могут отложить отставку - это не значит, что в новости есть ошибка. По словам Козлова, чтобы не допускать такие инциденты, как у Рейтер, нужно больше времени уделить проверке источников: «Такие ошибки появляются, когда журналист не до конца понимает мотивы своего спикера и недостаточно тщательно перепроверяет информацию. Когда ты «в угаре» и говоришь о теме с каким-то людьми (источниками), тебе кажется, что всё это логично, но на самом деле всё не так, этого всего не существует. Это просто человек через тебя захотел повлиять на какие-то процессы».

Как показал анализ контента, на самом деле у РБК выходят заметки об информации, полученной от анонимных источников, которая должна произойти в будущем, но откладывается по неизвестным причинам. Так, 30 августа 2016 года РБК сообщил о предстоящей отставке губернатора Санкт-Петербурга Георгия Полтавченко, однако (спустя почти год) она до сих пор не состоялась73. Политолог Валерий Соловей убежден, что отставки не миновать, несмотря на публикации в СМИ, однако нужно время, чтобы найти ему замену: «Я думаю, слухи об отставке помешать самому процессу отставки в данном случае не смогут. Другое дело, что пройдет какое-то время между появлением слухов и обнародованием решения. Потому что мало отставить господина Полтавченко, надо еще найти ему замену. И идет борьба за то, кто именно станет этой заменой»74. Козлов утверждает, что подобные тексты могут как отложить, так и вовсе помешать принятию анонсированных событий. С нашей точки зрения, журналистская этика в таких случаях не нарушается - читателя не обманывают: здесь он уже сам решает, насколько можно доверять анонимным источником издания, которое он читает. Конкретно над заметкой про отставку Полтавченко работали три журналиста, получившие информацию от шести источников: три человека, близких к Кремлю, сенатор, депутат а также человек, близкий к руководству Федеральной службы безопасности (ФСБ).

В РИА «Новостях», ТАССе и «Интерфаксе», в отличие от РБК, сообщения зачастую выходят с одним источником. Мы поговорили с нынешними и бывшими сотрудниками каждого из агентств, которые рассказали нам об ошибках работы с источниками, которые допускали журналисты изданий. Например, если у РБК Светлану Рейтер обманули два источника, вследствие чего на сайт вышла заметка, не соответствующая действительности, то в РИА «Новостях» журналисты сами допускали ошибки. По словам нашего собеседника экс-сотрудника агентства Алексея Ковалева пропагандистские материалы выходили как сейчас, так и раньше75, но до реформирования агентства это происходило «скорее по недосмотру»: «типичный пример того времени - статья “Штрафы за несанкционированные митинги в некоторых странах мира”76. Отдел инфографики просто взял информацию из пояснительной записки к законопроекту одиозного депутата Сидякина, который я же, работая в РИА, и опроверг77. В этом случае, как и в случае с текстом Рейтер, стоит проблема доверия, но профессиональный журналист никогда не должен вслепую доверять, он обязан перепроверять свои источники - Рейтер как раз это сделала, но недостаточно хорошо, а журналисты РИА «Новостей» взяли и переписали пояснительную записку, поставив свой логотип на инфографику, то есть присвоив себе интеллектуальную собственность, игнорируя основные принципы работы журналиста с источниками. Помимо этой проблемы, здесь стоит и другая. Согласно профессиональной этике, совершив ошибку, журналист должен извиниться перед читателями, опубликовать опровержение и извиниться. В этом случае агентство не опубликовало опровержения и не принесло своих извинений. Опроверг эту заметку другой журналист этого же агентства, не имеющий к данной публикации никакого отношения - Алексей Ковалев написал разбор материала РИА с приведенными фактами в журнале GQ.

