Добавил:
proza.ru http://www.proza.ru/avtor/lanaserova Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Скачиваний:
34
Добавлен:
15.09.2017
Размер:
1.75 Mб
Скачать

 

З.Ф. Мухаметшина

онарном лечении в Республиканской психиатричес-

в 64% случаев при первом поступлении, в 62,5% –

кой больнице МЗ РБ в 2004–2005 гг.

установлена вторая группа инвалидности).

Для включения в исследование использовались

Большая часть пациентов (62% мужчин и 71,7%

следующие критерии:

женщин) были госпитализированы впервые. У каж-

верифицированный по МКБ-10 (отечествендого второго (52,4%) больного отмечалась отягоная версия) диагноз шизофрении или расщенная нервно-психическими заболеваниями

стройства шизофренического спектра;

юношеский и зрелый возраст.

Критериями исключения служили: признаки тяжелого, инвалидизирующего соматического заболевания; алкоголизм/наркомания; злокачественное течение шизофрении, сопровождающееся глубоким тотальным дефектом; пожилой возраст.

Подавляющее большинство пациентов изученного контингента страдали шизофренией, причем преобладала параноидная форма шизофрении (78,6%), в 1/4 наблюдений были диагностированы: простая форма шизофрении (10,7% случаев), шизоаффективное расстройство (2,9%), кататоническая, псевдоневротическая (неврозоподобная) шизофрения и шизотипическое расстройство личности (по 1,9%), приступообразная и паранойяльная шизофрения (по 1%).

Длительность заболевания колебалась от 1 мес до 25 лет (в среднем 46±5,9 месяцев), в большинстве наблюдений (60,2%) отмечался непрерывный тип течения болезни.

Исследование проводилось по специально разработанной анкете. Для объективизации полученных данных использовался набор шкал и опросников: тяжесть расстройств оценивалась по шкале PANSS (Kay S.R. и соавт., 1987), для оценки показателей социального функционирования и качества жизни – краткая версия SF-36 (Ware J.E. и соавт., 1993), а также «Опросник для оценки социального функционирования и качества жизни психически больных» [2].

В контрольную группу, сопоставимую по половозрастной структуре и социальному статусу с группой больных шизофренией, вошли 70 психически здоровых людей.

Полученные результаты были подвергнуты статистической обработке с определением относительных, средних величин – (М), среднего квадратического отклонения – , ошибки репрезентативности средних и относительных величин (соответственно mM и mр), критерия t-Стьюдента. Применялись корреляционный и кластерный анализы.

Результаты и обсуждение

В анализируемой группе каждая пятая женщина (20,8%) находилась в возрасте 25–29 лет, а каждый второй мужчина (52%) – в возрасте 15–19 или 20–24 лет. 37,9% обследуемых страдали психическим заболеванием от 1 до 3 лет, 28,2% – до года.

Каждому четвертому пациенту (24,3%) в стационаре была определена группа инвалидности (из них

наследственность.

Церебрально-органическая недостаточность выявлялась в 3/4 наблюдений, причем у мужчин она определялась в 1,8 раза чаще, чем у женщин (у мужчин 96 случаев на 100 обследованных, у женщин 52,8 случаев на 100 обследованных). На перенесенные в прошлом травмы головы указали более 2/3 мужчин и почти каждая вторая женщина (41,5%), каждый третий мужчина отметил при этом повторные травмы.

Образовательный уровень пациентов был достаточно высок: 32,0% обследуемых имели высшее или незаконченное высшее образование, 22,3% – среднее специальное (37,9% – среднее, 7,8% – неполное среднее). При этом лишь каждый шестой (16,5%) имел постоянное место работы, из них 60% выполняли работу не по своей специальности, чаще со снижением квалификации. 24,6% больных в качестве причины последней смены работы указали на повышенную утомляемость, трудности в выполнении работы и сменили место работы по психопатологическим мотивам. Более половины пациентов изученной выборки (63,1%) при поступлении в стационар сообщили, что в течение последних лет не работали

ине учились, т.е. утратили свои социальные связи. Подавляющая часть больных (93,5%) проживала

в семье, причем 75,2% больных жили с родителями или с родственниками, 18,3% имели собственную семью, а 6,5% пациентов были одиноки – не имели близких родственников или длительное время не поддерживали с ними отношения.

У каждого третьего (31,2%) обследованного общение было ограничено семейным окружением, в том числе по инициативе больного. В 4,3% случаев круг общения был чрезвычайно узок и ограничивался лишь ближайшим окружением, в основном членами семьи по их инициативе; потребность иметь друзей у каждого второго (в 47,3% случаев) была слабо выражена. Лишь 12,6% больных на момент обследования состояли в браке, более 35% пациентов никогда не были замужем или женаты. В 36,6% случаев больной занимал подчиненное положение в семье, целиком зависел от ближайших родственников, с его мнением не считались, однако в 69,9% наблюдений пациенты были довольны своим статусом.

Исследование материального благосостояния выявило значительную долю больных (44,1%), находящуюся в тяжелом и бедственном финансовом положении, которые с трудом «сводили концы с концами», носили чрезвычайно старые вещи, плохо питались, недоедали.

Российский психиатрический журнал № 4, 2008

71

ОРГАНИЗАЦИЯ ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ

 

 

 

 

 

 

 

 

Баллы

 

 

 

 

 

 

 

(«травки») в 16,3% случаев, прак-

 

 

 

 

 

 

 

тически каждый второй мужчи-

100

**

 

 

 

 

 

 

*

 

 

 

 

 

на (49%) свидетельствовал и об

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

90

 

 

 

 

 

 

 

эпизодическом

употреблении

80

*

 

 

 

*

 

*

алкогольных напитков (не реже

70

 

 

 

*

2–3 раз в месяц).

 

 

 

 

 

 

 

 

Не удовлетворены жизнью «в

 

 

 

 

 

 

 

 

60

 

 

 

*

 

 

 

целом» были 14% обследован-

 

 

 

 

**

 

 

ных, 23,7% были скорее не удов-

50

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

летворены, чем удовлетворены,

 

 

 

 

 

 

 

 

40

 

 

 

 

 

 

 

а 7% мужчин были, по их мнению,

30

 

 

 

 

 

 

 

абсолютно несчастливы.

