Добавил:
proza.ru http://www.proza.ru/avtor/lanaserova Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
VIDONOV_-_KNIGA_2.docx
Скачиваний:
107
Добавлен:
15.09.2017
Размер:
322.87 Кб
Скачать

§ 3. О некоторых причинах, в результате которых убийства, совершенные в условиях неочевидности остаются нераскрытыми.

Причин из-за которых многие убийства,с свершенные без очевидцев, остаются нераскрытыми достаточно много. Перечислять их в настоящем пособии нет необходимости, поскольку они достаточно полно изложены во многих методических рекомендациях, посвященных этой проблеме. В этом пособии внимание будет уделено только тем причинам, которые так или иначе связаны с тематикой данной работы.

Среди причин, определяющих негативный результат работы по раскрытию умышленных убийств без очевидцев и связанных с темой данной работы, наблюдались следующие.

1. Незнание взаимосвязей между элементами типовых следственных ситуаций по умышленным убийствам и неумение использовать эти взаимосвязи в выдвижении версий о неизвестных элементах следственной ситуации расследуемого убийства.

2. Незнание взаимосвязей между типизированными элементами криминалистической характеристики умышленных убийств и неумение использовать данные взаимосвязи в выдвижении версий о неизвестных элементах следственной ситуации по расследуемому убийству.

3. Недостоверная или поверхностно собранная информация среди жителей по месту убийства жертвы, по месту ее работы и по месту ее жительства об образе жизни жертвы, о круге ее близких и знакомых, о друзьях и приятелях ее, о характеристиках лиц из этих кругов и их взаимоотношениях с жертвой убийства.

4. Необеспеченный программой под расследуемое убийство сбор необходимой следствию информации путем опросов и допросов жителей по месту убийства, месту жительства, месту работы жертвы об образе ее жизни, круге ее близких, друзей, приятелей, о характеристиках этих лиц и жертвы и о ее взаимоотношенях с этими лицами.

5. Несоблюдение элементарных требований по сохранению следственной тайны членами оперативно-следственной группы при общении с посторонними лицами, в результате чего лицо или лица, совершившие убийство могут направить следствие по ложному пути.

6. Неумение на основе данных, собранных путем допросов свидетелей и опросов жителей, вычислять конкретных подозреваемых, используя данные о лицах ПОСЛЕДНЕГО КОНТАКТА с жертвой, о лицах допустивших ПРОГОВОРКИ, о лицах допустивших УЛИКИ ПОВЕДЕНИЯ.

7. Поверхностная проверка выдвинутых версий о подозреваемых как по кругу лиц, так и в отношении конкретных лиц, о совершении расследуемого убийства, заключающаяся в непродуманном и нерациональном использование собранных по делу доказательств в изобличении на допросах подозреваемых и в неиспользовании при исследованиях вещественных доказательств, собранных по расследуемому мому убийству всех научных достижений и возможностей экспертных учреждений.

8. Необеспечение проверки смежных версий, возникающих спонтанно на основе собранной по делу информации, с целью полного исключения спонтанных версий из дела, как необоснованных. Такие версии могут возникать в отношении лиц из круга близких жертвам родственников, их соседей или друзей, отличающихся набором отрицательных характеристик и имеющих конфликтные отношения с жертвами. Не будучи полностью исключенными из дела материалами следствия, такие версии могут быть использованы подлинными убийцами и их защитниками во время судебного разбирательства как своеобразное алиби.

9. Некритическое отношение к фактическим данным расследуемого убийства, которое по своему содержанию является инсценировкой убийства с целью сокрытия иного преступления, связанного с насильственной смертью потерпевшего.

10. Одной из причин, в результате которой часто убийства совершенные без очевидцев остаются не раскрытыми, яыляется синдром «шерлока». Его суть заключается в том, что оперативный работник уголовного розыска, выполняя поручение следователя или плановое мероприятие по розыску или установлению лиц, которые могут быть подозреваемыми по расследуемому убийству, лично сам, без проверки выявленного лица как подозреваемого следователем с привлечением доказательств, по своему личному впечатлению от беседы с этим лицом снимает с этого лица подозрение и не включает его ни в справку, ни в рапорт в качестве лица, подлежащего проверке следователем. В результате данного синдрома убийца остается неразоблаченным и не наказанным.

