Добавил:
proza.ru http://www.proza.ru/avtor/lanaserova Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Скачиваний:
30
Добавлен:
15.09.2017
Размер:
1.18 Mб
Скачать

Федеральное государственное учреждение «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию»

РОССИЙСКИЙ

ПСИХИАТРИЧЕСКИЙ

ЖУРНАЛ

R U S S I A N J O U R N A L O F P S Y C H I A T R Y

н а у ч н о – п р а к т и ч е с к и й ж у р н а л

основан в 1997 г.

Главный редактор

 

2.2008

Т.Б. Дмитриева

 

академик РАМН,

 

директор ФГУ

 

«Государственный

 

научный центр

 

социальной

 

и судебной

 

психиатрии

 

им. В.П. Сербского»

«Российский психиатрический журнал» представлен в Ulrich's International Periodical Directory

Р Е Д А К Ц И О Н Н А Я К О Л Л Е Г И Я

АЛЕКСАНДРОВСКИЙ Юрий Анатольевич

зам. главного редактора, член-корреспондент РАМН, засл. деят. науки РФ, доктор мед. наук, профессор, руководитель отдела ФГУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского»

БАРДЕНШТЕЙН Леонид Михайлович

засл. врач РФ, доктор мед. наук, профессор, зав. кафедрой психиатрии Московского государственного медико-стоматологического университета

ВАНДЫШ-БУБКО Василий Васильевич

доктор мед. наук, профессор, руководитель отделения ФГУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского»

ВОСТРОКНУТОВ Николай Васильевич

доктор мед. наук, руководитель отделения ФГУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского»

ИГОНИН Андрей Леонидович

доктор мед. наук, профессор, руководитель отдела ФГУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского»

ДМИТРИЕВА Татьяна Борисовна

главный редактор, академик РАМН, доктор мед. наук, профессор, директор ФГУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского»

КАЗАКОВЦЕВ Борис Алексеевич

доктор мед. наук, профессор, заместитель начальника отдела нормативно-правового регулирования специализированной медицинской помощи Минздравсоцразвития РФ

КЕКЕЛИДЗЕ Зураб Ильич

отв. секретарь редколлегии, засл. врач РФ, доктор мед. наук, профессор, заместитель директора по научной работе ФГУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского»

КОГАН Борис Михайлович

доктор биол. наук, профессор ФГУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского»

КОЗЫРЕВ Владимир Николаевич

засл. врач РФ, доктор мед. наук, профессор, главный психиатр г. Москвы

КОНДРАТЬЕВ Федор Викторович

доктор мед. наук, профессор, главный научный сотрудник ФГУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского»

КОТОВ Вячеслав Павлович

доктор мед. наук, профессор, руководитель отдела ФГУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского»

КУДРЯВЦЕВ Иосиф Абакарович

доктор мед. наук, доктор психологических наук, профессор, руководитель лаборатории ФГУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского»

МАКУШКИН Евгений Вадимович

доктор мед. наук, заместитель директора по научной работе ФГУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского»

ПОЛОЖИЙ Борис Сергеевич

доктор мед. наук, профессор, руководитель отдела ФГУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского»

ТИХОНЕНКО Владимир Алексеевич

доктор мед. наук, профессор, руководитель отделения ФГУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского»

ТКАЧЕНКО Андрей Анатольевич

доктор мед. наук, профессор, руководитель отдела ФГУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского»

Р Е Д А К Ц И О Н Н Ы Й

С О В Е Т

Агарков А.П. (Томск)

Лиманкин О.В. (Санкт-Петербург)

Бедертдинов Т.Н. (Йошкар-Ола)

Незнанов Н.Г. (Санкт-Петербург)

Боев И.В. (Ставрополь)

Новиков В.Э. (Кемерово)

Былим И.А. (Ставрополь)

Очирова И.Б. (Улан-Удэ)

Валинуров Р.Г. (Уфа)

Руженков В.А. (Белгород)

Виноградова Р.Г. (Тверь)

Семке В.Я. (Томск)

Гатин Ф.Ф. (Казань)

Тиганов А.С. (Москва)

Гурина А.В. (Санкт-Петербург)

Шамрей В.К. (Санкт-Петербург)

Карвасарский Б.Д. (Санкт-Петурбург)

Ястребов В.С. (Москва)

Косенко В.Я. (Краснодар)

Яхин К.К. (Казань)

 

Краснов В.Н. (Москва)

 

 

Российский психиатрический журнал № 2, 2008

Свидетельство о регистрации средства массовой информации № 015546 от 24.12.96

Журнал выходит один раз в два месяца.

Адрес редакции:

119992, г. Москва, Кропоткинский пер., д. 23 Телефон: (495) 637-55-95 Факс: (495) 637-22-75

Журнал входит в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий Высшей аттестационной комиссии РФ.

Все права защищены.

Никакая часть издания не может быть воспроизведена без согласия редакции.

При перепечатке публикаций с согласия редакции ссылка на «Российский психиатрический журнал» обязательна.

Ответственность за содержание рекламных материалов несут рекламодатели.

