Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
gpp_Predstavitelstvo_och(1).doc
Скачиваний:
0
Добавлен:
05.12.2018
Размер:
281.09 Кб
Скачать

Т.М. Яблочков учебник русского гражданского судопроизводства (Ярославль, 1912)

В гражданском процессе, как истец, так и ответчик не обязаны лично вести дело: они могут заменить себя представителем (пред­ставительство добровольное). Некоторые лица даже не могут вы­ступать на суде иначе как не через представителя: это так называе­мое представительство по закону,

Рассмотрим оба вида представительства отдельно.

  1. Представительство добровольное. Оно устанавливается вы­дачей доверенности поверенному (ст. 14, 16). Объем полномочия определяется содержанием доверенности. Однако полномочие на совершение некоторых действий должно быть положительно

  2. ого­ворено в доверенности; в противном случае поверенный не призна­ется уполномоченным на эти действия (ст. 250).

  3. Представительство по закону. Юридические лица выступают на суде через свои органы; но если органы имеют коллегиальное устройство, то в видах удобства закон требует назначения особого поверенного (ст. 26-27, 1285), в лице которого они ищут и отвеча­ют на суде.

Это общее правило знает несколько изъятий.

А) Торговые дома и товарищества полные могут вести дела и без особенной доверенности через лиц, которые по силе учреди­тельного договора управляют делами товарищества (ст.26).

Б) Казенные учреждения (сюда же относятся городские и зем­ские учреждения), Волостные Управления, Общественные, со­словные, учебные и благотворительные Учреждения, существую­щие в силу закона, могут уполномочивать членов своих (Управ, Правлений и т.п.), и не прибегая к посредству особых поверенных.

В) Крестьянские сельские общества могут иметь поверенными членов общества.

Г) Лежачее наследство (hereditas jacens) отвечает и ищет в лице опекунов и душеприказчиков.

Е.В. Васьковский курс гражданского процесса

(Т. 1. М., 1913)

1. Личное ведение собственных судебных дел обыкновенно свя­зано для тяжущихся, с одной стороны, с опасностью, с другой сто­роны, с неудобством. Опасность состоит в том, что тяжущийся легко может проиграть любое даже вполне правое дело по недоста­точному знанию гражданских законов и формальностей производ­ства, а равным образом и по неумению отстаивать свои права на суде под влиянием робости или вследствие непривычки связно и толково излагать мысли. Поэтому для ведения сколько-нибудь сложного процесса тяжущиеся нуждаются в помощи сведущего и опытного в судебных делах лица, которое поддержало бы их сове­том и словом, т,е. оказало бы им юридическую помощь, или право-заступничество.

С другой стороны, личное ведение судебных дел представляет немалое неудобство уже в виду того, что тяжущиеся должны отры­ваться от обычных занятий для явки в заседания суда, нередко находящегося в другом городе или даже в другой губернии. Кроме того, как указано еще в Институциях Юстиниана, «и болезнь, и возраст, и необходимое путешествие, и многие другие причины часто мешают вести дела лично». Существует, таким образом, по­требность поручать исполнение необходимых процессуальных действий другим лицам, которые заменяли бы тяжущихся в про­цессе, т.е. потребность в судебном представительстве.

История свидетельствует, что правозаступничество появилось почти одновременно с судом, на самых низших ступенях культуры и первоначально в форме родственного и соседского: к защите интересов тяжущихся на суде допускались прежде всего родные, а затем соседи их. Так было в древней Греции и в первое время существования Рима; следы этого встречаются также и в началь­ный период истории других стран (Англии, Германии, России). Чем больше развивается цивилизация, чем сложнее и разнообраз­нее становятся жизненные отношения и определяющие их нормы, тем настоятельнее делается потребность в особом классе лиц, кото­рый бы специально занимался изучением этих норм, давал гражда­нам юридические советы и помогал им вести судебные дела. Под влиянием этой потребности возникает особая профессия, которая получает название адвокатуры, а лица, посвящающие себя занятию ей, — название адвокатов.

Судебное представительство возникло, подобно правозаступничеству, первоначально тоже в форме родственного или семейно­го представительства; на низших ступенях культуры повсюду гос­подствовал принцип личной явки в суд, так как отвлеченное понятие представительства вообще недоступно для первобытного неразвитого ума, и только замена тяжущегося, почему-либо не мо­гущего явиться лично в суд, его родственником, опекуном или супругом не вызывала недоумения и допускалась в виде изъятия. Но чем больше развивалась экономическая жизнь, чем интенсив­нее становился гражданский оборот, тем больше давала себя чув­ствовать потребность в представительстве для заключения сделок и ведения судебных дел. Юридическая эволюция привела в резуль­тате к признанию свободы представительства и к образованию осо­бого класса лиц, специально занимающегося ведением чужих су­дебных дел, в качестве профессиональных поверенных, или ходатаев по делам (стряпчих).