11. В качестве одной из причин, в результате которой убийство может остаться нераскрытым, является неполнота и некачественность проверки смежных версий в ситуациях, когда по обстоятельствам дела необходимо полностью и до конца отработать две или три версии, но в связи с тем, что одна из них нашла подтверждение, и преступник был установлен, а проверка одной или двух оставшихся не была доведена до полного завершения. В суде, иногда и до судебного разбирательства, когда уже утрачены возможности доказать несостоятельность оставшихся версий, чем и воспользовались подлинный убийца и его защитник. Непроверенные версии они выдвинули основными, а сам убийца отказался от ранее данных показаний. Суд вернул дело на дополнительное расследование. Поскольку проверить эти версии не представилось возможным, дело против подлинного убийцы было прекращено. Он остался не наказанным, а убийство не раскрытым.

Проявление данных причин можно рассмотреть на конкретных случаях из следственной практики.

1. В крупном районе областного центра в первых числах октября вечером в кустах бульвара прохожие обнаружили мертвого мужчину в возрасте 55 лет. Выехавший на место происшествия следователь прокуратуры с оперативными работниками милиции и судебномедицинским экспертом установили, что смерть неизвестного является насильственной и наступила часа два назад, то есть в 17 часов. Пр мнению судебномедицинского эксперта, который осмотрел труп на месте происшествия, смерть наступила от множественных ударов тупым предметом, нанесенных в разные части тела. У потерпевшего было до неузнаваемости разбито лицо. Один из карманов его брюк был вывернут. При трупе никаких документов не оказалось.

Опрос жителей близлежащих к месту происшествия домов никакой полезной информации для следствия не дал. Никто ничего не видел и не слышал. Прошло три дня, но подвижек в установлении истины у следствия не было.

Рассмотрение элементов следственной ситуации по делу об убийстве данного потерпевшего, в частности, места убийства, возраста убитого и криминалистической характеристики телесных повреждений, показал, что следственная ситуация по делу об убийстве неизвестного мужчины в возрасте 54 – 55 лет полностью соответствует типовой следственной ситуации № 13 общего вида. В соответствии с данными о ее элементах и взаимосвязях между ними, наряду с убийцами из взрослой группы, потерпевшего в сквере могли убить подростки и молодые люди в возрасте от 13 до 23 лет. Эту версию сразу же подсказывала множественность нанесенных потерпевшему ударов тупым предметом, а множественность ударов в соответствии с таблицей 2 § 2 главы 5 характерна для подростков и молодых парней. На основе данного анализа была выдвинута версия об убийстве мужчины в сквере подростками и молодыми ребятами.

Под эту версию была составлена программа сбора необходимой для следствия информации. Опрашивать по этой программе оперативные работники милиции – инспектора отдела по делам несовершеннолетних – должны были впервую очередь девочек школьниц, проживающих в домах возле места происшествия. Основными вопросами этой программы были: кого из подростков школьников они видели в сквере в 16 часов и позднее в день убийства неизвестного мужчины. Если видели, то кто эти ребята, в какой школе учатся и каковы их приметы, если личности их неизвестны. Одновременно опрашивались и женщины.

В тот же день опрос девочек дал результаты. Одна из девочек рассказала, что в тот день в сквере она видела группу мальчишек. Одного из них она знала и назвала его имя, школу и класс, в котором он учится. Остальных ребят она не знала и рассказала только об их приметах.

После этого установить всю группу не представляло большого труда. На допросах ребята рассказали об убийстве мужчины в сквере. После убийства они взяли у него кулек с мармеладом и какую-то сумму разменной монеты. На следующий день с заявлением о пропаже мужа обратилась женщина. Ее муж злоупотреблял спиртными напитками и иногда не приходил домой по два дня, но в этот раз он не появлялся дома уже четверо суток. Убитым оказался ее муж.

У ребят была изъята обувь, в которой они били потерпевшего. Криминалистической и биологической экспертизой на носках их обуви были обнаружены волокна ткани от одежды потерпевшего и клетки тканей кожи человека, которые по групповой и половой принадлежности совпадали с группой крови и полом убитого.

2. В один из дней января учащиеся профессионально-технического училища в промышленном городе области, придя в здание училища в коридоре обнаружили в луже крови уборщицу, 53-летнюю Ш. О случившемся тут же сообщили в горотдел милиции и прокурору. Убийство Ш. оставалось нераскрытым в течении десяти дней и в связи с этим обстоятельством для оказания помощи в его раскрытии из прокуратуры области был направлен прокурор-криминалист.

