Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ПРАВОСУДИЯ м.н.право.doc
Скачиваний:
3
Добавлен:
19.11.2018
Размер:
2.69 Mб
Скачать

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ПРАВОСУДИЯ

ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ МИНИСТЕРСТВА

ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО И ПРАВОВАЯ СИСТЕМА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОБЩАЯ ЧАСТЬ

КУРС ЛЕКЦИЙ

Б.Л. ЗИМНЕНКО

Рецензенты:

Колодкин Анатолий Лазаревич, руководитель Центра международно-правовых исследований Института государства и права РАН, доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ;

Черниченко Станислав Валентинович, доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ.

ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО РЕКТОРА РОССИЙСКОЙ

АКАДЕМИИ ПРАВОСУДИЯ В.В. ЕРШОВА

Интернационализация в современном мире экономических, социальных, культурных, политических, иных связей с необходимостью влечет возрастание роли международного права. Причем одна из особенностей современных норм международного права заключается в том, что их эффективность зависит не только от их реализации в сфере международных отношений, но и от применения указанных норм в сфере отношений с участием субъектов национального права. Часть 4 ст. 15 Конституции РФ 1993 г. явилась необходимым правовым условием для обеспечения эффективности норм международного права, ставших обязательными для Российской Федерации.

В практике судов общей юрисдикции стали возникать вопросы, связанные с реализацией данного положения. На некоторые из этих вопросов были даны ответы в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия", а также в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации". Тем не менее дальнейшая реализация положений ч. 4 ст. 15 Конституции РФ катализирует все новые и новые вопросы. Причем данная тенденция носит объективный характер.

Существование этой тенденции обусловливается в том числе усложнением структуры системы международных отношений и, как следствие, развитием системы современного международного права. Настоящий Курс лекций доктора юридических наук, профессора Б.Л. Зимненко может стать важным вкладом в процесс дальнейшей судебной реализации норм международного права.

В рамках Курса автор рассмотрел основные теоретические и практические аспекты взаимодействия международного права и национального права Российской Федерации.

Заслуживает внимания избранная Б.Л. Зимненко структура Курса, состоящая из Общей и Особенной частей.

В Общей части определяются теоретические основы соотношения международного и национального права, раскрываются и комментируются понятия "общепризнанных принципов и норм международного права" и "международного договора Российской Федерации", их юридическая сила в правовой системе России.

Особенная часть состоит из двух разделов. Первый раздел посвящен основным правовым позициям Европейского суда по права человека, которые нашли отражение в постановлениях Суда, принятых в отношении Российской Федерации. Причем позиции Суда раскрываются применительно к статьям Конвенции о защите прав человека и основных свобод. На сегодняшний день, как свидетельствует деятельность Суда, в отношении России имеются постановления, касающиеся толкования буквально каждого конвенционного права и свободы. Автору удалось проанализировать большинство основных постановлений Суда, принятых в отношении России.

Сфера научных интересов Б.Л. Зимненко достаточно широкая, охватывает проблемы как международного публичного, так и международного частного права. В настоящее время автор исследует не только вопросы применения и толкования Европейским судом по правам человека Конвенции о защите прав человека и основных свобод, но продолжает анализировать судебную практику, связанную с применением норм международного права. Второй раздел Особенной части посвящен анализу применения судами общей юрисдикции норм международного права при рассмотрении уголовных, гражданских и административных дел.

Б.Л. Зимненко с 2002 г. читает лекции на юридическом факультете и факультете повышения квалификации Российской академии правосудия. Поэтому структура и содержание Курса были разработаны с учетом пожеланий студентов Академии и слушателей (федеральных судей).

В.В.Ершов,

доктор юридических наук, профессор,

заслуженный деятель науки РФ,

заслуженный юрист РФ

ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО РЕКТОРА ДИПЛОМАТИЧЕСКОЙ

АКАДЕМИИ МИНИСТЕРСТВА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ А.Н. ПАНОВА

Одной из важнейших основ современной системы международных отношений является международное право. Действие норм международного права влияет на состояние международного правопорядка. Однако особенность большинства норм международного права заключается в том, что их эффективность обусловливается не только сферой межгосударственных отношений, но и сферой внутригосударственных отношений. То, как государство реализует обязательные для него нормы международного права при регулировании отношений с участием субъектов национального права, становится объектом внимания других государств.

