Добавил:
Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Литература / Руководство По Вирусологии

.pdf
Скачиваний:
928
Добавлен:
19.06.2017
Размер:
103.95 Mб
Скачать

2.4. ВИРУСНЫЕ ИНФЕКЦИИ ЖИВОТНЫХ

1015

 

 

и оцРНК. Все известные штаммы вируса Сендай гомологичны в антигенном отношении [4, 13].

Вирус культивируется на РКЭ, культуре клеток BHK-21 и на первичной культуре клеток почки обезьяны. Инактивируется при УФ-облучении, нагревании выше 37 С и при обработке различными органическими растворителями.

Эпизоотологические данные. Инфекция вирусом Сендай у мышей впервые описана

вЯпонии в 1954 г. H.F. Fukumi и соавт.

В1968 г. Degre и Glasgow опубликовали первую серию работ, в которых было продемонстрировано, что инфекция вирусом Сендай повышает восприимчивость мышей к бактериальным инфекциям респираторного тракта.

В1978 г. Parker и соавт. установили, что

24 линии мышей восприимчивы к данной ин-

фекции. Кроме того, было показано, что 2/3 колоний мышей, крыс и хомяков в США инфицированы вирусом Сендай.

Вирус Сендай — один из немногих вирусов, который в естественных условиях может вызывать у мышей тяжёлое респираторное заболевание с высокой смертностью. Крысы, хомяки, морские свинки также могут быть инфицированы, однако заболевание у них протекает субклинически.

Источником возбудителя инфекции служат больные и переболевшие животные. Основные пути передачи вируса — аэрогенный (воздуш- но-капельный) и контактный.

Клиническое заболевание наблюдается у иммунокомпетентных животных, с различной степенью заболеваемости и смертности, которая напрямую зависит от штамма, иммунологического статуса и возраста мышей. Так, у более взрослых и генетически резистентных к данной инфекции мышей развивается менее тяжёлая форма заболевания, поскольку вирус не успевает достигнуть нижних отделов дыхательного тракта до формирования иммунного ответа [3, 8].

Восприимчивость различных линий мышей к инфицированию вирусом Сендай широко варьирует. Наиболее чувствительны к заражению мыши линий 129/ReJ, 129/J, S-nu/nu (Swiss nude), DBA/1J и DBA/2J, в то время

как мыши линий A/HeJ, A/J, SWR/J, C57BL/ 1OSn и BALB/c менее восприимчивы. Линии мышей SJL/J, RF/J, C57BL/6J и S полностью резистентны к данной инфекции [10].

Клиническая картина. У мышей в естественных условиях наблюдают две формы инфекции вирусом Сендай.

1.Энзоотическая (субклиническая). Данная форма инфекции характерна для популяций, уже сталкивавшихся с вирусом. Взрослые мыши имеют активный иммунитет, развившийся после первичного попадания вируса

вколонию. Новорождённые мыши защищены материнскими АТ до 4–8-недельного возраста, но после отъёма за короткое время они становятся подвержены инфекции. Выздоровление происходит быстро. Инфекция поддерживается за счёт постоянного поступления в колонию молодых восприимчивых мышей.

2.Эпизоотическая. Развивается при первичном попадании вируса в колонию и за короткое время распространяется во всей популяции. У инфицированных животных наблюдаются взъерошенность шерсти, образование корост на глазах, одышка, чихание, признаки пневмонии, истощение, рассасывание плодов у беременных самок. Высока смертность среди молодняка и мышей-сосунков. Колония мышей восстанавливает свою продуктивность в течение 2 мес. с последующим переходом инфекции

вэнзоотическую форму [7, 8].

Патогенез. Вирус Сендай обладает тропностью к клеткам цилиндрического эпителия респираторного тракта. Репродукция вируса происходит в эпителии трахеи, бронхов, бронхиол, а также пневмоцитов I и II типов, альвеолярных макрофагах. Наибольшие титры вируса обнаруживают в трахеобронхиальном эпителии на 5–7-е сутки после заражения, затем количество вируса начинает снижаться и к 14-м суткам достигает недетектируемого уровня. Заболевание характеризуется некротизирующим ринитом, трахеитом, бронхиолитом, интерстициальной пневмонией, которая усиливается в течение «иммунной» фазы инфекции вследствие разрушения поражённых вирусом клеток цитотоксическими Т-лимфо- цитами [11].

1016

Часть II. ВИРУСНЫЕ ИНФЕКЦИИ ЧЕЛОВЕКА И ЖИВОТНЫХ

 

 

Диагностика. Лабораторная диагностика основана на изоляции вируса из лёгких, трахеи и головного мозга на культурах клеток (monkey kidney, Vero, BHK-21), а также на РКЭ с последующей индикацией МФА и ОТПЦР. Для серологической диагностики инфекции вирусом Сендай в колониях лабораторных животных широкое распространение получили методы ИФА и МФА. При гистологическом исследовании наблюдают пролиферацию бронхиального эпителия с местным скоплением макрофагов [8, 9, 12].