Наш собеседник, выпускающий редактор проекта DV. Land информационного агентства ТАСС Ольга Агеева, ранее работавшая в службе мониторинга ТАСС, рассказала о Чек-листе агентства по подготовке и выпуску новостей, устанавливающий основные стандарты качества, которым должны соответствовать все публикации от имени агентства - ни одно сообщение не может выйти на ленту, если не соответствует 18 требованиям Чек-листа): «Помимо общих догм и этических принципов, правил цитирования и ссылок на источник, в чек-листе прописаны такие мелочи, как максимальная длина заголовка и стандартной новости, формат лида. Чек-лист также устанавливает запреты - новость невозможно опубликовать, если её не проверили двое и более редакторов. Нельзя перепечатывать неэксклюзивные материалы других СМИ и выпускать публичные заявления ньюсмейкеров под видом собственной “добычи”«78. Кроме того, по словам Агеевой, журналисты агентства категорически не могут публиковать неподтверждённые данные, сообщения анонимных источников, не подчёркивая субъективность информации. Агеева отмечает, что в сообщении о конфликте должны быть представлены позиции обеих сторон: «Если сделать это по какой-то причине невозможно, должна быть фраза о том, что получить комментарий второй стороны пока не удалось. Если одна сторона обвиняет другую, корреспондент должен предоставить редактору подтверждающее аудио или видео, при записи которой он должен надиктовать, где, кем и при каких обстоятельствах это сказано, на случай судебного разбирательства. Все сотрудники ТАСС в России и за границей знакомы с Чек-листом и подписывают обязательство следовать всем правилам».

Помимо всего прочего, у ТАСС существует свой Стайлгайд - подробное руководство на несколько сотен страниц, рассказывающее, как должен работать журналист агентства - от миссии ТАСС и «подробного разбора принципов журналистики и этических догм до правил написания сокращений, названий компаний и аббревиатур». В этом же документе содержатся рекомендации публичной деятельности сотрудника ТАСС - от дресс-кода до высказываниях в личных блогах. Правила поведения в блоге также есть и у РИА «Новостей». Наш собеседник Алексей Ковалев рассказал, что у информационного агентства были правила поведения сотрудников вне рабочего времени: «Стайлгайд, как и у любого крупного издания, точно есть. И еще были правила “поведения сотрудника”, которые, впрочем, сводились к понятному тезису «не говорите в личном блоге то, что не готовы озвучить от имени агентства». По-моему, эти правила появились после того, как Николая Троицкого уволили за нелицеприятные высказывания в адрес секс-меньшинств, которые журналист РИА «Новостей» опубликовал в своём «Живом Журнале»79.

Помимо всего вышеописанного, журналистам ТАСС запрещено принимать «информационные взятки» и подарки от заинтересованных в распространении информации людей. В агентстве есть антикоррупционный телефон доверия. С прошлого года в ТАСС действует система контроля качества новостей: программа анализирует заметки на соответствие правилам русского языка и нормам Чек-листа - оценивается качество ленты и работа выпускающих редакторов. Журналистам автоматически выставляются баллы, на основе которых принимаются кадровые решения.

Таким образом, в информационном агентстве ТАСС существует огромное количество правил для собственных сотрудников - больше, чем в других агентствах, - однако на ленте новостей все равно появляются сообщения, не соответствующие журналистской этике. Наш собеседник Ольга Агеева убеждена, что заметки, связанные с оппозиционными политиками пишутся не должным образом: «ТАСС регулярно пишет о Навальном и Ходорковском. Здесь есть свои особенности. Поводом написать о Навальном для ТАСС скорее станут уголовные дела в отношении него, а не результаты расследований ФБК. Имидж оппозиционера формируется в соответствии с заданным в официальных заявлениях курсом - уголовник, посягающий на власть. Кроме того, в отношении подобных персоналий как будто не действуют стандарты Чек-листа»80. В пример Агеева приводит «однобокую» заметку с обвинениями о получении Навальным незаконного финансирования от Ходорковского81. Действительно, заметка получилась однобокой, так как мнения второй стороны в ней нет. В оправдание себе журналист ТАСС, писавший заметку, уверенно может может сказать, что публикация полностью соответствует журналистской этике и принятому в агентству Чек-листу, потому что в тексте указано: «Комментариями [главы штаба Навального] Леонида Волкова агентство пока не располагает». То есть предполагается, что журналист приложил усилия и попытался взять комментарии второй стороны, но спикер не смог оперативно ответить. Однако в этом конфликте, помимо Волкова, комментарий можно было взять у самого Навального или его пресс-секретаря Киры Ярмыш, поэтому мы считаем, что данная заметка написана непрофессионально, с пренебрежением этических моментов, в частности, чек листа, который должны соблюдать все сотрудники редакции. Агеева считает такую заметку про Навального проявлением самоцензуры: «Самоцензура в агентстве более, чем очевидна. Рядовые новостники снимают с себя ответственность фразой “Ну мы же в госагентстве работаем”. Выпускающий всегда найдёт повод не публиковать ту или иную заметку: “Слишком поздно уже публиковать”, “Это несущественно» и тому подобное. Но это опять же зависит от личности редактора: стандарты в голове, а не на месте работы. В моей практике были случаи, когда один выпускающий забраковал “неудобную” новость, а после пересменки пришёл другой и выпустил»82.