Изучение им материалов дела об убийстве Ш. показало, что следователь прокуратуры города и оперативные работники местного уголовного розыска проделали значительную работу по раскрытию данного преступления. Ими было проверено ряд версий в отношении двух мужчин и в отношении нескольких учащихся данного ПТУ, но проделанная работа не принесла успеха.

Расследованием по делу было установлено, что смерть Ш. наступила от множественных телесных повреждений головы, нанесенных тупым предметом. У потерпешей полностью разбита голова, и хотя кости черепа раздроблены не были, от нанесенных ударов были обширные кровоизлияния в мозг. Лицо повреждено не было, но зато полностью была разбита на небольшие лохмотья вся волосистая часть головы.

После изучения материалов дела прокурор-криминалист проанализировал данные, характеризовавшие элементы следственной ситуации убийства Ш., и данные, характеризующие элементы криминалистической характеристики способа убийства с целью выдвижения версий о подозреваемых с учетом взаимосвязей между этими элементами.

а) Убитой Ш. 53 года.

б) Ее смерть наступила от множественности ударов в область волосистой части головы. Несмотря на множественность нанесенных ударов по волосистой части головы, превративших кожу в лохмотья, сама черепная коробка не была раздроблена.

в) Ш. была убита внутри помещения на своем рабочем месте.

г) После убийства у Ш. ничего не взято. Не было ограбления и в училище.

д) У Ш. не было ни мужа, ни сожителя. Она проживала с сыном 18 лет, который год назад привел в дом 16-летнюю девушку и стал с ней жить без регистрации, несколько несяцев назад она родила ребенка, но Ш. добилась того, чтобы сын выгнал ее из дома. 17-летняя Ц. вынуждена была с ребенком уйти жить к своим родителям. Родители были недовольны ее возвращением домой. Допрошенная по делу в качестве свидетеля Ц. показала, что вечером в ночь убийства Ш. она из дома не выходила. Это же подтвердили и ее родители.

Такава была информация по делу об убийстве Ш. на момент изучения его материалов прокурором-криминалистом.

Bсe эти данные прокурор-криминалист ввел в типовую следственную ситуацию № 9 общего вида, поскольку элементы следственной ситуации по деду об убийстве Ш. полностью соответствовали элементам указанной ситуации.

По данным этой ситуации в 2% случаев убийцами женщин в возрасте от 20 до 55 лет на рабочих местах являются молодые женщины в возрасте от 18 до 22 лет. Убийства женщин по месту их работы, согласно данным типовой следственной ситуации № 9 общего вида, совершают и мужчины, но внимание прокурора-криминалиста привлекла множественность нанесенных потерпевшей ударов. Причем удары, хотя и были сильными, но они не проломили костей черепа. Такие удары и в таком количестве с большой степенью вероятности могла нанести женщина. Именно эта криминалистическая характеристика связана, как отмечено в таблице № 2 § 2 главы 5, с убийствами совершаемыми женщинами.

Согласно данным типовой следственной ситуации № 9 общего вида убийства женщин по месту их работы, если они совершаются женщинами, то убийцы из круга снох, свекровей и сослуживиц. Причем в подавлящем большинстве убийцы из круга снох и свекровей. В качестве снохи у потерпевшей Ш. была 17-летняя Ц. Она была уже допрошена: из дома она якобы никуда не отлучалась. Это подтверждали только ее родители. Прокурор-криминалист поручил работникам уголовного розыска обойти соседей по месту ее проживания у родителей и опросить их, не приходила ли Ц. к ним вечером в ночь убийства Ш. вместе с ребенком и не оставляла ли его у них на некоторое время. Опросом такая женщина была установлена, и Ц. была вызвана на допрос в прокуратуру.

Не сразу, но Ц. призналась в убийстве Ш. Ее рассказ свидетельствовал о тяжелой жизненной драме разыгравшейся в ее жизни. Доверившись сыну потерпевшей Ц. забеременела, и молодой человек привел ее жить к себе домой. После рождения девочки Ш. стала ее третировать, унижать и издеваться, требуя от сына, чтобы он выгнал ее из дома. Она была вынуждена уйти из дома Ш. к своим родителям, которые тоже были недовольны, что она вновь вернулась домой. В тот вечер она оставила ребенка у одной из соседок и пришла на работу к Ш. в ПТУ. Ц. знала, что она каждый вечер делает в училище уборку. Она пыталась поговорить с Ш. о возможности жить с ее сыном, но Ш. снова стала унижать ее. Тогда Ц. схватила полено и стала бить им по голове Ш., пока не убила. Потом убежала, домой. Ее вина в убийстве Ш. была полностью доказана.