Рассматриваемая особенность современных норм международного права не могла не повлиять на активизацию взаимодействия международного и национального права. Значительное количество национальных конституций, законов предусматривают отсылочные нормы к международному праву. В этом отношении Конституция Российской Федерации не стала исключением, предусмотрев в ч. 4 ст. 15, что "общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора". Более того, согласно ч. 1 ст. 17 Конституции РФ "в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией".

Взаимодействие международного и внутригосударственного права предусматривает постоянное возникновение как практических, так и теоретических вопросов, требующих в том числе научного осмысления. В этой связи появление Курса лекций доктора юридических наук, профессора Дипломатической академии МИД РФ Б.Л. Зимненко явилось своевременным и необходимым. Настоящий Курс стал продолжением целой серии работ автора по исследуемой тематике. Например, автором в 2006 г. была выпущена монография "Международное право и правовая система Российской Федерации", переведенная на английский и болгарский языки.

Одной из отличительных черт Курса является то, что все рассуждения автора подкрепляются практикой Конституционного Суда РФ; Верховного Суда РФ, иных судов общей юрисдикции; арбитражных судов Российской Федерации, включая Высший Арбитражный Суд РФ.

Значительная часть Курса посвящена анализу постановлений, принятых Европейским судом по правам человека в отношении Российской Федерации, которые благодаря Федеральному закону "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней" стали частью правовой системы России. Причем комплексный анализ постановлений был обусловлен структурой Конвенции о защите прав человека и основных свобод, что сделает более эффективное восприятие соответствующих правовых позиций Суда. Важно отметить, что указанные правовые позиции, в целом практика Суда могут быть использованы при осуществлении дипломатической и консульской защиты граждан Российской Федерации.

Заслуживает внимания исследованная и систематизированная автором практика Верховного Суда РФ по применению норм международного права, которая, безусловно, представляет интерес для лиц, участвующих в процессе создания норм международного права.

Настоящий Курс будет интересен не только для студентов, слушателей, специализирующихся в сфере международных отношений, юриспруденции, но также и для практических работников, включая сотрудников Министерства иностранных дел РФ, судей Российской Федерации, иных лиц, интересующихся вопросами взаимодействия международного и национального права, защитой прав и свобод человека.

А.Н.Панов,

Чрезвычайный и Полномочный Посол,

доктор политических наук, профессор

Посвящается светлой

памяти моей мамы

ВВЕДЕНИЕ

Вопрос взаимодействия международного и внутригосударственного права является одной из актуальных проблем не только международно-правовой, но и национально-правовой системы. Данному вопросу посвящено достаточное количество научных работ как в отечественной, так и зарубежной доктрине международного права. Особое теоретическое и практическое значение рассматриваемой проблемы в России возникло вследствие включения в ее правовую систему общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ).

Взаимодействие международного и внутригосударственного права носит объективный характер. Можно говорить о том, что современное международное право не может существовать без поддержки национального, как и последнее будет испытывать значительные трудности в реализации без помощи международного. В.С. Верещетин и Р.А. Мюллерсон утверждают, что "определенный резерв повышения эффективности международного права заложен в его более глубоком проникновении во внутригосударственные процессы. Внутренние правоприменительные (правоохранительные) органы могут играть важную роль в обеспечении функционирования не только национального, но и международного права, что соответствовало бы объективной тенденции интенсификации взаимодействия международных и внутригосударственных процессов и приблизило бы международное право к конечному субъекту любого социального действия - человеку" [21. С. 9]. И.И. Лукашук обращает внимание, что "в наше время в условиях углубляющейся интернационализации общества, включая правовую систему, особо важно обеспечить оптимальное взаимодействие правовой системы страны с международным правом и правовыми системами других государств. Формируется единое правовое пространство в глобальном масштабе" [23. С. 25].