Профилактика и меры борьбы. Вирус Сендай не персистирует у иммунокомпетентных животных. При обнаружении инфекции в питомнике необходимо быстро ликвидировать инфицированных мышей. Менее эффективными способами предупреждения распространения инфекции в популяции могут быть строгий карантин инфицированных животных, отсаживание из колонии всего молодняка и беременных самок, предотвращение поступления других восприимчивых животных на период 6–8 нед.

Внекоторых случаях инфицированные колонии животных могут быть оздоровлены с помощью таких методов редеривации, как кесарево сечение, а также путём трансплантации эмбрионов из матки потенциально инфицированных беременных самок непосредственно перед родами и последующей их подсадки на вскармливание приёмным матерям SPF-стату- са (specified pathogens free) [1].

Вбольших питомниках проводят вакцинацию поголовья мышей, однако высокоэффективных вакцин не разработано. Для контроля инфекции проводят своевременную отсадку молодняка (в возрасте 1–2 мес.) от взрослого поголовья [2, 8, 14].

Литература

1.Брусенцев Е.Ю., Напримеров В.А., Амстиславский С.Я. Редеривация как способ очистки лабораторных животных // Вавил. журн. генетики и селекции. — 2011. Т. 15. — № 1. — С. 102–113.

2.Сидорчук А.А., Глушков А.А. Инфекционные болезни лабораторных животных: Учеб. пособие. — СПб.: Лань, 2009. — 128 с.

3.Baker D.G. Natural pathogens of laboratory mice, rats, and rabbits and their effects on research // Clin.

Microbiol. Rev. — 1998. — V. 11. — № 2. — P. 231– 266.

4.Fauquet C.M., Mayo M.A., Maniloff J. et al. Virus taxonomy. — Elsevier academic press, 2005. — 1259 p.

5.Fukumi H., Nishikawa F., Kitayama T.A. A pneumotropic virus from mice causing hemagglutination // Jpn. J. Med. Sci. Biol. — 1954. — V. 7. — P. 345– 363.

6.Kuroya M., Ishida N., Shiratory T. Newborn virus pneumonitis (type Sendai). II. The isolation of a new virus // Tohoku. J. Exp. Med. — 1953. — V. 58. — № 1. — P. 62.

7.MacLachlan N.J. Fenner’s Veterinary virology. — 4th ed. — Elsevier academic press, 2011. — 507 p.

8.National Research Council. Infectious diseases of mice and rats. А report of the Institute of Laboratory Animal Resources Committee on Infectious Diseases of Mice and Rats. — Washington: National Academy Press, 1991. — 131 p.

9.Neubauer H., Pfeffer M., Meyer H. Specific detection of mousepox virus by polymerase chain reaction // Lab. Anim. — 1997. — V. 31. — P. 201–205.

10.Parker J.C., Whiteman M.D., Richter C.B. Susceptibility of inbred and outbred mouse strains to Sendai virus and prevalence of infection in laboratory rodents // Infect. Immun. — 1978. — V. 19. — № 1. — P. 123–130.

11.Robinson T.W.E., Cureton R.J.R., Heath R.B. The pathogenesis of Sendai virus infection in the mouse lung // J. Med. Microbiol. — 1968. — V. 1. — P. 89– 95.

12.Ryabinin V.A., Shundrin L.A., Kostina E.B. et al.

Microarray assay for detection and discrimination of Orthopoxvirus species // J. Med. Virol. — 2006. — V. 78. — № 10. — P. 1325–1340.

13.Sakaguchi T., Kiyotani M., Sakaki Y. et al. A field isolate of Sendai virus: its high virulence to mice and genetic divergence from prototype strains // Arch. Virol. — 1994. — V. 135. — P. 159–164.

14.Small J.D., New A.E. Prevention and control of mousepox // Lab. Anim. Sci. — 1981. — V. 31. — № 5. — P. 616–629.

2.4.1.8.9. Инфекционный энцефаломиелит мышей, болезнь Тейлора (Theiler’s murine encephalomyelitis virus (TMEV)

infection) (см. пар. 1.2.2.3.4)

(Козлов А.Н., Костина Л.В., Южаков А.Г., Алипер Т.И.)

Этиология. Заболевание впервые описано в 1937 г. М. Тейлором, когда в колонии лабораторных животных была обнаружена мышь

2.4. ВИРУСНЫЕ ИНФЕКЦИИ ЖИВОТНЫХ

1017

 

 

с признаками паралича задних конечностей [11].

Возбудителем заболевания является РНКсодержащий тейлоровский вирус энцефаломиелита мышей (Theiler’s murine encephalomyelitis virus), принадлежащий к сем. Picornaviridae роду Cardiovirus. Схема организации вирусного генома типична для всех пикорнавирусов. Инактивация вируса происходит при нагревании до 50–55 С в течение 30 мин, а также при обработке 50% ацетоном или спиртом [4, 9].