Установлению лиц, совершивших два данных убийства, помогло знание характеристики элементов типовых следственных ситуаций и взаимосвязей между элементами конкретных типовых ситуаций, которым соответствуют элементы расследуемых убийств и знание взаимосвязей между элементами криминалистической характеристики умышленных убийств. Только незнание содержания характеристик элементов типовых следственных ситуаций и взаимосвязей между ними могло оставить указанные убийства нераскрытыми.

3. Придя с работы домой на обед, отец увидел на диване своего 25-летнего сына, у которого была газбита голова. По заключению судебномедицинского экперта его смерть наступила от двух сильных ударов в голову тупым предметом с ограниченной плоскостью. Убийство могло быть совершено часов пять тому назад. Таково было заключение судебного медика. Обстановка в доме не была нарушена.

Опрос соседей с последующими их допросами не дали выхода на какой-либо круг лиц, среди которого могли находиться убийцы. Соседи о взаимоотношениях отца и сына в своих показаниях были осторожны, что в следственной практике неудивительно, поскольку говорить об этом –наживать себе врагов. Прошло две недели, а убийство оставалось нераскрытым.

На оперативном совещании по выяснению причин, которые могли оказать влияние на нераскрытие данного убийства, внимание следователя и прокурора было обращено на тот факт, что ни один коллега по месту работы отца убитого не был ни опрошен, ни допрошен. Отец потерпевшего при выпивке с коллегами и приятелями по работе мог высказать какие-нибудь птчины или обстоятельства, послужившие основанием к убийству сына. Следователю было предложено обстоятельно допросить коллег отца убитого пария, а также повторно допросить по ряду вопросов соседей потерпевших.

Допросы коллег по работе отца – очень важные для следствия сведения. В частности, некоторые из них показали, что отуц убитого часто жаловался на пьянство сына и на то, что он не хочет работать. Один из коллег потерпевшего показал, что в день убийства его коллега – отец убитого – на обед уходил на час раньше начала обеденного перерыва. Он спросил его, почему он так рано уходит на обед, на что последний ответил, что пойдет посмотрит «НЕ УБИЛ ЛИ КТО-ЛИБО ДОМА СЫНА». Вскоре он прибежал на работу и сказал, что обнаружил дома сына убитым и бежит сейчас в милицию, чтобы заявить об этом убийстве.

Следователю и прокурору было объяснено, что такое явление называется ПРОГОВОРКОЙ убийцы. Дальнейшее расследование прошло без особых осложнений. О взаимоотношениях отца и сына дали обстоятельные показания и соседи убитого и убийцы. Их взаимоотношения были очень конфликтные на почве пьянства убитого, который мог пропить вещи и домашние заготовки на зиму. Об убийстве сына и мотивах преступления дал показания и сам отец. Он рассказал, что убийство совершил двумя ударами обухом топора.

Допущенная убийцей ПРОГОВОРКА точно определила лицо, совершившее расследуемое убийство, и вывела следствие из тупика.

4. В конце октября на окраине пахотного поля в будке трактористов и комбайнеров, которую они используют для отдыха во время пахоты или уборки урожая, с рублеными ранами был обнаружен труп 57-летнего М., жителя ближайшего села, который полмесяца назад неожиданно пропал.

На место происшествия выехала следственно-оперативная группа. После осмотра места происшествия, а он продолжался несколько часов в очень холодный и ветреный день, понятой К. пригласил к себе домой на чай всю оперативную группу, выехавшую на осмотр. Кроме чая, хозяин дома быстро сварил картошки и достал из погреба соленья, а к ним бутылку водки. Пока шумел самовар и заваривался чай, участники осмотра немного выпили и закусили картошкой с соленьями. В ожидании чая пошли высказывания о случившемся убийстве и о лицах, которые могли его совершить. В этом обсуждении принял участие и понятой К. Еетесственно, оперативные работники уголовного розыска быстро наладили с ним контакт. Поскольку понятой давал оперативникам очень полезную информацию, то следователь не стал его допрашивать по этим сведениям, да и допрашивают понятых очень редко, в основном в судах. Прошло два месяца, но убийство М. оставалось нераскрытым. В связи с частыми жалобами близких родственников на безнаказанность убийц М. дело было истребовано в прокуратуру области и для дальнейшего расследования передано старшему следователю областной прокуратуры.

