Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
История культуры Украины- билеты.doc
Скачиваний:
0
Добавлен:
16.11.2018
Размер:
984.58 Кб
Скачать

2. Пробудження національної свідомості Українського народу.

Слобожанщина - колыбель украинского культурного возрождения

Справедливо считалось, что образованный человек может лучше постоять не только за свои права гражданина общества и государства, но и успешно отстаивать общечеловеческие идеалы, не допустить упадка родного языка и культуры. Собственно, языково-культурная проблема встала на передний край жизни образованной общественности Левобережья и Слобожанщины после ликвидации там казачьей автономии. В конце XVIII ст. этот регион стал колыбелью общеукраинского национально-культурного возрождения. Тут оно стало делом жизни многих интеллигентов людей умственного труда, происходивших в основном из небогатых слоев населения: мелкопоместного дворянства, нижнего и среднего по должностям и состоянию духовенства, людей мещанского и казацкого сословия.

Именно по инициативе украинской интеллигенции, поддержаной общественным мнением и средствами многих людей, в 1805 году в Харькове был открыт университет. Он - на то время одно-единственное высшее учебное заведение в Украине в составе Российской империи - стал не только научно-образовательным центром, но и хранителем и проводником украинской культуры. За первое полустолетие своего существования высшее образование в Харьковском университете получило около 2800 человек. Многие его преподаватели и студенты сделали значительный вклад в развитие разных областей украиноведения.

Девизом первого в Украине массового популярного журнала "Украинский вестник", что издавался в Харькове с 1816 по 1819 г., стали слова его основателя - выпускника и преподавателя Харьковского университета Евграфа Филомафитского: "Содействовать всестороннему возвышению науки и литературы". Журнал популяризировал знания по истории, этнографии, географии Украины, призывал публиковать научные труды, которые "может быть, будут состязаться с просвещённейшими народами Европы", на украинском языке.

"Украинский вестник" и сам начал печатать материалы на украинском языке. В частности, профессор (позднее ректор) Харьковского университета Пётр Гулак-Артемовский опубликовал на его страницах свои поэтические и литературоведческие произведения. Сам же П.Гулак-Артемовский не верил в самостоятельное будущее родного языка, считал, что он "умирает с каждым днём".

С этими пессимистическими мыслями никак не соглашался его земляк и современник, выходец из знатной казацко-старшинской семьи Григорий Квитка-Основьяненко. Своим творчеством он убедил, что на украинском языке можно писать и большие высокохудожественные прозаические произведения: романы, повести, рассказы. "Малоросійські оповідання" Г.Квитки-Основьяненко, изданные в Харькове в 1834 г., имели огромный успех среди образованных людей, которые назвали автора отцом украинской прозы. А простые крестьяне, многие из которых на Харьковщине были также знакомы с произведениями Г.Квитки-Основьяненко, уважительно называли его народным писателем.

Вокруг Квитки, чей авторитет народоведа был высок среди современников, собиралась передовая харьковская молодёжь. Именно под его влиянием начал писать на украинском языке выпускник Харьковского университета Николай Костомаров, прославившийся позже как историк Украины. Все написанные в молодые годы драмы и поэмы Н.Костомарова --это прежде всего произведения на исторические темы.

Любимой темой в то время многих молодых харьковских писателей была история борьбы украинского народа за национальную независимость, в авангарде которой стояли Запорожская Сечь и украинское казачество. Молодые единомышленники --патриоты ещё на студенческой скамье объединились в литературный кружок, который современники называли кружком "харьковских романтиков". Историческое прошлое молодые патриоты воспринимали преимущественно с позиций идеализированного запорожского военно-казацкого общества, рыцарских подвигов казаков как самых активных и самоотверженных защитников Родины, воспевали казацкие общественные порядки как общечеловеческий идеал общественно-политического строя и социальной справедливости.

Всё это составляло главное содержание поэтических произведений харьковских романтиков Амвросия Метлинского, Льва Боровиковского, Александра Корсуна и др. Литераторы не сомневались в том, что своими произведениями, написанными на родном языке, они спасают "умирающий язык". А со спасением украинского языка от гибели связывались надежды если не на полное восстановление автономного общественно-политического строя Украины, то хотя бы на сохранение привычного народного быта, давних традиций духовной культуры. Поэтому начатое на Слобожанщине украинское культурное возрождение быстро распространилось и на другие украинские земли, находящиеся под властью Российской империи, и даже оказало влияние на обе её столицы: старую - Москву и новую - Санкт-Петербург.