Подписные индексы (каталог агентства «Роспечать»):

72063 – для индивидуальных подписчиков, 72064 – для предприятий и организаций

Издатель: издательская группа «ГЭОТАР-Медиа»

119021, г. Москва, ул. Россолимо, д. 4

Телефон: (495) 921-39-07 www.geotar.ru

Дизайн и верстка

Печкурова Т.В.

Корректор

Евтеева Н.П.

Редактор

Лузинская Е.Г.

Выпускающий редактор

Попова О.Г., popova@geotar.ru

Отдел подписки

Кузнецова Ю.В., podpiska@geotar.ru

Тираж 3 000 экземпляров. Формат 60 х 901/8.

Печать офсетная. Печ. л.11,5. Отпечатано в типографии «Момент»: 141406, Московская область, г. Химки, ул. Библиотечная, д.11.

© ИГ «ГЭОТАР-Медиа», 2008

2

Российский психиатрический журнал № 2, 2008

С О Д Е Р Ж А Н И Е

 

C O N T E N T S

К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ В.П. СЕРБСКОГО

Пугачева З.А., Скибина Н.В.

Страницы жизни и творческой деятельности В.П. Сербского

СУДЕБНАЯ ПСИХИАТРИЯ

Булыгина В.Г.

Общественная опасность больных эпилепсией, находящихся на принудительном лечении в психиатрическом стационаре (психологический аспект)

Положий Б.С., Панченко Е.А., Посвянская А.Д., Дроздов Э.С.

Клинико-социальные характеристики лиц, совершивших суицидальные попытки

Усюкина М.В., Корнилова С.В., Булыгина В.Г.

Клинико-психологические факторы общественной опасности больных эпилепсией (структурно-динамический подход)

COMMEMORATING THE 150TH ANNIVERSARY

OF V.P. SERBSKY

4Pugacheva Z.A., Skibina N.V.

V.P. Serbsky: life and activities in medicine

FORENSIC PSYCHIATRY

10Bulygina V.G.

Social danger of epileptic patients undergoing compulsory treatment in a psychiatric inpatient facility (psychological aspect)

16Polozhy B.S., Panchenko E.A., Posvyanskaya A.D., Drozdov E.S.

Clinical and social profile of persons who have attempted suicide

21Usyukina M.V., Kornilova S.V., Bulygina V.G.

Clinicopsychologic factors of social danger posed by epileptic patients (structural-dynamic approach)

ОРГАНИЗАЦИЯ ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ

 

ORGANIZATION OF PSYCHIATRIC ASSISTANCE

Новицкий И.Я.

26

Novitsky I.Ya.

Причины вызовов скорой психиатрической помощи к

 

Causes of emergency psychiatric calls to provide care for

больным с различными формами психических расстройств

 

patients with various mental disorders

Сидоров П.И., Якушев И.Б.

30

Sidorov P.I., Yakushev I.B.

Психиатрическое образование в России: проблемы

 

Psychiatric education in Russia: challenges and outlook

и перспективы

 

 

КЛИНИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПСИХИЧЕСКИХ

 

CLINICAL FEATURES OF MENTAL DISORDERS

ЗАБОЛЕВАНИЙ

 

 

Вандыш М.В.

35

Vandysh M.V.

О некоторых клинико-социальных особенностях больных

 

On some clinico-social features of patients with

с псевдоневротической шизофренией

 

pseudoneurotic schizophrenia

Лесс Ю.Э.

40

Less Yu.E.

Генерализованное тревожное расстройство: типология

 

Generalized anxiety disorder: typology and comorbid states

и коморбидные состояния

 

 

Любов Е.Б., Бессонова А.А.

46

Lyubov E.B., Bessonova A.A.

Первый эпизод шизофрении: клинико-эпидемиологичес-

 

First-episode of schizophrenia: clinico-epidemiological and

кий и социально-экономический аспекты

 

socio-economic aspects

Ткаченко А.А.

51

Tkachenko А.А.

Клинико-психопатологическое исследование: описание

 

Сlinico-psychopathological investigation: description

психического состояния (сообщение 1)

 

of a patient’s mental status (report 1)

ТЕРАПИЯ ПСИХИЧЕСКИ БОЛЬНЫХ

 

MANAGEMENT OF MENTALLY ILL PATIENTS

Атаманов А.А.

Особенности терапии лиц, страдающих генерализованным тревожным расстройством, в зависимости от выраженности характерологической тревожности

Данилов Д.С.

Влияние клинических, терапевтических и микросоциальных факторов на терапевтическое сотрудничество при лечении больных шизофренией (клинико-статистическое исследование)

Масловский С.Ю.

Некоторые аспекты дифференцированного подхода к лечению нейролептиками больных шизофренией

ДЕТСКАЯ ПСИХИАТРИЯ

Моллаева Н.Р.

60 Atamanov А.А.

Specifics of the therapy of people with generalized anxiety disorder as a function of manifestation of characterological anxiety

66Danilov D.S.

The effect of clinical, therapeutic and microsocial factors on therapeutic cooperation during treatment of schizophrenic patients (clinico-statistical investigation)

75Maslovsky S.Yu.

