Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
История зарубежной журналистики 2.docx
Скачиваний:
1
Добавлен:
10.06.2019
Размер:
200.45 Кб
Скачать

16. Феномен появления «penny press»

Новой тенденцией в развитии американской и европейской периодической печати 1830-х гг. стало освоение читательской аудитории, состоящей из беднейших слоев населения. Этот многочисленный отряд читателей, не очень грамотный, с невзыскательным вкусом, обитал в крупных городах и оставался неохваченным влиянием прессы по ряду причин. С одной стороны, газеты и журналы были недоступны таким читателям ввиду дороговизны, с другой стороны, специфическая читательская аудитория требовала особенного, более понятного ей языка журналистской продукции, а также не очень сложных для восприятия тем развлекательного и сенсационного характера.

Выпуск дешевой периодики, доступной малоимущим читателям, стал выгоден издателям в результате изобретения паровой печатной машины и удешевления типографских расходов. Появление "penny press", то есть изданий определенной направленности, продаваемых по максимально низкой цене, стало значительным явлением в развитии журналистики и отразило общую тенденцию развития культуры в сторону массовости.

Пионером "penny press" в американской прессе считается нью-йоркский журналист Бенджамин Дэй. 3 сентября 1833 г. Дэй приступил к изданию газеты "The Sun".

Газета с девизом "Оно [солнце] светит для всех" продавалась на улицах города по самой дешевой цене - 1 цент за экземпляр. Низкая цена привлекла читателей, и через четыре месяца ежедневный тираж "The Sun" вырос до 5000 экз. Через два года Дэй поднял тираж до 15000 экз.

Подача материала в "The Sun" отличалась сенсационностью, в ней публиковались истории о преступлениях и скандалах, а когда подобных материалов не хватало, газета не считала зазорным мистифицировать читателя. Классическим примером мистификации стала появившаяся в 1835 г. на страницах "The Sun" серия репортажей об открытии жизни на Луне, в которых подробно описывалось, как известный английский астроном Джон Гершель обнаружил на Луне человекоподобные существа. Это была подлинная сенсация для легковерной публики, и тираж "The Sun" мгновенно вырос. Вскоре пришло опровержение, мистификация была разоблачена, но это не изменило редакторскую политику "The Sun".

Бенджамин Дэй извлек выгоду из модернизации издательского процесса, приобретя в 1835 г. для своей газеты паровую печатную машину Напира, что позволило ему к 1840 г. печатать до 4000 экз. в час. Появление в 1846 г. ротационной печатной машины повысило производительность до 20 000 экз. в час.

Модель дешевого издания успешно была освоена американской прессой в середине 1830-х гг. Вызов Дэю был брошен шотландским эмигрантом Джеймсом Гордоном Беннетом, который в 1835 г. основал газету "The New York Herald". Вскоре газета Беннета стала одним из самых распространенных, богатых и инновационных изданий в истории американской журналистики.

Секрет успеха "The New York Herald" заключался в следовании принципу, выработанному Беннетом за годы репортерской и редакторской работы, - как можно скорее сообщать все новое и интересное, не считаясь ни с какими издержками. Передовые статьи "The New York Herald" отличались лаконизмом и энергичностью стиля, что производило впечатление на читателей, полагавших, что за краткостью скрывается хорошее знание вопроса и широта подхода к проблеме.

В 1836 г. Беннет провел одно из первых журналистских расследований в истории американской прессы, сообщив читателям "The New York Herald" подробности с места убийства 23-летней нью-йоркской проститутки. Вся страна следила за ходом расследования, а оправдательный приговор подозреваемому в убийстве стал триумфом беннетовского расследования. Присутствие корреспондента на месте события и достоверность сообщаемой им информации - обязательные составляющие журналистского метода Беннета. Факт, сенсация, скорость подачи информации - таковы слагаемые несомненных успехов "The New York Herald".

Еще одно условие бесперебойного и оперативного получения свежей и надежной информации - это широкая сеть корреспондентов как в стране, так и за рубежом. В 1838 г. появились первые пароходы, курсировавшие между Америкой и Европой и сократившие длительность путешествия до 13-20 дней. Беннет лично совершил морское путешествие не только для того, чтобы сообщить его подробности своим читателям, но и для того, чтобы создать сеть европейских корреспондентов.