На основе отличий в нейровирулентности, антигенности и ряда других характеристик выделены две основные серогруппы данного вируса. Вирусы первой серогруппы (штаммы GDVII и FA) обладают чрезвычайной нейровирулентностью и вызывают острые энцефалиты. Вторая серогруппа, известная как ТО (Theiler’s original), представлена штаммами TO, DA, BeAn8386 [2, 3].

Первостепенная значимость вируса определяется использованием его в качестве лабораторной модели при изучении полиомиелита, рассеянного склероза и индуцированных вирусами демиелизирующих заболеваний [7, 12].

Эпизоотология. Заболевание встречается

восновном у лабораторных мышей, редко — у крыс. Морские свинки и хомяки могут быть латентно инфицированы. Поскольку при естественном заражении поражается слизистая оболочка кишечника, передача вируса осуществляется в основном фекально-оральным путём. Источником возбудителя инфекции являются больные животные и вирусоносители, которые выделяют вирус с калом и мочой [6, 10].

Клинические картина и патогенез. При естественном заражении дикими штаммами вируса из серогруппы ТО заболевание у мышей протекает инаппарантно, без видимых клинических признаков. При этом вирус присутствует

вмалых титрах в слизистой оболочке и содержимом кишечника, а иногда и в мезентеральных лимфатических узлах. В редких случаях (1 на 4–10 тыс. инфицированных животных) развивается клиническая инфекция, сопровождающаяся вялыми параличами задних конечностей. Поражаются чаще молодые мыши в возрасте 6–7 нед., более взрослые обычно устойчивы.

При экспериментальной инфекции основными путями заражения являются и/ц, и/н

ии/п. При и/ц-заражении восприимчивых линий мышей (SJL) вирусами серогруппы ТО развивается двухфазная инфекция. На ранней стадии (через 3–12 сут после инфицирования) развивается острый полиоэнцефаломиелит, при котором происходит репликация вируса в клетках серого вещества ЦНС. Позднее, через 30–40 сут после заражения, развивается хроническое демиелизирующее заболевание, сопровождающееся обширными поражениями белого вещества головного мозга и инфильтрацией мононуклеарных клеток в спинной мозг. Как следствие происходит прогрессирующая атрофия спинного мозга и утрачивание аксонов. У животных наблюдаются неврологические расстройства (нарушение координации движений, паралич задних конечностей, мышечная спастичность, атаксия, недержание). Через несколько месяцев возможно наступление ремиелизации с дальнейшим развитием процессов, схожих с рассеянным склерозом у людей. Персистентная инфекция у животных может наблюдаться на протяжении 2 лет. Хроническое демиелизирующее заболевание ЦНС у восприимчивых к инфицированию вирусом энцефаломиелита мышей считается одной из лучших экспериментальных моделей для изучения рассеянного склероза.

Однако у резистентных к данной инфекции линий мышей (C57BL/6, B6) наблюдают только острую фазу заболевания и полную элиминацию вируса из организма уже через 3 нед. после инфицирования.

При инфицировании восприимчивых животных вирусами серогруппы GDVII наблюдают развитие острого, быстроразвивающегося энцефаломиелита. Мыши погибают уже через 4–5 сут после заражения. При этом у тех немногих животных, которым удалось выжить, персистенцию вируса в ЦНС не обнаруживали [3, 5, 6, 8, 9].

Диагностика. Лабораторная диагностика основана на серологических методах (РТГА, РН, РСК), результаты которых могут быть подтверждены изоляцией вируса из спинного

иголовного мозга животных с клиническими

1018

Часть II. ВИРУСНЫЕ ИНФЕКЦИИ ЧЕЛОВЕКА И ЖИВОТНЫХ

 

 

проявлениями заболевания и из содержимого пищеварительного тракта мышей с асимптоматическим течением. Для культивирования вируса в основном используют культуру клеток BHK-21. При гистологическом исследовании

вположительном случае отмечают менингоэнцефалит.

Дифференциальную диагностику проводят

восновном от лимфоцитарного хориоменингита (невосприимчивы морские свинки и крысы) [6].

Профилактика и меры борьбы. У переболевших животных формируется иммунитет, однако специфическая профилактика не разработана. Лечение не разработано. Меры борьбы сводятся, как правило, к уничтожению больных мышей и проведению дезинфекции [1].

Литература

1.Сидорчук А.А., Глушков А.А. Инфекционные болезни лабораторных животных: Учеб. пособие. — СПб.: Лань, 2009. — 128 с.

2.Baker D.G. Natural pathogens of laboratory mice, rats, and rabbits and their effects on research // Clin. Microbiol. Rev. — 1998. — V. 11. — № 2. — P. 231– 266.

3.Buckwalter M.R., Nga P.T., Gouilh M.A. et al. Identification of a novel neuropathogenic Theiler’s murine encephalomyelitis virus // J. Virol. — 2011. — V. 85. —

14. — P. 6893–6905.