Зарождение украинского народоведения. Уже в 1818 г. в Санкт-Петербурге была издана книга "Грамматика малороссийского наречия, или грамматическое показание существеннейших отличий, отдаливших малоросское наречие от чистого российского языка, сопровождаемое разными по сему предмету замечаниями и сочинениями". На подготовку к печати этой работы с длинным названием и небольшой по объему (114 страниц) автор, родом с Сумщины, Алексей Павловский отдал почти тридцать лет своей жизни. Как и многие его современники, ученый-языковед беспокоился о судьбе украинского языка, а поэтому поставил перед собой цель оживить своей книгой "исчезающее наречие", убедить русифицированных современников, что оно является самостоятельным языком украинцев, родственных с другими славянами. Изданная в начальный период формирования нового украинского литературного языка произведениями И.Котляревского, П.Гулака-Артемовского, Г.Квитки-Основьяненко, книга А.Павловского положила начало научному описанию украинского языка, оказала заметное влияние на возрождение украинской национальной культуры. Таким образом, украинский народ получил первую научную грамматику родного языка, которая могла служить и самоучителем: ведь именно в ней автор рассказал о грамматическом построении украинского языка, дал сведения об особенностях фразеологии и стихосложения на родном языке, представил в приложении примеры разговорно-диалектного и литературного языков.

Подошел к собиранию и изучению украинских песен и дум на исторические темы воспитанник, а потом и профессор Харьковського университета Измаил Срезневский, русский по происхождению. В 30-х годах XIX ст, в Харькове вышел в трех выпусках его фольклорный сборник "Запорожская старина", которую составитель адресовал "преимущественно любопытствующим знать старину запорожскую - быт, нравы, обычаи, подвиги этого народа воинов". Следовательно, ученый осознавал свою миссию - пробуждать украинское национальное сознание.

Этому же делу служила и его статья "Взгляд на памятники украинской народной словесности", опубликованная в 1834 году. Это было первое печатное публичное выступление в защиту украинского языка, за его неограниченное использование в литературе и науке. Срезневский категорически заявил, что у него нет и наименьшего сомнения в том, что "язык украинский... есть язык, а не наречие", и что в украинских народных песнях и думах проявился прежде всего поэтический гений народа, а творчество Сковороды, Котляревского, Гулака-Артемовского и Квитки-Основьяненко убеждает еще больше, что украинский язык имеет и "надежды на славу литературную".

К делу украинского национально-культурного возрождения подключился в этот период и Киевский университет, открытый в 1834 г. Его первый ректор Михаил Максимович составил и издал три сборника украинских народных песен. В подготовленном Платоном Лукашевичем сборнике, вышедшем в 1836 г., впервые вместе были изданы фольклорные записи, сделанные как в Восточной, так и в Западной Украине.

Украинская народная песня, дума, сказка, предание так привлекли молодежь, что она самостоятельно, из первых рук начала делать записи украинского фольклора, знакомить с ними широкую общественность с помощью разносторонних публикаций в периодических изданиях или отдельных сборниках.

Постепенно молодежь совершенствует процесс обработки фольклорных произведений. От простой записи из народных уст добровольцы-энтузиасты переходят к научному анализу содержания каждой народной песни, сказки, предания. Самую основательную разработку такого рода осуществил Николай Костомаров. В 1843 г. он опубликовал (а на следующий год защитил как диссертацию на соискание ученой степени магистра) исследование, специально посвященное изучению украинского народно-поэтического творчества, рассматривая его как важный источник достоверных сведений об историческом прошлом Украины.

В тот же год на страницах харьковского альманаха "Молодик" Н.Костомаров призвал современников писать произведения, ориентируясь на интересы народных масс, внимательно изучать духовную культуру украинского народа, развернуть народоведческие исследования, сделать украинский язык орудием всех научных и художественных писаний.

Анализ созданного украинскими писателями Н.Костомаров завершил лаконичной характеристикой на изданную в 1840 г. в Петербурге небольшую книжечку под названием "Кобзарь", в которую Тарас Шевченко, тогда еще совсем неизвестный широкой публике поэт, включил всего восемь своих стихотворений. "Это целый народ, говорящий устами своего поэта", - написал Н.Костомаров. Отмечая у автора "необыкновенное дарование", Н.Костомаров одним из первых увидел в Шевченко необыкновенную творческую личность, а в появлении его первого поэтического сборника - выдающееся событие украинского культурного возрождения, ставшего мощным двигателем формирования национального сознания многих украинцев.

Историческая наука в процессе украинского культурого возрождения. Одним из самых значительных факторов этого процесса было распространение исторических знаний о прошлом Украины., Эти знания более всего содействовали утверждению массового национального самосознания, вызывали чувство любви к Родине, к ее славному и одновременно тяжелому прошлому. Знакомство с историей Украины свидетельствовало, что она имеет давние традиции массовой борьбы за национальную независимость и социальную справедливость.

