Добавил:
proza.ru http://www.proza.ru/avtor/lanaserova Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Скачиваний:
24
Добавлен:
15.09.2017
Размер:
1.55 Mб
Скачать

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

С.Г. Сукиасян, М.Я. Тадевосян

 

 

 

в 1980 г. понятие «посттравматическое стрессовое

ческие, и эпидемиологические, и терапевтические,

 

 

 

расстройство», интерес к этой проблеме заметно

и организационные вопросы, требующие осмысле-

 

 

 

возрос. Если за первые четыре года (1980–1984)

ния и решения. Проблема психических расстройств

 

 

 

было опубликовано 930 статей, то с 1995 по 1999 г. –

в экстремальных условиях обусловила ряд задач как

 

 

 

уже 8606, т.е. в 9 раз больше [89]. По данным

практического (решение вопросов планирования

 

 

 

D. Summerfield [93], до сентября 1999 г. было опуб-

и организации психолого-психиатрической помощи

 

 

 

ликовано более 16 000 статей. Среди них как ориги-

населению, пережившему землетрясение), так и тео-

 

 

 

нальные статьи, посвященные отдельным аспектам

ретического содержания (например, моделирование

 

 

 

ПТСР, так и аналитические и обзорные, исследую-

форм психического реагирования при аналогичном

 

 

 

щие прошлое, настоящее и будущее этой патологии

воздействии любой экстремальной ситуации) [12].

 

 

 

[95], а также острых и хронических стрессовых

Психологический аспект проблемы связан с реак-

 

 

 

расстройств [76]. Однако до сих пор не достигнуто

циями людей на бедствия независимо от того, носят

 

 

 

существенного прогресса в понимании общемеди-

они нормальный характер или являются патологичес-

 

 

 

цинских и философских вопросов этой проблемы.

кими. Психопатологический аспект акцентирует пси-

 

 

 

Не

решена

задача создания концептуаль-

хиатрические потери, т.е. величину, структуру и дина-

 

 

 

ной базы для понимания этих расстройств [99].

мику собственно психопатологических расстройств,

 

 

 

Высокозначимые травматические события в мире,

способы их предупреждения [22, 29, 87].

 

 

 

такие, как террористические атаки 11 сентяб-

Несомненно, что фактор психической травмы

 

 

 

ря, войны в Ираке и Афганистане, бомбежки в

играет ведущую роль в развитии постстрессовых

 

 

 

Лондоне и Мадриде, террористические акты на

психических расстройств. Но также не вызывает

 

 

 

территории России, ураган «Кэтрина» и цунами в

сегодня сомнений, что последние имеют мульти-

 

 

 

Юго-Восточный Азии, несомненно, способствуют

факторное и полигенное происхождение. «Анамнез

 

 

 

как росту общественного признания травмы, так

жизни» новейшей армянской государственности,

 

 

 

и росту профессионального интереса к ней. Число

социально-политические, экономические и мораль-

 

 

 

статей относительно катастроф за 5 лет, предшест-

но-психологические развития и события, а также

 

 

 

вующих событиям 11 сентября, увеличился за пери-

наш опыт изучения постстрессовых расстройств

 

 

 

од 5 лет после этих событий на 145% в специализи-

позволил нам выделить следующие основные груп-

 

 

 

рованных журналах и на 320% в общемедицинских

пы населения в Армении, подвергшегося психи-

 

 

 

журналах. Для Армении, армянского государства

ческой травматизации: пострадавшие при землет-

 

 

 

и армянского общества, переживающих сложную

рясении; участники боевых действий в Карабахе

 

 

 

общественно-политическую трансформацию, име-

и приграничных районах; беженцы из Азербайджа-

 

 

 

ющих в недавнем «анамнезе» как «общенациональ-

на; население приграничных районов, где проис-

 

 

 

ные»

стрессы

(катастрофическое землетрясение

ходили боевые действия; жертвы социально-поли-

 

 

 

в Спитаке 1988 г., национально-освободительную

тического кризиса и экономической катастрофы

 

 

 

войну в Арцахе, тяжелейший энергетический и эко-

в стране в середине 90-х гг. прошлого века. Выде-

 

 

 

номический кризис), так и локальные, «местного

ленные группы отличаются по численности, харак-

 

 

 

значения» стрессы (расстрел парламента в октябре

теру, интенсивности и структуре расстройств и

 

 

 

1999 г., события 1 марта, авиакатастрофа в Сочи),

очень часто перекрывают друг друга настолько,

 

 

 

посттравматические расстройства представляют

что порой трудно разграничивать эти патологичес-

 

 

 

несомненную

актуальность. Чередующиеся друг

кие состояния. Поэтому мы предпочитаем говорить

 

 

 

за другом экстремальные ситуации, вовлекающие

о полигенных многофакторных пролонгированных

 

 

 

большие массы людей, негативно сказываются

постстрессовых расстройствах [46].

 

 

 

на психическом и соматическом здоровье населе-

Кроме чередующихся травматических событий

 

 

 

ния, вызывая продолжительные состоянии психо-

большое значение для развития психических рас-

 

 

 

эмоционального стресса. Ситуацию в стране мож-

стройств имели психологическое состояние обще-

 

 

 

но сравнить «с жестким экспериментом на надеж-

ства и личностные особенности подвергающих-

 

 

 

ность и выживаемость одного небольшого народа

ся травме. Ситуацию на всем постсоветском про-

 

 

 

в исторически короткий промежуток времени» [47].

странстве и в том числе в Армении можно опре-

 

 

 

Однако в настоящее время проблема ПТСР находит

делить, как состояние «прогрессирующей аномии»

 

 

 

в Армении свое решение лишь на уровне инициа-

[55] со стороны большинства населения. Говоря об

 

 

 

тивных теоретических исследований.

«аномии», Б.Д. Цыганков и соавт. [55] имеют в виду

 

 

 

 

Начало «посттравматической» эре в Армении поло-

состояние дезориентации и деморализации в сло-

 

 

 

жило катастрофическое Спитакское землетрясение

жившейся ситуации, растущей апатии или глобаль-

 

 

 

1988 г. Оно заставило нас по-новому взглянуть

ной тревоги, социальной и политической индиффе-

 

 

 

на проблему психического здоровья и психических

рентности, состояние бессилия, безнадежности и

 

 

 

болезней огромных масс населения. Землетрясение

полного пессимизма перед будущим при гипертро-

 

 

 

поставило перед нами проблемы, о которых мы ранее

фии и переоценке всего прошлого (в том числе и

 

 

 

и не задумывались. Это и клинические, и психологи-

связанного с тоталитарным режимом). Практически

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Российский психиатрический журнал № 5, 2010

61

 

 

 

блок_РПЖ_5_2010_правка_перевёрст61 61

11.10.2010 16:46:34

КЛИНИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПСИХИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ

постоянно и непрерывно переживаемый многофак-

новых опасностей. Вместе с тем землетрясение –

торный стресс, с нашей точки зрения, вызвал в

это не только сугубо индивидуальное или групповое

армянском обществе ответные реакции, которые

потрясение, а коллективное, т.е. травма связана

можно подразделить на следующие типы: 1) рост

с разрушением устоявшихся связей, потерей или

соматической заболеваемости; 2) рост психической

угрозой потери чувства общности огромных масс

болезненности; 3) деморализация общества (поте-

людей [15, 57]. На клиническом уровне она прояв-

ря морально-нравственных устоев и ориентиров);

ляется в виде нарастающей апатии, деморализа-

4) асоциализация населения (рост криминального

ции, дезорганизации и отгороженности от других.