10 апреля 1841 г. нью-йоркский рынок "penny press" пополнился еще одним периодическим изданием, оставившим значительный след в истории американской журналистики. Хорас Грили предпринял издание "The New York Tribune". Газета Грили, которая продавалась по цене 1 цент за экземпляр и имела первоначальный тираж 5000 экз., быстро завоевала читательский рынок, став одним из наиболее уважаемых изданий. Интересная подача новостей, последовательная политическая (республиканская) ориентация, твердые взгляды - все это создало газете хорошую репутацию.

На фоне других редакторов "penny press" Xopac Грили выгодно выделялся широтой кругозора, четко выраженной идейной позицией (он был известен приверженностью демократическим и социалистическим идеям, феминизму и аболиционизму), что находило отражение в материалах, публикуемых на страницах его издания. К сильным сторонам редакторского таланта Хораса Грили следует отнести умение подбирать сильных и неординарных авторов для своего журналистского коллектива. Он привлек в качестве корреспондентов и обозревателей своего издания таких выдающихся деятелей американской литературы и журналистики, как Джордж Рипли, Маргарет Фуллер, Джейн Суиссхелм. Дж.Суиссхелм - первая в США женщина, ставшая столичным политическим обозревателем.

Гиганты американской "penny press" неизбежно вступили в конкурентную борьбу друг с другом. Конкуренция вынуждала увеличивать выпуск печатной продукции и снижать расходы, привлекать к сотрудничеству ведущих журналистов, печатать в газетах романы с продолжением, давать для провинциального читателя обзоры последних нашумевших книг и лекций. Xopac Грили, оценивая значение роли прессы на интеллектуальном рынке страны, риторически восклицал: "Что может помешать дневным газетам превратиться в форум жизни общества? Книги отслужили свое, церкви тоже". Америка становилась "газетной" нацией.

Торжество принципов "penny press" привело к структурным изменениям в самой газете, в подаче газетного материала и в редакторской политике. Прошли времена "персонального журнализма", и для достижения успеха на читательском рынке требовался целый штат репортеров и редакторов, работающих на постоянной основе Основной задачей для подобного типа прессы стало получение так называемой scoop, то есть сенсационной новости, опубликованной до ее появления в других газетах. На получение таких новостей тратились огромные суммы, но возрастающие тиражи окупали расходы.

Непроверенная информация часто попадала на страницы "penny press", снижая достоверность газет в целом. Политические передовицы отличались воинственностью тона, трескучей риторикой и не всегда корректными выпадами в адрес оппонента. Сенсационность в отборе новостей приводила к искажению реального положения дел в стране. Факты в большинстве своем подавались с точки зрения оптимизма, и желаемое часто выдавалось за действительное и уже свершенное, Однако доверие к печатному слову было велико, и влияние газет было несопоставимым с нынешним. Для многих читателей газета была единственным источником получения информации из внешнего мира, учебником и руководством в культурном и политическом пространстве быстро меняющейся эпохи.

Издания "penny press" к концу 1840-х гг. стали приносить солидные доходы.

Редакторы и издатели наиболее крупных газет были независимы от финансовых вливаний со стороны политических партий, хотя и имели определенные партийные пристрастия, поддерживая по собственному усмотрению ту или иную партию. Влияние таких редакторов, как Грили или Беннет, простиралось далеко за пределы Нью-Йорка и приобретало национальные масштабы. Так, Хорас Грили стоял у истоков создания республиканской партии, а его поддержка сыграла не последнюю роль в приходе Линкольна к власти в 1860 г.

Преимущества появившегося в 1844 г. телеграфа Сэмюэля Морзе были по-достоинству оценены прессой и биржей. Возможность быстрой передачи информации по телеграфу знаменовало собой начало новой эры в журналистике. Телеграф стал менять характер подачи газетного материала. Краткие сообщения первоочередной важности печатались в особых колонках под заголовками.