Правда, интерес к истории среди широких слоев украинского дворянства с конца XVIII ст. был вызван весьма прозаическими причинами. Претендуя на принадлежность к сословию российского дворянства, казацкие старшины предоставляли документы о своем происхождении от древних шляхетских семей времен Речи Посполитой. Именно на этой почве возникло настоящее движение по собиранию исторических документов: старинных государственных актов, грамот, летописей, хроник и т.д. Отдельные усадьбы превратились в богатые архивохранилища ценных первоисточников по истории Украины.

Постепенно узкосословные интересы, касающиеся семейных претензий на дворянство, перерастают в престижную моду на всеобщие знания по истории Украины. На основе частных архивных собраний их владельцы пишут разного рода произведения на исторические темы, распространяют их рукописными списками. Абсолютно искренне многие авторы рассматривали эту работу как патриотическое дело. Василий Полетика, автор таких исторических опытов, активный общественный и культурный деятель на Левобережной Украине, в одном из писем к своему приятелю Андриану Чепе, такому же энтузиасту в деле собирания и обработки исторических источников, увлеченно писал: "Как приятие работать для славы и добра Родины! Наши собственные чувства, сознание того, что мы не были равнодушными к интересам отчизны, служат нам наградой".

Десятки и сотни украинских образованных семей имели в своем распоряжении списки известных казацких летописей ХVІІ-ХVІІІ ст. - Самовидца, Величко, Грабянки, знакомили с ними соседей и приятелей. Наибольшую популярность среди образованной и патриотически настроенной общественности приобрело историко-публицистическое произведение "История Русов". Неизвестный его создатель приписал авторство широко известным в XVIII ст. украинским общественным деятелям - Георгию Конисскому и Григорию Полетике, которых в начале XIX ст. уже не было в живых.

У подлинного автора были все основания прятать свою фамилию. Ведь "История Русов", в которой изложена история Украины от древних славян до ликвидации российским царизмом "гетманщины" (60-е годы XVIII столетия), не только воспевала освободительную борьбу "народу руського" (так автор называл украинский народ, неразрывно связывая его с историей Киевской Руси), а и резко осуждала всех его иноземных поработителей: татаро-монгольских, польских, литовских, российских. Уже в предисловии автор прямо указал, что его цель - опровергнуть "баснословия и самохвальство", "поношения и всех родов неправды и клеветы", которыми пропитаны, по его мнению, писания польских и литовских историков про Русь-Украину, и взамен "отдать сему народу и его вождям за подвиги их и геройство должную справедливость".

Самые давние события в "Истории Русов" даны в виде общего сжатого обзора, главная цель которого - доказать, что население Украины-Руси является автохтонным, то есть коренным, а не пришлым в период жизни тут восточных славян еще до создания Древнерусского государства. Поэтому последующий детальный авторский рассказ убеждает читателя, что украинцы-русы в освободительной борьбе против иностранных завоевателей отстаивали прежде всего свою родную землю. В центре рассказа об этой борьбе - украинские гетманы от Лянцкоронского (начало XVI ст.) до Разумовского (вторая половина XVIII ст.). Автор описывает деяния тех гетманов, которые выступили против порабощения Украины Российским государством, в частности, Выговского, Мазепы, Полуботка, осводительным устремлениям которых он явно сочувствует. С демократических позиций он осуждает крепостничество и ликвидацию автономного самоуправления на Левобережье и Слобожанщине в результате колонизаторской политики российского царизма в Украине.

В большей или меньшей мере концепцию "Истории Русов" приняли авторы первых специальных обобщающих работ по истории Украины. В двух изданиях (1822 и 1830 гг.) вышла в свет четырехтомная "История Малой России" Дмитрия Бантыш-Каменского. Правда, автор не выступает против верховенства Российский империи над Украиной, хотя и отстаивает право последней на автономное казацкое самоуправление. В приложении к каждому тому опубликовано огромное количество найденных в архивах Москвы, Чернигова, Киева документальных источников истории Украины. В частности, тут впервые увидели свет основные документы, рассказывающие об условиях присоединения Украины к России в 1654 г.

Еще больше оригиналов самых разных документов (к сожалению, есть среди них и фальшивые) помещено в пятитомной "Истории Малороссии" Николая Марковича, вышедшей в свет в 1842-1843 годах. Автор широко использовал фактический материал казацких летописцев XVII-XVIII ст. В отличие от умеренного монархиста Бантыш-Каменского, Маркович принадлежал к демократическим кругам украинского дворянства, и его труд более решительно и определённо отстаивал правомерность государственной независимости Украины. Именно за это Марковича критиковал известный русский критик Виссарион Белинский. В своей рецензии, опубликованной в журнале "Отечественные записки", он осудил автора за стремление излагать историю Украины как самостоятельный, независимый от истории России курс.