поведения, агрессивности, в том числе и аутоаг-

Социальная среда перестает выполнять защитные

рессивности, девиации поведения); 5) депопуляция

функции, вызывает изменения «картины мира», ощу-

(массовый исход коренного и некоренного насе-

щение потери своего «Я».

ления); 6) деградация (резкое снижение уровня

Феноменология психопатологических рас-

образования и интеллектуально-эмоционального

стройств после землетрясения проявляется так

уровня притязаний подрастающего поколения).

называемыми чистыми проявлениями психической

В основе этих реакций лежат по крайней мере

травмы и сочетанными формами, включающими

3 типа механизмов:

психические расстройства на фоне физических и

«уход в прошлое» (когда гипертрофируется и предшествующих травме психических нарушений. положительно оценивается все, что осталось По сути это психогенные (реактивные по клас-

«до травмы»);

сической терминологии) психические расстройст-

«трансформация», или замена существующих ва непсихотического или психотического уровня. социально-психологических проблем на пробЧастыми были депрессивные, астенические, тре-

лемы телесные и «духовные» (ипохондризация личности пациентов, интерес к религии, магии, мистицизму);

«дрейф в текущем времени», или прожигание жизни без цели и интересов.

По этиологии и содержанию всю совокупность постстрессовых расстройств в Армении мы подразделяем на 3 не равнозначные по последствиям, поставленным задачам, подходам и т.д. группы – посттравматические стрессовые расстройства (постстрессовые расстройства): а) у пострадавших при землетрясении; б) у беженцев; в) у участников боевых действий.

Психические нарушения в результате землетрясения. Показатели распространенности психических нарушений в результате землетрясений варьируют в больших пределах – от 7 до 60%. Согласно Ю.А. Александровскому и соавт. [2–4], непосредственно после катастрофы острые реактивные психозы возникают у 10–25% пострадавших, а на последующих этапах развития экстремальной ситуации психические нарушения колеблются в пределах 3–35% от всего пострадавшего населения. Спитакское землетрясение вызвало, говоря словами Л.Я. Брусиловского и соавт. [9], «пандемию нервнопсихического травматизма» с характерными тяжелыми травматическими поражениями, синдромом «длительного сдавления» различных частей тела, ранениями, ушибами, ожогами, сочетанной патологией.

В формировании психических реакций при землетрясениях, в отличие от боевых расстройств, доминируют два мотива психоэмоционального стресса: 1) неожиданно «свалившаяся на голову» потеря родных и близких, физическая травматизация, бездомность, одиночество, ощущение утраты; 2) постоянное пребывание в состоянии ожидания

вожные, психосоматические, психопатоподобные, истероформные расстройства, личностные формы реагирования, соматизированные (соматоформные) психические расстройства, сочетающиеся с вегетативно-сосудистыми и фобическими проявлениями [11, 13, 23, 26, 29, 44, 45]. Аналогичные состояния отмечались и после многих других землетрясений [6, 56].

Проблемы беженцев и психическая патология.

Проблема беженцев в конце ХХ – начале ХХI вв. приобрела особую актуальность в Европе и Америке, куда стали стекаться миллионы людей из азиатских

иафриканских стран. Основными факторами, приводящими к миграции, являются растущие экономические различия между богатыми и бедными странами, рост безработицы, отсутствие перспективы в собственной стране, а также природные катастрофы, войны, насилие, преследования и т.д. [38]. Освободившись от старых проблем, в новой стране беженцы встают перед новыми проблемами, среди которых наиболее существенные – отношения с новым обществом, усвоение нового языка и новой культуры. Эти проблемы во многих случаях становятся стрессогенными и подвергают людей риску возникновения психических расстройств.

Впервые за свою новую историю с проблемой беженцев столкнулась Армения (конец 80-х – начало 90-х гг. ХХ в.). Эти беженцы в корне отличались от «евроамериканских», поскольку мигрировали не в чужую страну, а на свою историческую родину. Основная причина массового переселения заключалась в возможном и реальном преследовании, насилии

исмерти. Потеря дома, работы, всех сбережений, а во многих случаях и убийство родных явились теми основным факторами, которые способствовали их переселению. Психическое здоровье беженцев прямо зависит от выраженности и массивности

62

Российский психиатрический журнал № 5, 2010

блок_РПЖ_5_2010_правка_перевёрст62 62

11.10.2010 16:46:34

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

С.Г. Сукиасян, М.Я. Тадевосян

 

 

 

перенесенного личностно значимого стресса (пси-

(или плохо им владеющие), имеющие высокий уро-

 

 

 

хической травмы), содержанием которого являются

вень образования, эти люди индустриального интел-

 

 

 

национальная принадлежность (унижение личного

лектуального труда, жившие в условиях больших и

 

 

 

и национального достоинства, оскорбление, пре-

малых городов, оказались в армяноязычной среде,

 

 

 

следование) и потеря (насильственная смерть род-

в большинстве в сельской местности, без работы

 

 

 

ных, друзей, соседей; без вести пропавшие). Про-

в силу экономического положения страны.

 

 

 

должающийся социально-экономический кризис в

Боевое стрессовое расстройство. Особую акту-

 

 

 

сознании беженцев отражается, по определению

альность представляют бывшие участники боевых

 

 

 

В.Л. Егоян, «или как очередная катастрофа, или

действий, которые, с точки зрения Н.В. Тарабриной

 

 

 

как новый пик в непрерывной цепи бедствий, даю-

[50], являются не только свидетелями насилия, но и

 

 

 

щих кумулятивный повреждающий эффект» [14].

его активными участниками. При этом как первое,

 

 

 

Как показали исследования центра «Стресс», для

так и второе являются источником травматических

 

 

 

беженцев критическая ситуация содержит три

переживаний. С нашей точки зрения, здесь есть и

 

 

 

составляющие: 1) социальная катастрофа в виде

третья сторона: боевой посттравматический стресс,

 

 

 

насилия и депортации; 2) социально-культурный

травмирующее событие не остается в прошлом, оно

 

 

 

стресс, вызванный переменой места жительства и

оказывает воздействие своей интенсивностью, пов-

 

 

 

влиянием непривычных паттернов семейного функ-

торяемостью и «продолжаемостью», т.е. источником

 

 

 

ционирования в новом социальном окружении;

травматических переживаний являются воспоми-

 

 

 

3) социально-экономический кризис. Для бежен-

нания о пережитом, а поддерживают пережива-

 

 

 

цев ухудшение экономического положения оказа-

ния трудно решаемые социально-экономические и

 

 

 

лось более значимым фактором, чем для коренных

морально-нравственные проблемы. Травмы (вна-

 

 

 

жителей, не потерявших имущество и жилье. Эконо-

чале боевые, затем моральные, личностные, соци-

 

 

 

мический кризис коренных жителей лишает настоя-

альные) следуют одна за другой, не давая возмож-

 

 

 

щего, а беженцев – будущего [14].

