Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
lapin_empiricheska_soc.doc
Скачиваний:
4
Добавлен:
16.11.2018
Размер:
2.99 Mб
Скачать

Классические эмпирические исследования после второй мировой войны

Институционализация эмпирической социологии

Как и во Франции, послевоенные классические эмпирические исследования в Англии были подготовлены институционализаци-ей этого типа социологического знания. Хотя его институциона­лизация продвигалась отнюдь не гладко и не столь интенсивно, как этого можно было ожидать. Во всяком случае, возникновение необходимых организационных структур длительное время отста­вало по сравнению с фактическим развитием эмпирических ис­следований [4, р. 4].

Начало XX в. было обещающим. Уже в 1903 г. (год смерти Спен­сера), по инициативе Виктора Бренфорда и Джона Мартина Уай­та было создано Социологическое общество, впоследствии пре­образованное в Институт социологии. Начал издаваться журнал Sociological Review, редактором которого стал Л. Хобхауз. В 1907 г. в Лондонской школе экономики был создан факультет социальных наук, а в нем, благодаря поддержке Дж. Уайта, — первая и до 1950-х гг. единственная в Англии кафедра социологии им. Уайта; ее возглавляли Л. Хобхауз, Э. Вестермарк, М. Гинсберг.

Это были выдающиеся теоретики, и деятельность кафедры они ориентировали как исключительно теоретическую. Отсюда не сле­дует, что они вовсе игнорировали эмпирию, но черпали ее из Других наук [6, р. 45—46]. Такую же ориентацию восприняло боль­шинство профессоров социальных наук в тех университетах, где в

103

Учебный курс

межвоенный период появились соответствующие должности. В ре­зультате университетская, или академическая социология длитель­ное время чуждалась прикладных, эмпирических исследований. Вплоть до середины 1950-х гг. в Англии по-прежнему существовала всего лишь одна кафедра социологии, а ученую степень по соци­ологии можно было получить только в двух университетах — Лон­донском и Ноттингемском [3, с. 704].

Но за пределами университетов социология уже обрела иную жизнь. Мы видели первые ее образцы в массовых социальных об­следованиях Бута, Раунтри, Баули. Все они были повторены в 1920-е—1930-е гг., что позволило определить направление изме­нений по сравнению с довоенным периодом. Первое повторное исследование провели в 1924 г. Баули и Хугг. Основным был воп­рос: "Уменьшилась ли бедность?" И получили четкий ответ: среди семей, страдающих от хронической безработицы, пропорция бед­ности составила в 1924 г. примерно половину от 1913 г.; а среди семей, не испытывающих безработицы, эта пропорция теперь составила треть [5, р. 61]. В 1928 г. сэр Хуберт Смит, при финансо­вой поддержке Фонда Рокфеллера, повторил обследование Бута в Лондоне по вероятностной выборке, осуществленной Баули (1 : 20). Результат оказался впечатляющим: использование двух независи­мых методов показало, что за 40 лет (1889—1890 гг.) доля бедных снизилась на 70%, а основной причиной сохраняющейся беднос­ти стала безработица, вызываемая избыточным населением Лон­дона [23; 9, р. 106—107]. В 1936 г. Раунтри также повторил свое исследование, проведенное в начале XX в. в Йорке. Если принять ту же планку первичной бедности, что и в первом исследовании, то доля бедняков среди рабочих снизилась почти на треть. Но если принять современные критерии первичной бедности, то доля бед­няков возросла в 2 раза. По Раунтри, нет причин для удовлетворе­ния, если в такой богатой стране, как Англия, 30% рабочих ти­пичного провинциального города получают доход ниже необхо­димого для жизни [21, р. 476].

Были проведены обследования других регионов. Чаще всего ис­пользовалась систематическая выборка 1 : 50. Наиболее крупным было обследование региона Мерсисайд, включающего четыре самоуправля­емых города: Ливерпуль, Бутл, Беркенхед, Уолласи. Оно проводилось в условиях экономической депрессии (началось в 1929 г.) и показало влияние территориальной общности в условиях стресса на размер се­мьи и поведение социально-классовых групп [9, р. 110—112].