Будучи по своему характеру объективным процессом, взаимодействие международного и внутригосударственного права находит закрепление не только в нормах международного, но и национального права. Если речь идет о вышеупомянутом взаимодействии в рамках системы отношений, возникающих между субъектами международного права, то, соответственно, основы такого взаимодействия закрепляются в международно-правовых нормах. Если речь идет о рассматриваемом взаимодействии в сфере внутригосударственных отношений, то, естественно, основы данного взаимодействия фиксируются в источниках национального права.

Одной из целей настоящего Курса лекций явилось определение правовых основ взаимодействия международного и внутригосударственного права России в сфере отношений с участием субъектов национального права.

Данное взаимодействие осуществляется для удовлетворения социальных интересов как в сфере межгосударственных, так и внутригосударственных отношений. При этом взаимодействие международного и национального права не должно приводить к ситуации, которая бы подрывала основы как международной, так внутригосударственной правовых систем.

Задачей настоящего Курса является анализ объективных критериев, позволяющих эффективно обеспечивать реализацию в сфере внутригосударственных отношений правил, содержащихся в источниках международного права, а также правовых форм, допускающих реализацию норм международного права в сфере внутригосударственных отношений. Особое внимание уделено правовой сущности международно-правовых положений, включенных в правовую систему государства.

Основной вопрос Курса: возможно ли непосредственное применение норм международного права в сфере внутригосударственных отношений?

Автор Курса поставил перед собой задачу - определить основные условия, которые бы позволили государству, не нарушая международно-правовых положений, обеспечить их эффективную реализацию в сфере национально-правовых отношений, и одновременно обеспечивая национальные интересы государства.

Автором настоящего Курса в 2003 г. было выпущено пособие "Нормы международного права в судебной практике Российской Федерации" <1> с учетом сложившейся к 2002 г. судебной практики, связанной с реализаций положений, содержащихся в источниках международного права.

--------------------------------

<1> Зимненко Б.Л. Нормы международного права в судебной практике Российской Федерации: Учебное пособие. М.: Российская академия правосудия, 2003.

В 2003 г. Пленумом Верховного Суда РФ N 5 от 10 октября было принято Постановление "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации". В данном Постановлении были отражены основные вопросы, касающиеся реализации судами общей юрисдикции международно-правовых положений.

В 2005 г. автором настоящего Курса было подготовлено справочное пособие "О применении норм международного права судами общей юрисдикции" <1>, в котором был дан комментарий основных понятий, положений, содержащихся в Постановлении Пленума. Но объективно данное Постановление не смогло охватить ряд вопросов и проблем, возникающих в рамках правовой системы России вследствие реализации судами международно-правовых положений.

--------------------------------

<1> Зимненко Б.Л. О применении норм международного права судами общей юрисдикции: Справочное пособие. М.: Российская академия правосудия; Статут, 2005.

Идея создания настоящего Курса была подсказана федеральными судьями на занятиях в Российской академии правосудия, которые неоднократно высказывали пожелания о том, чтобы практика Европейского суда по правам человека в отношении Российской Федерации, соответствующие правовые позиции были отражены в каком-нибудь одном источнике. Курс лекций состоит из трех разделов - Раздел I (Международное и внутригосударственное право как взаимосвязанные системы права), Раздел II (Практика рассмотрения Европейским Судом по правам человека дел в отношении Российской Федерации), Раздел III (Применение судами общей юрисдикции международно-правовых положений).

Монография автора "Международное право и правовая система Российской Федерации" <1> вошла интегрированной частью в настоящий Курс (Раздел I, Общая часть). Однако содержание монографии претерпело значительные изменения, которые были обусловлены пожеланиями и замечаниями уважаемых коллег, высказанных во время защиты в 2006 г. автором докторской диссертации в Дипломатической академии МИД РФ, а также целями и назначением Курса.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Справочное пособие "О применении норм международного права судами общей юрисдикции" Б.Л. Зимненко включено в информационный банк согласно публикации - Статут; РАП, 2005.