ности человеку прийти в себя. Эти события никоим

 

 

 

 

Условно мы выделяем 3 группы беженцев: «прак-

образом не укладываются в рамки предыдущего

 

 

 

тически здоровые», «проблемные» и «патологичес-

опыта личности и причиняют настолько сильные

 

 

 

кие» [46]. Наиболее нуждающейся в медико-соци-

страдания, что человек отвечает на них негативной

 

 

 

альной поддержке была последняя, «патологи-

бурной реакцией.

 

 

 

ческая» группа, которую составили беженцы, пол-

Американские исследователи [63] отмечают, что

 

 

 

ностью лишившиеся своего имущества и реально

из почти 2-миллионного контингента Вооруженных

 

 

 

пережившие угрозу собственной жизни. Среди них

сил США, участвующего в войне Персидского зали-

 

 

 

отмечалась высокая болезненность. Исследования,

ва за два года (июнь 1991 г. – сентябрь 1993 г.),

 

 

 

проведенные в 1991 г. сотрудниками центра

30 539 (1,54% контингента) первичных госпитализа-

 

 

 

«Стресс» в одном из прифронтовых районов

ций были связаны с психическими расстройствами.

 

 

 

Армении, где проживали беженцы и депортирован-

По данным RA. Bryant и соавт. [59], ПТСР был диаг-

 

 

 

ные, показали, что из обратившихся за медицин-

ностирован у 27% пациентов, перенесших черепно-

 

 

 

ской помощью 107 пациентов беженцы и депорти-

мозговую травму.

 

 

 

рованные составляли 80,4% и буквально все имели

Обследуя группу ветеранов войны на Фолклендах,

 

 

 

проблемы с психическим здоровьем. Причем у

L.S. O’Brien и S.J. Hughes выявили у половины

 

 

 

подавляющего большинства (93,5%) обследован-

обследованных признаки ПТСР, а у 22% – полную

 

 

 

ных были выявлены непсихотические психические

картину ПТСР. Авторы отмечают, что наличие при-

 

 

 

нарушения и лишь в 6,5% случаев – психотичес-

знаков ПТСР было связано с интенсивностью бое-

 

 

 

кие расстройства, представленные шизофренией

вого опыта [85].

 

 

 

и старческим психозом [8]. Основными факторами,

По данным социологических исследований, осу-

 

 

 

способствующими развитию этих психопатологи-

ществленных в России, примерно у 70% военнослу-

 

 

 

ческих состояний, были «изменение смысла», пере-

жащих, принимавших участие в боевых действиях

 

 

 

оценка ситуации как пережитой, так и актуальной

во время локальных войн в Афганистане, Абхазии,

 

 

 

на данный момент, а также наслоение новых пси-

Таджикистане, Чечне, проявляются психогенные

 

 

 

хотравмирующих переживаний (вторичный стресс).

расстройства. Хронические посттравматические

 

 

 

В результате у пациентов возникали серьезные

состояния, вызванные боевым стрессом, выявля-

 

 

 

проблемы адаптации в новых условиях [66].

ются у 15–20% военнослужащих [16, 18]. Как отме-

 

 

 

 

Следует указать на культуральные особенности

чает в своем аналитическом обзоре Е. Хмельницкая

 

 

 

травмы у беженцев. Беженцы-армяне из Азербайд-

[54], высоко распространенные психологические

 

 

 

жана (страны, объединяющей многие националь-

проблемы у воинов-афганцев и воинов – участ-

 

 

 

ности, культуры и религии) оказались на своей исто-

ников чеченского конфликта различны. Спустя

 

 

 

рической родине в мононациональном окружении и

4–5 мес после прекращения боевых действий пси-

 

 

 

с другими культуральными особенностями. В массе

хологические характеристики оказались превы-

 

 

 

своей русскоязычные и не знающие родного языка

шены с точки зрения общепринятой нормы у 72%

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Российский психиатрический журнал № 5, 2010

63

 

 

 

блок_РПЖ_5_2010_правка_перевёрст63 63

11.10.2010 16:46:34

КЛИНИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПСИХИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ

воинов-афганцев и у 96% ветеранов событий на Северном Кавказе.

Статистическими данными по Армении мы не располагаем, поскольку эпидемиологические исследования в стране не проводились. По результатам проведенного нами исследования в рамках научной программы «Аффективные и обусловленные стрессом психические расстройства в общемедицинской сети: раннее выявление и организация специализированной помощи» было выявлено, что среди контингента центра психического здоровья «Стресс» больные с ПТСР составляют 2,7%, в общесоматической больнице (лечебно-реабилитационный центр «Артмед») – 3,45%, а в территориальных поликлиниках и специализированном диагностическом центре (медицинское объединение «Диагностика») пациентов с ПТСР не было выявлено [43]. При этом приведенные нами цифры не отражают истинной картины распространенности ПТСР, поскольку исследование методологически и концептуально решало совершенно другие задачи.

Эпидемиологические и статистические критерии (или аспекты) выделения и классификации ПТСР у участников боевых действий не вызывают сомнений. Однако, несмотря на многочисленные публикации, нозологический и онтологический аспекты этой патологии продолжают ставить вопросы, на которые еще предстоит найти ответы. Во-первых, теряет свою значимость и ценность критерий «необыденности» травматических переживаний – многие действительно необыденные события приобретают повседневный характер. Во-вторых, имеющиеся критерии осложняют

ибез того трудную проблему дифференциации ПТСР

сострым стрессом. В связи с этим возникает третья проблема – проблема разграничения стрессовых реакций во времени и разграничения нормы

ипатологии ПТСР. Несмотря на то что навязчивые воспоминания, мысли или механизм (или симптомы) избегания (отвергания) являются универсальными формами реагирования на травму, они, сами по себе, еще не являются патологическими проявлениями. В-четвертых, клинический и психологический полиморфизм ПТСР, актуализирующий проблему соотношения личности и нозологии, в последние годы нашел решение в некотором расширении критериев ПТСР, что отразилось в новом понятии “комплекс ПТСР”. В-пятых, актуальна проблема нозологической специфичности ПТСР – соответствует ли ПТСР критериям нозологической единицы или это всего лишь синдром или коморбидное состояние. И наконец, в последние годы все чаще высказывается мнение, что ПТСР далеко не единственный и специфический тип реагирования на травму. Эти и многие проблемы остаются еще дискутабельными.