104

8. Классические эмпирические исследования после Второй мировой войны

В 1937 г. по инициативе антрополога Тома Харрисона и поэта Чарли Мэджа была создана организация "Массовое наблюдение" (Mass Observation). За четверть века она провела серию опросов по широкому кругу текущих жизненных вопросов: о политике, ре­лигии, отдыхе и др. [15]. Развитию эмпирических исследований британских социологов способствовал учебник Беатрисы и Сид­нея Вебб по методам социального исследования [26].

Тем не менее, как отмечают британские историки социологии, перед Второй мировой войной английская эмпирическая социоло­гия отставала от американской, особенно по масштабам институ-ционализации [9, р. 120—121]. После войны активно осваивается опыт американских социологов. В 1951 г. создана Британская соци­ологическая ассоциация, деятельность которой расширяла инфор­мацию об эмпирических исследованиях в других странах.

Решающее влияние на повышение профессионального уровня эмпирических исследований в 1950-е—1960-е гг. оказали потреб­ности развития послевоенного британского общества. При под­держке со стороны Исследовательского совета по социальным наукам, департаментов Правительства и местных органов власти, а также частных фондов (Рокфеллера, Наффилда и др.), разверну­лись прикладные исследования по социальным проблемам семьи, планирования городского и сельского строительства, положения бедняков и роли социальных служб, статуса средних классов, со­циальной мобильности, по вопросам человеческих отношений на производстве, по проблемам образования, преступности и по другим животрепещущим вопросам [3]. Повышению профессио­нального уровня помогло и создание учебников нового поколе­ния (К. Мозера [16] и др.).

Значительное влияние на развитие социологических исследо­ваний оказало Отделение социальных исследований Лондонской школы экономики, которым руководил Т.Г. Маршалл (1893— 1981) — автор известных трудов по социальным наукам [14]. Важ­ную роль в подготовке новых теоретических работ сыграла Между­народная библиотека "Социология и социальная реконструкция", основанная профессором К. Маннгеймом [11] и издававшаяся В. Спроттом. В ее составе вышли как классические труды английских и зарубежных социальных ученых, так и новые, посвященные ос­мыслению послевоенных реальностей, — по социальной эколо­гии, современным территориальным общинам, проблемам лич­ности и др.

105

Учебный курс

Повышение профессионализма эмпирических исследований осуществлялось по нескольким направлениям: тщательно отбира­лись объекты изучения; осуществлялось сочетание различных ис­следовательских техник; особое внимание уделялось разработке и использованию более тонких техник сбора и анализа данных. Это­му помогло использование компьютерных технологий.

Впрочем, с конца 1960-х гг. активизировались нападки на уз­кий эмпиризм многих исследований. Они не всегда обоснованы, но побуждают к более глубокому сочетанию теоретического и эмпирического подходов, реализованному в ряде классических послевоенных исследований. Об их опыте напоминают два приме­ра, рассматриваемые ниже: исследования под руководством Д. Гласса и Э. Триста.

8.2

Дэвид Гласе: первое

теоретико-эмпирическое изучение

социальной мобильности

Дэвид Гласе— крупный демограф и социолог, руководитель первого теорети­ко-эмпирического исследования "Социальнаямобильность в Великобритании".

В конце 1940-х гг. по инициативе Т. Маршалла Отделение соци­альных исследований Лондонской школы экономики предложило долгосрочную программу исследований социального отбора и диф­ференциации в послевоенной Великобритании. В рамках этой про­граммы под руководством крупного демографа и социолога Д. Глас­са было проведено исследование "Социальная мобильность в Вели­кобритании"; оно началось в 1949 г., а основные его результаты опубликованы в 1954 г. [22]. Оно существенно повлияло на развитие исследований английских социологов в данной области.