<1> Зимненко Б.Л. О применении норм международного права судами общей юрисдикции: Справочное пособие. М.: Российская академия правосудия; Статут, 2006.

На 1 января 2010 г. в отношении Российской Федерации Европейским судом по правам человека было принято 861 постановление. В большинстве из них Судом было констатировано нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней. В Разделе II Особенной части приводятся наиболее повторяющиеся правовые позиции Суда, касающиеся нарушений Конвенции о защите прав и свобод человека и Протоколов к ней и отраженные во вступивших в силу для Российской Федерации постановлениях Суда.

Как неоднократно подчеркивалось Судом, если государство в лице своих органов, в том числе судебных, признает факт нарушения Конвенции о защите прав человека и/или Протоколов к ней или аналогичных положений, содержащихся в национальном законодательстве России, и присудит лицу разумную компенсацию, то такое лицо перестает быть "жертвой" и разбирательство по делу может прекратиться (подробнее см. Лекцию 12 настоящего Курса).

Автор также посчитал не только возможным, но и целесообразным комплексно исследовать практику Верховного Суда РФ, связанную с реализацией международно-правовых положений, показать сложившиеся закономерности. Причем для удобства в Особенную часть были включены подразделы, касающиеся реализации международно-правовых положений при рассмотрении уголовных, административных и гражданских дел. Рассмотренная практика судов общей юрисдикции свидетельствует о выработанном алгоритме применения судами норм международного права. Автор взял на себя смелость высказать некоторые пожелания по отдельным делам, когда реализация судами РФ норм международного права нарушала существующий алгоритм.

Представляется, что предлагаемый Курс будет способствовать эффективному осуществлению правосудия в сфере защиты прав и свобод граждан, в том числе благодаря влиянию норм международного права.

ПРИЗНАТЕЛЬНОСТЬ

Автор выражает благодарность всем, кто помогал написанию настоящего Курса, предоставил ценные материалы и дал советы по его улучшению. Курс лекций включает в себя опыт преподавательской работы автора в Дипломатической академии МИД России, Российской академии правосудия, общения с судьями судов общей юрисдикции, включая Верховный Суд Российской Федерации.

Автор искренне благодарен руководству Российской академии правосудия и лично ректору В.В. Ершову за поддержку в издании Курса.

Особую признательность в подготовке Курса хотелось бы выразить директору Издательства Российской академии правосудия О.В. Лужиной, заместителю директора Н.Н. Чернышевой и специалисту Центра Н.И. Аксеновой.

Особая глубокая благодарность Председателю Верховного Суда РФ В.М. Лебедеву, первому заместителю Председателя Верховного Суда РФ П.П. Серкову, заместителям Председателя Верховного Суда РФ В.И. Нечаеву, В.Н. Соловьеву, секретарю Пленума Верховного Суда РФ В.В. Дорошкову, судьям Верховного Суда РФ В.В. Горшкову, В.Н. Пирожкову, С.А. Разумову, А.И. Федину, Генеральному директору Судебного Департамента при Верховном Суде РФ А.В. Гусеву, Начальнику Управления анализа и обобщения судебной практики Верховного Суда РФ С.Б. Ромазину, зам. начальника Управления анализа и обобщения судебной практики Е.М. Журавлевой за ценные материалы и советы при написании Курса.

Автор также признателен сотрудникам кафедры Европейского права Российской академии правосудия, ее заведующему П.А. Лаптеву, сотрудникам кафедры международного публичного права, ее заведующему А.А. Ковалеву, и кафедры международного частного права Дипломатической академии МИД России за конструктивные замечания.

Раздел I. Международное и внутригосударственное право как взаимосвязанные системы права

Лекция 1. Национальное право как средство обеспечения

реализации международного права

1.1. Взаимодействие международного

и внутригосударственного права

Как неоднократно подчеркивалось в литературе, международное и внутригосударственное право являются самостоятельными системами права [152. С. 130, 131].