Таким образом, ПТСР всегда развивается в ответ на сильную неординарную травму, независимо от

содержания травмы (землетрясение, война и т.д.). Однако это оказывается недостаточным для развития болезни. Имеют значение и ряд других факторов, в частности личностные особенности [5, 7, 80]. Каждый человек реагирует по-своему и по-разному: экстремальное происшествие может явиться тяжелейшей травмой для одного и почти не затронуть психику другого. Любая критическая ситуация переживается личностью по-разно- му, приводя либо к конструктивному исходу, либо к деструкции личности. В первом случае она может вызвать тревогу и депрессию, чувство беспомощности и безнадежности, что может привести к жизненному кризису, переживанию этой ситуации как тупиковой. Очень важно также, на какой исходный соматический и психический статус действует травматическое событие: в связи с этим один и тот же человек в разное время может реагировать по-раз- ному. Перед ветераном встает сложная задача постановки цели, поиска смысла и создания моральнонравственных норм в новом социально-психоло- гическом пространстве, даже в хорошо знакомом еще с довоенных времен. Более того, у него возникает настоятельная необходимость переосмысления травматического опыта войны в соответствии

стребованиями и нормами социальной среды. Социальная значимость проблемы для всего

постсоветского пространства и Армении ставит во главу актуальных общественных и государственных задач необходимость усовершенствования системы психолого-психиатрической помощи участникам локальных войн в целях их адаптации в послевоенный период. В то время как в развитых странах (в частности в США) существует комплексная система медико-психологической реабилитации комбатантов, которая осуществляется с помощью государственной поддержки на основе концепции ПТСР, организация аналогичной помощи в нашей стране находится лишь в зачаточном этапе становления. Некоторые организационные формы она имеет в России [1, 24, 39].

Опыт стран, столкнувшихся с явлениями, возникающими после возвращения людей с войны (США, Великобритании, России), показал, что участие в боевых действиях не только травмирует их психику, но и вовлекает бывших военнослужащих в группу риска развития психогенных психических и соматических нарушений. Более того, ветераны войн реально выявляют высокие показатели заболеваемости по психической патологии. Среди них широко известный вьетнамский синдром, который трансформировался в афганский, потом в синдром залива, затем в чеченский, карабахский, приднестровский, абхазский [16].

Если абстрагироваться от политических аспектов при рассмотрении вопроса о медико-психологичес- ких последствиях войн во Вьетнаме, Афганистане, Ираке, бывшей Югославии, Чечне, то видно, что

64

Российский психиатрический журнал № 5, 2010

блок_РПЖ_5_2010_правка_перевёрст64 64

11.10.2010 16:46:35

воздействие на психику человека во время боевых действий и особенно в период послевоенной адаптации в этих случаях сходно [31]. Об этом свидетельствуют близкий возраст воевавших, быстрый и контрастный переход от боевой обстановки к мирной жизни, отношение окружающих к участникам боевых действий. В средствах массовой информации и у населения нередко встречается негативное отношение к комбатантам, как к лицам с расстроенной психикой, нарушителям общепринятых норм поведения, поскольку участие в войне подвергает личность и сознание человека серьезным качественным изменениям. В основе личностных трансформаций, по мнению большинства исследователей [17, 51], лежат изменения смыслового ядра личности, развивающиеся после экстремальной ситуации [65, 78, 96].

Жизнь в мирных условиях вызывает стрессовые переживания, связанные с трудностями адаптации

кновым условиям, с непониманием, осуждением со стороны общества и родных людей, сложностями в общении и профессиональном самоопределении. Стресс, пережитый во время войны, осложняется новым стрессом, возникшим после возвращения домой, что становится внутренней основой соци- ально-психологической дезадаптации человека в обществе. Боевой травматический стресс и его последствия являются одним из главных внутренних барьеров на пути социальной адаптации комбатантов в мирное время. В этом контексте,

снашей точки зрения, следует указать на один значимый политический аспект проблемы ветеранов карабахской войны. В специальной литературе мы не встретили работ, объектом исследования которых выступали бы этнические вьетнамцы, афганцы, чеченцы, иракцы и т.д. Наоборот, под указанными названиями представляются по сути воины-интервенты, выполняющие определенный финансово-политический наказ, лишенный патриотического долга. В этом аспекте воины-ветераны карабахской войны резко отличаются от остальных; они все – добровольцы (по крайней мере в начале боевых действий, до формирования регулярной армянской армии), не имеющие профессиональной, физической и морально-нравственной подготовки, не обладающие военным мировоззрением. Именно совокупность перечисленных факторов составляет «первый добиологический барьер на пути деструктивного воздействия боевого стресса» у солдат регулярной армии [34]. В случае добровольцев доминирует идеологический барьер

квоздействию стресса – личностная установка на защиту отечества, осознание своей личной роли в обеспечении безопасности страны (а также в реализации национально-освободительных идей). Имеет место высокий патриотический порыв, не подкрепленный «добиологическими барьерами» [34]. С нашей точки зрения, именно

С.Г. Сукиасян, М.Я. Тадевосян

это обстоятельство может обусловить некоторые различия в клинике и динамике ПТСР, что требует проведения сравнительных исследований. Психопатологическая симптоматика, выявляемая у ветеранов-добровольцев карабахской войны, имеет корни не только в войне, но и во всем их послевоенном развитии. Патриотический порыв, не найдя адекватной оценки со стороны общества и признания государства (что успешно реализовалось в СССР после Великой Отечественной войны), стал фактором «морализации» травматического стресса. Мы предполагаем, что боевая психическая травма у добровольцев-ветеранов в условиях мирного времени, не нашедшая конструктивного выхода, в ряде случаев приобретает характер именно моральной травмы, наносящей удар по нравственным ценностям личности, вызывая переживания унижения, стыда, обиды, несправедливости. Подобная «морализация» травмы обусловлена, с нашей точки зрения, с одной стороны, внутренними, личностными особенностями, с другой – внешними, социальными причинами. Такой точки зрения придерживаются и другие авторы [25, 34, 52]. Средовые и личностные особенности привносят свои нюансы в клинические проявления ПТСР [53]. Травма для них приобретает выраженное десоциолизирующее значение, не способствует достаточной компенсации, постепенно изолирует их от общества.

Последствия психической травмы драматичны и определяют всю посттравматическую жизнь личности. ПТСР обусловливает формирование специфических семейных отношений, особых жизненных сценариев и моделей, а также определенные клинические симптомы: навязчивые образы и ретроспективные воспоминания [69], телесные страдания, чувство слабости, усталость [72], изменения личности (чаще патологические, типа «множественной личности»), синдромы восстановленной памяти (recovered memory syndrome), флэшбэк-симптомы и др. [75, 81].

Европейская и американская психолого-психиат- рическая наука давно и успешно исследует эту патологию [58, 68, 70, 71, 86, 94]. Особенно остро проблема ПТСР встала в бывшем СССР после аварии на Чернобыльской АЭС и землетрясения в Армении [30, 32, 33, 35, 36]. До того была проблема с реабилитацией военнослужащих, вернувшихся с войны в Афганистане, но об этом официальная советская наука молчала. Только распад СССР и последующие социально-политический кризис, экономический коллапс, ряд промышленных и стихийных катастроф, учащающиеся террористические акты и локальные войны изменили общественно-политическую ситуацию и положили начало научным исследованиям в этой области [19–21, 48].