20

 

 

 

 

 

 

 

Оценка психологического ком-

 

 

 

 

 

 

 

понента здоровья (по опроснику

 

 

 

 

 

 

 

 

10

 

 

 

 

 

 

 

SF-36) оказалась ниже по срав-

0

 

 

 

 

 

 

 

нению с контрольной группой в

 

 

 

 

 

 

 

1,4 раза. Особенно выделяются

ОСЗ

ФФ

PФФ

PЭФ

ФБ

Ж

ПЗ

в худшую сторону такие харак-

 

 

 

Шкалы SF=36

 

 

 

 

 

Основная группа

 

Контроль

 

 

теристики, как ролевое эмоци-

 

 

 

 

 

 

 

 

ональное

функционирование

Рис. 1. Распределение показателей SF-36 в основной группе и контроле.

 

(26,8±2,52

против

56,6±2,52,

П р и м е ч а н и я: 1. * – p<0,001; ** – p>0,05.

 

 

 

p<0,001),

жизнеспособность

2. ОСЗ – общее состояние здоровья; ФФ – физическое функционирование; РФФ –

(50,5±2,14

против

66,2±1,51,

ролевое физическое функционирование; РЭФ – ролевое физическое функциониро-

вание; СФ – социальное функционирование; ФБ – физическая боль; Ж – жизнеспо-

p<0,001), психическое здоровье

собность; ПЗ – психическое здоровье.

 

 

 

 

(49,7±2,11

против

72,2±1,41,

 

 

 

 

 

 

 

 

p<0,001) (рис. 1).

 

 

Баллы

 

 

 

 

 

 

 

Физический

компонент здо-

6

 

 

 

 

 

 

 

ровья больных шизофренией и

 

 

 

 

 

 

 

расстройствами шизофреничес-

 

 

 

 

 

 

 

 

5

 

 

 

 

 

 

 

кого спектра отличался от кон-

 

 

 

 

 

 

 

трольной группы незначитель-

 

 

 

 

 

 

 

 

4

 

 

 

 

 

 

 

но – ниже в 1,2 раза по таким

*

 

*

 

*

**

 

 

категориям,

как общее состоя-

*

 

 

 

 

ние здоровья (60,3±2,26 против

3

 

 

 

 

 

 

 

 

*

*

 

 

 

 

 

 

72,5±1,26, p<0,001) и ролевое

 

 

 

 

 

 

 

 

2

 

 

 

 

 

 

 

физическое функционирование

1

 

 

 

 

 

 

 

(77,85±2,52 против 92,18±1,26,

 

 

 

 

 

 

 

p<0,001). Полученные резуль-

0

 

 

 

 

 

 

 

таты

свидетельствуют

о сниже-

 

 

 

 

 

 

 

нии

качества

жизни

больных

I

II

III

 

IV

V

VI

VII

 

шизофренией и расстройствами

 

 

 

Cимптом

 

 

 

 

 

До лечения

После лечения

 

шизофренического спектра.

 

 

 

 

 

В процессе терапии отмеча-

Рис. 2. Динамика негативной симптоматики у больных шизофренией и расстройства-

лось

значительное

 

снижение

ми шизофренического спектра в процессе терапии.

 

 

выраженности

психопатологи-

П р и м е ч а н и я: 1. *– p<0,001; ** – p>0,05 в сравнении результатов до и после лечения.

ческой симптоматики (по шкале

2. I – притупленный эффект; II – эмоциональная отгороженность; III – трудности в обще-

PANSS на 26,8%, p<0,001) и

нии; IV – пассивно-апатическая отгороженность; V – нарушение абстрактного мышления;

VI – нарушение спонтанности и плавности речи; VII – стереотипное мышление.

 

изменение субъективных оценок

 

 

 

 

 

 

 

 

больных в позитивную сторону

 

 

 

 

 

 

 

 

(рис. 2, 3). Анализ показал, что

В 39,8% случаев при общении с окружающими

улучшение затрагивало широкий спектр различных

у пациентов отмечался общий фон недовольства,

симптомов, укладывающихся в клиническую карти-

почти у каждого второго (в 46,2% случаев) наблю-

ну шизофрении. Наибольшие изменения касались

далась легкая раздражительность.

 

продуктивной психопатологической симптоматики,

Вредные привычки в виде курения, злоупотреб-

в частности, таких признаков, как бред (4,73±0,08

ления алкоголем были выявлены у каждой третьей

против 3,0±0,08), галлюцинации (4,04±0,08 против

женщины (33,3%), мужчины указывали на эпизо-

2,33±0,08), подозрительность, идеи преследова-

дическое

употребление психоактивных

веществ

ния (4,23±0,12 против 2,53±0,10), враждебность

72

 

 

 

 

 

 

Российский психиатрический журнал № 4, 2008

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

З.Ф. Мухаметшина

(3,63±0,10 против 2,07±0,04) и

Баллы

 

 

 

 

 

 

возбуждение (3,77±0,06 против

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2,12±0,02). Как видно на рис. 3,

6

 

 

 

 

 

 

 

имеет место снижение интенсив-

 

 

 

 

 

 

 

 

ности галлюциноза, дезактуали-

5

 

 

 

 

 

 

 

зация бредовых идей, уменьше-

4

 

 

 

 

 

 

 

ние аффективной заряженности.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Статистически

значимо

пози-

3

**

**

 

 

 

 

тивная

симптоматика

редуци-

 

 

 

 

 

**

 

 

 

 

**

 

 

 

ровалась к 6-й неделе терапии

 

 

 

 

**

 

**

2

 

 

 

 

 

(p<0,001).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

*

 

 

 

Негативные

симптомы-при-

1

 

 

 

 

 

 

знаки шкалы PANSS были в

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

меньшей степени подвержены

0

 

 

 

 

 

 

 

изменениям, различия

достига-

 

I

II

III

IV

V

VI

VII

ли статистической значимости

 

 

 

 

Cимптом

 

 

 

по таким признакам, как притуп-

 

 

 

До лечения

 

После лечения

 

ленный аффект (3,80±0,08 про-

 

 

 

 

 

Рис. 3. Динамика позитивной симптоматики у больных шизофренией и расстройства-

тив 3,17±0,06),

эмоциональная

 

ми шизофренического спектра в процессе терапии.