Международное право - это система правовых норм, созданных субъектами международного права для урегулирования межгосударственных отношений и обеспечиваемых принудительной силой государств, иных субъектов международного права.

Под "субъектами международного права" понимаются государства, международные межправительственные организации, угнетаемые нации и народы, борющиеся за свою независимость, государствоподобные образования [89. С. 25 - 26].

Внутригосударственное право - система правовых норм, выраженных в нормативных актах, судебных прецедентах, иных формах, регулирующих внутригосударственные отношения, и обеспечиваемых возможностью государственного принуждения [19. С. 373 - 374].

Самостоятельность данных систем права определяется субъектным составом, объектом правового регулирования, методом установления взаимных прав и обязанностей.

Но самостоятельность не означает независимость, отсутствие какой-либо взаимообусловленности. Указанные системы права находятся в тесном взаимодействии.

"Бурное развитие международного сотрудничества в самых различных сферах общественной жизни и некоторые другие факторы обусловливают необходимость все более широкого использования государствами международного права для согласования их действий не только в традиционных областях, но и в таких, которые ранее были предметом их автономного национально-правового регулирования. В силу этого специалисты в области внутреннего права все чаще сталкиваются с категориями международного права, а международники - с категориями национального права" [146. С. 45]. "Развитие международного права, углубление его взаимодействия с национальным правом определяются интернационализацией общественной жизни. Взаимозависимость и единство мира требуют, чтобы национальные политико-правовые системы мира строились как части единой глобальной системы, чтобы они были способны взаимодействовать друг с другом и с системой международных отношений в целом. От взаимодействия с внешней средой в растущей мере зависит решение внутренних задач" [70. С. 219].

Тесное взаимодействие международного и внутригосударственного права находит отражение как в нормах национального, так и международного права. Одним из классических примеров отражения вышеупомянутого взаимодействия в источниках международного права являются ст. ст. 27 и 46 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г.

Так, согласно ст. 27 Конвенции "участник не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора. Это правило действует без ущерба для статьи 46". В свою очередь, в силу п. 1 ст. 46 Конвенции, "государство не вправе ссылаться на то обстоятельство, что его согласие на обязательность для него договора было выражено в нарушение того или иного положения его внутреннего права, касающегося компетенции заключать договоры, как на основание недействительности его согласия, если только данное нарушение не было явным и не касалось нормы его внутреннего права особо важного значения". Причем п. 2 ст. 46 Конвенции предусматривает, что "нарушение является явным, если оно будет объективно очевидным для любого государства, действующего в этом вопросе добросовестно с обычной практикой".

"Венская конвенция исходит из признания самостоятельного существования и в то же время взаимодействия двух правопорядков - международного и внутригосударственного, которые не изолированы и неизбежно оказывают влияние друг на друга" [128. С. 119].

Одним из ярких примеров национально-правового закрепления взаимодействия применительно к правовой системе России является ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, предусматривающая, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

Следует обратить внимание на то, что в доктрине, касающейся связи международного и внутригосударственного права, отсутствует единодушие относительно наименования этой связи. Одни авторы говорят о "взаимодействии"[91. С. 152; 92. С. 201; 93. С. 137; 138. С. 87].

Другие определяют взаимосвязь, взаимообусловленность международного и национального права через категорию "соотношение" [8. С. 239; 25. С. 62; 152. С. 130].

Представляется, что связь международного и внутригосударственного права целесообразно именовать именно взаимодействием данных систем права, а не их соотношением. Категория "соотношение" не отражает в полном объеме той объективной взаимообусловленности международного и национального права, которая характерна для системы современных международных и внутригосударственных отношений. В доктрине международного права категорию "соотношение" рассматривают, как правило, через монистическую и дуалистическую теории.

ПРИМЕЧАНИЕ: "Согласно монистической теории международное и внутригосударственное право образует одну (единую) правовую систему. Согласно дуалистической теории международное и внутригосударственное право - две различные правовые системы, лежащие в различных плоскостях и неподчиненные друг другу" [89. С. 77].