Спитакское землетрясение с многочисленными жертвами и пострадавшими поставило психиатров

Российский психиатрический журнал № 5, 2010

65

блок_РПЖ_5_2010_правка_перевёрст65 65

11.10.2010 16:46:35

КЛИНИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПСИХИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ

страны перед проблемой, о которой они в большинстве не имели представлений; медицинская служба страны не была готова к приему и оказанию специализированной врачебной помощи пострадавшим, особенно с психическими расстройствами [27, 28, 36, 41, 67]. Результатом войны в Арцахе (Нагорный Карабах) и приграничных районах Армении явилось появление значительного числа жертв военных действий, переживших боевую травму, имеющих своеобразный жизненный опыт, нуждающихся в особом подходе. Первой и наиболее трудной задачей ветеранов войны явилась проблема адаптации

вмирных условиях жизни.

Отсутствие данных о количестве ветеранов в

Республике Армения, страдающих ПТСР, о выраженности расстройства не позволяет получить до сих пор полного представления о масштабах необходимых организационных мероприятий по оказанию научно обоснованной медицинской и социально-психологической помощи ветеранам. Выделение ПТСР как особой нозологической группы имеет значение для прогнозирования их развития у участников военных действий и для разработки необходимых в этих случаях специальных профилактических и реабилитационных программ.

Вусловиях создавшейся в Армении экономической

исоциально-психологической ситуации сложилась

ситуация, близкая к той, которая доминировала в бывшем СССР после Чернобыльской катастрофы, когда психогенные травмирующие факторы, усиливающиеся не всегда адекватной и противоречивой официальной информацией, отсутствием доверия населения, изменяют и обычно усиливают биологические эффекты неблагоприятных экологических фaкторов [32, 84].

Таким образом, посттравматическое стрессовое расстройство – это комплекс психических нарушений, возникающих в связи с экстремальными ситуациями, после перенесенного острого стрессового расстройства. Концепцию о посттравматическом стрессовом расстройстве нельзя считать завершенной. С одной стороны, ПТСР тесно примыкает к пограничным психическим нарушениям, а с другой – имеет ряд существенных различий, обусловленных характером травмы, социальным звучанием расстройства, последующей динамикой психопатологических расстройств, ролью негативных событий, отличающихся угрозой для жизни, непредсказуемостью и неконтролируемостью [98]. Решение этих вопросов нам видится в применении интегративного подхода к проблеме ПТСР. Необходим баланс между клиническим и социальным подходами. Из этого следует исходить как в клинико-диагностичес- кой, так и в социально-профилактической работе.

Сведения об авторах

Сукиасян Самвел Грантович – доктор медицинских наук, профессор кафедры стрессологии НИЗ МЗ РА, директор Центра психического здоровья «Стресс» (Ереван, Армения)

Е-mail: samsu57@yahoo.com

Тадевосян Маргарит Яковлевна – соискатель ученой степени кандидата медицинских наук, сотрудник кафедры стрессологии НИЗ МЗ РА (Ереван, Армения)

Е-mail: hreshtak64@mail.ru

Литература

1.

 

Александров Е.О. Взорванный мозг. Посттравматическое

6. Баженов Н.Н. О значении стихийных бедствий в этиологии

 

 

стрессовое расстройство. Клиника и лечение. –

 

некоторых нервных и психических заболеваний // Журн.

 

 

Новосибирск: Сибвузиздат, 2001. – 160 с.

 

невропатол. и психиатр. им. С.С. Корсакова. – 1914. –

2.

Александровский Ю.А. Чрезвычайные ситуации и психоген-

 

Вып. 1–2. – С. 1–14.

 

 

ные расстройства // Соврем. психиатрия. – 1998. – № 1. –

7. Баканова А.А. Отношение к жизни и смерти в критических

 

 

С. 5–8.

 

жизненных ситуациях: Автореф. дис. … канд. психол. наук. –

3.

Александровский Ю.А., Щукин Б.П. Психические расстройс-

 

СПб., 2000. – 19 с.

 

 

тва во время и после стихийных бедствий и катастроф //

8.

Бакунц А.Г. Психопатологические нарушения у жителей

 

 

Журн. невропатол. и психиатр. им. С.С. Корсакова. –

 

прифронтовой зоны // Стрессология – наука о страдании

 

 

1991. – Вып. 5. – С. 39–43.

 

(сборник научных трудов) / Под ред. А.С. Тадевосян. –

4.

 

Александровский Ю.А., Лобастов О.С., Спивак Л.И. и др.

 

Ереван: Магистрос, 1996. – С. 260–265.

 

 

Психогении в экстремальных условиях. – М.: Медицина,

9.

Брусиловский Л.Я., Бруханский Н.П., Сегалов Т.Е. Зем-

 

 

1991. – 97 с.

 

летрясение в Крыму и нервно-психический травма-

5.

 

Ахмедова Х.Б. Изменения личности при посттравмати-

 

тизм. – М.: Изд-во Наркомздрава здравоохранения РСФСР,

 

 

ческом стрессовом расстройстве (По данным обследова-

 

1928. – 277 с.

 

 

ния мирного населения, пережившего военные действия):

10. Вартанян М.Е., Татевосян А.С. Посттравматические стрес-

 

 

Дис. ... д-ра психол. наук: – М., 2004. – 304 c.

 

совые расстройства: состояние и перспективы изучения //

 

 

 

 

66

 

 

Российский психиатрический журнал № 5, 2010

блок_РПЖ_5_2010_правка_перевёрст66 66

11.10.2010 16:46:35

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

С.Г. Сукиасян, М.Я. Тадевосян

 

 

 

Медицинские аспекты последствий землетрясения в

26.

Матевосян С.Н. Клинические особенности психогенных

 

 

 

Армении. – Ереван, 1990. – С. 131–132.

 

расстройств у пострадавших // Психические расстройства

 

 

11. Вахов В.П. Психические нарушения у служащих органи-

 

у пострадавших во время землетрясения в Армении. –

 

 

 

зованных коллективов в районе бедствия // Психические

 

М., 1989. – С. 31–33.

 

 

 

расстройства у пострадавших во время землетрясения

27. Медико-биологические проблемы стресса: Материалы

 

 

 

в Армении. – М., 1989. – С. 34–41.

 

1-й республиканской конференции НАН РА. – Ереван,

 

 

12. Гарнов В.М. Психогенные реакции у людей, перенесших зем-

 

1997. – 144 с.

 

 

 

летрясение // Психические расстройства у пострадавших во

28.

Медицина катастроф: Материалы международной конфе-

 

 

 

время землетрясения в Армении. – М., 1989. – С. 27–31.

 

ренции. – М., 1990. – 481 с.

 

 

13. Гельфанд В.Б., Качалов П.В., Мазур Е.С. Посттравматическое

29.

Мельников А.В. Психогенные расстройства у пострадав-

 

 

 

стрессовое расстройство у переживших землетрясение в

 

ших во время землетрясения // Психические расстройства

 

 

 

Армении (с синдромом длительного сдавления, ожогами и

 

у пострадавших во время землетрясения в Армении. –

 

 

 

ранами) // Медицина катастроф. – М., 1990. – С. 376.

