Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Провокационный вопрос в интервью-портрете семантические и прагматические особенности (на материале немецкого языка)

.docx
Скачиваний:
2
Добавлен:
10.06.2019
Размер:
48.12 Кб
Скачать

Провокационный вопрос в интервью-портрете: семантические и прагматические особенности (на материале немецкого языка)

Джандалиева Екатерина Юрьевна,

кандидат филологических наук, доцент

кафедры иностранных языков

Волгоградского государственного технического университета

Интервью как жанр журналистики представляет собой способ оформления текста в виде вопросов журналиста и ответов собеседника. Одновременно являясь одним из самых распространенных типов «публичного диалога» [2], интервью находит рассмотрение и в теории речевых жанров, поскольку дает возможность увидеть и зафиксировать особенности взаимодействия партнеров по коммуникации. В широком смысле интервью — это межличностное вербальное общение для получения информации и производства нового знания в целях удовлетворения информационных потребностей общества [7, с. 8].

Среди разновидностей интервью как метода получения сведений особое место занимает интервью-портрет. Портрет – это рассказ о человеке, цель которого – описать внешний мир персонажа и проникнуть в его внутренний мир. Интервью в данном случае сфокусировано на одном герое, темой является человек, поэтому его также называют «личностным интервью». В роли персонажей личностного интервью, как правило, выступают уже известные читателям люди – звезды шоу-бизнеса, спортсмены, политики. В разговоре могут быть затронуты любые факты и сферы жизни. Не важно, о чем конкретно пойдет речь, потому что цель журналиста – не добыть какую-то определенную информацию, а преодолеть «фасад» личности, показать, что представляет собой этот человек на самом деле, «очеловечить гламурный образ» [6, с. 54].

М. Халлер выделил и описал особенности проведения интервью с 10 различными категориями собеседников [9]. Некоторые из представленных категорий зачастую и становятся участниками интервью-портрета. К ним относятся «звезды», деятели искусства, герои и так называемые «обычные люди». Их объединяет одно – журналист в беседе с таким персонажем делает упор на событиях из жизни собеседника, на его переживаниях, желаниях, надеждах, разочарованиях, мечтах, достижениях, жизненных целях и ценностях, добывает реальные истории из его жизни. По структуре личностное интервью может напоминать психологический тест, когда последовательно раскрываются различные стороны личности респондента и вопросы доминируют здесь тоже личные.

Успех интервью измеряется количеством и качеством информации, полученной за время его проведения, чему во многом способствует умение интервьюера правильно задавать вопросы. «Побуждение собеседника к позитивному обмену информацией и есть первичная функция вопроса, которая направлена на получение информации — актуальной, полной, достоверной. Однако вопросы имеют и широкий круг дополнительных функций, обусловленных содержанием беседы, ситуационными и субъективно-личностными факторами» [7, с. 45]. К объекту нашего исследования относятся провокационные вопросы, которые многими журналистами рассматриваются как определенный тактический ход и находят свое выражение в портретном интервью.

В интервью-портрете его автору принадлежит ведущая роль организатора и координатора беседы. Интервьюер придерживается основной коммуникативной стратегии – стратегии презентации собеседника, которая заключается в удовлетворении читательского интереса подробностями из личной жизни собеседника. Следуя данной стратегии, журналист прибегает к разнообразному арсеналу коммуникативных средств, добиваясь своих целей в каждой конкретной ситуации. Используемые им речевые приемы соотносятся с коммуникативными тактиками, действующими в рамках определенной стратегии.