ПРИМЕЧАНИЕ: Канадский юрист-международник Дж. Карье анализирует теории монизма и дуализма через категорию "взаимодействия", используя английский термин "interaction" (взаимодействие, воздействие друг на друга), а не "correlation" (соотношение, взаимосвязь) [175. С. 195].

A Cassese использует термин "relationship" - соотношение [173. С. 213]. Ian Brownlie говорит о "the relation of municipal and International Law" [169. С. 31].

Взаимодействие включает динамические аспекты; соотношение - в большей степени статические аспекты того или иного явления. Связь международного и внутригосударственного права проявляется, в частности, на стадиях правотворчества и правоприменения, включая толкование, т.е. на стадиях, отличающихся в определенной степени динамизмом. Поэтому взаимосвязь международного и внутригосударственного права ярче проявляется именно в рамках взаимодействия, а не соотношения.

Признавая факт взаимодействия международного и национального права, в доктрине международного права суть этого явления, как правило, рассматривается через призму влияния одной системы права на другую.

Следует отметить, что международное и внутригосударственное право являются правовыми явлениями, поэтому рассматривать процесс взаимодействия данных систем права необходимо через правовые категории. Именно поэтому правовой сутью взаимодействия международного и национального права является не влияние одной нормативной системы на другую, что не отрицается автором настоящего Курса, а обеспечение реализации норм одной системы права с помощью норм другой.

ПРИМЕЧАНИЕ: "Эффективное упорядочивание обеих правовых систем своих отношений зависит и от взаимосогласованности их норм. Нет необходимости переводить (преобразовывать) нормы одной системы права в другую, нужно только то, чтобы они содействовали, а не противодействовали одна другой в функционировании" [14. С. 231].

"Задача (взаимодействия международного и внутригосударственного права) <1> видится не столько в согласовании, либо приведении в соответствии норм МП (международного права) и внутреннего права, как она неоднократно обозначалась... сколько в обеспечении функционирования, действия норм МП (международного права) в правовой системе РФ" [80. С. 25].

--------------------------------

<1> Использование при переводе слов и словосочетаний в квадратных скобках связано с более эффективным восприятием осуществленного автором перевода, в том числе правовых позиций Суда.

Термин "влияние" имеет политико-философский характер. Любые явления, предметы, организмы так или иначе влияют друг на друга. Но если речь идет о правовой связи, отношениях, возникающих между национальным и международном правом, то здесь необходимо говорить об осуществлении "обеспечения", т.е. изучать взаимодействие вышеупомянутых нормативных систем через "обеспечение", а не "влияние". Согласование можно рассматривать в качестве одной из целей реализации различных механизмов обеспечения взаимодействия международного и внутригосударственного права. Однако процедуру взаимодействия международного и национального права нежелательно сводить лишь к вопросу согласования данных систем права.

Взаимодействие международного и внутригосударственного права имеет взаимообусловленный характер, означающий, что в настоящее время реализация международного права не может быть надлежащим образом обеспечена без помощи внутригосударственного права, как и последнее будет испытывать значительные трудности в функционировании без содействия международного права.

ПРИМЕЧАНИЕ: Эффективность международного права в значительной степени зависит от того, как положения международного права реализуются в сфере отношений с участием субъектов национального права [193. С. 322].

Рассматривая вопрос "содействия" международного права реализации национального права, нельзя не отметить, что международное право становится юридическим условием реализации многих внутригосударственных правовых норм. Причем помощь международного права в реализации норм внутригосударственного права может иметь как обязательный, так и условный характер.

Сущность "обязательного содействия" заключается в том, что нормы внутригосударственного права объективно не могут быть реализованы без помощи норм международного права.

Согласно п. 1 ст. 63 Конституции РФ "Российская Федерация предоставляет политическое убежище иностранным гражданам и лицам без гражданства в соответствии с общепризнанными нормами международного права". В силу ст. 79 Конституции РФ "Российская Федерация может участвовать в межгосударственных объединениях и передавать им часть своих полномочий в соответствии с международными договорами...".