Some aspects of differentiated approach to neuroleptic treatment of schizophrenia

CHILD PSYCHIATRY

81 Mollaeva N.R.

Пренатальный, интранатальный и постнатальный период у детей, страдающих психическими расстройствами, на территории с различной степенью йоддефицита

СЪЕЗДЫ, КОНГРЕССЫ, КОНФЕРЕНЦИИ

Резолюция Конференции «Повышение качества деятельности общепсихиатрической и судебнопсихиатрической практик» (29–31 мая 2007 г., г. Сочи) и Пленума правления российского общества психиатров

Prenatal, intranatal and postnatal period in children with psychic disorders residing in areas with varying degrees of iodine deficiency

CONGRESSES AND CONFERENCES

88Resolution of the Conference «Upgrading the quality of services provided by general psychiatry and forensic psychiatry practices» (May 29–31,Sochi) and the Plenum of the Board of the Russian Society of Psychiatrists

Российский психиатрический журнал № 2, 2008

3

К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ В.П. СЕРБСКОГО

© З.А. Пугачева, Н.В. Скибина, 2008 УДК 929

З.А. Пугачева, Н.В. Скибина

Страницы жизни и творческой деятельности В.П. Сербского

14 февраля 2007 г. исполнилось 150 лет со дня рождения известного российского психиатра профессора Владимира Петровича Сербского, имя которого носит учредитель нашего журнала – Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии. Сотрудники Центра в день рождения В.П. Сербского возложили цветы на его могилу на Новодевичьем кладбище в Москве и провели мемориальное заседание Ученого совета. Публикуемый краткий очерк о жизни и творческой деятельности В.П. Сербского подготовлен заведующей музеем Центра З.А. Пугачевой и старшим научным сотрудником Н.В. Скибиной. Сотрудниками Центра ведется работа по подготовке к изданию монографического исследования, посвященного творческому наследию В.П. Сербского.

евять десятилетий отделяют нас от того дня, ког-

ордена Станислава 3-й степени (знак отличия за бе-

Дда ушел из жизни замечательный врач, выда-

зупречную 15-летнюю службу в Земстве), награждал-

ющийся ученый и человек – Владимир Петрович

ся желтой бронзовой медалью в память о войне

Сербский (1858–1917). Несмотря на то что о

1853–1856 гг., орденом святого Владимира 4-й сте-

В.П. Сербском писали многие, до сих пор не сущес-

пени. П.Я. Сербский был женат на Юлии Васильевой,

твует его подробной биографии.

от брака имел дочь Надежду и двух сыновей – Влади-

Как отмечал Л.М. Розенштейн, В.П. Сербский при-

мира и Сергея. Владимира Петровича крестили

надлежал к людям, глубокое уважение и любовь к

16 февраля в Богоявленской церкви г. Богородска.

которым отвергают всякое шумное чествование их

В 1868 г. Володя поступил в Московскую 2-ю гим-

памяти. Ему была присуща неизменная скромность.

назию и окончил ее в 1876 г. с серебряной медалью.

Опубликованные В.П. Сербским научные труды ис-

В августе 1876 г. он был принят в число студентов

ключительны по продуманности, глубине прочув-

Московского университета и в мае 1880 г. окончил

ствованного. Однако кажется, что унес он с собой

курс по отделению естественных наук физико-мате-

значительно больше, чем оставил в качестве науч-

матического факультета со степенью кандидата, а в

но-литературного наследия. Шутя он иногда говорил,

августе того же года вновь поступил в студенты и,

что печататься нужно только тогда, когда уже не мо-

окончив «при очень хорошем поведении» курс наук

жешь удержаться от этого.

по медицинскому факультету, за проявленные удов-

Для понимания и оценки масштабности личности

летворительные успехи 7 мая 1883 г. определением

В.П. Сербского, по-видимому, необходимо не просто

Университетского совета был утвержден в степени

формально изучить его жизнь и творчество, но и

лекаря. С этого времени Владимир Петрович посвя-

постараться понять все перипетии того времени,

тил себя психиатрии, причем сразу же он попал в ат-

когда нередко вокруг Владимира Петровича созда-

мосферу творческой деятельности С.С. Корсакова,

валась атмосфера «бросания в него каменьев».

который в 1881 г. взял в свое ведение лечебницу

В.П. Сербский родился 14 февраля 1858 г. Отец

Марии Федоровны Беккер. В.П. Сербский сменил в

его – Петр Яковлевич Сербский – сын священника,

лечебнице своего гимназического товарища Нико-

учился в Московском университете, после окончания

лая Николаевича Баженова, собиравшегося для на-

которого стал лекарем, коллежским советником и го-

учных занятий за границу. Эта частная лечебница

родовым врачом г. Богородска. Он был кавалером

(Красносельская, «Красное село») была первым в

4

Российский психиатрический журнал № 2, 2008

Москве уголком клинической психиатрии, где зародилось то психиатрическое направление, которое позже сделалось Московской психиатрической Корсаковской школой. Снятие с больных смирительных рубашек стало символом тех идей, которые определили сочетание правильного ухода за душевнобольными с вниманием к их психической жизни и детальным ее изучением. Важным моментом этой новой тогда школы было самовоспитание «психиатрических работников» – врачей и медицинского персонала. В такой атмосфере Владимир Петрович Сербский сразу определился как вдумчивый, стремящийся к научной работе врач.