4.Fauquet C.M., Mayo M.A., Maniloff J. et al. Virus taxonomy. — Elsevier academic press, 2005. — 1259 p.

5.Lipton H.L., Dal Canto M.C. Susceptibility of inbred mice to chronic central nervous system infection by Theiler’s murine encephalomyelitis virus // Infect. Immun. — 1979. — V. 26. — № 1. — P. 369–374.

6.National Research Council. Infectious diseases of mice and rats: a report of the Institute of Laboratory Animal Resources Committee on Infectious Diseases of Mice and Rats. — Washington: National Academy Press, 1991. — 131 p.

7.Oleszak E.L., Chang J.R., Friedman H. et al. Theiler’s virus infection: a model for multiple sclerosis // Clin. Microbiol. — 2004. — V. 17. — № 1. — P. 174–207.

8.Sato F., Tanaka H., Hasanovic F. et al. Theiler’s virus infection: Pathophysiology of demyelination and neurodegeneration // Pathophysiol. — 2011. — V. 18. —

1. — P. 31–41.

9. Theiler M., Gard S. Encephalomyelitis of mice:

I.Characterisrics and pathogenesis of the virus //

J.Exp. Med. — 1940. — V. 72. — № 1. — P. 49–67.

10.Theiler M., Gard S. Encephalomyelitis of mice:

III.Epidemiology // J. Exp. Med. — 1940. — V. 72. — № 1. — P. 79–90.

11.Theiler M. Spontaneous encephalomyelitis of mice, a new virus disease // J. Exp. Med. — 1937. — V. 65. — № 5. — P. 705–719.

12.Tsunoda I., Fujinami R.S. Neuropathogenesis of Theiler’s murine encephalomyelitis virus infection, an animal model for multiple sclerosis // J. Neuroimmune Pharmacol. — 2010. — V. 5. — № 3. — P. 355–369.

2.4.1.8.10. Эктромелия мышей

(оспа мышей) (см. пар. 1.2.1.3.10)

(Козлов А.Н., Костина Л.В., Южаков А.Г., Алипер Т.И.)

Эктромелия, или оспа мышей, — вирусное высококонтагиозное заболевание мышей любого возраста, характеризующееся поражением кожи или внутренних органов.

Этиология. Происхождение эктромелии остаётся загадкой. Известно, что впервые заболевание появилось в колонии лабораторных мышей в Англии в 1930 г. Своё название заболевание получило от др.-греч. — преждевременное рождение и — часть тела, конечность [14]. Позднее заболевание распространилось по всему миру, но его появление имеет спорадический характер [11].

Этиологическим агентом оспы мышей является ДНК-содержащий вирус эктромелии (ECTV — ectromelia virus,) сем. Poxviridae подсем. Chordopoxvirinae рода Orthopoxvirus. Вирион кирпичеобразной формы (175 290 нм) с характерным гантелеобразным нуклеокапсидом и морфологически не отличим от вируса осповакцины [10]. Вирус может достаточно долго сохранять свою жизнеспособность в сухих условиях при комнатной температуре, однако быстро инактивируется при повышенной влажности, устойчив к эфиру и фенолу. Для обеззараживания рекомендуются дезинфектанты, содержащие натрия гипохлорит (100 мкг/мл действующего хлора), пары формальдегида (параформальдегид, 5–10 г/м3) и йодофоры (150–300 мкг/мл) [5]. Вирус эктромелии культивируется на некоторых клеточных линиях (HeLa, Vero, мышиные фибробласты L929), а также на РКЭ [15].

Генетическое сходство вируса эктромелии мышей с вирусом натуральной оспы обуслови-

2.4. ВИРУСНЫЕ ИНФЕКЦИИ ЖИВОТНЫХ

1019

 

 

ло его использование в качестве лабораторной модели для изучения оспы, а также экзантематозных заболеваний [7, 9].

Первый штамм вируса эктромелии Hampstead был выделен при первом появлении заболевания в 1930 г. Затем было изолировано несколько штаммов при вспышках заболевания с различной степенью тяжести в Европе и США [16, 17]. Наиболее патогенен штамм Moscow (Mos), выделенный В. Соловьёвым и впервые описанный C.H. Andrewes и W.J. Elford в 1947 г. Все штаммы близкородственны в антигенном отношении.

Эпизоотология. Естественными хозяевами вируса являются дикие мыши (Mus musculus), у которых имеет место латентная инфекция. В природе несколько видов мышей — Mus caroli,

Mus cookii, Mus cervicolor popaeus — высокочувствительны к экспериментальной инфекции [13].

В естественных условиях передача вируса происходит контактным путём. Естественное заражение — при совместном содержании здоровых животных с больными и при кормлении инфицированными кормами. Факторами передачи возбудителя могут быть загрязнённые вирусом клетки, кормушки, корма и др. [2].