Через полмесяца старший следователь прокуратуры возвратился из командировки после дополнительного расследованию по делу об убийстве М. По возвращению в прокуратуру области следователь попросил прокурора-криминалиста внимательно посмотреть это дело. Как при этом пояснил следователь: по делу проведена очень значительная работа, но следствие зашло в тупик. Он попросил посмотреть материалы следствия свежим взглядом.

Добросовестно и до мельчайших подробностей изучив материалы расследования по делу об убийстве М., прокурор-криминалист отметил, что по делу проведена огромная следственная и розыскная работа по установлению убийцы. Было проверено множество версий в отношении многих лиц, но ни на одного из них не легло подозрение в совершении этого убийства.

Разбирая со следователем материалы следствия, прокурор-криминалист высказал следователю мнение о множестве проверенных версий, но не давших выхода на убийцу. Такого количества версий в отношении конкретных лиц в банальном убийстве, хотя и совершенном рядом с большим селом, все же не должно быть. Что за источник для такого количества версий? Следователь ответил, что таким источником является один из понятых, участвовавших в осмотре места происшествия. Понятой К. проявляет большую активность в сборе информации о вероятных подозреваемых, но результат пока нулевой.

Прокурор-криминалист высказал следователю соображение о том, что редко, но бывает, когда убийцы попадают в понятые при осмотре места происшествия. Возможно, понятой К. и является таким убийцей. Об этом похоже свидетельствуют его УЛИКИ ПОВЕДЕНИЯ. Усердие К. в поставке информации о подозреваемых и есть УЛИКИ ПОВЕДЕНИЯ виновного. Прокурор-криминалист порекомендовал старшему следователю проверить понятого К. по подозрению в убийстве М., тем более, что эта рекомендация также соответствовала результатам анализа следственной ситуации по делу об убийстве М. и типовых следственных ситуаций № 17 и № 21 общего вида (убийства мужчин от 24 лет и старше в безлюдных местах и по месту работы), так как в подавляющем большинстве случаев убийства в этих местах совершают лица из круга односельчан и коллег по работе. УЛИКА ПОВЕДЕНИЯ дает прямой выход на подозреваемого.

Старший следователь предложение прокурора-криминалиста принял к сведению и, вернувшись в район, четко провел допрое К. Он к этому моменту уже созрел к признанию своей вины и подробно рассказал об убийстве М. и мотивах его совершения. В данном случае следствие из тупика вывела УЛИКА ПОВЕДЕНИЯ лица совершившего убийство.

5. В конце июня, после выпускных школьных экзаменов, семнадцатилетние Алеша и Лена пошли на прогулку по обочине шоссе, которое связывало районный центр с другими населенными пунктами этого же района. Их прогулка проходила на окраине райцентра в 11-ом часу вечера. Около 11 часов ребят еще видели прогуливающимися, но после этого их никто не видел. С рассветом родители пошли их разыскивать и обнаружили Алешу лежащим без сознания в кювете дороги. Он был еще жив и для него вызвали скорую помощь.

Поскольку Лены нигде не оказалось, то для ее поиска была создана группа. О случившемся тут же сообщили в райотдел милиции. Вскоре в лесопосадке, примерно в 50 м от места, где был обнаружен Алеша, обнаружили труп Лены. Состояние ее одежды и поза трупа свидетельствовали об изнасиловании. На место происшествия выехал следователь прокуратуры и оперативные работники уголовного розыска.

Осмотром было установлено, что от кювета дороги в сторону лесопосадки по пахотному полю к трупу Лены шел след волочения с цепочками следов ног по обе стороны следа волочения. Эти следы давали основания полагать, что преступников, напавших на Алешу и Лену, было не менее двух человек. Преступники при нападении на них, вероятно, того и другого чем-то тяжелым оглушили. Алешу оставили в кювете дороги, а Лену отволокли в лесопосадку, где совершили ее изнасилование. По результатам осмотра места происшествия было возбуждено уголовное дело. Судебномедицинский эксперт, проводивший судебномедицинскую экспертизу трупа Лены, дал заключение, что ее смерть наступила от асфиксии, проведенной руками. На ее теле были и другие повреждения. Через месяц Алеша пришел в себя, но, к сожалению, он ничего не мог пояснить, так как ничего не помнил и не знал, что с ним произошло.