Однако ни критика, ни то, что оба труда (и Бантыш-Каменского, и Марковича) были напечатаны вне Украины - в Москве, не помешали приобрести им достаточно широкую популярность в кругах украинских интеллигентов первой половины XIX ст. Ведь именно эти работы содействовали утверждению в украинцах России национального самосознания, принадлежности к народу со славным героическим и историческим прошлым.

Именно на почве выросшего общественного интереса к истории Украины развернул активную деятельность по изданию рукописных памятников украинской историографии Осип Бодянский - украинец с Полтавщины, славяновед по образованию и профессии, профессор Московского университета. За период с 1846 по 1848 гг., когда он возглавлял журнал "Чтения в императорском Обществе истории и древностей российских при Московском университете", на его страницах впервые увидели свет "История Русов", "Летопись Самовидца", летописные работы по истории Украины А.Ригельмана, П.Симоновского и др.

Царские власти и сами старались подчинить историческую науку в Украине своим собственным политическим интересам. Поэтому перед открытым в 1839 году в Одессе "Обществом истории и древностей российских" ставилось уже прежде всего политическое задание, а именно: обосновать исторические права российского царизма на Южную Украину, официально и провокационно названную Новороссией.

Однако на практике Общество сделало немало полезного с точки зрения историко-краеведческого познания данного региона. Такой же неоднозначной была и деятельность одного из самых выдающихся членов Общества Аполлона Скальковского. С одной стороны, он сделал большой вклад в исследование новой истории запорожского казачества, реальным результатом чего стала его трехтомная работа по истории так называемой Новой Сечи. С другой стороны, он и в самом деле пытался оправдать национально-колонизаторскую политику царизма в Украине, а поэтому и осуждал гайдамацкое движение XVIII ст. как якобы разбойническое, что вызвало резкую критику со стороны Тараса Шевченко (см. его поэму "Холодный яр").

Созданная в 1843 году при киевском генерал-губернаторстве "Временная археографическая (археография - специальная историческая дисциплина по проблемам издания древних письменных (рукописных или печатных) памятников.) комиссия" в своей деятельности тоже вышла за рамки главного задания царских властей: убедить, что Правобережная Украина и Волынь, присоединенные к Российской империи в конце XVIII ст., - "край истинно русский".

Однако огромное количество исторических документов, найденных в общественных и частных архивохранилищах работниками комиссии под руководством таких высокопрофессиональных историков, как Михаил Максимович, Николай Костомаров, Николай Иванишев и др., засвидетельствовали, что на самом деле этот край - испокон веков украинский. Широкой общественности этот вывод был логически доказан с помощью издания многотомных сборников исторических документов. Членом комиссии был и Тарас Шевченко. Вместе с другими сотрудниками он участвовал в археографических и археологических экспедициях в разных регионах Украины, зарисовывал архитектурные сооружения, найденные вещи древнего быта, записывал из народных уст исторические предания и песни.

Таким образом, с помощью активной научно-исследовательской деятельности научных учреждений историческая наука в Украине приобщалась к формированию массового украинского национального самосознания, к происходящим в обществе национально-освободительным процессам.

 Национальное возрождение на западно-украинских землях, находившихся под властью Австрийской империи. А процесс этот охватил и западно-украинские земли, которые находились под властью Австрийской империи. Противоречивой оказалась позиция самого выдающегося в Восточной Галиции профессионального историка Дениса Зубрицкого. Его творческой работе над проблемами истории предшествовали собирание и изучение украинского фольклора. Но на украинском языке писать свои фольклористические и исторические исследования Зубрицкий так и не осмелился до конца своей жизни. Сам он писал на польском, немецком и русском языках, печатался во Львове, Вене, Киеве, Москве. Но несмотря ни на что, работы Зубрицкого по истории галицких украинцев, обоснованные достоверными документальными источниками, все-таки содействовали утверждению украинского национального самосознания в образованных кругах украинской интеллигенции, потому что убедительно развенчивали утверждения польских историков, будто бы в целом вся Галиция - это край испокон веков польский.

Преимущественное большинство украинско-галицкой интеллигенции в первой половине XIX ст. составляло духовенство. Но не сразу стало оно национально сознательным. Ведь и после захвата Восточной Галиции Австрийской империей господствующим в государственном управлении наряду с немецким остался польский язык. Использование лишь этих двух языков обеспечивало образованному украинцу успешную служебную карьеру.

Господствующие круги Австрийской империи управляли Восточной Галицией через польско-шляхетскую администрацию и, следовательно, неофициально содействовали утверждению среди образованной общественности (независимо от ее национального происхождения) высокомерного взгляда на украинский язык как на крестьянский говор, "язык пастухов". Даже сельские священники-украинцы стеснялись в своих семьях и между собой говорить на родном языке, а поэтому общались на нем только с крестьянами. Поэтому и неудивительно, что украиноязычное преподавание во Львовском университете на факультете, который готовил кадры для наивысшей духовной иерархии, продержалось недолго, и по требованию самих же студентов вскоре и тут с 1809 г., как и на всех других факультетах, лекции стали читаться на немецком языке.