При первичном попадании возбудителя в популяцию болезнь охватывает до 100% поголовья вивария, а впоследствии становится энзоотичной.

Тяжесть протекания заболевания определяется линией мышей, возрастом, полом, иммунным статусом животного. Наиболее чувствительны к данной инфекции линии мышей C3H, A, DBA, SWR, CBA, Balb/c. Для животных восприимчивых линий характерна внезапность заболевания с поражением 80–90% колонии. Клинические симптомы не успевают проявиться, и гибель мышей наступает неожиданно и быстро. У высокорезистентных линий мышей (AKR, C57BL/6, C57BL/10) наблюдается инаппарантное течение заболевания, при котором животные являются вирусоносителями и источником распространения вируса [12, 15].

Клиническая картина. Инкубационный период продолжается 7–10 сут. Течение болезни острое или хроническое.

При остром течении отмечают быструю смерть без видимых признаков. Данная форма заболевания характеризуется тяжёлым некрозом печени, селезёнки, лимфатических узлов, пейеровых бляшек и тимуса. Если животным удалось выжить после острой формы эктромелии, у них развивается хроническое заболевание. Первичные видимые поражения можно наблюдать через 4–7 сут после инфицирования. На 7–10-е сутки после заражения появляются припухлость конечностей и генерализованная сыпь, а также язвы, чешуйчатые поражения головы, хвоста, конечностей с последующим развитием некрозов. Наиболее характерно поражение кожи конечностей. Вначале наблюдается отёк подошвенной части лапки с развитием процесса и захватом всей ступни. Лапка, особенно с подошвенной стороны, становится полушаровидной и слегка прозрачной (похожей на грушу). Затем появляются участки омертвения кожи с ограничительной линией демаркационного воспаления между здоровой и поражённой частью. В итоге развивается гангрена. Омертвевшая лапка подсыхает и отторгается по демаркационной линии. Возможно также выздоровление. Иногда поражаются уши, хвост, кончик мордочки и конъюнктива. Изредка наблюдают вздутие живота, неуверенную шаткую походку, общее угнетение, взъерошенность шерсти и гибель при обычном для мышей падении температуры тела. Кроме того, может быть генерализованная инфекция без местных признаков. Исход болезни, как правило, летальный [2, 4, 15].

Патогенез. Вирус проникает в организм преимущественно через повреждения кожи, после чего происходит его локальная репликация в коже и регионарных лимфатических узлах. Затем развивается первичная виремия, сопровождающаяся поражением печени и селезёнки. В результате массивной репликации вируса в макрофагах этих органов развивается вторичная виремия. При этом вирус локализуется во многих тканях, главным образом в коже, конъюнктиве и лимфатических узлах. Несмотря на то что вирус персистирует в селезёнках инфицированных мышей несколько месяцев, он выделяется с экскрементами только в течение 3 нед.

1020

Часть II. ВИРУСНЫЕ ИНФЕКЦИИ ЧЕЛОВЕКА И ЖИВОТНЫХ

 

 

Острая форма заболевания сопровождается интенсивным поражением внутренних органов. Наибольшие патологические изменения находят в печени и селезёнке. На вскрытии печень бледно-жёлтая или серо-жёлтая, пёстрая из-за чередования некротических и геморрагических участков. Селезёнка иногда увеличена и имеет очаги некроза, в кишечнике — некротический энтерит, в ряде случаев тотально распространяющийся на всю стенку, с массивными фибринозными наложениями и кровоизлияниями. В очень тяжёлых случаях в лёгких развивается острая диффузная пневмония некротическигеморрагического характера. При хронической форме заболевания поражения внутренних органов непостоянны и неспецифичны. Можно наблюдать только гиперплазию селезёнки

илимфатических узлов. В очагах поражения кожи, в дегенерирующих эпителиальных клетках могут встречаться крупные цитоплазматические тельца — т.н. тельца Маршала [1, 15].

Диагностика. Инаппарантная инфекция

ислабовыраженное эпизоотическое заболевание очень сильно затрудняют постановку диагноза эктромелии из-за отсутствия подозрений на данную патологию.

Диагностику острой формы заболевания осуществляют на основании характерной клинической и патологоанатомической картины

илабораторных исследований (биопробой на здоровых мышах).

Заболевание следует дифференцировать от вирусного гепатита мышей, а также от инфекций, вызванных Salmonella enteritidis и Streptobacillus moniliformis [4].

Спомощью вирусологических методов (культивирование на куриных эмбрионах, культурах тканей и электронная микроскопия) удаётся обнаружить возбудитель в коже поражённой лапки, внутренних органах (особенно печени) в клетках или вне их в виде скопления вирусных частиц.

Гистологическими исследованиями обнаруживают некротические поражения участков мезодермальных тканей и увеличение ацидофильной зернистости в протоплазме эпителиальных тканей. Установлено наличие внутриклеточных включений в эпителиальных клетках печени,

селезёнки, слизистой и подслизистой кишечника [2].