В качестве одной из тактик ведения интервью провокационные вопросы были выделены, например, в работах Н. Вит и М. Харитоновой [1], М.Н. Ким [5], М.М. Лукиной [7]. Провокационные вопросы задаются с целью разозлить собеседника, возбудить страсти, чтобы на волне вспышки эмоций получить открытый, импульсивный ответ. Фактически журналист рассчитывает на то, что собеседник потеряет над собой контроль и выложит все как «на духу». Провоцировать можно с помощью отдельных ключевых слов, на которые «клюнет» герой, или содержанием всего вопроса [7]. По мнению М.Н. Ким, эта тактика ведения интервью нежелательна с точки зрения этики, так как такие вопросы могут высветить человека в невыгодном свете и спровоцировать не совсем достоверный ответ. Коварность данного способа в том, что вопросы, как правило, таят в себе некий скрытый подвох, о котором респондент может и не догадываться, подтекстовый уровень. Тактика используется, чтобы поставить человека в затруднительное положение, побудить его к саморазоблачению, подвести к противопоставлению между его идеальными представлениями и реальными поступками [5]. По мнению журналистов, прием провокаций является весьма действенным, поскольку такой вопрос может «раскрыть» человека, дать выход его эмоциям, хотя здесь можно ожидать всех возможных последствий.

О.С. Иссерс дает следующее определение речевой провокации: «Речевая провокация – это целенаправленное, мотивированное, преимущественно контролируемое коммуникативное поведение, направленное на (1) получение информации, которую собеседник не желает сообщать добровольно, либо (2) дестабилизацию его эмоционального состояния [4, с. 93]. Исследователь также определяет провокацию «как конфликтогенную технологию речевого воздействия, поскольку она побуждает партнера к таким речевым реакциям, которые могут повлечь за собой нежелательные для него последствия» [4, с. 95]. Тем самым автор предлагает рассматривать провокацию как особую стратегию ведения интервью – провокационного интервью. Вслед за О.С. Иссерс мы признаем, что речевая провокация имеет двоякую цель: побудить собеседника к незапланированной откровенности и дестабилизировать его психологически. Однако, исходя из задач автора портретного интервью, – создать портрет «героя» в целом положительного, при этом воздействуя на собеседника только в рамках кооперативного общения, – мы рассматриваем провокацию не как генеральную стратегию, а как одну из частных тактик, реализующихся в форме провокационных или каверзных вопросов. По сути, мы имеем дело с провокацией позитивной самопрезентации героя. По мнению Е.В. Швец провокационные вопросы относятся к традиционным приемам развития беседы в «звездном» интервью, являющемся одной из разновидностей портретного интервью [8, с. 20]. Провокационный вопрос обладает своими семантическими и прагматическими характеристиками, по которым можно судить о намерении интервьюера. Характерной чертой провокационного вопроса выступает его преднамеренность, а «внутренним мотивом провокационной речи является получение правдивой информации, т.е. информации, в истинность которой верит тот, кто ее сообщает» [3, с. 42]. Провокационный вопрос – это косвенный запрос информации, при котором коммуникативная цель говорящего является имплицитной, выводится из коммуникативной ситуации и реконструируется по определенным показателям текста. провокационный вопрос интервью портрет

По своему семантическому содержанию любой вопрос явно или неявно включает либо опирается на определенное исходное базисное знание, выступающее его предпосылкой. Качество базисного знания существенно влияет на логический статус вопроса, определяя правильность или неправильность его постановки. В поле нашего рассмотрения попадают как правильно заданные вопросы, несущие в себе провокационный подтекст, так и некорректно поставленные вопросы, умышленно используемые с целью запутать отвечающего, поскольку фактически возникают «на пустом месте» и не всегда соответствуют истинному положению вещей. Правильно же поставленные вопросы, в зависимости от первоначальной информированности журналиста, могут иметь функцию уточняющего вопроса, направленного на выявление истинности заложенного в нем суждения, либо функцию восполняющего вопроса, направленного на выяснение новой информации. За каждым из таких вопросов скрывается свой особый прагматический подтекст, который не всегда просто разгадать собеседнику. На основе анализа портретных интервью из немецкоязычных печатных СМИ нами были выделены следующие типы провокационных вопросов.

- Провокационный вопрос, содержащий намек на определенные (негативные) черты характера, присущие собеседнику. Данный тип вопроса содержит косвенную характеристику личности собеседника, зачастую отрицательную. Она может содержаться как в лексическом значении отдельных слов, так и быть смыслом всего вопроса журналиста:

- Wie sehr hat Sie der Spitzname „Motzki“ verletzt? – (Насколько сильно Вас обидело прозвище «Мотцки»?) [10];

- Inwiefern hatte Ihr Survial-Leben auch eine egoistische Komponente? – (Насколько сильно Вашему курсу выживания присущ эгоизм?) [21].