В соответствии со ст. 355 УК РФ уголовно-наказуемым является "производство, приобретение или сбыт химического, биологического, а также другого вида оружия массового поражения, запрещенного международным договором Российской Федерации". При отсутствии международного договора Российской Федерации лицо невозможно привлечь к уголовной за производство, приобретение или сбыт "другого вида оружия массового поражения".

Статья 356 УК РФ предусматривает, что уголовно наказуемо "жестокое обращение с военнопленными или гражданским населением, депортация гражданского населения, разграбление национального имущества на оккупированной территории, применение в вооруженном конфликте средств и методов, запрещенных международным договором Российской Федерации". При отсутствии международного договора Российской Федерации лицо невозможно привлечь к ответственности за применение в вооруженном конфликте (иных) средств и методов, нежели непосредственно предусмотренных в ст. 356 УК РФ.

Особенность такого "содействия" выражается в том, что соответствующие источники международного права становятся обязательными юридическими фактами для возникновения внутригосударственных отношений, регулируемых или охраняемых соответствующей правовой нормой. При отсутствии данного юридического факта невозможно возникновение правоотношения и, как следствие, невозможна реализация внутригосударственной правовой нормы, регулирующей рассматриваемое социальное отношение.

"Условное" содействие (помощь) международного права внутригосударственному праву обусловлено либо отсутствием международно-правовых положений, регулирующих отношения, ставшие объектом "внимания" государства, либо возникновением коллизии между положением, предусмотренным в национальном праве, и международно-правовым положением, вошедшим в правовую систему государства.

Международно-правовое положение - словесные формулировки (указания), содержащиеся в источниках международного права, в том числе международных договорах РФ, ставших частью правовой системы государства.

Источники международного права - международные договоры, международные обычаи и решения международных межправительственных организаций [89. С. 64 - 71].

Так, п. 2 ст. 63 Конституции РФ предусматривает, что "выдача лиц, обвиняемых в совершении преступления, а также передача осужденных для отбывания наказания в других государствах осуществляются на основании федерального закона или международного договора Российской Федерации". Если в рассматриваемом случае отсутствует международный договор РФ, который бы регулировал вопросы выдачи лиц, обвиняемых в совершении преступления, и/или передачи лиц для отбывания наказания, то государство в лице соответствующих органов обязано было бы руководствоваться положениями закона РФ. Если отсутствует федеральный закон и международный договор РФ, то, следуя буквальному толкованию соответствующего конституционного положения, выдавать лиц, обвиняемых в совершении преступления, либо передавать лиц для отбытия наказания не допускается. В свою очередь, если имеется закон и договор, то их взаимодействие в рамках правовой системы России, в том числе разрешение возможных правовых коллизий, должно подчиняться определенным принципам. (Данные принципы рассматриваются в Лекции 5.)

Наличие "условного" и/или "обязательного" содействия международного права национальному праву полностью зависит от воли законодателя. Если последний желает обусловить реализацию нормы национального права наличием нормы/источника международного права, то, естественно, формулировка нормы будет содержать "обязательное" содействие. В случае если законодатель не пожелает существование такой "жестокой" привязки национального и международного права, то, соответственно, при формулировании внутригосударственной правовой нормы будет избрано менее "жесткое" содержание, предусматривающее право лица, реализующего соответствующую национально-правовую норму, выбрать между источником национального права либо источником международного права, ставшим частью правовой системы государства. Важно подчеркнуть, что такой выбор не должен иметь дискреционный, произвольный характер, т.е. зависящий исключительно от волеизъявления лица либо органа государственной власти, участвующего в реализации правовых норм. Национальное законодательство, судебная практика должны четко определить условия, при каких необходимо руководствоваться национальным правом, а при каких - международно-правовыми положениями, ставшими частью правовой системы государства.

Когда речь идет о нормах и/или источниках международного права, выполняющих функции юридического факта для возникновения, изменения или прекращения внутригосударственных правовых отношений, то следует иметь в виду, что юридический факт, в свою очередь, можно рассматривать в двух аспектах: регулятивном и конституирующем.