Помимо работы в лечебнице Владимир Петрович занимался невропатологией у Владимира Карловича Рота в Старо-Екатерининской больнице.

Вэтот период С.С. Корсаков работал уже не столько над поиском форм ухода за душевнобольными (такие формы уже были найдены), сколько над изучением клинических картин психических заболеваний. Сергей Сергеевич писал специальные истории болезни с клиническими разборами всех больных, и эти разборы давались для чтения Марии Федоровне Беккер и Владимиру Петровичу Сербскому. Между ними установился особый профессиональный контакт. При этом С.С. Корсаков считал, что у Владимира Петровича неправильный взгляд на себя, излишне скромное отношение к самому себе, слабое ощущение своей силы, духовной мощи и жизненного пульса.

В1882 г. В.П. Сербский подает прошение ректору Императорского Московского университета с просьбой выдать его бумаги для вступления в брак с девицей Анной Феликсовной Маевской (родилась 11 октября 1842 г.). Брак был заключен 25 января 1882 г. Вскоре у супругов Сербских родилась их единственная дочь Зинаида.

В1885 г. Владимир Петрович Сербский уехал на самостоятельную работу в г. Тамбов для реорганизации на новых началах психиатрической лечебницы Тамбовского губернского земства. В психиатрическую лечебницу он поступает врачом и стремится принципиально изменить подход к лечению душевнобольных, перейти от методов призрения к щадящему лечению.

При содействии Тамбовского научно-медицинского общества В.П. Сербский получает командировку для изучения психиатрической помощи за границей.

ВВене он занимался у Оберштейнера и Мейнерта и объездил более 55 психиатрических учреждений. По возвращении в Тамбов он пытался вводить новые формы психиатрической работы, применять навыки, приобретенные за границей. В Тамбове, как следует из печатных отчетов, он является активным участником заседаний научного медицинского общества. Изза принципиальных разногласий между В.П. Сербским и Э.Х. Иакавицем по поводу лечения психически больных в августе 1886 г. Владимир Петрович уходит из больницы.

З.А. Пугачева, Н.В. Скибина

После организации специального курса (клиники) психиатрии Императорского Московского университета А.Я. Кожевников и С.С. Корсаков пригласили В.П. Сербского на должность ассистента. В таком выборе сказалась исключительная интуиция С.С. Корсакова, привлекшего из своих учеников-друзей именно Владимира Петровича, который мог стать носителем и проводником его идей. И, действительно, весь строй клиники создавался Владимиром Петровичем в соответствии с основными принципами Корсаковской психиатрии. С этого времени в жизни Владимира Петровича начинается период, который делает его alter ego Корсакова. В 1891 г. психиатрическую клинику Московского университета посетил ЖанМартин Шарко (1825–1893 гг.) вместе с женой и сыном. На памятной фотографии он оставил надпись на французском языке «О хорошем воспоминании в Москве».

Помимо лечебной и административно-хозяйствен- ной работы Владимир Петрович Сербский сосредоточился на клинических наблюдениях и в 1892 г. закончил большую работу о кататонии, защитив ее в качестве диссертации. О значении этого классического исследования много говорить не приходится: до сих пор она имеет принципиальное значение для клинической психиатрии. В этот же период В.П. Сербский уделяет большое внимание проблемам судебной психиатрии. Его книга «Судебная психопатология» – один из достойнейших памятников созидательного периода московской психиатрии. К этому же периоду относятся активное участие В.П. Сербского в криминологических съездах, постановка им ряда теоретических вопросов из области экспертизы, а также его знаменитая речь «О преступных и честных людях». Взгляды Владимира Петровича на преступность во многом основывались как на биологических особенностях лиц с криминальным поведением, так и на их личностном своеобразии. Эта точка зрения, несколько отличавшаяся от воззрений С.С. Корсакова, легла в основу второй части «Судебной психопатологии», которая долго не печаталась и увидела свет только после смерти С.С. Корсакова. Этим Владимир Петрович продемонстрировал образец преданности учителю. И в качестве ассистента клиники, и позже в качестве профессора до конца своих дней он неизменно заботился о том, чтобы профессиональная репутация С.С. Корсакова не была никем запятнана.

В 1900 г. С.С. Корсаков умер, и с этого времени фактическое заведование клиникой и чтение лекций на кафедре поручаются В.П. Сербскому. В эти годы, благодаря работам Э. Крепелина, появились новые психиатрические веяния в Германии. В.П. Сербский воспринимает их не только как положительное стремление к чему-то новому, но и как критическое отношение к достижениям исследователей предшествовавших десятилетий. Одним из примеров клинического подхода к проблеме в духе тенденций Моско-

Российский психиатрический журнал № 2, 2008

5

К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ В.П. СЕРБСКОГО

вской психиатрической школы явилась написанная под руководством В.П. Сербского диссертация Петра Борисовича Ганнушкина на тему «Острая паранойя».

В 1903 г. Владимир Петрович Сербский стал профессором и был назначен директором психиатрической клиники Московского университета. В 1902–1904 гг. на лечении в этой клинике находился художник Михаил Александрович Врубель. Пациентов, поступавших в клинику, фотографировали для регистрационной книги, которая сохранилась до нашего времени. Во время пребывания в клинике Врубель сделал множество рисунков больных, интерьера клиники, ее сада. Лечащим врачом М.А. Врубеля был Иван Николаевич Введенский, его ассистентом – Иван Дмитриевич Ермаков. И.Н. Введенский в течение 50 лет хранил эти оригинальные рисунки и в день 100-летия со дня рождения М.А. Врубеля принес их в дар Третьяковской галерее.