Однако именно из среды украинского греко-католического (униатского) духовенства впоследствии вышли первые проповедники национально-культурного возрождения в Восточной Галиции и Закарпатье. В 1816 г. епископ греко-католической церкви в Перемышле Михаил Левицкий и его помощник в школьных делах Иван Могильницкий организовали "Общество галицийских греко-католических священников для распространения письмами просвещения и культуры среди верных на основе христианской религии". Сразу же было провозглашено, что "с первыми обязанностями общества по распространению христианского просвещения тесно связаны старания по совершенствованию языка". "Письма просвещения и культуры" должны были печататься "на простом языке, употребляемом по селам, и самым простым стилем" в виде научно-популярных брошюр на темы ведения сельского хозяйства, соблюдения правил личной гигиены и христианских моральных заповедей.

Но, впрочем, печатать брошюры на живом галицийском диалекте украинского языка так и не решились, а смешали его с книжными церковнославянскими терминами и оборотами польского языка. Конечно, такой язык не воспринимался народными массами, и издание брошюр пришлось вскоре прекратить. Осталась в рукописи и грамматика этого придуманного Могильницким наречия. Сам же он с позиций настоящего украинского национального самосознания упорно убеждал, что украинский ("руський" по его определению) язык берет свое начало еще из Киевской Руси, и даже написал поэтому поводу научно-публицистическое исследование "Відомість о руськом язиці". Оно увидело свет не только на западноукраинских землях, находившихся под властью Австрийской империи, но и в переводе на русский язык - было напечатано в петербургском "Журнале министерства народного просвещения".

Прогрессивные образованные круги России с сочувствием относились к проявлениям украинского национального возрождения на западноукраинских землях. Этому, в частности, содействовала и интеллигенция украинского Закарпатья, многие талантливые деятели которой эмигрировали в Российскую империю, где занимали ведущие должности в высших учебных заведениях Петербурга, Харькова, Одессы, Нежина. Публикации закарпатских эмигрантов Ивана Орлая, Юрия Гуца-Венелина ознакомили образованных русских и украинцев Российской империи с жизнью украинского населения Закарпатья, а также утверждали понимание национального единства украинского народа от Дона до Карпат.

А в самом Закарпатье украинское национальное самосознание активно формировали местные общественные деятели, которые устным и печатным словом защищали украинский язык от поглощения его венгерским. Тут издавались книги и учебники на украинском языке для широких народных масс, публиковались на разных языках научные труды об украинском языке. Так, в 1830 г. впервые в Австрийской империи была напечатана грамматика украинского языка. Ее написал на латинском языке (со времен средневековья он считался общим языком науки) украинский греко-католический священник из Закарпатья Михаил Лучкай. А его земляки-священники Иван Кутка и Василий Дывгович - опубликовали на украинском языке главный сборник христианской морали "Катехизис".

Но самую большую популярность в украинском национальном возрождении на Закарпатье завоевал священник Александр Духнович.

Духнович позаботился не только о том, чтобы закарпатские украинцы имели молитвенник на родном языке, а и о том, чтобы начальные школы были обеспечены украинскими учебниками. Сам он написал и издал букварь, учебники грамматики, географии, пособие по педагогике для учителей. С помощью этой учебной литературы украинский язык проник в школьное образование на Закарпатье.

Значительный импульс массовому утверждению украинского языка в Восточной Галиции дала дискуссия, которая разгорелась в 1830-х годах в галицкой прессе по поводу использования в ней живого, а не искусственно обработанного украинского языка. К окончательному решению этого важного культурно-образовательного и общественно-политического вопроса побуждала в то время и сама практика преподавания в школе. Австрийское правительство удовлетворило просьбу Ивана Могильницкого об организации в Восточной Галиции широкой сети общественных начальных школ с украинским языком преподавания. Упорнее всех отстаивали родной язык деятели так называемой "Руської трійці".

"Руська трійця". Этот полулегальный демократически-просветительский и литературный кружок действовал во Львове в 1833-1834 годах. Участниками его были студенты духовной семинарии и университета. Из их среды вышли основатели и руководители кружка - Маркиан Шашкевич, Иван Вагилевич, Яков Головацкий. Собственно, именно этих троих юношей, связанных личной дружбой, общими интересами и идейными убеждениями, их однокурсники и прозвали "Руською трійцею". Причем слово "руська", то есть, по терминологии украинского населения Галиции, украинская, определяло основу идейных убеждений и главную цель их жизни. "Руська трійця" собрала вокруг себя таких же единомышленников, поставивших перед собой цель распространять массовое украинское сознание и внедрять украинский язык и культуру во все сферы общественной жизни. Для этого участники "трійці" начали "ходить в народ", записывать народные песни и предания, слова и выражения; употребляемые простыми людьми.