Это масштабное исследование, охватившее основные регионы Великобритании: Англию, Уэльс и Шотландию. В него было вовлече­но большое число исследователей (в том числе Т. Боттомор, К. Мо-зер), а также специалистов из нескольких государственных служб. Исследование поддержано фантами фондов Наффилда и Рокфеллера.

106

8. Классические эмпирические исследования после Второй мировой войны

Во введении Д. Гласе подчеркнул, что исследование направле­но на анализ социального статуса или социального престижа, а не социального класса в классическом понимании данного термина. В центре — социальная мобильность, процессы саморекрутирова­ния индивидов в определенные социальные группы, особенно в группы "среднего класса" — "беловоротничковых" специалистов и высокопоставленных чиновников. Особое внимание уделено образованию как каналу мобильности; подчеркивается роль Акта об образовании, принятого парламентом в 1944 г., как наиболее важного события в данной области за последние полвека. Выявля­лись факторы, влияющие на престиж видов деятельности средне­го класса и перенос профессионального престижа на другие сфе­ры деятельности. Изучалась дифференциация внутри средних клас­сов, природа и особенности устремлений и идеалов среднего класса. Потребовалось определить и общий фон социального статуса и социальной мобильности в Великобритании [Ibid, p. 3—5].

Первым этапом решения поставленных задач стало эмпири­ческое исследование состояния социального ранжирования про­фессий (авторы К.А. Мозер и Дж. Холл). Предстояло выяснить, как соотносятся социальный статус профессий и их престиж в глазах населения.

Авторы разработали "стандартную классификацию" профессий из семи ступеней: 1) высший административный и профессио­нальный персонал; 2) управленцы и менеджеры; 3) инспектора, контролеры и прочие работники умственного труда — высший слой; 4) инспектора, контролеры и прочие работники умственного тру­да — низший слой; 5) квалифицированные работники ручного труда и слои работников умственного труда, выполняющих рутин­ную работу; 6) полуквалифицированные работники ручного тру­да; 7) неквалифицированные работники ручного труда.

Затем из первоначального списка (138 профессий) отобрали 30 ключевых профессий, представляющих все семь ступеней стан­дартной классификации. И провели опрос около 1400 человек, предложив им упорядочить эти 30 профессий по их социальному статусу в обществе, а затем распределить их по пяти группам пре­стижности. Итоги опроса дали хорошее согласование социального статуса профессий и их престижности, а также их соответствие стандартной классификации. Следовательно, в обществе существует согласие о социальном статусе и престиже профессий [Ibid, гл. II].

107

Учебный курс

На втором этапе по репрезентативной выборке, с помощью Правительственного агенства социальных обследований, были получены биографии 10 тыс. человек, содержащие информацию об их социальном происхождении, образовании, профессии, се­мейном положении, количестве детей. Данные о профессиях на­кладывались на шкалу престижа, что позволяло распределять про­фессии по категориям социального статуса. Затем проводились различные типы анализа. Например, выяснялось соотношение между социальным статусом отцов и сыновей, женихов и невест, влияние восходящей или нисходящей социальной мобильности на рождаемость детей в семье.

Затем, опираясь на результаты этих двух этапов, были выпол­нены шесть специализированных исследований. Два из них посвя­щены роли образования в социальном отборе. Исследовано само­рекрутирование студентов в четыре профессиональные группы. Изучалось лидерство в добровольных организациях как источник социального престижа, альтернативный профессиональной при­надлежности. Но в основном анализ был сосредоточен на переме­щениях между крупными статусными категориями. Подробнее остановимся на исследовании изменений статуса между поколени­ями (гл. VIII, авторы Д. Гласе, Дж. Холл).