Благодаря рисункам М.А. Врубеля и фотографиям больных в регистрационной книге можно восстановить фамилию, имя, отчество, профессию, а также диагноз изображенных на рисунках людей, находившихся в тот период на лечении в клинике. По рекомендации В.П. Сербского М.А. Врубель в 1904 г. был переведен в частную лечебницу доктора Ф.А. Усольцева, где больничный режим был приближен к домашнему. Рядом с лечебницей поселились жена и сестра М.А. Врубеля.

Наступившее революционное движение 1905 г. захватывает и В.П. Сербского. До той поры мало проявлявший свой темперамент, он вносит вместе с рядом других единомышленников «левый» дух в Общество невропатологов и психиатров. При этом раскалывается основная группа членов Общества. Некоторые из них, «правые» по воззрениям, отходят от Общества и от «Журнала невропатологии и психиатрии им. С.С. Корсакова». Вносится В.П. Сербским «левый» дух и в клинику. На двери его кабинета была сделана надпись о том, что «жандармы и полицейские в качестве пациентов не принимаются».

Ко времени революции 1905 г. Владимир Петрович Сербский являлся центральной фигурой в психиатрии, соединявшей в себе академическое положение профессора Московского университета с открытой симпатией революции. Особенно ярко это проявилось на втором съезде отечественных психиатров в г. Киеве, который состоялся с 4 по 11 сентября 1905 г. На нем присутствовали 163 делегата, в том числе Владимир Михайлович Бехтерев, Иван Алексеевич Сикорский и др. В.П. Сербский был избран председателем съезда и предстал перед коллегами как глубокий ученый с ясным научным мышлением, яркий представитель и признанный лидер Московской психиатрической Корсаковской школы.

С общественно-политической точки зрения он был сторонником революционного протеста против самодержавия. В качестве председателя съезда В.П. Сербский вопреки приказу полиции не закрыл

съезд до тех пор, пока не была принята соответствующая политическая резолюция. Кроме того, Владимир Петрович не только допустил внепрограммное выступление председателя Киевского Комитета РСДРП, но и помог ему укрыться от полиции и избежать ареста. С особой отчетливостью общественнополитическая позиция Владимира Петровича обозначилась в период, когда царское правительство встало на путь репрессий против революционеров. Когда в августе 1906 г. полиция сделала попытку произвести обыск в клинике (так как подозревала, что там скрывается революционер Максим Беленцов), Владимир Петрович с таким достоинством дал отпор полиции, что вызвал с ее стороны жесткие административные меры. В своем рапорте он потребовал привлечения московского градоначальника к судебной ответственности за нарушение указа, запрещающего введение вооруженной стражи в дома умалишенных.

В этот же период Владимир Петрович активно выступает против Судебной палаты в связи с самоубийством политического заключенного Шмидта, признанного рядом экспертов душевнобольным. На открытое письмо Владимира Петровича в «Русских ведомостях» последовал ответ члена Судебной палаты Мальцева. Однако по существу это был не ответ, а формальная отписка с указанием, что Владимир Петрович обратился не по адресу – мол, заключение о душевной болезни принадлежит не Судебной палате, а Окружному суду.

Все больше и больше Владимир Петрович определяется как борец с преспешниками самодержавия, как «рыцарь» корсаковского направления в русской психиатрии. Бунтарство В.П. Сербского, сочетавшее в себе и позже психиатрическую деятельность с об- щественно-политической борьбой, могло бы стать для тогдашней молодежи лучшим примером примирения старых психиатрических традиций с действительной сущностью прогресса, но вышло иначе. Помимо Владимира Петровича остальные врачи психиатрической клиники были далеки от политики; в качестве более демократичной организации внутрибольничных структур среди них росло движение к коллегиальному строю клиники, аналогичному тенденциям коллегиального управления ряда других больниц. Это обстоятельство в 1907 г. вылилось в оппозиционное выступление врачей клиники во главе со старшим ассистентом А.С. Сухановым. Владимир Петрович, опираясь на поддержку своих друзей и родных, прогрессивную часть префектуры, корпорацию младших преподавателей, студенчество, отверг предъявленные требования коллегиального управления клиникой.

В.П. Сербский, переставший ощущать в клинике поддержку, фактически остался в одиночестве, однако он находит в себе силы и обращается к помощи молодых коллег. Владимир Петрович благословляет их на изучение новейших идей, связанных с психоте-

6

Российский психиатрический журнал № 2, 2008

рапевтическим направлением. Клиника В.П. Сербского по стилю работы больше всего соотносилась с Цюрихской школой Глейлера. У московских психиатров завязались и личные отношения с сотрудниками Цюрихской клиники; усилился интерес к освоению лечебного процесса и методов ухода за больными в психиатрии. Произошел возврат к истокам существования Московской Корсаковской школы. Оживленные научные конференции клиники становятся той почвой, в которой зарождаются побеги новой активной психиатрии в противовес пассивной психиатрии призрения.