Но все же фольклористическая практическая деятельность членов "Руської трійці расширила их революционные связи. "Трійчани" вступили в контакт с польскими конспиративными революционными кружками, которые вели подготовку антиправительственного восстания. Польские революционеры детально рассказали украинским друзьям о своих планах. Однако "Руська трійця" не прельстилась революционными намерениями польских соратников и старалась заниматься исключительно культурническо-просветительской деятельностью. Но вскоре власти признали "Руську трійцю" враждебной государству. Сам директор львовской полиции возмущался: "Эти безумцы хотят воскресить... мертвую русинскую национальность".

Шашкевич в своих выступлениях откровенно указывал, что развивать украинскую литературу следует, исходя из спроса и потребностей народа и на основе его живого языка. В 1836 году Вагилевич впервые перевел на украинский язык известное древнерусское произведение "Слово о полку Игореве". Однако слава политически неблагонадежного не дала Вагилевичу возможности напечатать этот перевод.

Такая же судьба постигла в том же году и подготовленную к печати Шашкевичем рукопись "Читанка для діточок в народних училах руських". Свет она увидела лишь в 1850 году, то есть через семь лет после смерти составителя. Кстати, слово "читанка" придумано Шашкевичем. Активно работал Шашкевич и над составлением грамматики и словаря украинского языка, но так и не успел завершить эти работы. В то время украинцы-львовяне признавались, что их "руський" дух на сто процентов возвысили религиозно-моральные проповеди, которые в 1836 году Шашкевич и еще два его соратника по "Руській трійці" начали произносить проповеди в трех церквях Львова на украинском языке.

В том же году они напечатали в Пеште (столица Венгрии) подготовленный ими альманах "Русалка Дністровая". В опубликованных в нем народных песнях, думах, сказках, поэтических, публицистических и научно-исторических произведениях провозглашалась идея единства западноукраинских земель со всей Украиной, указывалось на важность изучения исторического прошлого.

Однако распространить "Русалку Дністровую" не удалось. Власти наложили арест на опасное для них издание. Только 250 экземпляров из тысячного тиража составители успели распродать, подарить друзьям и сохранить для себя. Всех троих составителей и авторов альманаха - Шашкевича, Вагилевича и Головацкого - привлекли к ответственности как государственных преступников. Во время следствия все они с достоинством защищали свое право писать любые произведения на украинском языке.

Издание "Русалки Дністрової" было апогеем деятельности кружка "Руська трійця". Преследуемый властями он распался. Однако в истории украинского национального движения в целом и, в частности, на западноукраинских землях, деятельность "Руської трійці" осталась памятной вехой.

Создание Кирилло-Мефодиевского общества. В середине XIX ст. Киев, вместо официально предназначенной ему роли центра русификаторской политики царизма на Правобережной Украине, стал центром общеполитического украинского национального движения. Уже в начале 40-х годов студенты и молодые преподаватели Киевского университета организовали тайный кружок "Киевская молодая", который поставил перед собой задачу национального возрождения и пропаганды среди помещиков освобождения крестьян от крепостной зависимости. Вся пропаганда должна была проникнуться "христианским духом".

Вскоре кружок прекратил свое существование, а его самые активные деятели - учитель из Полтавы Василий Белозерский, служащий канцелярии генерал-губернатора Николай Гулак и профессор Киевского университета Николай Костомаров, - привлекли еще нескольких кружковцев и создали весной 1846 г. настоящую нелегальную политическую организацию - Кирилло-Мефодиевское общество (братство), названное в честь известных славянских просветителей Кирилла и Мефодия.

Вместе с названными основателями Общества в его заседаниях постоянно участвовали; поэт и художник Тарас Шевченко; писатель и педагог, автор украинской азбуки, вошедшей в историю под названием кулишовки (ею и до сих пор печатаются книги), Пантелеймон Кулиш; полтавский помещик, педагог и журналист (высшее образование получил в Париже, где сформировался как непоколебимый сторонник идей Великой французской революции) Николай Савич; поэт-переводчик Александр Навроцкий; этнограф-фольклорист Афанасий Маркович; педагог Иван Посяда; поэт и публицист, автор правоведческого трактата "Идеалы государства" Георгий Андрузский; педагог Александр Тулуб; педагог Дмитрий Пальчиков.

Главной целью Общество считало достижение Украиной национально-государственной независимости с демократическим строем по образцу США или Французской Республики.