Среди серологических методов исследования используют ИФА, РТГА, НМФА [6, 8].

Меры профилактики и борьбы. Основа профилактики — строгий входной контроль поголовья животных. В целях профилактики получать мышей нужно только из благополучных хозяйств. Обнаружение больных мышей или животных без лапок, хвоста свидетельствует о заражённости стада. Животных из такого стада карантинируют в течение 20 сут с применением метода провокации (в кожу лапки вводят бульон или физиологический раствор, при наличии скрытой инфекции на месте введения развивается специфическое поражение). При подозрении на поражённость стада всех больных и находившихся в контакте с ними мышей следует изолировать и провести тщательную дезинфекцию предметов ухода и клеток. Лечение не разработано. Для ликвидации инфекции и санации помещений применяют полное уничтожение больных животных в больших колониях, дезинфекцию — при небольшом поголовье. За рубежом используют вакцинацию. Для активной иммунизации мышей против эктромелии предложена инактивированная формолвакцина. Установлено, что мыши-сосунки, родившиеся от вакцинированных в конце беременности самок, приобретают выраженный иммунитет [2].

Литература

1.Абдрашитова Э.Х., Конопленко Л.А. Эктромелия лабораторных мышей и методы её диагностики // Биомедицина. — 2005. — № 1. — С. 118–121.

2.Сидорчук А.А., Глушков А.А. Инфекционные болезни лабораторных животных: Учеб. пособие. — СПб.: Лань, 2009. — 128 с.

3.Andrewes C.H., Elford W.J. Infectious ectromelia: experiments on interference and immunization // Brit. J. Exp. Pathol. — 1947. — V. 28. — P. 278–285.

4.Baker D.G. Natural pathogens of laboratory mice, rats, and rabbits and their effects on research // Clin. Microbiol. Rev. — 1998. — V. 11. — № 2. — P. 231– 266.

5.Bhatt P.N., Jacoby R.O. Stability of ectromelia virus strain NIH-79 under various laboratory conditions // Lab. Anim. Sci. — 1987. — V. 37. — № 1. — P. 33–35.

6.Buller R.M., Bhatt P.N., Wallace G.D. Evaluation of an enzyme-linked immunosorbent assay for the detection

2.4. ВИРУСНЫЕ ИНФЕКЦИИ ЖИВОТНЫХ

1021

 

 

of ectromelia (mousepox) antibody // J. Clin. Microbiol. — 1983. — V. 18. — № 5. — P. 1220–1225.

7.Chapman J.L., Nichols D.K., Martinez M.J. et al. Animal models of Orthopoxvirus infection // Vet. Pathol. — 2010. — V. 47. — № 5. — P. 852–870.

8.Collins M.J. Jr., Peters R.L., Parker J.C. Serological detection of ectromelia virus antibody // Lab. Anim. Sci. — 1981. — V. 31. — № 5. — P. 595–598.

9.Esteban D.J., Mark R., Buller L. Ectromelia virus: the causative agent of mousepox // J. Gen. Virol. — 2005. — V. 86. — P. 2645–2659.

10.Fauquet C.M., Mayo M.A., Maniloff J. et al. Virus taxonomy. — Elsevier academic press, 2005. — 1259 p.

11.Fenner F. Mousepox (infectious ectromelia): past, present, and future // Lab. Anim. Sci. — 1981. —

V.1. — P. 553–559.

12.Fenner F. Studies in mousepox, infectious ectromelia of mice; the effect of the age of the host upon the response to infection // Aust. J. Exp. Biol. Med.Sci. — 1949. — V. 27. — № 1. — V. 45–53.

13.MacLachlan N.J. Fenner’s Veterinary virology. — 4th ed. — Elsevier academic press, 2011. — 507 p.

14.Marchal J. Infectious ectromelia. A hitherto undescribed virus disease of mice // J. Pathol. Bacteriol. — 1930. — V. 33. — P. 713–728.

15.National Research Council. Infectious diseases of mice and rats: a report of the Institute of Laboratory Animal Resources Committee on Infectious Diseases of Mice and Rats. — Washington: National Academy Press, 1991. — 131 p.

16.Osterhaus A.D.M.E., Teppema J.S., Wirahadiredja R.M.S. et al. Mousepox in the Netherlands // Lab. Anim. Sci. — 1981. — V. 31. — P. 704–706.

17.Osterrieder N., Meyer H., Pfeffer M. Characterization of the gene encoding the A-type inclusion body protein of mousepox virus // Virus Genes. — 1994. —

V.8. — P. 125–135.

2.4.1.8.11. Инфекционный гепатит

мышей (см. пар. 1.2.2.2.2)

(Козлов А.Н., Костина Л.В., Южаков А.Г., Алипер Т.И.)