Вэтот период в клинике сформировалось совершенно особое отношение к больным, что не было свойственно германским клиникам. В таком глубоко человечном, бережном отношении к больному, в применении щадящих методов исследования, которые давали возможность без ущерба для самолюбия пациента установить наличие того или иного симптома, отражаются гуманизм и профессиональная доброта В.П. Сербского. Относясь ко всем людям, в том числе и к больным, уважительно и доброжелательно, Владимир Петрович не был «начальником», вся его власть, весь его авторитет заключались в том обаянии, которое ощущал каждый, волею судьбы соприкасавшийся с ним. Неизменно демократичный в общении, умевший в любом человеке видеть и ценить лучшие человеческие качества, В.П. Сербский был всегда доступен, непритворно внимателен. Его любовь к учащейся молодежи, студентам была абсолютно взаимной. Трогательная подробность: в праздники (Рождество, Пасху) Владимир Петрович заходил с поздравлениями к младшему и среднему персоналу клиники, но при этом убедительно просил не наносить ответных визитов. Добавим, что в день Пасхи Владимир Петрович, как истинно православный человек, считал своим долгом поздравить решительно весь персонал клиники и с каждым «похристосоваться».

К своим профессиональным обязанностям Владимир Петрович относился исключительно добросовестно, подавая всем пример общения с больными. Ежедневно он дважды бывал в клинике, полностью обходил ее. Приходя иногда поздно ночью, передвигался тихо, чтобы никого не беспокоить, а затем, убедившись, что все благополучно, возвращался домой*.

Всвоей частной жизни Владимир Петрович был любезным, гостеприимным хозяином, остроумным, интересным собеседником, отличавшимся скромностью и милой шутливостью. Никогда от него нельзя было услышать ни о ком чего-либо дурного, но вместе с тем, если человек совершал дурной поступок, то Владимир Петрович не мог молчать, был прямолинеен и не боялся говорить правду прямо в глаза.

В1910–1911 гг., после смерти Л.Н. Толстого, про-

* Жил Владимир Петрович в Большом Афанасьевском переулке, в доме № 3.

З.А. Пугачева, Н.В. Скибина

изошли события, непосредственно не связанные с памятью великого писателя, но затронувшие жизнь В.П. Сербского. Еще в то время, когда Л.Н. Толстой ушел из Ясной Поляны и лежал больным в Астапово, Владимир Петрович прочитал специальную лекцию о Л.Н. Толстом и поддержал студенческую демонстрацию в саду клиники, примыкавшем к дому Толстого в Хамовниках. После смерти Л.Н. Толстого Владимир Петрович поехал на похороны в Ясную Поляну. Ночь он провел на Курском вокзале в ожидании поезда, который долго не подавали. Многие разъехались по домам, но Владимир Петрович с венком от психиатрической клиники, будучи депутатом от всех клиник Московского университета, упорно ждал обещанного товарного поезда, который прибыл лишь под утро. По сути, похороны Л.Н. Толстого стали политической, противоправительственной демонстрацией. Достаточно вспомнить, сколько полиции было сосредоточено в эти ноябрьские дни в Ясной Поляне. Царская реакция использовала события, связанные с памятью Л.Н. Толстого, чтобы покончить с автономией университетов. Министр Кассо на требования тогдашней выборной администрации университета (А.А. Мануйлов, Н.Л. Мензбир, П.А. Минаков) прекратить вмешательство полиции в жизнь университета ответил устранением его выборных руководителей университета. Далее события развивались очень быстро. Более прогрессивная часть профессуры, чтившая выборность своей администрации, ответила в знак сочувствия массовой подачей в отставку. Владимир Петрович же ушел не только с целью демонстрации. Его решительность и протест проявились на заседании Ученого совета медицинского факультета. Большинство профессоров факультета не поддержали массового ухода преподавателей из университета и вообще идею какого бы то ни было протеста. Назвав членов тогдашнего факультета, не поддержавших избранников и тем самым предавших их, «хамами», В.П. Сербский не только ушел со службы из Московского университета, но и резко порвал с оставшейся там профессурой. За Владимиром Петровичем ушли почти все врачи клиники.

Осенью 1911 г. в здании Московского университета на Волхонке проходил 1-й съезд Союза русских психиатров и невропатологов, на котором присутствовали 535 делегатов. Председателем съезда был избран Владимир Карлович Рот. В.П. Сербский на съезде произнес речь, в которой подвел итоги своей психиатрической и общественно-политической деятельности. Конец этой речи, которая послужила причиной закрытия полицией съезда, даже не был напечатан. В своей речи Владимир Петрович выступил против насилия и угнетения, сделал выпад в сторону министра Кассо, сказав, что пройдут «все эти, как их называют французы, «глупые случаи» (cas sots)», протестовал против заключения душевнобольных в кандалы, а закончил он словами из либретто оперы Мусоргского «Хованщина» о том, что «в злосчастной

Российский психиатрический журнал № 2, 2008

7

К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ В.П. СЕРБСКОГО

судьбине родная Русь стонала под ярмом татарским, шла-брела под ярмом боярским, не дай Руси, Господи, погибнуть от плохих наемников». После окончания съезда съехавшиеся со всех концов России психиатры чествовали Владимира Петровича и преподнесли ему адрес, в котором отмечалось, что его имя стало символом честного служения психиатрической науке и борьбы за правду и справедливость.