Таким образом, из этих и подобных размышлений возникла идея утверждения государственной независимости Украины в федеративном союзе таких же независимых славянских государств, каждое из которых должно было бы представлять отдельный штат или размежевывалось бы на несколько штатов. Киев должен был стать центральным городом всего федеративного союза, в котором раз в четыре года собирался бы наивысший общий консультативно-регулирующий межгосударственные взаимоотношения орган - собор (или сейм).

Тарас Шевченко в украинском национальном движении. Необходимость распространения образования в народных массах отстаивал Т.Шевченко. Своих коллег по Кирилло-Мефедиевскому обществу он призывал добиваться прежде всего, чтобы "завести на Украине хорошие сельские школы", сам брался за составление школьных учебников. А шевченковские поэтические произведения, в основном тогда еще не напечатанные, но уже известные многим по распространенным рукописным спискам, имели значительное влияние на формирование национального самосознания и политической активности передовой образованной интеллигенции и широких народных масс.

Горе и радость миллионных масс крепостного населения Украины всегда разделял Шевченко - сам бывший крепостной. В своих произведениях гениальный поэт разоблачал и нещадно высмеивал все порождения крепостнического строя: насилие и обирательство крестьян помещиками, убогую и нищенскую жизнь крепостного села.

Вместе с тем он искоренял у крепостных иллюзии о "добром царе", убеждал крестьян, что нет на свете плохих или хороших царей - все они угнетатели народа. За колонизаторскую политику царизма поэт гневно осуждал в своих произведениях и умерших на то время Петра I и Екатерину II, но больше всех - своего современника Николая I и его приспешников, которые, по шевченковскому выражению, "Украину правили". Резко и презрительно называл Шевченко "оборотнями" и тех своих "землячков", которые старательно прислуживали колонизаторскому режиму царского самодержавия.

Как революционер поэт клеймил российский царизм, защищавший интересы правящих слоев общества ("Бодай кати їх постинали, отих царів, катів людських"); как демократ - осуждал Российскую империю, в которой "від молдаванина до фіна на всіх язиках все мовчить"; как национальный патриот - ненавидел угнетателей за иго, что над Украиной российский самодержавный "Орел Чорний сторожем літає".

Историческое прошлое Украины Шевченко использовал для пропаганды национально-освободительных идей и вспоминал в своих произведениях подвиги тех деятелей, которые, по его мнению, не отступали перед имперской политикой российского царизма; Дорошенко, Полуботко, Гордиенко. С симпатией относился поэт и к гетману Ивану Мазепе, но укорял его за то, что не объединился с Семеном Палием и из-за этого проиграл Полтавскую битву 1709 г., следствием чего явилось усиление угнетательско-колонизаторской политики российского царизма в Украине.

В своем творчестве Шевченко заклеймил тех вожаков украинского казачества, которые были "рабами, підніжками, гряззю Москви", как, например, "дурний гетьман" Скоропадский, "дурний попович" Самойлович, Кирилл Разумовский, который "лизав, мов собака, патинки цариці". Неоднозначной была и оценка исторических заслуг Богдана Хмельницкого. С одной стороны, Шевченко высказывал свое восхищение деятельностью одного из самых выдающихся украинских гетманов, "гениального бунтовщика". Но, с другой стороны, как последовательный поборник идеи государственной самостоятельности Украины, поэт не мог простить Хмельницкому его самой большой исторической ошибки - соединения с Московским государством. Не в одном своем стихотворении он укорял Хмельницкого за то проклятое соглашение с Москвой.

Вершиной творчества Шевченко, посвященного национально-освободительной борьбе, стала его поэма-мистерия "Великий льох" (1845 г.). Потерю независимости Украины автор связывает с тремя, по его мнению, самыми выразительными историческими событиями: Переяславским соглашением 1654 г„ Полтавской битвой 1709 г. и разорением Запорожской Сечи 1775 г. Шевченко предлагал (и нашел взаимопонимание у революционно настроенной молодежи) перейти к решительным практическим действиям - к насильственному свержению самодержавно-крепостнического строя Российской империи. К этому призывали и его поэтические произведения на политическую тематику; "Сон", "Кавказ", "I мертвим і живим" и др. Их не раз зачитывали на заседаниях Общества, постоянно использовали в агитационной работе.

Ко всем национально и социально угнетенным обращен и славноизвестный "Заповіт" (1845 г.) Шевченко.

Репрессии царизма против кирилло-мефодиевцев. Кирилло-Мефодиевское общество просуществовало немногим больше года. Весной 1847 года царские власти арестовали в Киеве всех 12 постоянных участников заседаний общества и под конвоем отправили их в Петербург. Из-за этого сорвались попытки кирилло-мефодиевцев установить деловые контакты с петербургской русской тайной политической организацией петрашевцев. А они отводили произведениям Шевченко первостепенную роль в антисамодержавной агитации в Украине. Правда, через год после кирилло-мефодиевцев жандармы арестовали и большинство петрашевцев.