 

 

отгороженность (3,69±0,08 про-

 

 

 

П р и м е ч а н и я: 1. *– p<0,01; ** – p<0,001 в сравнении результатов до и после лечения.

тив 2,89±0,06), социальная отго-

2. I – бред; II – расстройство мышления; III – галлюцинации; IV – идеи величия;

роженность

(3,74±0,10

против

V – возбуждение; VI – идеи преследования; VII – враждебность.

 

 

2,98±0,08),

трудности общения

 

 

 

 

 

 

 

 

(3,60±0,08

против 3,06±0,06),

 

 

 

 

 

 

 

 

нарушение спонтанности речи (2,94±0,10 против

 

значимые из которых – семейный статус, образова-

2,47±0,06),

стереотипное

мышление

(2,96±0,06

 

ние, работа, социально-бытовые взаимоотношения,

против 2,46±0,06). На фоне редукции психопато-

 

материальное положение, а также осложняющая

логической симптоматики у больных отмечалось

 

патология и патопластический фон. На показатели

и улучшение субъективных оценок – это касалось

 

их качества жизни существенное влияние оказы-

удовлетворенности как жизнью «в целом» (с 51,6 до

 

вает выраженность психопатологической симпто-

62,4%), так и отдельными ее сторонами.

 

 

матики.

 

 

 

 

Таким образом, социальная адаптация и качес-

 

Выявленные особенности целесообразно учиты-

тво жизни больных шизофренией и расстройства-

 

вать при планировании мероприятий, направленных

ми шизофренического спектра зависят от ряда

 

на повышение социального статуса и адаптацион-

социальных и биологических факторов, наиболее

 

ных возможностей данного контингента больных.

Литература

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1. Головина А.Г. Адаптация подростков больных шизофрени-

 

Качество жизни детей и подростков с психическими

ей, в родительской семье (на примере приступообразно-

 

расстройствами: проблема оценки // Соцiальна педiатрiя. –

прогредиентной и вялотекущей шизофрении): Автореф.

 

Киiв, 2001. – В.1. – С. 421–424.

 

 

дис. ... канд. мед. наук. – М., 2000.

 

 

 

5. Тювина Н.А. Психические заболевания: клиника, лечение,

2. Гурович И.Я., Шмуклер А.Б. Опросник для оценки социального

 

профилактика. – М., 1997. – 256 с.

 

 

функционирования и качества жизни психически больных // 6. Karow A, Naber D. Subjective well-being and quality of life

Социал. и клин. психиатрия. – 1998. – Т. 8, № 2. – С. 35–40.

 

under atypical antipsychotic treatment // Psychopharmacology

3. Мосолов С.Н. Шизофрения // Медицинская газета. – 2000. –

 

(Berl). – 2002. – Vol. 162 (1). – P. 3–10.

 

 

№ 93. – С. 8–9.

 

 

 

 

 

 

7. Miller Del D. Schizophrenia: its etiology and impact // Pharma-

4. Подкорытов В.С., Шестопалова Л.Ф., Скрынник О.В. и др.

 

cotherapy. – 1996. – Vol. 1. – P. 2–5.

 

 

Российский психиатрический журнал № 4, 2008

 

 

 

 

 

73

ДЕТСКАЯ И ПОДРОСТКОВАЯ ПСИХИАТРИЯ

© Г.Г. Симуткин, Н.М. Попова, 2008

Для корреспонденции

УДК 616-039.18+616.895:616-053.2

Симуткин Герман Геннадьевич – доктор медицинских наук,

 

ведущий научный сотрудник отделения аффективных состояний

 

ГУ НИИ психического здоровья ТНЦ СО РАМН

 

Адрес: 634014, г. Томск, Сосновый бор, д. 14

 

Телефон: (382-2) 78-54-42

 

Е-mail: simutkin@pochta.ru

Г.Г. Симуткин, Н.М. Попова

Сезонное аффективное расстройство в детском и подростковом возрасте

Seasonal affective disorder in children and adolescents

G.G. Simutkin, N.M. Popova

In article is considered the literature review of epidemiological data about the seasonal affective disorder (SAD) in children and adolescents, clinical features of SAD in childhood. It includes the results of investigation by SPAQCA (Seasonal Pattern Assessment Questionnaire for Children and Adolescents) of 242 schoolchildren with the analysis of the rhythm and degree of seasonal sensitization. A peculiar rhythm of seasonal fluctuations of mood, vegetative, behavioral characteristics and school progress has been distinguished. The link of these characteristics with SAD is presented.

ГУ НИИ психического здоровья Томского научного центра Сибирского отделения РАМН

В статье рассматриваются литературные эпидемиологические данные о сезонном аффективном расстройстве (САР) у детей и подростков, особенности клинической картины САР в детском возрасте. Представлены результаты исследования 242 школьников с помощью опросника для оценки сезонного паттерна у детей и подростков с анализом ритма и степени сезонной чувствительности у обследуемых учеников. У школьников выявлен своеобразный ритм сезонных колебаний настроения, вегетативных, поведенческих характеристик и школьной успеваемости. Предполагается связь этих характеристик с САР и суб-САР.

Несмотря на достаточно продолжительный срок, прошедший с момента клинического описания так называемого сезонного

аффективного расстройства (САР) [13], и ряд работ, посвященных различным аспектам САР, данная проблема продолжает активно обсуждаться в контексте эпидемиологии, этиологии, патогенеза, диагностики и эффективных способов терапии [1–4, 7, 8]. Клиническое своеобразие САР выражается как в сезонном паттерне появления аффективных фаз, так и в самой клинической картине, где преобладают атипичные депрессивные (вегетативные) симптомы: удлинение продолжительности сна, дневная сонливость, предпочтение углеводистой пищи, увеличение аппетита и массы тела, а также обратный суточный ритм. Распространенное представление о САР как о преимущественно «зимней» депрессии

впоследние годы подвергается сомнению [17]. В течение последних лет широко обсуждается и проблема субсиндромальных форм САР – суб-САР [7, 9]. Эпидемиологические данные в отношении САР и суб-САР, собранные в разных странах мира, имеют весьма широкий диапазон. По данным N.E. Rosenthal [10], 6,1% населения США страдает САР, а 14,3% – суб-САР. К настоящему времени патогенез САР остается не совсем ясным, хотя указывается, что важную роль

вразвитии этого расстройства может играть дефицит света в осен- не-зимний период [8].