В нужде, без средств к существованию, гордясь своим званием «бывшего профессора» Московского университета, как он сам себя именовал, Владимир Петрович устранился от официального академического мира. Общество невропатологов и психиатров, психиатрический кружок «Малые Пятницы» – вот те собрания единомышленников, где появлялся Владимир Петрович в ожидании конца мрачной эпохи реакции. Кружок, в частности, состоял из ближайших друзей и учеников Владимира Петровича, не отошедших от него в 1907 г. Немногочисленными учениками В.П. Сербского, работавшими под его непосредственным руководством и влиянием в психиатрической клинике 1-го Московского университета, были в Москве – П.Б. Ганнушкин, В.Д. Чельцов, Т.А. Гейер, И.Н. Введенский, Е.Н. Довбня, Л.М. Розенштейн, в Тифлисе – М.М. Асатиани, а также Н.Е. Осипов в Праге.

Нелегко было Владимиру Петровичу расставаться с учреждением, которое строилось и развивалось на его глазах, где он провел в плодотворной работе свои лучшие годы, но другого выхода для себя Владимир Петрович не видел. Оторванным от клиники, которую он любил больше всего, от занятий, от академической жизни, лишенным пенсии, до которой ему оставалось дослужить очень небольшой срок, доживал свой век добрый, справедливый, сердечный, отзывчивый «бывший профессор» Московского университета. Все больше и больше в последние годы жизни Владимир Петрович становится резким противником существовавшего строя.

К этому периоду относится его упорная борьба за душевнобольного члена 2-й Государственной думы трудовика Недоноскова, убившего свою возлюбленную. Суд при этом старался отомстить своему политическому противнику и признавал Недоноскова здоровым вопреки проведенной В.П. Сербским су- дебно-психиатрической экспертизе, признавшей наличие у подэкспертного патологического аффекта при начинающемся органическом процессе неясного генеза. Когда Владимир Петрович делал доклад об этом случае патологического аффекта на психиатрическом кружке «Малые Пятницы», некоторые врачи сомневались в его объективности. Сам Владимир Петрович считал, что, быть может, в какой-то степени политические симпатии «диктовали» ему диагностику. Однако время показало, что Владимир Петрович был прав. Недоносков же, признанный судом душевноздоровым, умер от прогрессивного паралича в Московской окружной больнице. Свою статью, посвященную данному случаю, Владимир Петрович

закончил строками, адресованными царскому правительству (цензура их не пропустила). Начало этих строк весьма характерно: «За тридцать лет моего служения делу психиатрии я всегда считал своим нравственным долгом отстаивать всеми доступными мне средствами права и интересы душевнобольных – все равно, нарушались ли они невежеством служителей, считавших необходимым поучить больного, или недостатком образования у тех деятелей, которые устраивают охоту на наших уже и без того наказанных самой болезнью пациентов...».

В1913 г. Владимир Петрович принял участие

вколлективной поездке врачей-психиатров в Англию и Шотландию. Во время этой поездки особенно проявлялась демократическая простота Владимира Петровича, а в открытых смелых выступлениях – его отношение к царскому самодержавию. Своими резкими выражениями и протестами он возражал против того, чтобы англичане играли царский гимн России, поднимали тост за царя.

Также он активно боролся против «Бейлисиады» и некоторых профессоров-экспертов, в частности, Ивана Алексеевича Сикорского. Позже в числе протестовавших против дела Бейлиса встречается и имя Гарвея М. Джонса – декана медицинского факультета Эдинбургского университета, одного из гостеприимных хозяев, принимавших наших врачей-психиат- ров в 1913 г.

Начавшаяся Первая Мировая война и пришедшая вместе с ней разруха застали Владимира Петровича неприспособленным к разного рода очередям, отыскиванию угля, дров, провизии и т.д. Всю войну он жил в ужасающе тяжелых материальных условиях. В холодной, плохо отапливаемой квартире Владимир Петрович умер 23 марта 1917 г., практически

втот же день, когда пришло известие о его возвращении в университет по распоряжению министра Временного правительства А.А. Мануйлова.

Отпевание состоялось 25 марта в Московской Спасо-Божедомской церкви на Пречистенке (ныне снесена). Погребение совершено в Московском Новодевичьем монастыре на участке № 3 (профессорская аллея). Жена Владимира Петровича – Анна Феликсовна Сербская (Маевская) пережила его ненадолго. Она скончалась 19 июня 1917 г. от «старческой дряхлости» в приюте для неизлечимо больных имени Митрополита Сергия в доме № 15 по Савинскому переулку. Погребена Анна Феликсовна на кладбище Московского Новодевичьего монастыря рядом со своим мужем.