Возможности телеграфа использовал Беннет, который на страницах "The New York Herald" первым ввел в газету биржевые новости. Телеграф был использован газетой Беннета и для освещения политических событий, происходящих в стране. Одним из важных событий этого периода была война США с Мексикой 1846-1848 гг. Речь сенатора Джона Кэлхуна о начале войны была на следующее утро целиком напечатана в "The New York Herald" и стала первой большой парламентской речью, переданной по телеграфу.

Во Франции появление изданий "penny press" связано в первую очередь с именами Луи-Дезире Верона и Эмиля де Жирардена. Верон в 1835 г. стал издателем газеты "Constitutionel", завоевавшей популярность благодаря открытию такого нового (чисто газетного) жанра, как роман-фельетон.

Само слово "фельетон" во французском языке появилось лишь в 1800 г., когда Луи-Франсуа Бертен решил выпускать добавочные листы к своей газете "Journal des Debates" (feuilleton - листок, листочек). Затем в 1803 г. он изменил формат газеты - удлинил его книзу, и добавочная часть, отделенная от газеты "линией отреза" (белым пропуском), стала называться фельетоном. Слово "фельетон" использовалось в значении:

а) литературного материала "подвала" газеты; б) литературного произведения малой формы публицистического характера, помещенное либо в "фельетоне" газеты, либо в дополнительных частях журнала.

Возможность публикования романа по главам, привела к созданию романа-фельетона, мастерами которого были Александр Дюма и Эжен Сю.

Публикация романа-фельетона "Вечный жид" Эжена Сю позволила Верону резко увеличить тираж своей газеты, найдя доступ к читателю, нередко не бравшему до этого в руки ни книги, ни газеты. Верон предугадал читательские вкусы и сделал ставку на роман-фельетон. Во время печатания романа Э.Сю в "Constitutionel" число подписчиков поднялось с 3000 до 40 000, в читальнях выстраивались очереди, не знающим грамоты читали вслух портье и соседи.

Обращение к массовому читателю, необходимость на протяжении ряда месяцев держать его в постоянном ожидании продолжения породили характерную для романа-фельетона технику, включавшую в себя: упрощенность психологических мотивировок, мелодраматический подбор персонажей, закрученность интриги, обилие кульминационных пунктов, сведение изложения к монтажу разрозненных эффектных ситуаций, растянутость сюжета, неряшливость языка.

Феномен появления "penny press" свидетельствовал о неизбежном наступлении новой эры в журналистике, когда основной акцент делался на вкусы массового читателя. Элементы массовой культуры начинают активно проявляться в середине XIX столетия.

Лидером французской "penny press" был Эмиль де Жирарден - один из наиболее интересных журналистов и редакторов Франции XIX в., уловивший тенденции развития современной ему журнальной политики. Он начинал с выпуска журналов мод - в 1828 г. он основал "Le Voteur", a на следующий год стал издавать "La Mode" (1829-1854). Журнал "La Mode" вначале выходил как чисто великосветский журнал. Вскоре Жирарден придал ему черты политического издания, но сохранил раздел мод с картинками из жизни высшего света, учитывая интересы сложившегося круга читателей.

Самый успешный издательский проект Жирардена - основание им в 1836 г. новой политической газеты "La Presse", подписная цена которой (40 франков) была вдвое ниже всех других подобных изданий. Жирарден верно рассчитал, что при большом числе подписчиков объявления будут печататься в его газете и плата за них покроет низкую подписную цену. Новая газета Жирардена привлекла читателей не только низкой подписной ценой, но и блестящими журналистскими именами (например, Теофиля Готье, ведшего раздел художественно-критического фельетона).

Жирардену удалось превратить свою газету в независимое издание и публикации в "La Presse" нередко вызывали раздражение властей. В 1848 г Жирарден был арестован по распоряжению Эжена Кавеньяка, а издание "La Presse" было приостановлено. Выпущенный на свободу после 11 дней заключения Жирарден отомстил Кавеньяку, издав брошюру "Journal d'un journaliste au secret", а затем предпринял ожесточенную борьбу против его кандидатуры на пост президента республики, приняв сторону принца Луи-Наполеона. Однако, став членом законодательного собрания, он стал противником бонапартизма. В качестве депутата Жирарден постоянно выступал в защиту полной свободы печати.