Результаты работы следственно-оперативной группы регулярно рассматривались на оперативных совещаниях, на которых подводились итоги проделанной за определенный период следственной и оперативной работы по установлению виновных. Следственная и розыскная работа по данному делу находилась на контроле прокуратуры области и управления внутренних дел. От общественности райцентра и родителей Лены и Алеши шли жалобы на неудовлетворительную работу правоохранительных органов по раскрытию этого преступления.

После восьми месяцев безрезультатной работы по этому делу, оно было передано для изучения бывшему прокурору-криминалисту с целью установления причин, обусловивших нераскрытие данного преступления.

Изучая материалы данного дела прокурор-криминалист обратил внимание на тщательность проверки множества версий как по кругу лиц, среди которого могли находиться убийцы, так и по конкретным подозреваемым, однако ни одна из этих версий не вывела следствие на лиц, совершивших данное преступление. Профессиональный опыт прокурора-криминалиста подвел его к выводу: если такая тщательная работа не вывела следствие и уголовный розыск на убийц, следовательно, следствие и розыск расследуют не тот факт. После такого вывода прокурор-криминалист на основе результатов осмотра места происшествия, изложенных в протоколе его осмотра, выдвинул версию, что вначале могло быть автотранспортное происшествие, а затем результаты наезда скрыты инсценировкой изнасилования с убийством Лены. Возможно, Лена после наезда автотранспортом была еще жива, но как и Алеша находилась в бессознательном состоянии. Совершившие наезд задушили ее, труп девушки отволокли в лесопосадку, инсценировали обстановку под изнасилование и скрылись с места преступления. Конечно, такая картина была очень сложной, но если строго подойти к ее оценке, то это обычная банальная история. Эта версия подкреплялась еще тем фактом, что во время прогулки Алеши и Лены вдоль шоссе проезжали автомашины. Один из водителей показал, что возвращаясь в 12-м часу ночи домой в райцентр видел грузовую автомашину, которая стояла с поднятым капотом, словно шофер что-то ремонтировал. По уточненным данным на месте происшествия, эта грузовая автомашина стояла на расстоянии метров 60 от места, где был обнаружен в бессознательном состоянии Алеша.

Дальнейшее расследование было поручено прокурору-криминалисту с необходимостью проверки версии об убийстве Лены в связи с сокрытием автодорожного наезда на потерпевших. Прокурор-криминалист вместе со следователем районной прокуратуры блестяще справились с проверкой указанной версии. Проверяя ее они вышли на двух оперативных работников уголовного розыска одного из подразделений управления внутренних дел. Им удалось найти и автомашину, на которой они совершили наезд на Алешу и Лену, управляя ею в тот злополучный вечер в нетрезвом состоянии. Испугавшись ответственности за этот наезд, они остановили машину недалеко места наезда, подняли у нее капот, будто остановились для ремонта, а сами отволокли Лену в лесопосадку. Лена находилась в бессознательном состоянии. В лесопосадке один из этих работников задушил Лену и инсценировал обстановку под убийство, сопряженное с изнасилованием. Автомашину к этому времени успели списать и кузов выбросить на свалку. Однако он был найден, и след от удара, оставшийся на куртке Алеши, криминалистическая экспертиза идентифицировала как след, причиненный поперечным брусом от кузова данной автомашины,. Вина обоих работников уголовного розыска была полностью доказана, суд определил им наказание.

Изложенные в настоящей работе примеры освещают небольшую часть широкого использования знаний взаимосвязей между элементами типовых следственных ситуаций всех видов в раскрытии умышленных убийств, совершенных в условиях неочевидности. Вместе с тем, эти возможности не исключают использование в раскрытии умышленных убийств редких, но также закономерных проявлений в форме «УЛИК ПОВЕДЕНИЯ», «ПРОГОВОРОК» и разного рода «ИНСЦЕНИРОВОК» и «УЛОВОК» лиц, совершивших убийство без очевидцев и стремящихся избежать наказания за самое тяжкое преступление.

Раскрыть убийство в широком смысле этого понятия означает полностью и надежно доказать вину лица, его совершившего. В этом процессе участвует весь комплекс знаний следователем методики и тактики расследования данного вида преступлений, комплекс знаний проведения всех следственных действий, предусмотренных нормами уголовно-процессуального закона, начиная с осмотра места происшествия и до высокого профессионализма в тактике допроса любого участника процесса по делу об убийстве.