74

Российский психиатрический журнал № 4, 2008

Эпидемиологические и клинические данные последних лет показывают тесную связь САР с детским

иподростковым возрастом. Считается, что средний возраст к началу САР колеблется в диапазоне между 30 и 40 годами [10]. Однако примерно у трети больных начало САР приходится на детский возраст. При этом у девушек симптомы САР проявляются тем раньше, чем раньше происходит их половое созревание [14, 15]. По данным S.E. Swedo и соавт. [15], в возрасте 9–19 лет САР встречается у 1,7–5,5% детей и подростков, причем максимальное количество случаев приходится на лиц женского пола в постпубертатном возрасте. Согласно N.E. Rosenthal

исоавт. [11, 14], в случае зимней депрессии у детей в их поведении и психическом состоянии отмечаются характерные признаки: затруднение с утренним подъемом, частые жалобы на общее недомогание, усталость, раздражительность, пропуски занятий

ипривычка «кусочничать». N. P. Gruber, S.C. Dilsaver

[6]также отмечают, что САР часто начинается в детском возрасте (23%) и зачастую за нарушениями в аффективной сфере следуют нарушения пищевого поведения (25,5%).

M.A. Carskadon и соавт. [5] полагают, что примерно 3–4% американских школьников страдают от САР, и этим отчасти может объясняться сезонная ритмика школьных успехов. Согласно мнению S.E. Swedo и соавт. [16], детей, страдающих САР, можно эффективно лечить с помощью яркого света.

Эпидемиологические исследования в отношении САР и суб-САР в настоящее время опираются на использование скрининговых опросников, наиболее распространенным из которых является Seasonal Pattern Assessment Questionnaire – SPAQ (Опросник для оценки сезонного паттерна) [12]. Данный опросник достаточно хорошо экранирует САР и суб-САР и позволяет ретроспективно оценить величину сезонных колебаний как собственно настроения, так и таких характеристик, как сон, социальная деятельность, масса тела, аппетит и энергичность. Что касается скрининга САР у детей, то наиболее используемым в этом отношении инструментом является опросник SPAQ для детей и подростков (Seasonal Pattern Assessment Questionnaire for Children and Adolescents: SPAQ-CA) [15].

Для диагностики САР по данным SPAQ-CA необходимо соблюдение целого ряда условий. Первый раздел SPAQ-CA позволяет оценить ритм сезонной чувствительности обследуемого ребенка. Согласно рекомендациям авторов опросника, ребенок, который страдает, например, зимним САР, должен чувствовать себя наихудшим образом в январе или феврале (в принципе это возможно и в другие месяцы года для других вариантов САР) по крайней мере по одному параметру в утверждениях первого раздела опросника: «Я чувствую меньше всего энергии…», «Я больше всего раздражителен…» или «Я чувствую себя хуже всего…».

Г.Г. Симуткин, Н.М. Попова

По данным второго раздела SPAQ-CA, базисным вопросом которого является вопрос о том, «насколько сильно изменяются в зависимости от сезона года нижеследующие пункты?», может быть вычислена

степень сезонной чувствительности обследуемого ребенка путем суммирования баллов по отдельным пунктам этого раздела. Всего таких пунктов во втором разделе опросника представлено 11: длительность сна; злость и конфликтность; общительность; потребление сигарет, алкоголя, наркотических средств; настроение; учебные проблемы; школьные оценки; масса тела; раздражительность; уровень энергии и аппетит. Для каждого пункта возможный диапазон ответов колеблется в пределах 0–4 баллов (что соответствует ответам: нет сезонных изменений, легкие изменения, умеренные изменения, выраженные изменения и крайне выраженные изменения). Таким образом, в целом степень сезонной чувствительности может быть в пределах 0–44 баллов. По данным S.E. Swedo

исоавт. [15], в качестве пограничного значения может рассматриваться показатель в 21 балл. При этом авторы подчеркивают, что это значение установлено в определенной степени произвольно и что сезонные проблемы у детей и подростков могут иметься в наличии и при более низких балльных показателях.

Третий раздел SPAQ-CA устанавливает, является ли САР проблемой для ребенка; и в случае если это так, то в какой степени выраженности. Диапазон ответов, таким образом, в третьем разделе SPAQCA может варьировать от отрицания сезонных колебаний до обозначения этой проблемы как «небольшой», «довольно серьезной», «очень серьезной» или «выводящей из строя». Необходимым требованием для диагностики САР у детей, согласно рекомендациям авторов опросника, является обозначение ребенком сезонных колебаний как «довольно серьезной проблемы».

S.E. Swedo и соавт. [15] отмечают, что этот критерий необходим для наличия четкой границы, не позволяющей диагностировать САР у детей слишком часто. Однако, по мнению вышеуказанных авторов, исходя из родительской точки зрения, высказывание ребенка о том, что он ощущает сезонные изменения вообще как проблему, уже может быть поводом для организации помощи. Молодые люди часто могут недооценивать проблему, которую им доставляют сезонные изменения обсуждаемых параметров. В случае незначительной выраженности сезонных изменений различных параметров, обнаруживаемых с помощью SPAQ-CA, простыми, но полезными контрмерами, по мнению S.E. Swedo

исоавт. [15], могут быть, например, ежедневные прогулки на открытом воздухе в светлое время дня в течение по крайней мере получаса.