 

М., 1989. – С. 54–62.

 

 

14. Егоян В.Л. Семья в экстремальных условиях обще-

30.

Новожилов Г.Н. Радиационно-гигиенические аспекты

 

 

 

ственного кризиса // Стрессология – наука о страдании:

 

безопасности при авариях на АЭС // Воен.-мед. журн. –

 

 

 

Сб. науч. тр. – Ереван, 1996. – С. 184–189.

 

1990. – № 4. – С. 63–68.

 

 

15. Ениколопов С.Н. Проблема коллективной травмы при

31. Остапенко А.В. Клинико-психологические характеристи-

 

 

 

катастрофах // Медицина катастроф. – М., 1990. – С. 379.

 

ки личности участников локальных войн и их защитно-

 

 

16. Еремина Т.И., Крюков Н.П., Логинова Ю.Ю. Социально-пси-

 

совладающего поведения: Дис. ... канд. психол. наук. –

 

 

 

хологическая адаптация граждан, принимавших участие

 

СПб., 2007. – 135 с.

 

 

 

в боевых действиях: методическое пособие. – Саратов:

32.

Отдаленные медицинские последствия Чернобыльской

 

 

 

ПМУЦ, 2002. – 60 с.

 

катастрофы: Материалы 2-й Международной конферен-

 

 

17. Зеленова М.Е. Исследования смысложизненных ориента-

 

ции, Киев, 1–6 июня 1998 г. / Под ред. А.И. Нягу, Г.Н. Суш-

 

 

 

ций у ветеранов боевых действий в Афганистане // Боевой

 

кевича. – Киев: Чорнобильінтерінформ, 1998. – 656 с.

 

 

 

стресс: Механизмы стресса в экстремальных условиях:

33.

Пограничные нервно-психические нарушения у ветеранов

 

 

 

Сб. научн. тр. симп., посвящ. 75-летию ГНИИИ ВМ. –

 

войны в Афганистане (посттравматические стрессовые

 

 

 

М.: Истоки, 2005. – С. 91.

 

нарушения): Методические рекомендации / Цыганков Б.Д.,

 

 

18. Зеленова М.Е., Лазебная Е.О., Тарабрина Н.В. Психологи-

 

Белкин А.И., Веткина В.А. и др. – М., 1992. – 16 с.

 

 

 

ческие

особенности посттравматических стрессовых

34.

Пономаренко В.А. Социально-психологическое содержа-

 

 

 

состояний у участников войны в Афганистане // Психол.

 

ние боевого стресса // Психол. журн. – 2004. – Т. 25,

 

 

 

журн. – 1997. – № 2. – С. 34–49.

 

№ 3. – С. 98–102.

 

 

19. Знаков В.В. Психологические причины непонимания

35.

Психиатрическая помощь при землетрясениях. / Под ред.

 

 

 

«афганцев» в межпичностном общении // Психол. журн. –

 

Ю.А. Александровского. – М., 1989. – 112 с.

 

 

 

1990. – Т. 11, № 4. – С. 99–108.

36.

Психические расстройства у пострадавших во время зем-

 

 

20. Знаков

В.В. Психологическое исследование стереотипов

 

летрясения в Армении. – М., 1989. – 82 с.

понимания личности участников войны в Афганистане // 37. Решетников М.М. Психопатология героического прошлого

Вопр. психол. – 1990. – № 4. – С. 108–116.

и будущие поколения // Актуальные вопросы военной и

21. Знаков В.В. Понимание воинами-интернационалистами

экологической психиатрии: Учеб. пособие. – СПб., 1995. –

ситуаций насилия и унижения человеческого достоинства //

С. 38–45.

Психол. журн. – 1989. – Т. 10, № 4. – С. 113–124.

38. Сидоров П.И., Борисов Л.Г. Психическое здоровье бежен-

22. Исаев А.Б., Котенев И.О., Филиппов Н.М. Психологические

цев и мигрантов в Европе. // Обозр. психиатр. и мед. пси-

и психиатрические проблемы при катастрофических сти-

хол. – 1994. – № 1. – С. 75–86.

хийных бедствиях (по материалам зарубежных исследо- 39. Снедков Е.В. Боевая психическая травма (клинико-пато-

ваний) // Психические расстройства у пострадавших во

генетическая динамика, диагностика, лечебно-реабили-

время землетрясения в Армении. – М., 1989. – С. 15–26.

тационные принципы): Автореф. дис. … д-ра мед. наук. –

23. Колос И.В., Назаренко Ю.В., Валов В.П. и др. Особенности

СПб., 1997. – 48 с.

затяжных состояний психической дезадаптации у лиц,

40. Солдатова Г.У., Шайгерова Л.А. От гражданина до беженца:

перенесших землетрясения // Психические расстройства

ценности и мотивы поведения русских ближнего зару-

у пострадавших во время землетрясения в Армении. –

бежья // Ценности и символы национального самосозна-

М., 1989. – С. 48–51.

ния в условиях изменяющегося общества. – М., 1994. –

24. Литвинцев С.В. Клинико-организационные проблемы

С. 120–138.

оказания психиатрической помощи военнослужащим в 41. Стрессология – наука о страдании (сборник научных

Афганистане: Дис. ... д-ра мед. наук. – СПб., 1994. Т. I. –

трудов). / Под ред. А.С. Тадевосян. – Ереван: Магистрос,

371 с, Т. II. – 271 с.

1996. – 321 с.

25. Литвинцев С.В., Кузнецов О.Н. Психологические факторы

42. Сукиасян С.Г. Особенности посттравматических стрес-

формирования и течения стрессогенных расстройств у

совых нарушений после землетрясения в Армении

участников афганской войны // Вестн. психотерапии. –

(обзор) // Обозр. психиатр. и мед. психол. – 1993. – № 1. –

1996. – № 3 (8). – С. 46–60.

С. 61–70.

 

 

 

Российский психиатрический журнал № 5, 2010

67

блок_РПЖ_5_2010_правка_перевёрст67 67

11.10.2010 16:46:36

КЛИНИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПСИХИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ

43.Сукиасян С.Г., Маргарян С.П., Манасян Н.Г. и др. Клиникоэпидемиологическая характеристика психически больных, выявленных в общемедицинской сети Армении // Журн. неврол. и психиатр. им. С.С. Корсакова. – 2007. – Т. 107, № 10. – С. 65–71.

44.Сукиасян С.Г., Мелик-Пашаян М.А. Некоторые особенности психических расстройств у пострадавших при землетрясении лиц позднего возраста // Журн. неврол. и психиатр. им. С.С. Корсакова. – 1993. – № 2. – С. 16–19.

45.Сукиасян С.Г., Мелик-Пашаян М.А. Некоторые особенности формирования психических расстройств у лиц позднего возраста, пострадавших от землетрясения // Ишемическая болезнь сердца и мозга. Психические заболевания в гериатрической практике: Тез. докл. – Иркутск, 1990. – С. 119–120.

46.Сукиасян С.Г., Тадевосян А.С., Чшмаритян С.С., Манасян Н.Г.