Как адвокаты, так и поверенные, являясь посредниками между тяжущимися и судьями, могут своим участием содействовать пра­вильному отправлению правосудия, но могут и мешать ему. Госу­дарственная власть, будучи заинтересована в нормальном ходе правосудия, должна принять меры к тому, чтобы они своей дея­тельностью не затрудняли, а облегчали работу судей, чтобы они были не врагами, а союзниками суда. Ввиду этого занятие адвока­турой и судебным представительством не может быть разрешено всем желающим, а, наоборот, должно быть обставлено известными условиями, касающимися образовательного и нравственного ценза кандидатов, и подчинено бдительному надзору. Говоря короче, как адвокатуре, так и судебному представительству необходимо дать определенную организацию, которая для того, чтобы быть рацио­нальной, должна соответствовать сущности и задачам каждой из этих двух профессий.

2. Как было только что указано, адвокатура, в смысле правозаступничества, удовлетворяет потребности граждан в юридической помощи при ведении ими судебных дел. Она является, подобно врачебному или инженерному искусству, результатом разделения труда и специализации знаний. Сообразно с этим, задача адвоката состоит в том, чтобы дополнять деятельность тяжущегося в про­цессе посредством подачи ему юридических советов, составления судебных бумаг и произнесения в его защиту речи в заседании суда. Словом адвокат—специалист-юрист и оратор, действующий наряду с тяжущимся и помогающий ему вести дело.

Но процессуальная роль адвоката не ограничивается этим; на нем лежит еще более высокая миссия.

В гражданском процессе борются между собой частные лица из-за своих частных интересов. Государство, как целое, не заинте­ресовано непосредственно в победе одного из них, и государствен­ная власть не имеет поэтому основания вмешиваться в их борьбу; для нее важно только предотвратить самоуправство и насилие между гражданами, дав им возможность добиться защиты своих прав, если они захотят и сумеют сделать это. Для этого она должна организовать надлежащим образом судебные учреждения и со­здать класс специально подготовленных к ведению судебных дел лиц (адвокатов). Но на том и кончается ее задача. Остальное — дело самих спорящих сторон.

Иначе относится к исходу процесса общество. Для него важно, чтобы победила правая сторона, и чтобы никакие посторонние об­стоятельства не препятствовали этому. Если же правая сторона проигрывает дело только потому, что противник более сведущ в законах и более опытен в ведении дел, то каждому их членов обще­ства грозит опасность попасть при случае в такое же положение, и все общество не может не испытывать чувство необеспеченности в своих правах. «Свобода в оборотах, нравственность народа и мир в семействах зависят от убеждения частных лиц в справедливом и быстром окончании процессов» (Миттермайер), а это убеждение подрывается каждый раз, когда правая сторона проигрывает дело. Здесь-то открывается для адвокатуры благородное поприще по­мочь своими знаниями и красноречием торжеству правой стороны. Выполняя такую миссию, адвокат является защитником не только частных интересов отдельного лица, но и интересов всего общест­ва; он выступает в процессе не как представитель тяжущегося, а как представитель общественного интереса, действуя как бы по уполномочию общества. Он защищает индивидуальные права частного лица ввиду и во имя общественного блага.

Судебное представительство имеет целью избавлять тяжущих­ся от личного ходатайства по своим судебным делам; оно сущест­вует исключительно для удобства частных лиц; общество ничуть не заинтересовано в том, чтобы вместо или другого тяжущегося явился в суд его поверенный; суду же, для лучшего раскрытия истины, даже предпочтительнее личная явка сторон.

Служа, таким образом, исключительно частным интересам и не преследуя никаких целей высшего порядка, не имея даже непо­средственной задачей восполнять недостаточность юридических познаний тяжущихся (это задача правозаступничества), судебное представительство не требует от занимающихся им лиц того высо­кого умственного ценза, каким должны обладать адвокаты. Для поверенных достаточно практического знания форм и обрядов су­допроизводства.

Точно так же не требуется сущностью представительства и не­зависимость его от суда. Напротив, отождествляясь с личностью тяжущегося, поверенный стоит по отношению к суду в таком же положении, как и сам тяжущийся, и ни на какие преимущества не в праве притязать, ибо иначе противная сторона, явившаяся в суд лично, оказалась бы, вопреки принципу равноправности, в худшем положении. Отсюда следует, что надзор за деятельностью судеб­ных представителей может быть предоставлен судебным учрежде­ниям, при которых они практикуют. Однако в дополнение к этому полезно ввести и корпоративную организацию, так как суды не могут уследить за деятельностью поверенных вне заседаний.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]