Цель настоящего исследования заключалась в изучении частоты встречаемости САР, в оценке

Российский психиатрический журнал № 4, 2008

75

ДЕТСКАЯ И ПОДРОСТКОВАЯ ПСИХИАТРИЯ

 

 

 

 

 

 

ритма и степени сезонной чувствительности, а так-

шенных учащихся (7,4% – 18 человек, из которых

же степени выраженности проблемы сезонных

10 – девочки и 8 – мальчики) соответствовала кри-

колебаний таких параметров, как длительность сна;

териям суб-САР, т.е. когда в одних случаях степень

злость и конфликтность; общительность; потреб-

сезонной чувствительности была выше 21 балла,

ление сигарет, алкоголя, наркотических средств;

но отрицалось наличие сезонных проблем или их

настроение; учебные проблемы; школьные оценки;

выраженность оценивалась как небольшая, а в

масса тела; раздражительность; уровень энергии;

других случаях степень сезонной чувствительности

аппетит и общее самочувствие, в выборочной попу-

была чуть ниже 21 балла, но признавалось наличие

ляции школьников г. Томска.

 

 

 

сезонных проблем с оценкой их степени выражен-

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ности как «очень серьезная» и выше.

 

Материал и методы

 

 

 

 

Оценка ритма сезонной чувствительности обсле-

 

 

 

 

дуемых (т.е. выявление тех месяцев в году, когда

 

 

 

 

 

 

 

 

 

обследуемые школьники чувствовали себя «наиме-

Всего были обследованы 242 учащихся средней

нее энергично», «хуже всего» и были «наиболее раз-

школы и лицея г. Томска, из которых 88 (36,4%)

дражительны») выявила своеобразный «сезонный

мальчиков и 154 (63,6%)

девочки. Средний воз-

профиль» этих показателей в исследуемой выборке.

раст обследованных мальчиков и девочек состав-

Наиболее часто в качестве первого месяца, когда

лял соответственно 14,9±1,3 года (М±SD) и

школьники чувствовали себя «наименее энергич-

15,4±1,6 года. Инструмент

обследования – SPAQ-

но», указывался январь (18,6%), февраль (8,7%) и

CA [15]. Обработка результатов проводилась с

апрель (8,3%). Обращает на себя внимание тот факт,

использованием пакета стандартных прикладных

что эти месяцы совпадают с началом учебы после

программ Statistica for Windows (V. 6.0).

 

зимних и весенних каникул. Следует отметить, что

 

 

 

 

 

 

 

 

 

30,6% школьников не жаловались на колебания

Результаты

 

 

 

 

 

 

 

уровня своей энергичности в течение года.

 

 

 

 

 

 

 

Первый месяц в году, который обследуемые

 

 

 

 

 

 

 

 

 

школьники чаще всего соотносили с месяцем

В соответствии с данными, полученными в

«наибольшей раздражительности», – март (11,6%),

ходе скринингового обследования школьников с

сентябрь (9,5%) и январь (7,4%), но 44,6% школьни-

помощью опросника SPAQ-CA, частота встречае-

ков не выделяли сезонных колебаний уровня своей

мости САР по жестким критериям, предлагаемым

раздражительности.

 

 

 

S.E. Swedo и

соавт. [15],

в

обследуемой выбор-

Первый месяц в году, который обследуемые

ке составляла 6,6% (16 человек – 9 девочек и

школьники чаще всего соотносили с месяцем

7 мальчиков). Следует

отметить,

что

часть опро-

«наихудшего самочувствия» – январь (11,6%), март

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

(7,4%) сентябрь (7,9%) и февраль

 

50

 

 

 

 

 

 

 

 

 

(6,6%), но 49,6%

школьников

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

не отмечали колебаний уровня

 

45

 

 

 

 

 

 

 

 

 

своего самочувствия в течение

 

40

 

 

 

 

 

 

 

 

 

года. Обобщенно

вышеуказан-

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ные данные иллюстрирует рис. 1.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

35

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Необходимо отметить, что девоч-

обследуемых

30

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ки по сравнению с мальчиками

 

 

 

 

 

 

 

 

 

реже не отмечали сезонных коле-

25

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

баний в уровне энергичности, раз-

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

20

 

 

 

 

 

 

 

 

 

дражительности и

общего само-

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

чувствия (соответственно 27,9 и

%

15

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

35,2%; p<0,05, 2-статистика).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

10

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Таким образом, ритм сезон-

 

5

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ной чувствительности у обсле-

 

0

 

 

 

 

 

 

 

 

 

дуемых школьников (особенно у

 

 

 

 

 

 

 

 

 

.

девочек) наиболее нестабилен

 

Январь Февраль

Март

Апрель

Май

Июнь

Июль

Август

Ноябрь Декабрь Нет

 

разл

 

по

вектору

«энергетического

 

 

 

 

 

 

Сентябрь Октябрь

 

баланса» (три пика в течение

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Наименьшая энергичность

 

 

года – январь-февраль, апрель и

 

 

 

 

 

Наибольшая раздражительность

 

 

сентябрь), кривые частот встре-

 

 

 

 

 

Наихудшее самочувствие

 

 

чаемости месяцев

«наихудшего

 

 

 

 

 

 

 

самочувствия» и

«наибольшей

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рис. 1. Ритм сезонной чувствительности по месяцам у обследованных школьников

раздражительности» имеют вол-

 

(n=242).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

нообразный

профиль с двумя

76

 

 

 

 

 

 

 

 

Российский психиатрический журнал № 4, 2008

пиками (соответственно в январе, сентябре и в марте, сентябре).

Средняя суммарная длительность «наименее энергичного периода» в году, в случае его выделения, составила 2,6±1,9 месяца, «наиболее раздражительного периода» – 2,2±1,5 месяца и «наиболее худшего по самочувствию периода» – 1,9±1,5 месяца. Другими словами, наиболее продолжительный период в году сопровождался именно снижением энергичности (p<0,05, t-критерий).

Анализ субъективных оценок школьниками степени сезонных изменений у себя таких параметров, как длительность сна, злость и конфликтность, общительность, потребление сигарет, алкоголя, наркотических средств, настроение, учебные проблемы, школьные оценки, масса тела, раздражительность, уровень энергии и аппетит (рис. 2), показал, что наиболее выраженные сезонные изменения касаются таких пунктов, как настроение (1,4±0,1 балла, M±m), уровень энергии (1,2±0,1 балла), школьные оценки (1,1±0,1 балла) и учебные проблемы (1,1±0,1 балла).