Роль В.П. Сербского в отечественной психиатрии определяется его деятельностью как врача, учителя и общественного деятеля. Как психиатр-практик В.П. Сербский умел находить контакт и разговаривать с больными; как руководитель клиники он ежедневно делал обходы, смотрел всех больных в амбулатории; учил молодых врачей неформальному подходу как в отношении теоретических проблем психиатрии,

8

Российский психиатрический журнал № 2, 2008

так и в практической деятельности. Его психиатрическое кредо изначально вытекало из психофизиологической концепции Мейнерта, давшего механоанатомическое, «мозговое» истолкование психики; его В.П. Сербский считал гениальным врачом-мысли- телем. В последующем присоединилось Корсаков- ско-Беккеровское понимание ухода за душевнобольными. Будучи образованным врачом-психиатром, в клинических исследованиях В.П. Сербский исходил из проработки материалов в духе клинико-психопа- тологических и соматических начал С.С. Корсакова и старался быть самостоятельным ученым, не попадая, как он выражался, «в плен немецких и французских статей». Поэтому его работы имеют непреходящее значение и являются частью творческого периода определенной школы. Неслучайно французы называют одно из психических заболеваний – аменцию – именем Мейнерта–Сербского.

Систематическое естественно-научное отношение к психической деятельности сделало В.П. Сербского противником психологов и философов-метафизи- ков. Своим отношением к учителям он показал, что не слепое подражание, а преемственность является лучшим проявлением их школы. Больше всего

З.А. Пугачева, Н.В. Скибина

В.П. Сербский не любил предательства, и недаром в некрологе об Алексее Яковлевиче Кожевникове – основателе Журнала невропатологии и психиатрии в Москве – он в числе крупных заслуг покойного с особым акцентом отметил, что в лагере А.Я. Кожевникова изменников не было.

Из всей плеяды психиатров, так или иначе соприкасавшихся с С.С. Корсаковым, В.П. Сербский был его самым последовательным продолжателем, по сути – классиком Корсаковской школы психиатрии. Он сочетал в себе глубину мыслей, честность и правдивость с прямолинейностью; сумел соединить в себе мягкую гуманность врача с резкостью, доходившей порой до грубости активного борца при отстаивании своей позиции.

В общей сокровищнице Московской психиатрической школы достижения и творчество Владимира Петровича Сербского, особенно в области судебной психиатрии, занимают особое место, что было по достоинству оценено потомками: в прошлом Институт судебной психиатрической экспертизы в Кропоткинском переулке Москвы, а ныне Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии носит имя В.П. Сербского. ■

Российский психиатрический журнал № 2, 2008

9

СУДЕБНАЯ ПСИХИАТРИЯ

© В.Г. Булыгина, 2008

Для корреспонденции

УДК 616.853: 616.89-02-082.4

Булыгина Вера Геннадиевна – кандидат психологических наук,

 

старший научный сотрудник отделения профилактики общественно

 

опасных деяний психически больных ФГУ «Государственный научный

 

центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского»

 

Адрес: 119992, г. Москва, Кропоткинский пер., д. 23

 

Телефон: (495) 637-55-95

В.Г. Булыгина

Общественная опасность больных эпилепсией, находящихся на принудительном лечении в психиатрическом стационаре (психологический аспект)

Social danger of epileptic patients undergoing compulsory treatment in a psychiatric inpatient facility (psychological aspect)

V.G. Bulygina

This study based on evaluation of 35 epileptic patients receiving compulsory treatment at Moscow regional psychiatric hospital N5 helped identify the psychological variables for assessing with higher probability the possibility of patients committing different types of offenses. The structural-dynamic approach to the study of typical variants of selfregulation disorders implemented

in this investigation identified certain characteristics of conscious regulation of behaviour as criteria for predicting violations of institutional treatment.

ФГУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского», Москва

На материале 35 больных эпилепсией, находящихся на принудительном лечении в ГПБ № 5, были выделены психологические переменные, позволяющие с большей вероятностью оценивать возможность совершения пациентами разных видов нарушений. Реализованный в данной работе струк- турно-динамический подход к изучению типичных вариантов нарушений саморегуляции позволил выделить определенные характеристики осознанной регуляции поведения в качестве критериев прогноза нарушений режима в стационаре.

Современных психолого-диагностических работ, посвященных эпилепсии, крайне мало, несмотря на то что эта патология является предметом обширных междисциплинарных исследований. Эпилепсия была объектом самостоятельных психологических исследований 30летней давности [5–7], в которых анализировался процесс формирования аномальных черт характера у больных. Из современных отечественных работ необходимо упомянуть направление исследований под руководством Л.И. Вассермана, посвященное нейрофизиологическим аспектам развития эпилепсии, изучению типов личностного реагирования на болезнь лиц с разными ее формами и типами припадков [3, 4]. В рамках судебно-психиатрической практики данный вид нозологии в основном был представлен выборками испытуемых от 3 до 10 человек, которые анализировались в общем континууме обследуемых. Немногим ранее больные эпилепсией изучались в качестве групп сравнения при исследовании процессов промежуточного и перспек-

тивного целеполагания [10, 11].

Научно-практический интерес к данной нозологической форме продиктован, с одной стороны, ее клинической очерченностью и отсутствием работ, выполненных в рамках новых научных парадигм, что гарантирует «выпуклость» и новизну эмпирических данных. С другой стороны, необходим поиск более дифференцированных критериев оценки общественной опасности, а также психологических переменных, по которым можно было бы с большей точностью прогнозировать риск агрес-

10

Российский психиатрический журнал № 2, 2008

Соседние файлы в папке Российский психиатрический журнал