В этом исследовании фиксировались профессии только по муж­ской линии: последняя основная профессия отца субъекта и про­фессия самого субъекта (сына). Полученные данные были пред­ставлены в виде таблицы (см. хрестоматию — наст, изд., с. 292). В качестве статусной категории используется приведенная выше стандартная классификация из семи рубрик. Проценты в правом верхнем ряду каждой ячейки (по строкам) показывают долю сы­новей, занимающих тот же статус, что и их отцы. А проценты в левом нижнем углу ячейки (по колонкам) дают информацию о статусе отца относительно статуса его сына. Так, в ячейке 1/1 из сыновей 38,8% занимают тот же статус, что и их отцы; и отцы 48,5% субъектов имели такой же статус, что и их сыновья.

Анализ показал, что тенденция к повышению статуса более заметна среди субъектов, чьи отцы принадлежали к низкостатус­ным категориям, однако длина статусного перемещения не осо­бенно велика. В целом налицо связь между статусом отцов и сыно­вей. Не будем останавливаться на деталях этого анализа.

108

8. Классические эмпирические исследования после Второй мировой войны

В заключение отметим, что авторы вводят посылку о "совер­шенной мобильности" как существовании равных возможностей перемещения для индивидов, независимо от их социального про­исхождения (своего рода аналог "совершенной конкуренции"). Это позволяет увидеть относительные шансы изменения статуса для различных поколений и для индивидов различного статусного происхождения.

Изложение результатов исследования характеризуется высо­кой самокритичностью авторов. Они постоянно отмечают грани­цы возможностей интерпретации полученных данных, несовер­шенства своих методик. Относительно стандартной классифика­ции Д. Гласе делает вывод: "Даже с учетом всех ограничений семи-ступенчатая статусная классификация слишком груба. Было бы лучше начать просто с разведения сфер физического и умственно­го труда" [Ibid, p. 217]'.

Такая самокритика лишь повышает доверие к предложенным выводам. Вместе с авторами читатель проникается сознанием того, что "это все же первое исследование, и его результаты нельзя срав­нить с аналогичными результатами за другие периоды времени или для других стран" [Ibid].

8.3

Эрик Трист: социотехнический подход к анализу организаций

Эрик Трист директор Тавистокского института человеческих отношений, ру­ководитель социотехнического эксперимента в угольной промышленности Англии.

После войны обострился кризис в угольной промышленности Англии. Эксплуатация низких угольных пластов требовала изме­нения технических и организационных методов добычи угля. К решению этой задачи и подключились с 1940-х гг. специалисты Тавистокского института человеческих отношений. Директор это-

1 Здесь и далее цитируется в переводе М.С. Добряковой.

109

Учебный курс

го Института Э. Трист вместе со своими коллегами (это прежде всего А. Райе, а также К. Бамфорд, Э. Миллер, Ф. Эмери и др.) уже в начале 1950-х гг. выдвинул социотехнический подход к анализу организаций, в том числе к организации труда в длинном забое [24]. В решении сложной практической задачи он видел возмож­ность экспериментально реализовать конструктивный потенциал своего подхода.

Социотехнический подход представлял собой смелую конкре­тизацию общей теории систем, которую с 1930-х гг. разрабатывал Л. фон Берталанфи (еще раньше — А.А. Малиновский, но о его "Тектологии" тогда не знал даже Берталанфи). Трист ссылается на Берталанфи, использует его термины "открытая" и "закрытая" система, "эквифинальность" и др. [18, р. 6, 8]. Он также использует терминологию структурно-функционального анализа, теорию латентных функций Р. Мертона.

Производственную организацию Трист и Райе рассматривают как социотехническую систему. Она, по характеристике Раиса, "име­ет социальное, технологическое и экономическое измерения, каж­дое из которых зависит от другого, но при этом имеет и собствен­ные независимые ценности" (цит. по: [18, р. 6]). В описываемом исследовании акцент делался на изучении социо-психологической системы, ее влияния на различные способы организации труда.