Средняя степень сезонной чувствительности у

обследуемых школьников может быть оценена на уровне 11,0±7,4 балла. Данный показатель не был связан с полом обследуемых и соответственно у мальчиков составлял 11,2±7,7 балла, а у девочек 10,9±7,3 балла (ANOVA, p=0,79). Степень сезонной чувствительности была тесно связана с оценкой сезонности как проблемы (15,3±8,2 балла) и статистически значимо (ANOVA, p<0,001) отличалась от соответствующего показателя (8,7±5,8 балла)

вслучае отрицания сезонных колебаний как проблемы той или иной степени выраженности.

В35,5% случаев (86 человек: 23 мальчика и 63 девочки) обследуемые школьники оценивали сезонные колебания своего самочувствия как проблему,

вто время как 64,5% обследуемых (156 человек: 65 мальчиков и 91 девочка) не считали это проблемой. Частота оценки сезонных колебаний исследуемых параметров по SPAQ-CA как проблемы в исследуемой выборке школьников зависела от пола: девочки чаще (73,3%) квалифицировали наличие сезон-

ных колебаний своего самочувствия как проблему (p<0,05, 2-статистика).

Вслучае признания сезонных колебаний самочувствия проблемой степень выраженности данной проблемы варьировала от «небольшой» (61 человек – 70,9%), «довольно серьезной» (17 человек – 19,8%), «очень серьезной» (3 человека – 3,5%) и до «выводящей из строя» (5 человек – 5,8%).

Корреляционный анализ по Пирсону показывает, что из 11 параметров, включенных во второй раздел опросника SPAQ-CA и позволяющих оценить степень сезонной чувствительности у обследуемых школьников, наиболее тесная взаимосвязь выявляется между сезонными изменениями раздражительности (r=0,74, p<0,01), уровнем энергии (r=0,73,

Г.Г. Симуткин, Н.М. Попова

p<0,01), настроением (r=0,69, p<0,01), учебными проблемами (r=0,67, p<0,01) и суммарным показателем степени сезонной чувствительности. Следует отметить, что в целом практически все пункты второго раздела SPAQ-CA достаточно хорошо коррелировались не только с суммарным показателем степени сезонной чувствительности, но и между собой.

Настроение, как наиболее изменяемая в течение года характеристика, в свою очередь тесно коррелировало с сезонными изменениями уровня энергии (r=0,53, p<0,01), раздражительности (r=0,51, p<0,01), учебных проблем (r=0,38, p<0,01), сна (r=0,35, p<0,01) и аппетита (r=0,34, p<0,01).

Обсуждение

Результаты проведенного исследования позволяют говорить о достаточно высокой частоте встречаемости САР (6,6%), а также так называемого субсиндромального САР (7,4%) у школьников. Анализ ритма сезонных изменений у школьников таких характеристик, как энергичность, раздражительность и общее самочувствие, показывает наличие у них своеобразного «сезонного профиля» вышеуказанных характеристик. Наиболее часто ухудшение этих параметров приходится на сентябрь, январь и март – время, совпадающее с началом первой, третьей и четвертой четвертей учебного года. При этом наиболее нестабильным параметром у школьников (особенно у девочек) в течение года является уровень энергичности. Подобного рода нестабильность отмечается в 55,4% случаев. Средняя кумулятивная продолжительность циклически повторяющихся из года в год периодов снижения энергич-

1,6

1,4

SPAQ=CA

1,2

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

по

1,0

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

балл

0,8

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Средний

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

0,6

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

0,4

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Mean

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

±SE

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

0,2

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

±1,96*SE

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

0,0

Сон

 

Общит.

 

 

Настр.

Оценки

 

 

Раздр.

 

Аппетит

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Конфл.

Нарк.

Уч. пробл.

Mасса

Ур. энерг.

Рис. 2. Средние баллы по пунктам второго раздела SPAQ-CA «Степень сезонной чувствительности» у обследованных школьников (n=242).

Российский психиатрический журнал № 4, 2008

77

ДЕТСКАЯ И ПОДРОСТКОВАЯ ПСИХИАТРИЯ

ности, повышенной раздражительности и наихудшего самочувствия в обследуемой выборке школьников составляет около 1,9–2,6 месяцев.

Детальный анализ степени выраженности сезонных колебаний у школьников таких характеристик, как длительность сна, злость и конфликтность, общительность, потребление сигарет, алкоголя, наркотических средств, настроение, учебные проблемы, школьные оценки, масса тела, раздражительность, уровень энергии и аппетит, показал, что наиболее выраженными являются сезонные флуктуации настроения, уровня энергии и школьных успехов (оценки и учебные проблемы).

При этом, оценивая выраженность сезонных колебаний вышеуказанных параметров, школьники в 35,5% случаев обозначали это как проблему, а почти третья часть школьников (29,1%) из данной подгруппы обозначили эту проблему как «довольно серьезную», «очень серьезную» и даже «выводящую из строя».

Следует отметить, что фактор пола в данном исследовании играл статистически значимую роль в становлении ритма, но не влиял на степень сезонной чувствительности, хотя девочки чаще, чем мальчики, квалифицировали наличие сезонных колебаний своего самочувствия как проблему. Достаточно высокая коррелированность у обследуемых школьников сезонных колебаний настроения, комплекса вегетативных и поведенческих характеристик, а

Литература

также школьной успеваемости, регистрируемых с помощью опросника SPAQ-CA, указывает на возможность тесной патогенетической взаимосвязи между данными параметрами в контексте сезонного аффективного расстройства или его более мягкой субсиндромальной формы.

Таким образом, учет сезонной цикличности

внастроении, общей активности, поведенческих характеристиках и учебной успеваемости у детей и подростков с помощью первичного скрининга может быть полезен для раннего выявления и профилактики сезонных аффективных расстройств уже в детскоподростковом возрасте. Профилактический подход

вэтом случае может опираться на ряд соответствующих мероприятий, цель которых состоит в стабилизации биопсихосоциального функционирования школьников (так называемые ритмостабилизирующие мероприятия: например, режим дня, планирование и корректировка ритма умственной и физической нагрузки в школьных программах, световой режим и т.д.). Школьники, страдающие САР или субСАР, могут получить определенную терапевтическую выгоду от применения светотерапии.