По формулировке вопроса журналиста и по ответу героя интервью читатель уже может сам сделать вывод о его характере: обидчивый, жадный, глупый, тщеславный, эгоистичный и т.д.

- Провокационный вопрос, отрицающий хорошие качества собеседника. Этот тип вопроса в некоторой степени дублирует названный выше тип, только намек на негативные качества героя здесь дается через отрицание его положительных черт или образа жизни. Вопрос представляет собой развенчание «положительного образа» героя:

- Beten Sie – als guter Katholik – etwa nicht mehrmals täglich? – (Разве Вы будучи добропорядочным католиком не молитесь несколько раз в день?) [9]

- Sie sind also kein fanatischer, fantastischer Vater? – (Значит, Вы не фанатичный, фантастичный отец?) [6]

- Провокационный вопрос, выражающий недоверие журналиста к позиции собеседника. Провокационный вопрос, заданный журналистом в отрицательной форме имеет еще одну функцию – выразить сомнение по поводу сложившейся ситуации, положения вещей, о чем в полной мере известно подготовленному интервьюеру. Это делается с расчетом на то, что собеседник начнет объяснять, оправдываться, чтобы не показать себя в невыгодном свете:

- 40 Jahre Chanson bedeuten 40 Jahre am Rande des Mainstreams. Hatten Sie nie den Wunsch, ein Popstar zu sein? – (40 лет шансона означают 40 лет в стороне от главных музыкальных течений. Разве у Вас не было желания стать звездой поп-музыки?) [29].

- Провокационный вопрос, содержащий прямую лексически-выраженную оценку собеседника. В таких вопросах интервьюер выбирает лексические единицы с нежелательной для партнера коннотацией. Но в отличие от прямого оскорбления, которое предполагает умаление умственных, физических, нравственных качеств личности, этот тип вопроса провоцирует собеседника дать оценку себе как личности или своим поступкам. Нередко такой вопрос формулируется в форме утверждения с вопросительной интонацией:

- Dann sind Sie wohl Pessimist? – (Тогда Вы, пожалуй, пессимист?)[10];

- Geben Sie zu Hause auch mal den Direktor? – (Вы и дома ведете себя как директор?) [10];

- Провокационный вопрос, апеллирующий к собственному мнению собеседника. Такие вопросы журналиста основываются на личных высказываниях, мнениях респондента как на достоверном источнике информации, но требуют уточнения, конкретизации, поскольку кажутся неправдоподобными, нелогичными, не вписываются в общие представления о нем, как о герое. Вопросы данного типа являются очень эффективным провокационным ходом, поскольку собеседнику бывает трудно отказаться от собственных слов, что вынуждает его быть откровенным:

- Sich selbst haben Sie mal als altmodische Schauspielerin bezeichnet – wie muss ich das verstehen? – (Саму себя Вы как-то назвали старомодной актрисой – как это нужно понимать?)[5];

- Du sagst, du hättest dich nicht getraut – hattest du dich nicht als schön empfunden? – (Ты говоришь, что не доверяла себе – ты не чувствовала себя красивой?) [18].

- Провокационный вопрос, апеллирующий к слухам, общественному мнению, мнению СМИ. В таких вопросах журналист зачастую дает прямую или косвенную характеристику интервьюируемому собеседнику, основываясь на определенном источнике информации. Сомнения по поводу имеющихся у него сведений и стремление заменить ненадежный источник информации проверенным становятся поводом к расспросам такого характера. По сути это та же оценка героя, которая, однако, не имеет отношение к личному мнению журналиста. Действительный провокационный смысл данные вопросы приобретают в силу того, что содержащаяся в них информация может быть новой для самого героя интервью, вызывая у него неоднозначную эмоциональную реакцию:

- Hat es Sie jemals gestört, dass viele Medien Sie auf den Würmerfresser reduziert haben? – (Вам когда-либо мешало то, что многие СМИ Вас характеризуют как «поедателя червей»?) [21];

Все перечисленные выше типы провокационных вопросов лишь косвенно подводят собеседника к сообщению желаемой для журналиста информации. При этом достаточно часто они совмещают в себе информативные и психологические цели, поскольку правдивый импульсивный ответ героя интервью сопровождается его яркой эмоциональной реакцией.