Всех участников Кирилле-Мефодиевского общества наказали без всякого суда ссылкой в разные места российской империи. Самым тяжелым было наказание Шевченко, потому что при аресте были найдены рукописи его антицаристских и антикрепостнических произведений. Поэта-революционера сослали рядовым солдатом в малозаселенные тогда Оренбургские степи со строжайшим запретом царя хоть что-нибудь писать или рисовать.

Конечно, разгром царскими властями Кирилло-Мефодиевского общества нанес чувствительные потери рядам активных деятелей украинского национального движения. Однако окончательно похоронить его царизму не удалось. В одном из писем, полученных Шевченко в ссылке, поэту сообщали: "Много есть тут таких, что вспоминают о Вас... хотя Вас и не стало, но на Ваше место найдется до 1000 людей, готовых стоять за то, что Вы говорили". Следовательно, подполье украинского национального движения продолжало жить.

Культурный и языковой процессы. По инициативе национально сознательной интеллигенции в быт народных масс постепенно входило ежегодное празднование годовщин Тараса Шевченко, что также способствовало консолидации украинской нации. Значительно вырос и общий интерес украинского народа к своему историческому прошлому. История Украины воспринималась ее специалистами, писателями, художниками, а также широкими массами населения, независимо от того, по какую сторону границы они жили, как свое родное, близкое, единое целое. Положительно воздействовала на культурно-национальное развитие украинского народа журналистика второй половины XIX ст. (журналы "Основа", "Киевская старина" -в Восточной Украине и "Молот", "Друг", "Життя і слово" - в Западной Украине).

Широкие слои образованной общественности для повышения массового национального самосознания обращались также к изучению и популяризации устного народного творчества. Один за другим выходили в свет сборники записанных в разных регионах Украины песен, дум, сказок, преданий и др. Для записей фольклора, обычаев и обрядов украинского народа формировались целые экспедиции. Та, которой руководил Павел Чубинский, привезла столько фольклорно-этнографических материалов с Правобережья Украины, что для их опубликования с научными комментариями понадобилось семь томов. Основательный семитомный труд Петербургская академия наук отметила премией, а главного редактора как украинофила царские власти вынудили выехать за пределы Украины.

Наверное, Чубинского наказали бы еще больше, если бы узнали, что текст запрещенной к публичному исполнению песни "Ще не вмерла Україна" написал он. Текст проникнут идеями украинского национального возрождения, непоколебимых освободительных устремлений за "святое дело", восхвалением казацкого прошлого Украины. И это очень пугало правителей Российской и Австро-Венгерской империй. Музыку песни "Ще не вмерла Україна" написал Михаил Вербицкий, и вскоре в народных массах она приобрела большую популярность, стала гимном борцов за национальное освобождение Украины. Такую же роль играли переложенные на музыку композиторами Николаем Лысенко, Николаем Аркасом и Дмитрием Сичинским стихотворения: "Заповіт Тараса Шевченко, "Не пора" Ивана Франко, "Я русин бил, єсть і буду" Александра Духновича и др. Патриотические мотивы тесно переплетались с гуманистическими в "Молитві за Україну" Николая Лысенко, что утверждала общечеловеческие демократические идеи, служила высокой цели национального возрождения украинского народа, его становления как нации.

Цементирующей силой единства национальной культуры являлся украинский язык. Именно в этот период он формировался как литературный. Его развитию содействовали написанные Александром Потебней, Павлом Житецким, Агатангелом Крымским и другими учеными многочисленные научные труды и учебные пособия по истории и грамматике украинского языка. Начали издаваться двуязычные словари: на Надднепрянской Украине - русско-украинские и украинско-русские; в Галиции - немецко-украинские и украинско-немецкие.

Уже в начале XX ст. в свет вышел составленный Борисом Гринченко многотомный словарь украинского языка, который и сегодня является наилучшим источником знаний языка нашего народа. Усилиями Ивана Франко, Ивана Верхратского, Кирилла Студийского, Михаила Возняка было начато издание в Галиции многотомной книжной серии памятников украинского языка и литературы. Вместе с тем еще и вначале XX ст. Франко сетовал, что среди галицкой интеллигенции знание народного языка очень недостаточное, затемненное и запутанное.

Содействовала развитию литературного языка и усвоению его словарного фонда классическая художественная литература. Поэтические и прозаические произведения Панаса Мирного, Павла Грабовского, Ивана Франко, Ольги Кобылянской, Юрия Федьковича не только становились классикой украинской литературы, но и были наиболее действенным фактором формирования литературного языка. Ранее диалектно раздробленный украинский язык становился единым целым, понятным на всей территории Украины. Его признавали своим языком и надднепрянцы, и таврийцы, и волыняне, и слобожане, и галичане, и подоляне, и закарпатцы.

8

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.