Подобного рода исследования, безусловно, требуют своего продолжения в целях охвата большего количества детей и подростков, что соответственно обеспечит получение более репрезентативных данных и более надежную их интерпретацию.

1.Даниленко К.В. Клинико-биохимический анализ симптомов вегетативной дисфункции при сезонном аффективном расстройстве: Автореф. дис. ... канд. мед. наук. – Новосибирск, 1994.

2.Путилов А.А. Хронофизиологические механизмы, опосредующие действие яркого света на активность и настроение человека: Автореф. дис. ... д-ра биол. наук. – Томск, 1999.

3.Симуткин Г.Г. Сезонные аффективные расстройства (кли- нико-конституциональные и хронобиологические закономерности). – Томск: Изд-во Том. ун-та, 2005. – 360 с.

4.Смулевич А.Б. Депрессии при соматических и психических заболеваниях. – М.: МИА, 2003. – 432 с.

5.Carskadon M.A., Acebo C. Parental reports of deasonal mood and behaviour changes in children // J. Am. Acad. Child Adolesc. Psychiatry. – 1993. – Vol. 32. – P. 264–269.

6.Gruber N.P., Dilsaver S.C. Bulimia and anorexia nervosa in winter depression: lifetime rates in a clinical sample // J. Psychiatr. Neurosci. – 1996. – Vol. 21. – P. 9–12.

7.Kasper S., Wehr T., Bartko J. et al. Epidemiological findings of seasonal changes in mood and behavior. A telephone survey of Montgomery County, Maryland // Arch. Gen. Psychiatry. – 1989. – Vol. 46. – P. 823–833.

8.Lam R.W. (ed.): Seasonal Affective Disorder and Beyond. Light Treatment for SAD and Non-SAD Conditions. – Washington: American Psychiatric Press, 1998. – 327 р.

9.Rosen L.N., Targum S.D., Terman M. et al. Prevalence of seasonal affective disorder at four latitudes // Psychiatry Res. – 1990. – Vol. 31. – P. 131–144.

10.Rosenthal N.E. Seasons of the Mind. – N.Y.: Bantam, 1989. – 278 р.

11.Rosenthal N.E. Winter blues: seasonal affective disorder: what is it and how to overcome it. – N.Y.: The Guilford Press, 1993. – 326 p.

12.Rosenthal N.E., Bradt G.H., Wehr T.A. Seasonal Pattern Assessment Questionnaire (SPAQ). – Bethesda: National Institute of Menthal Health, 1987.

13.Rosenthal N.E., Sack D.A., Gillin J.C. et al. Seasonal affective disorder; a description of the syndrome and preliminary findings with light therapy // Arch. Gen. Psychiatry. – 1984. – Vol. 41. – P. 72–80.

14.Rosenthal N.E., Carpenter C.J., James S.P. et al. Seasonal affective disorder in children and adolescents // Am. J. Psychiatry. – 1986. – Vol. 143. – P. 356–358.

15.Swedo S.E., Pleeter J.D., Richter D.M. et al. Rates of seasonal affective disorder in children and adolescents // Am. J. Psychiatry. – 1995. – Vol. 152. – P. 1016–1019.

16.Swedo S.E., Allen A.J., Gold C.A. et al. A controlled trial of light therapy for the treatment of pediatric seasonal affective disorder //

J.

Am. Acad. Child. Adolesc. Psychiatry. – 1997. – Vol. 36,

N

6. – P. 816–821.

17.Wehr T.A., Sack D.A., Rosenthal N.E. et al. Seasonal affective disorder with summer depression and winter hypomania // Am. J. Psychiatry. – 1987. – Vol. 144. – P. 1602–1603.

78

Российский психиатрический журнал № 4, 2008

 

ТЕРАПИЯ ПСИХИЧЕСКИ БОЛЬНЫХ

© Л.Н. Горобец, 2008

Для корреспонденции

УДК 616.895.8:616.43

Горобец Людмила Николаевна – доктор медицинских наук,

 

руководитель отделения психиатрической эндокринологии

 

ФГУ «Московский НИИ психиатрии»

 

Адрес: 107076, г. Москва, ул. Потешная, д. 3

 

Телефон: (495) 963-14-13

Л.Н. Горобец

Нейроэндокринные дисфункции у больных шизофренией и шизоаффективным расстройством, развивающиеся в процессе длительной терапии атипичными антипсихотиками (эпидемиология, клиника, динамика)

ФГУ «Московский НИИ психиатрии Росздрава»

Neuroendocrine dysfunctions at sick of schizophrenia and schizoaffective disorders, developing during long therapy atypical antipsychotics (epidemiology, clinic, dynamics)

L.N. Gorobets

In present article in comparative aspect data about frequency

of occurrence, dynamics of formation and structural features neuroendocrine dysfunctions at sick by schizophrenia and schizoaffective disorders, formed during long against the relapse therapies risperidone, olanzapine, quetiapine, clozapine and amisulpride are discussed. 3 basic are allocated

a syndrome neuroendocrinе dysfunctions, frequency of their occurrence, characteristic for each of the studied preparations is certain. The analysis of studied parameters in view of the gender factor is lead.

В настоящей статье в сравнительном аспекте обсуждаются данные о частоте встречаемости, динамике формирования и структурных особенностях нейроэндокринных дисфункций у больных шизофренией и шизоаффективным расстройством, формирующихся в процессе длительной противорецидивной терапии рисперидоном, оланзапином, кветиапином, клозапином и амисульпридом. Выделено 3 основных синдрома нейроэндокринных дисфункций, определена частота их встречаемости, характерная для каждого из изученных препаратов. Проведен анализ изучаемых параметров с учетом гендерного фактора.