Цензуры в РБК не существует - даже после смены главных редакторов, уверил нас руководитель отдела политики и общества Вячеслав Козлов. По его словам, в 2016 году, когда Елизавета Осетинская, Роман Баданин и Максим Солюс покинули издание, вслед за ними ушла значительная часть сотрудников - они боялись, что РБК превратится в пропагандистское издание со сменой руководства, однако этого не произошло: «Может быть стилистический подход стал немного другим. У новых руководителей больше установка на подстраховку некоторую. Это не цензура. К некоторым вещам нужно приложить больше усилий в плане доказательств, чем это было раньше. Мне кажется, это как раз хорошо, потому что это усиливает качество текста. Эти вещи особенно проявляются, когда речь доходит до таких чувствительных тем, как дочка Путина, Донбасс, сбитый Боинг. Надо хорошо доказывать - это очень важно»83. Несмотря на то, что Козлов утверждает, что табуированных тем не появилось, а цензура в агентстве отсутствует, наш собеседник Мария Кокорева, бывший сотрудник «Интерфакса» и нынешний редактор отдела новостей РБК, рассказала запрещенных темах отделе новостей.

По словам Кокоревой, если в отделе новостей РБК одна из запретных тем - семья президента Владимира Путина, то в «Интерфаксе» еще избегают вдобавок к этому расследований, связанных обвинениях в коррупции премьер-министра Дмитрия Медведева: «”Интерфакс” системное агентство больше на словах. Я, особенно теперь, когда вижу сообщения всех трех агентств со стороны, разницы не вижу. Когда работала еще в агентстве - да, мне казалось, что мы менее ангажированы. Но я прекрасно знаю, что “просьбы не давать пока вот это сообщение”, не писать про уважаемых Путина и Медведева - уже о многом говорит. Все судебные процессы, доследственные действия, обыски, отставки властей местных - подается абсолютно так же. Если речь об оппозиционерах, то про расследования ФБК, например, не пишут. Речь больше будет про уголовные дела или нападения. В РБК больше разрешено. Публиковались и расследования, широко освещался антикоррупционный митинг, расследования ФБК, последствия акции протеста, в том числе в университетах с их пространными проверками и лекциями, жалобы режиссера “Учителя” на депутатский запрос Поклонской. Но Путина РБК не трогает»84. Рассмотрим приведенные Кокоревой тезисы на практике:

28 апреля появилась информация о том, что компания Леонида Михельсона «Траст» приобрела 17% акций «СИБУР Холдинга» у структуры Кирилла Шамалова «Яуза 12». Шамалов - сын давнего знакомого Владимира Путина и его предполагаемый зять85. В 2015 году агентство Reuters сообщало, что предполагаемая дочь Путина Екатерина Тихонова - жена Шамалова, а РБК (до смены руководства) расследовал бизнес Шамалова - самого молодого миллиардера России86. На ежегодной пресс-конференции Путин не ответил, является ли Тихонова его дочерью, однако он отметил, что обе дочери живут в России, не занимаются бизнесом и политикой. Все агентства писали заметки о сделке Михельсона и Шамалова по-разному. РИА «Новости» вовсе решили проигнорировать эту тему. РБК поставил заголовок «Самый молодой миллиардер России снизил долю в “Сибуре”«, «Интерфакс» - «Михельсон приобрел основную часть пакета Шамалова в «СИБУРе»«, а ТАСС - «Михельсон увеличил долю в капитале «Сибура» до 48,5%». Ни в одном сообщении не сказано, что Шамалов - предполагаемый зять Путина. Только в заметке РБК написано о связи Шамалова и Путина - что первый является сыном давнего друга президента. Однако о связи с Тихоновой не сказано ни слова. В это время такие СМИ, как телеканал «Дождь» или интернет-издание «Сноб» напрямую указывали в заголовке, что «предполагаемый зять Путина продал 17% акций «Сибура» Михельсону»87. Утверждения Кокоревой оказались верными: агентства избегают тему семьи Путина: причем все - как государственные, так и негосударственные.