Пилотные исследования прежних лет в угольной промышлен­ности показали, что необходим такой объект, на котором эти различные способы существуют одновременно. Таким объектом оказалась старая часть Даремского угольного бассейна. Появилась возможность провести эксперимент по проверке гипотез, получен­ных в ходе прежних исследований Института.

Полевой эксперимент продолжался с января 1955 г. по март 1958 г. Его результаты нашли отражение в книге "Организационный выбор: Способности групп, работающих в угольном забое при меняющихся технологиях. Потеря, новое обретение и трансфор­мация традиции труда" [18], авторы — Э.Л. Трист, Г.В. Хигген, Г. Мюррей и А.Б. Поллок (1963).

Основным методом исследования было интенсивное кейс-ста-ди с использованием различных техник получения первичной информации: наблюдения, интервью — в забое, дома, в пивных (все записи делались сразу после наблюдений и бесед, а не на

110

8. Классические эмпирические исследования после Второй мировой войны

глазах у информанта). Непростой была фаза вхождения в доверие к рабочим. Исследователи проводили в забое до шести часов в день, часто находясь в ожидании подходящих обстоятельств и все­гда наготове к неожиданным возможностям. Руководство и проф­союз шахты проявили полную готовность к сотрудничеству, пре­доставляли запрашиваемые документы.

Исследования показали, что при переходе от малой бригады, состоявшей из многофункциональных обособленных рабочих, к большой "цикловой бригаде", насчитывающей 40—50 специали­зированных рабочих, сохранились традиции изначальной культу­ры самоорганизации труда шахтеров, которые сами выбирали себе товарищей. Если рабочих высокой квалификации достаточно, то они могут самоорганизоваться в композитную бригаду, которая будет эффективно выполнять весь цикл разнородных работ. Но при недостатке таких рабочих, да еще по распоряжению руковод­ства, которое не учитывает роли социально-психологических от­ношений между рабочими, создается бригада неэффективная, хронически конфликтная. Традиция стихийной самоорганизации большой бригады в таких условиях также не всегда эффективна. Все это сказывается на работе больших цикловых бригад, особен­но в длинном забое на низких пластах, где предъявляются допол­нительные требования к квалификации рабочих и четкости орга­низации их труда.

По мере дальнейшей механизации труда необходимо разви­вать композитную его организацию — и сверху, и снизу. Руковод­ству предстоит осознать большую роль социально-психологичес­ких отношений между горняками в забое, не навязывать им их состав и правила внутреннего перераспределия функций, поддер­живать ответственную автономию бригады, терпеливо объяснять свои предложения на ее собраниях. Рабочим тоже предстоит учиться сознавать необходимость новой организации своего труда, требу­ющей определенного вмешательства менеджеров.

Общие выводы исследователей: "Чтобы в полной мере реали­зовать потенциал высокомеханизированных методов непрерыв­ной угледобычи, требуется радикальное изменение практик и ценностей: от культуры труда, сосредоточенной на человеке, — к культуре труда, сосредоточенной на машинах", т.е. к высокой ценности рабочего времени, к необходимости перемен в орга-

111

Учебный курс

низации труда, к обеспечению ключевых рабочих мест лучшими работниками. «Прежде чем сложится подобная новая культура, требуется своего рода "размораживание" существующей ситуации». Это требует "социального обучения посредством деятельного эк­сперимента" [Ibid, p. 296].

Эти выводы, сформулированные в заключении книги "Орга­низационный выбор", действительно означают выбор стратегии дальнейшего развития производственных организаций как социо-технических. Выбор непростой, дискуссионный. Но и поныне со­храняющий свое значение.

Тавистокский институт человеческих отношений предпринял усилия, направленные на реализацию своих выводов. Уже в 1957 г., еще до завершения эксперимента в угольной промышленности, Райе, Трист и их коллеги разработали и впервые опробовали в Лейчестерском университете (Англия) "живую методологию" раз­мораживания организационных способностей индивида и разви­тия групповых и организационных отношений [25]. Организаци­онной формой этого типа деятельного эксперимента стала "рези-денциальная конференция", или научно-практический тренинг. Его результат состоит не в создании новых текстов (докладов, проектов и т.п.), а в самоизменении каждого участника, в его организационном перевоспитании по собственной инициативе. Типовая программа таких конференций разработана под руко­водством Гордона Лоуренса [7].