Стресс и постстрессовые расстройства: личность и общество. – Ереван: Асогик, 2003. – 343 с.

47.Тадевосян А.С., Шагинян Г.Н., Чаликян А.Н. и др. Анализ здоровья населения Армении за пять лет экстремальной ситуации // Стрессология – наука о страдании: сборник научных трудов. – Ереван, 1996. – С. 144–152.

48.Тарабрина Н.В., Лазебная Е.О. Синдром посттравматических стрессовых нарушений: современное состояние и проблемы // Психол. журн. – 1992. – Т. 13, № 2. – С. 14–29.

49.Тарабрина Н.В. Практикум по психологии посттравматического стресса. – СПб.: Питер, 2001. – 272 с.

50.Тарабрина Н.В. Психологические последствия войны // Психол. обозрение. – 1996. – № 1 (2). – С. 26–29.

51.Тарабрина Н.В. Экспериментально-психологическая методика изучения фрустрациоиных реакций: Метод. рекомендации. – Л.: Изд. ин-та им. Бехтерева. – 1984. – 23 с.

52.Тарабрина Н.В., Лазебная Е.О., Зеленова М.Е. и др.

Психологические характеристики лиц, переживших военный стресс // Труды Института Психологии РАН. – М., 1997. – С. 254–262.

53.Тихоненко В.А. К пониманию личностного подхода в психиатрии: этико-психологический аспект // Соц. и клин. психиатр. – 1991. – № 1. – С. 32–37.

54.Хмельницкая E. ПТСР: определение, структура, последствия. Аналитический обзор. – http://www.demos-center. ru/projects/66AA75D/66AAC26/1148655709

55.Цыганков Б.Д., Былим А.И. Психические нарушения у беженцев и их медико-психологическая коррекция: Руководство для врачей. – Ставрополь, 1998. – 138 с.

56.Чернышев В.М. Психические реакции населения во время катастрофических землетрясений // Научно-практическая конференция в психиатрической больнице № 3 г. Москвы. – М., 1972. – С. 349–353.

57.Barton A.H. Communities in Disasters: A Sociological Analysis of Collective Stress Situations. – Garden City, N.Y.: Doubleday, Anchor Books, 1970. – 352 p.

58.Boudewyns P.A. Posttraumatic stress disorder: conceptualization and treatment. // Prog. Behav. Modif. – 1996. – Vol. 30. – P. 165–189.

59.Bryant R.A., Marosszeky J.E., Crooks J. et al. Posttraumatic stress disorder and psychosocial functioning after severe traumatic brain injury // J. Nerv. Ment. Dis. – 2001. – Vol. 189, N 2. – P. 109–113.

60.Connor K.M., Davidson J.R.T. The role of serotonin in posttraumatic stress disorder neurobiology and pharmacotherapy // CNS Spectrums. – 1998. – Vol. 352. – P. 43–51.

61.Davidson J.R.T., Fairbank J.A. The epidemiology of PTSD // Posttraumatic Stress Disorder: DSM-4 and Beyond / Eds J.R.T. Davidson, E.B. Foa. – Washington, DC: American Psychiatric Press, 1992. – P. 147–172.

62.Davidson L.M., Baum A. Chronic stress and PTSD // J. Consult. Clin. Psychol. – 1986. – Vol. 54. – P. 303–308.

63.Dlugosz L.J., Hocter W.J., Kaiser K.S. et al. Risk factors for mental disorder hospitalization after the Persian Gulf War U.S. Armed Forces, June 1, 1991 – Sept. 30, 1993 // J. Clin. Epidemiol. – 1999. – Vol. 52, N 12. – P. 1267–1278.

64.Ehlers A., Clark D.M. A cognitive model of posttraumatic stress disorder // Behav. Res. Ther. – 2000. – Vol. 38. – P. 319–345.

65.Everly G.S. Jr. Psychotraumatology: a two-factor formulation of posttraumatic stress // Integr. Physiol. Behav. Sci. – 1993. – Vol. 28, N 3. – P. 270–278.

66.Girolamo de G. Mental health and psychosocial problems among refugees: an international overview // Atti del II congresso internationale. – Roma, 1990. – P. 654–661.

67.Goenjian A.K., Steinberg A.M., Najarian L.M. et al. Prospective study of posttraumatic stress, anxiety, and depressive reactions after earthquake and political violence // Am. J. Psychiatry. – 2000. – Vol. 157, N 6. – P. 911–916.

68.Green В.L, Lindy J., Grace M. et al. Multiple diagnoses in posttraumatic stress disorder: The role of War stressors // J. Nerv. Ment. Dis. – 1989. – Vol. 77. – P. 329–335.

69.Halligan S.L., Michael T., Clark D.M. Posttraumatic stress disorder following assault: the role of cognitive processing, trauma memory, and appraisals // J. Consult. Clin. Psychol. – 2003. – Vol. 71. – P. 419–431.

70.Horowitz M.J. Stress-response syndromes a review of posttraumatic stress and adjustment disorders // International Handbook of Traumatic Stress Syndromes / Eds J.P. Wilson,

B.Raphael. – New York: Plenum Press, 1993. – P. 49–60.

71.Horowitz M.J., Weiss D.S., Marmar Ch. Diagnosis of posttraumatic stress disorder // J. Nerv. Ment. Dis. – 1987. – Vol. 175, N 5. – P. 267–268.

72.Jones E., Vermaas R.H., McCartney H. et al. Flashbacks and post-traumatic stress disorder: the genesis of a 20th century diagnosis // Br. J. Psychiatry. – 2003. – Vol. 182. – P. 158–163.

73.Kennedy J.E., Jaffee M.S., Leskin G.A. et al. Posttraumatic stress disorder and posttraumatic stress disorder-like symptoms and mild traumatic brain injury // J. Rehabil. Res. Dev. – 2007. – Vol. 44. – P. 895–920.

74.Kolb L.C. A neuropsychological hypothesis explaining posttraumatic stress disorders // Am. J. Psychiatry. – 1987. – Vol. 144, N 8. – P. 989–995.

75.Kroll J. PTSD // Borderlines in Therapy: Finding the Balance. – New York: W.W. Norton, 1993. – P. 11–12.

76.Marshall R.D., Spitzer R., Liebowitz M.R. Review and critique of the new DSM-IV diagnosis of acute stress disorder // Am. J. Psychiatry. – 1999. – Vol. 156, N 11. – P. 1677–1685.

77.Marshall R.P., Jorm A.F., Grayson D.A. et al. Medical-care costs associated with posttraumatic stress disorder in Vietnam veterans // Aust. N.Z. J. Psychiatry. – 2000. – Vol. 34, N 6. –

P.954–962.

68

Российский психиатрический журнал № 5, 2010

блок_РПЖ_5_2010_правка_перевёрст68 68

11.10.2010 16:46:36

78.Maslow A.H. A theory of human motivation // Psychol. Rev. – 1943. – Vol. 50. – P. 370.

79.Mayou R., Farmer A. Trauma // Br. Med. J. – 2002. – Vol. 325. –

P.426–429.