Регулятивный аспект обусловливает в дальнейшем необходимость применения в сфере внутригосударственных отношений положений, закрепленных в источниках международного права, а конституирующий к таким последствиям не приводит.

Пункт 2 ст. 63 Конституции РФ, предусматривающий, что "выдача лиц, обвиняемых в совершении преступления, а также передача осужденных для отбывания наказания в других государствах осуществляются на основании федерального закона или международного договора Российской Федерации", является примером регулятивного юридического факта.

Процедура, порядок передачи лиц, обвиняемых в совершении преступления, а также осужденных для отбывания наказания в других государствах регулируется положениями международного договора РФ, подлежащими применению.

Статья 356 УК РФ предусматривает, что уголовно наказуемо "жестокое обращение с военнопленными или гражданским населением, депортация гражданского населения, разграбление национального имущества на оккупированной территории, применение в вооруженном конфликте средств и методов, запрещенных международным договором Российской Федерации".

Здесь международный договор РФ также является примером регулятивного аспекта юридического факта. При рассмотрении уголовного дела правоприменительный орган обязан будет оценить методы, средства, которые были использованы лицом во время вооруженного конфликта, с точки зрения международных договоров, ставших частью правовой системы России.

В силу ст. 355 УК РФ, уголовно наказуемым является "производство, приобретение или сбыт химического, биологического, а также другого вида оружия массового поражения, запрещенного международным договором Российской Федерации".

В рассматриваемом случае международный договор РФ является примером конституирующего аспекта. При рассмотрении уголовного дела по данной статье УК РФ следует выяснить, осуществляло ли подозреваемое, обвиняемое лицо либо подсудимый производство, приобретение или сбыт оружия массового поражения, запрещенного международным договором Российской Федерации. На соответствие международному праву, в отличие от вышеупомянутой ситуации (ст. 356 УК РФ), должны проверяться не действия соответствующего лица (объективная сторона преступления), привлекаемого к уголовной ответственности, а предмет совершенного преступления.

ПРИМЕЧАНИЕ: Применительно к данному составу преступления "предметом преступления" является химическое, биологическое оружие, а также другие виды оружия массового поражения, запрещенные международным договором Российской Федерации [145. С. 539].

Как правило, международные договоры, касающиеся запрета производства, приобретения, сбыта оружия массового поражения, для своей реализации в сфере внутригосударственных отношений требуют принятия дополнительных внутригосударственных нормативных актов, т.е. являются несамоисполнимыми (см. подробнее Лекцию 3). Но отсутствие таких актов в рассматриваемом нами случае не должно препятствовать правоохранительным органам обращаться к содержанию соответствующего международного договора Российской Федерации и определять, запрещаются ли данным источником международного права производство, приобретение или сбыт оружия массового поражения.

Нельзя не отметить, что наличие внутригосударственных правовых норм достаточно часто является необходимым юридическим условием для реализации международно-правовых положений как в сфере межгосударственных, так и во внутригосударственных отношениях.

В силу п. 1 ст. 8 Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Королевства Испания о международном автомобильном сообщении от 22 мая 2001 г., "перевозки, предусмотренные настоящим Соглашением, могут выполняться только перевозчиками, которые согласно национальному законодательству (здесь и далее в основном тексте и примерах курсивом выделено автором. - Б.З.) своего государства допущены к осуществлению международных перевозок" (Бюллетень международных договоров. 2002. N 10. С. 17).

Отсутствие соответствующего национального законодательства вызовет неисполнение не только вышеупомянутой международно-правовой нормы, но и всего международного договора.

Взаимодействие международного и национального права - это система обеспечительных мер, принимаемых в рамках международного права для реализации внутригосударственного, а также мер, реализуемых в рамках национального права для эффективной реализации норм международного права.

Объектом настоящего Курса является система обеспечительных мер, предусматриваемых в национальном праве России и связанных с эффективной реализацией международно-правовых обязательств Российской Федерацией.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.