С тех пор такие конференции-практикумы проводятся ежегод­но в нескольких странах: в Западной Европе, Северной Америке, Азии. В Париже возник Международный фонд по социальным инновациям, который взял на себя организацию и финансирова­ние таких конференций — не менее двух в год, и уже провел несколько их десятков [8]. Существует определенная общественная потребность в подобном "социальном обучении" [2].

Литература

1. Култыгин В.П. Британская традиция эмпирических исследований // Кул-тыгин В.П. Классическая социология. М., 2000.

112

8. Классические эмпирические исследования после Второй мировой войны

  1. Лапин Н.И., Пригожий А.И. Социальные инновации — новое направле­ние в организационной психологии на Западе // Психологический журнал. 1982. № 5.

  2. Спротт У.Дж.Г. Социология в Англии: основная тематика // Современная социологическая теория в ее преемственности и изменении / Г. Беккер, А. Бесков (сост.-ред.): Пер. с англ. М, 1961.

  3. Abrams Ph. The Origins of British Sociology. 1834—1914. Chicago; L., 1968.

  4. Bowley A.L., Hogg M.H. Has Pouverty Dimenshed? P.S.King, 1925.

  5. Bulmer M. Development of Sociology and Empirical Social Research in Britain // Essays on the History of British Sociological Research. Cambrige, 1985.

  6. Exploring Individual and Organizational Boundaries. A Tavistock Open Systems Approach/ Ed. by W.G. Lowrence. Chichester, 1979.

  7. International Foundation for Social Innovation. Study Meetings. Reports. Paris, 1975.

  8. Kent R.A. A History of British Empirical Sociology. Aldershot: Gower, 1981.

  1. Lewis R., Maude A. The English Middle Classes. L., 1949.

  2. Mannheim H. Criminal Justice and Social Reconstruction. L., 1946.

  3. Mannheim H. Juvenile Delinquency in an English Middletown. L., 1948.

  4. Marshal Т.Н. Citizenship and Social Class. Cambridge University Press, 1950.

  5. Marshal T.H Sociology at the Crossroads. L., 1963.

  6. Mass observation: May 12th (1937); Britain (1938); War begin at home (1940); The pub and the people (1943); Puzzled people (1948); Britain revisited (1961).

  7. Moser C.A., Kalton G. Survey Methods in Social Investigation. Heinemann, 1971.

  8. MullerE.T., Rice A.C. Systems of Organization. L., 1967.

  9. Organizational Choice: Capabilities of Groups at the Coal Face under Changing technologies. The Loss, Re-Discovery and Transformation of a Work Tradition / Trist E.L., Higgin G.W., Murray H., Pollock A.B. L.: Tavistoch Publications, 1963.

  10. Piatt J. Realities of Social Research. An Empirical Study of British Sociologists. L., 1976.

  11. Rice A.C. Productivity and Social Organization: The Ahmedabad Experiment. L.: Tavistock Publication, 1958.

  12. Rowntree B.S. Poverty and Progress. A Second Survey of York. Longmans, 1941.

  13. Social Mobility in Britain / Ed. by D.V. Glass. L.: Routledge & Kegan Paul, 1954.

113

Учебный курс

  1. Smith H.L. The New Survey of London Life and Labor: Vols. 1—9. P.S. King, 1930-1935.

  2. Trist E.L., Bamforth K.W. Some Social and Psychological Consequences of the Longwall Method of Goal Getting // Human Relations. 1951. Vol. 4.

  3. Trist E.L., Sofer С Exploration in Group Relations. L., 1959.

  4. Webb В., Webb S. Methods of Social Study. L., 1932.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]