Этиология. Возбудитель инфекционного гепатита мышей — РНК-содержащий вирус, относящийся к сем. Coronaviridae роду Coronavirus. Вирус гепатита мышей использует в качестве рецепторных молекул CEACAM1. В процессе репликации вируса S-белок не разрезается [9]. Вирус впервые был выделен в 1949 г. Бейли от мышей с энцефаломиелитом [2].

Существует большое количество штаммов вируса гепатита мышей, различающихся тропизмом к тканям хозяина. В зависимости от

тропизма вируса выделяют две основные группы: кишечные и респираторные вирусы [4, 5]. Ранее вирусы гепатита мышей, имеющие сродство к клеткам эпителия кишечника, считали отдельным видом вирусов и называли «летальным кишечным вирусом мышат» [3].

Эпизоотология. Вирус инфекционного гепатита мышей, вероятно, наиболее значимый патоген лабораторных мышей. Инфекционный гепатит — широко распространённая высококонтагиозная болезнь мышей, проявляющаяся диареей, поражением печени, часто приводит к гибели заболевших. Вирусом заражено до 80% лабораторных мышей [14].

Во многих колониях вирус диких мышей эндемичен и поддерживается благодаря постоянному появлению восприимчивых (новорождённых) животных. В таких колониях инфекция протекает бессимптомно. У иммуносупрессивных линий мышей клинические симптомы не исчезают.

Вирус передаётся воздушно-капельным путём, а также при прямом контакте с заражённым животным. Политропные вирусы могут инфицировать культуры клеток без цитопатогенного эффекта. В основном болезни подвержены молодые мыши, крысы также могут быть инфицированы, но только крысята-сосунки и только в экспериментальных условиях. Наличие данного вируса у экспериментальных животных может серьёзно повлиять на достоверность научных исследований [3, 5].

Патогенез. Энтеротропные штаммы вируса избирательно инфицируют энтероциты, минимально повреждая клетки других тканей, за исключением мезентеральных лимфоузлов.

У новорождённых мышат эти вирусы вызывают быстрый цитолиз энтероцитов, формирующих ворсинки. Повреждения состоят из сегментарных эпителиальных некрозов, повреждений ворсинок и эрозии слизистой. Диагностической особенностью энтеротропных штаммов является выпячивание эпителиального синцития. Повреждения находят в конце тонкого кишечника и в слепой кишке [7]. У мышат постарше пролиферация слизистой кишечника усиливается и замещает повреждённую слизистую, что вызывает гиперплазию слизистой, которая кли-

1022

Часть II. ВИРУСНЫЕ ИНФЕКЦИИ ЧЕЛОВЕКА И ЖИВОТНЫХ

 

 

нически проявляется в увеличении секреции слизистой. У взрослых мышей повреждения минимальны, так как, несмотря на репликацию вируса в клетках, замещение клеток слизистой компенсирует разрушения [3, 13].

Политропные штаммы вируса первоначально размножаются в эпителии носоглотки. Нейротропные штаммы, распространяясь по обонятельному эпителию, поднимаются в мозг, не повреждая другие органы. Чаще вирус проникает в лёгкие вдоль кровеносных сосудов, вызывает вторичную виремию в других органах, прежде всего в печени, гемопоэтических и лимфоидных тканях. Ассоциированные с кишечником лимфоузлы могут быть повреждены, но эпителий кишечника, как правило, не повреждается [1].

В зависимости от штамма мышей, состояния заболевшего животного, условий содержания

ипатогенности конкретного штамма вируса повреждения могут сильно отличаться. Чаще всего они состоят из фокусных некрозов в лимфоидной, гемопоэтической (прежде всего в селезёнке) ткани, печени и мозге. Особенно ярко патологические изменения проявляются в тканях мышей иммунодепрессивных линий.

При вскрытии находят признаки энтерита, острого гепатита, энцефаломиелита, некротические очаги в печени, лимфатических органах

икостном мозге. Гистологически отмечают мелкие некротические изменения в печени, лёгких, селезёнке, кишечнике, головном мозге, лимфатических узлах и костном мозге [3, 4].

Клиническая картина. В зависимости от иммунного статуса животных болезнь протекает в острой, подострой или скрытой форме. Острая инфекция возникает, как правило, при заносе вируса в ранее свободную от него колонию. Острая летальная инфекция протекает с поражением печени (гепатит), кишечника (энтерит) или мозга (энцефаломиелит). Происходят нарушение ферментной активности, функций печени, иммуносупрессия и инволюция тимуса. У мышей наблюдаются диарея, истощение, желтушность слизистых, нервные явления [8, 13, 17].

Энтеротропные штаммы проникают через слизистую оболочку носа или кишечника, но распространяются локально в печени и брюш-

ных лимфатических узлах. Данные штаммы высококонтагиозны и вызывают 100% гибель новорождённых мышат при попадании в ранее неинфицированные популяции. Болезнь развивается стремительно. Мышата умирают от обезвоживания в течение 24–48 ч. У подросших мышат болезнь протекает в более мягкой форме, у взрослых мышей — без клинических признаков [6, 11, 12].