Отдельно были выделены вопросы с прямым запросом информации, которые также можно рассматривать как провокационные в определенном контексте портретного интервью. Они нацелены на получение от собеседника той информации, которую он при обычных обстоятельствах склонен утаивать и просто не стал бы сообщать в силу того, что запрашиваемая информация противоречит нормам этикета, либо из-за потенциальной угрозы собственному «я». В таких ситуациях провокационный вопрос используется как средство психологического давления и так или иначе заставляет собеседника раскрыться:

- War für den „Kreuzweg“ eine Bettszene mit Harald Krassnitzer vorgesehen? – (Была ли для фильма «Перекресток» задумана постельная сцена с Харальдом Красснитцером?) [5];

- Feigheit und Impotenz sind die größten Ängste eines Mannes. Stimmen Sie zu? – (Трусость и импотенция самые большие страхи мужчины. Вы согласны?) [9].

В редких случаях журналист может намеренно эксплицировать в вопросе свое провокационное намерение. С одной стороны, это делается, чтобы избежать конфликтной ситуации и не оскорбить собеседника, с другой стороны такой вопрос может иметь ярко выраженную ироничную окраску и вызывает аналогичную реакцию собеседника.

- Wenn ich Sie jetzt frage, was für eine abgezockte Sau Sie denn sind – ist das Gespräch dann beendet?

A. Bommes: (lacht) Überhaupt nicht, ich weiß ja genau, was Sie meinen.

(- Если я теперь спрошу, что же Вы за азартный игрок такой, тогда разговор будет прекращен?

А. Боммес: (смеется) Вовсе нет, я же ведь знаю, что вы имеете в виду) [31].

Таким образом, провокационный вопрос является весьма «тонким», деликатным тактическим приемом, умело используемым журналистом для реализации своей генеральной стратегии. Провокационные вопросы неоднородны как по своему структурно-семантическому содержанию, так и по своей прагматической функции. Сочетание прямых открытых вопросов с непрямыми провокационными создает наиболее оптимальную стратегию реализации главной цели журналиста – создать «портрет» своего героя. Проникая в глубину характера респондента и затрагивая «тайные уголки» его жизни, провокационные вопросы в полной мере раскрывают личность героя портретного интервью.

Литература

1. Вит Н., Харитонова М. Стимулирование коммуникативных тактик уклонения и противодействия в телеинтервью // Сборник научных статей по философии и филологии. Одесский национальный университет имени И.И. Мечникова. Выпуск 6. 2004. с. 29-39.

2. Голанова Е.И. Публичный диалог: коммуникативный узус и новые жанровые разновидности / Е.И. Голанова // Международный конгресс «Русский язык: исторические судьбы и современность», Москва, МГУ, 13-16 марта 2001-го года. М.: Изд-во МГУ, 2001. С. 251.

3. Зарецкая Е.Н. Риторика: Теория и практика речевой коммуникации. 4-е изд. М.: Дело, 2002. 480 с.

4. Иссерс О.С. Стратегия речевой провокации в публичном диалоге // Русский язык в научном освещении. М., 2009. № 2 (18). С. 92-104.

5. Ким М.Н. Новостная журналистика: Базовый курс: Учебник. СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 2005. 352 c.

6. Колесниченко А.В. Практическая журналистика: Учебное пособие. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2008. 179 с.

7. Лукина М.М. Технология интервью: Учебное пособие для вузов. М.: Аспект Пресс, 2003. 192 с. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://evartist.narod.ru/text5/34.htm.

8. Швец Е.В. «Звездное» интервью в коммуникативно-прагматическом аспекте / Е. В. Швец. Атореф. дис. … канд. филол. наук. Калининград, 2008. 23 с.

9. Haller M. Das Interview: Ein Handbuch für Journalisten. Konstanz: UVK Medien, 2001. P. 152–168.

Соседние файлы в предмете Журналистика