Рассмотрим другой инфоповод - связанный с расследованиями о премьер-министре Дмитрии Медведеве. 2 марта 2017 года Фонд Борьбы с коррупцией оппозиционного политика Алексея Навального опубликовал крупное расследование об элитной недвижимости Медведева. По словам Навального, лидер «Единой России» «владеет недвижимостью по всей стране, ему принадлежат огромные участки земли в самых элитных районах, он распоряжается яхтами, квартирами в старинных особняках, агрокомплексами и винодельнями в России и за рубежом»88. Расследование получило широкую огласку, вследствие чего 26 марта 2017 года по всей стране проводились антикоррупционные митинги89. Действительно, как рассказала Кокорева, «Интерфакс» не трогает темы связанные с расследованиями о премьер-министре.2 марта агентство не опубликовало заметки о «тайной империи» Медведева, однако на следующий день написало о том, что в Кремле решили даже не знакомиться с этой публикацией90. На сайте агентства РИА «Новости» также не было заметки об элитной недвижимости Медведева, однако последующие опровержения власти появлялись в ленте91. По словам нашего собеседника Ольги Агеевой, выпускающего редактора в ТАСС, агентство «не усердствует в поиске «срывающих покровы тем», но если что-то вскрылось и есть резонанс, замалчивать не будет. ТАСС активно освещал реакцию на расследование об империи Медведева». Здесь важная деталь - реакция на расследование. Нами было выявлено, что ТАСС, как и «Интерфакс» с РИА «Новостями», не опубликовал заметку 2 мая, однако писал в дальнейшем о реакции представителей власти на расследование. Единственное из 4 агентств, освещавшее эту историю с первого дня - РБК. Слова Кокоревой о том, что в РБК позволено немного больше, чем в «Интерфаксе», например, писать о недвижимости Медведева, подтверждаются, однако этой публикацией занялся отдел политики и общества, которым руководит Вячеслав Козлов, утверждающий, что с новым руководством ничего не изменилось, и табуированных тем не существует92.

Нам не удалось выяснить, какие табуированные темы сейчас есть в РИА «Новостях», однако наш собеседник Алексей Ковалев, бывший сотрудник агентства, рассказал, что до ликвидирования у агентства было всего 2 полузапретные темы - семья Путина, как и у «Интерфакса» с РБК (по словам Кокоревой), и критика Олимпиады в Сочи в 2014 году: «Табу было в виде такой «двойной сплошной», то есть какого-то устного свода запретных тем, которые нигде не были записаны, но подразумевались. Впрочем, на них и внимание не все обращали и строгого соблюдения не требовали. Скажем, у меня на «ИноСМИ» [Алексей Ковалёв был начальником этого проекта РИА] вышел перевод шуточной заметки из какой-то чешской газеты, в которой поздравляли дочь Путина со свадьбой. Начальник новостного отдела занервничал и вызвал меня на разговор - мол, это личная жизнь Путина, не надо её трогать. Я сказал, что это шутка, не стоит её так всерьёз воспринимать, на этом всё и закончилось. Заметка как висела, так и висит. Но, понятное дело, на главной странице ria.ru она выйти не могла. То есть такие полузапретные темы были ровно две - сначала семья Путина, а потом Олимпиада в Сочи, это было гораздо строже, то есть даже моя отмазка про то, что это не мы сами пишем, а вражьи голоса, работала только до определённого предела. Никакая даже самая отдалённая критика не допускалась, была масса скандалов с Олимпийским комитетом. Но это было связано с особым статусом агентства как главного инфоспонсора»93. Олимпиада давно прошла, а предполагаемая дочь Путина Екатерина Тихонова все еще создает инфоповоды. РИА «Новости» сейчас не публикуют заметки о Тихоновой в контексте дочери президента. Например, в декабре 2015 года агентство опубликовало заметку, где Путин называет проект Московского государственного университета (МГУ)»Долина МГУ», курируемый Тихоновой, хорошим проектом94. В заметке не указано, что Тихонову считают предполагаемой дочерью Путина.