80.Merbaum M., Hefez A. Some personality characteristics of soldiers exposed to extreme war stress // J. Consult. Clin. Psychol. – 1976. – Vol. 44. – P. 1–6.

81.Merskey H. The manufacture of personalities: the production of multiple personality disorder // Br. J. Psychiatry. – 1992. – Vol. 160. – P. 327–340.

82.Mezey G., Robbins I. Usefulness and validity of post-traumatic stress disorder as a psychiatric category // BMJ. – 2001. – Vol. 323. – P. 561–563.

83.Napreyenko A., Loganovsky K. Current problems of emergency psychiatry at the radioecological disaster // Emergency Psychiatry in a Changing World / Eds M. DeClercq et al. – Amsterdam: Elsevier Science B.V., 1999. – P. 199–202.

84.New risk frontiers: 10th Anniversary The Society for Risk Analysis. Europe Proceedings of International Meeting of the Society for Risk Analysis-Europe. Stockholm, 1997 // Series Rhizikon: Studies of Risk and Hazard. / Ed. B.-M. Drotts Sjoberg. – Stockholm: The Center for Risk Research, 1997. – 935 p.

85.O’Brien L.S., Hughes S.J. Symptoms of post-traumatic stress disorder in Falklands veterans five years after the conflict // Br. J. Psychiatry. – 1991. – Vol. 159. – P. 135–141.

86.Pitman R.К., Orr S.P., Forgue D.F. et al. Psycholophysiologic Responses to Combat Imagery of V. V. with PTSD versus Other Anxiety Disorders // J. Abnorm. Psichol. – 1990. – Vol. 99. –

P.001–006.

87.Popovic M., Petrovic А. After earthquake // Lancet. – 1964. – Vol. 2. – P. 1169–1171.

88.Rauch S.L., Shin L.M., Phelps E.A. Neurocircuitry models of posttraumatic stress disorder and extinction: human neuroim-

С.Г. Сукиасян, М.Я. Тадевосян

aging research – past, present, and future // Biol. Psychiatry. – 2006. – Vol. 60. – P. 376–382.

89. Schnurr P.P. PTSD 30 Years On // J. Trauma. Stress. – 2010. – Vol. 23, N 1. – P. 1–2.

90.Southwick S.M., Krystal J.H., Morgan C.A. et al. Abnormal noradrenergic function in posttraumatic stress disorder // Arch. Gen. Psychiatry. – 1993. – Vol. 50. – P. 266–274.

91.Stein M.B., McQuaid J.R., Pedrelli P. et al. Posttraumatic stress disorder in the primary care medical setting // Gen. Hosp. Psychiatry. – 2000. – Vol. 22, N 4. – P. 261–269.

92.Stein M.B., Walker J.R., Hazen A.L., Forde D.R. Full and partial posttraumatic stress disorder: MB findings from a community survey // Am. J. Psychiatry. – 1997. – Vol. 154. – P. 1114–1119.

93.Summerfield D. The invention of posttraumatic stress disorder and the social usefulness of a psychiatric category // Br. Med. J. – 2001. – Vol. 322. – P. 95–98.

94.Trauma and its Wake / Ed. C.R. Figley. – New York: BrunnerMazel, 1986. – Vol. 1, 2.

95.Tucker P., Trautman R. Understanding and treating PTSD: past, present, and future // Bull. Menninger Clin. – 2000. – Vol. 64 (suppl. A). – P. 37–51.

96.Williams-Keeler L., Milliken H., Jones B. Psychosis as pre-

cipitating trauma for PTSD: a treatment strategy // Am.

J.Orthopsychiatry. – 1994. – Vol. 64, N 3. – P. 493–498.

97.Yehuda R. Current status of Cortisol findings in post-traumatic stress disorder // Psychiatr. Clin. North Am. – 2002. – Vol. 25. –

P.341–368.

98.Yehuda R. Post-traumatic stress disorder // N. Engl. J. Med. – 2002. – Vol. 346. – P. 108–114.

99.Yehuda R., McFarlane A.C. Conflict between current knowledge about posttraumatic stress disorder and its original conceptual basis // Am. J. Psychiatry. – 1995. – Vol. 152. –

P.1705–1713.

Российский психиатрический журнал № 5, 2010

69

блок_РПЖ_5_2010_правка_перевёрст69 69

11.10.2010 16:46:37

ТЕРАПИЯ ПСИХИЧЕСКИ БОЛЬНЫХ

© Д.С. Данилов, 2010

Для корреспонденции

УДК 616.895.8-08

Данилов Дмитрий Сергеевич – кандидат медицинских наук,

 

руководитель отделения Клиники психиатрии

 

им. С.С. Корсакова Первого Московского государственного

 

медицинского университета им. И.М. Сеченова

 

Адрес: 119021, Москва, ул. Россолимо, д. 11, стр. 9

 

Телефон: 8 (499) 255-30-81

 

Е-mail: clinica2001@inbox.ru

Д.С. Данилов

Значение клинических особенностей шизофрении для выбора антипсихотической терапии

The importance of clinical features of schizophrenia for selection of antipsychotic therapy

D.S. Danilov

The paper discusses the importance of clinical features of schizophrenia for making the choice of modern antipsychotic medications during its treatment. Data are adduced about the role of fluctuations

in intensity of schizophrenic process, its stages, duration and pecularities of the syndrome features. Based

on the author’s own research findings a differentiated approach is suggested for using different atypical neuroleptics.

Key words: schizophrenia, selection of therapy, antipsychotic agents, typical neuroleptica, atypical neuroleptics, predictors of efficacy

Клиника психиатрии им. С.С. Корсакова ГОУ ВПО «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова Минздравсоцразвития России»

The Korsakov Psychiatric Clinic of the Sechenov First Moscow State Medical University

В статье обсуждается значение клинических особенностей шизофрении для выбора современных антипсихотических средств при ее лечении. Приводятся данные о роли степени активности шизофренического процесса, его стадии, длительности и особенностей синдрома. На основании собственных данных предложен дифференцированный подход к применению различных атипичных нейролептиков.

Ключевые слова: шизофрения, выбор терапии, антипсихотические средства, типичные нейролептики, атипичные нейролептики, предикторы эффективности

Последние десятилетия для психиатрии были периодом не коренных, но довольно значимых перемен. Появление большого количества различных психотропных средств новых поколений значительно расширило возможности в лечении психических расстройств. Введение в научную практику принципов доказательной медицины позволило более точно оценивать результаты научных исследований, стандартизировать полученные данные; появилась возможность их «измерения» и «объективизации». Создание МКБ-10 (с ее синдромологическим подходом) отчасти привело к нивелированию разногласия во взглядах на классификацию психических расстройств. Эти перемены нашли широкое отражение в текущей литературе. Количество исследований, касающихся различных вопросов, связанных с применением психотропных средств при лечении психически больных, значительно возросло. Редкое исследование обходится без использования стандартизированных количественных методов оценки психичес-

70

Российский психиатрический журнал № 5, 2010

блок_РПЖ_5_2010_правка_перевёрст70 70

11.10.2010 16:46:37

Соседние файлы в папке Российский психиатрический журнал