На протяжении двух последних десятилетий обнаруживается значительное количество публикаций, касающихся исследований час-

тоты встречаемости тех или иных нейроэндокринных дисфункций (НЭД) при терапии атипичными антипсихотиками (АА), которая колеблется от 3 до 90% [2–4, 20–24]. Накопленные к настоящему времени данные позволяют сделать довольно определенные выводы о том, что АА в значительной степени различаются между собой по структуре эндокринных побочных эффектов. Так, для оланзапина и клозапина более характерно развитие метаболических нарушений, для рисперидона и амисульприда – клинико-эндокринных проявлений гиперпролактинемии, тогда как при терапии кветиапином эндокринологические побочные эффекты практически отсутствуют. Однако частота встречаемости НЭД, сроки их формирования, а также структура основных эндокринных симптомокомплексов, специфических для определенного нейролептика, требуют дальнейшего изучения [1, 6–12, 15–19].

Целью настоящего исследования является сравнительное изучение популяционной распространенности, структурных особенностей,

Российский психиатрический журнал № 4, 2008

79

ТЕРАПИЯ ПСИХИЧЕСКИ БОЛЬНЫХ

 

 

 

 

а также частоты и сроков формирования НЭД в

(84 пациента) – оланзапином, 3-я (61 пациент) –

процессе

 

терапии

атипичными

антипсихотиками

клозапином; 4-я (68 пациентов) – кветиапином;

(рисперидон, оланзапин, клозапин, кветиапин, ами-

5-я (45 пациентов) – амисульпридом. Больные

сульприд).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

всех групп были сопоставимы по основным клини-

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ко-демографическим показателям. Дизайн иссле-

Материал и методы

 

 

 

 

 

 

 

дования – открытое сравнительное. Регистрация

 

 

 

 

 

 

 

показателей проводилась до начала терапии (фон) и

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

на 3, 6, 12 и 18-м месяцах терапии (1, 2, 3 и 4 этапах

В исследование были включены 346 пациентов

соответственно). Обследование носило стандарти-

(223 женщины и 123 мужчины в возрасте от 18 до

зированный характер, весь материал регистриро-

55 лет (средний возраст составил 36,7+2,82 года)

вался в специальной карте «Нейроэндокринные

с верифицированными диагнозами по МКБ-10

побочные эффекты психофармакотерапии», раз-

«параноидная шизофрения» (F-20.0) – 290 пациен-

работанной в отделе психиатрической эндокрино-

тов, «шизотипическое расстройство» (F-21.0) – 20

логии МНИИП Росздрава (регистрационная карта

пациентов

и

«шизоаффективное

расстройство»

имеет электронный аналог). Эпидемиологическая

(F-25.0) – 36 пациентов, наблюдавшихся амбу-

карта состоит из двух блоков информации. В пер-

латорно в ПНД № 8 г. Москвы и отделении пси-

вом блоке фиксировались: возраст и пол больных,

хиатрической эндокринологии Московского НИИ

время начала (длительность) и тип течения заболе-

психиатрии

Росздрава. Критериями включения

вания, наследственная отягощенность и наличие

для пациентов являлись: возраст от 18 до 55

эндокринных дисфункций в анамнезе, характер

лет; отсутствие органических заболеваний ЦНС;

предшествующей терапии, наличие эндокринных

отсутствие эндокринных заболеваний; отсутствие

дисфункций в момент назначения исследуемого

тяжелых форм соматических и гинекологических

препарата и ряд других.

заболеваний; отсутствие беременности и лакта-

Во втором блоке в динамическом аспекте на

ции; монотерапия одним из атипичных антипси-

определенных этапах терапевтического процес-

хотиков длительностью не менее 1,5 года. Было

са (3, 6, 12, 18-й месяцы) исследовались: индекс

сформировано 5 групп (группирующий признак

массы тела (ИМТ), масса тела, нарушения менс-

– монотерапия одним из изучаемых АА): 1-я группа

труального цикла у женщин, изменения пищевого

(88 пациентов) – при терапии рисперидоном, 2-я

поведения, расстройство либидо, эрекции и эяку-

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ляции у мужчин, галакторея, нагрубание и болез-

%

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ненность молочных желез, тахикардия, гирсутизим,

100

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

уровень сахара в крови и ряд других проявлений

90

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

НЭД. Помимо межгрупповых сравнений проводи-

80

*

 

 

 

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

лись внутригрупповые сравнения с учетом гендер-

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ного фактора. Статистическая обработка результа-

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

*

 

70

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

тов осуществлялась с использованием компьютер-

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

*

 

 

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ной программы Statistika-6.

60

 

 

 

 

 

 

 

 

 

*

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

50

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Результаты и обсуждение

40

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

30

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

НЭД были выявлены у 214 (61,8%) пациентов

20

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

из 346 обследованных нами больных. Из них у 63

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

(18,2%) мужчин и у 151 (43,6%) женщин (рис. 1).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

10

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Как следует из данных рис. 1, частота встречае-

0

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

мости НЭД в целом по группам находилась в преде-

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

лах от 49,1 до 73,8% случаев.

 

 

Оланзапин

 

Клозапин

Кветиапин

 

 

 

 

 

 

 

 

 

группа)

Всего

Достоверно чаще (p<0,01) НЭД формировались

 

 

 

 

 

 

Рисперидонгруппа)

 

 

группа)

 

 

группа)

 

группа)

 

 

 

(1=я

 

 

(2=я

 

 

 

(3=я

 

 

(4=я

 

Амисульприд

 

в процессе длительной терапии рисперидоном (1-я

 

 

 

 

 

 

 

 

(5=я

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Группы

 

 

 

 

группа) и оланзапином (2-я группа) (69,3 и 73,8%

 

Мужчины

 

 

 

 

Женщины

 

Групповые показатели

соответственно). При терапии клозапином (3-я

 

 

 

 

 

 

группа), кветиапином (4-я группа) и амисульпри-

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рис. 1. Частота встречаемости НЭД в процессе противореци-

дом (5-я группа) показатели частоты формирова-

ния нейроэндокринных дисфункций практически

 

дивной терапии атипичными антипсихотиками (%).

* – p<0,01 – достоверность внутригрупповых различий между

не различались (49,1; 51,4; 57,7% соответственно

мужчинами и женщинами (критерий 2);

 

 

 

 

препаратам).

† – p<0,01 – достоверность различий в выделенных группах

Анализ частоты встречаемости НЭД с учетом

(критерий 2).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

полового диморфизма внутри групп показал, что

80

Российский психиатрический журнал № 4, 2008

Соседние файлы в папке Российский психиатрический журнал