Весной прошлого года ТАСС и «Россие сегодня» даже пришлось официально ответить на обвинения депутата Государственной думы Дмитрия Гудкова в том, что они проигнорировали сюжет, связанный с миллионными офшорами близкого друга президента Владимира Путина виолончелиста Сергея Ролдугина. Государственные информагентства, как считает Гудков, не только недостаточно изложили результаты расследования и реакцию на них, но и проигнорировали наиболее важную для России часть расследования, касающейся офшоров российских чиновников и бизнесменов - они нарушают статью 51 закона о СМИ, которая не допускает использования прав журналистов для сокрытия или фальсификации общественно значимых сведений95. Однако, по словам представителей агентств, тема всего «панамского архива» получила широкое освещение, а лидером по упоминаниям является Путин, поэтому обвинения Гудкова безосновательны. Чтобы понять, действительно ли агентства недостаточно подробно освещали эту тему, рассмотрим несколько публикаций детально:

Первая заметка, которую опубликовали «РИА Новости» озаглавлена «СМИ ФРГ пишет о якобы причастности мировых лидеров к офшорным схемам»96. В ней просто дается информация о том, что Suddeutsche Zeitung и Международный консорциум журналистов-расследователей опубликовали расследования, в котором упоминаются многие первые лица зарубежных стран, а также приближенные к Путину российские чиновники. Однако в заметке подробно не разобран ни один кейс, который фигурирует в расследовании. Агентство лишь сообщило о факте публикации расследования. При этом агентство РИА «Новости» подчеркнуло, что «аутентичность документов официально не подтверждена никем, более того, сама компания Mossack Fonseca заявила, что отказывается заверить их подлинность». В двух последующих заметках рассказывается о реакции панамских властей и самой компании Mossack Fonseca - подробной информации о приближенных к Владимиру Путину лицах не рассказывается9798. Всего у агентства 254 заметки за полгода, связанные с этим скандалом, однако почти все они связаны с офшорами лиц из других стран - от футболиста Лионеля Месси до президента Украины Петра Порошенко. ТАСС, как и РИА «Новости», не рассказывал подробно о российских участников расследования - в заметках было упомянуто, что «в публикациях содержатся материалы об операциях ряда российских юридических и физических лиц», которые «могут относиться к лицам из окружения президента России Владимира Путина». При этом агентство писало несколько отдельных заметок о найденных у Петра Порошенко офшорах99. То есть государственные агентства писали подробные заметки об обвинениях чиновников и бизнесменов из других стран, а делая публикации, о российских чиновниках, лишь давали им платформу для прояснения своих позиций и отвержений обвинений.

Среди табу агентства ТАСС наш собеседник Ольга Агеева выделяет темы, связанные с появлением российских военных на Донбассе и поставкой оружия ополченцам100. В самом деле ТАСС не публикует первоначальные обвинения каких-либо организаций в адрес России, агентство освещает последующие реакции. Например, когда расследовательская организация Bellingcat опубликовала доклад о причастности РФ к катастрофе Boeing, ТАСС не написал об этом. Однако агентство опубликовало последующую реакцию Министерства обороны, которое заявило об искажении Bellingcat «объективных фактов»101.

Таким образом, можно сделать вывод, что заметки во всех рассматриваемых информационных агентствах, реже или чаще могут содержать нарушения этики и не соответствовать правилам для сотрудников, которым должны придерживаться журналисты этих агентств.

Соседние файлы в предмете Журналистика