Политропные штаммы чаще проникают через слизистую оболочку носа, затем опускаются

влёгкие, оттуда либо распространяются по всему телу, вдоль кровеносных сосудов, либо поднимаются по нейронам в ЦНС. Данные штаммы

восновном менее контагиозны и, как правило, распространяются только при прямом контакте с инфицированным животным. Результаты инициирования этими штаммами сильно отличаются и зависят от возраста, линии мышей и вирулентности штамма [16].

Заражение бестимусных мышей обычно оканчивается истощением и смертью [10].

Диагностика основывается на клинических и патологоанатомических признаках. Проводят ретроспективные серологические исследования

вРСК и ИФА. Вирусную РНК можно обнаружить с помощью ОТ-ПЦР [15].

Профилактика и меры борьбы. Для профилактики проводят ветеринарно-санитарные мероприятия. Используемые мыши периодически проверяются серологическими методами. Вновь полученные мыши выдерживаются

вкарантине в течение нескольких недель. При установлении диагноза целесообразна полная замена поголовья [1, 3].

Литература

1.Сидорчук А.А., Глушков А.А. Инфекционные болезни лабораторных животных: Учеб. пособие. — СПб.: Лань, 2009. — 128 с.

2.Bailey O.T., Pappenheimer A.M., Cheever F.S. et al.

A murine virus (JHM) causing disseminated encephalomyelitis with extensive destruction of myelin. II. Pathology // J. Exp. Med. — 1949. — V. 90. — P. 195–212.

3.Baker D.G. Natural pathogens of laboratory mice, rats, and rabbits and their effects on research // Clin. Microbiol. Rev. — 1998. — V. 11. — № 2. — P. 231–266.

4.Barthold S.W. Research complications and state of knowledge of rodent coronaviruses // In: Complications of Viral and Mycoplasma Infections in Ro-

2.4. ВИРУСНЫЕ ИНФЕКЦИИ ЖИВОТНЫХ

1023

 

 

dents to Toxicology Research and Testing / Ed. T.E. Hamm. Jr. — Washington: Hemisphere Press, 1986. — P. 53–89.

5.Barthold S.W. Mouse hepatitis virus biology and epizootiology // In: Viral and Mycoplasmal Infections of Laboratory Rodents: Effects on Biomedical Research. — 1986. — P. 571–601.

6.Barthold S.W. Host age and genotype effects on enterotropic mouse hepatitis virus infection // Lab. Anim. Sci. — 1987. — V. 37. — P. 36–40.

7.Barthold S.W., Smith A.L. Mouse hepatitis virus strainrelated patterns of tissue tropism in suckling mice // Arch. Virol. — 1984. — V. 81. — P. 103–112.

8.Barthold S.W., Beck D.S., Smith A.L. Enterotropic coronavirus (mouse hepatitis virus) in mice: influence of host age and strain on infection and disease // Lab. Anim. Sci. — 1993. — V. 43. — 276–284.

9.Fauquet C.M., Mayo M.A., Maniloff J. et al. Virus taxonomy. — Elsevier academic press, 2005. — 1259 p.

10.Fujiwara K., Tamura F., Taguchi N. et al. Wasting disease in nude mice with facultatively virulent mouse hepatitis virus // In: Proceedings of the Second International Workshop on Nude Mice. — Stuttgart: Gustav Fischer Verlag, 1977. — P. 53–60.

11.Ishida T., Fujiwara K. Maternally derived immune resistance to fatal diarrhea in infant mice due to mouse hepatitis virus // Jpn. J. Exp. Med. — 1982. —

V.52. — P. 231–235.

12.Kyuwa S., Machii K., Shibata S. Role of CD41 and CD81 T cells in mouse hepatitis virus infection in mice // AADE Ed. J. — 1996. — V. 45. — P. 81–83.

13.MacLachlan N.J. Fenner’s Veterinary virology, fourth edition. — Elsevier academic press, 2011. — 507 p.

14.Lindsey J.R., Davidson M.K., Schoeb T.R. et al. Murine mycoplasmal infections // In: Complications of Viral and Mycoplasmal Infections in Rodents to Toxicology Research and Testing / Ed. T.E. Hamm Jr. — Washington: Hemisphere Press, 1986. — P. 91–121.

15.Peters R.L., Collins M.J. The enzyme-linked immunosorbent assay for mouse hepatitis and rat coronaviruses // Lab. Anim. — 1983. — V. 12. — P. 18–25.

16.Pewe L., Wu G.F., Barnett E.M. et al. Cytotoxic T cellresistant variants are selected in a virus-induced demyelinating disease // Immunity. — 1996. — V. 5. —

P.253–262.

17.Wang Y., Burnier M., Detrick B. et al. Genetic predisposition to coronavirus-induced retinal disease // Investig. Ophthalmol. Visual. Sci. — 1996. — V. 37. —

P.250–254.

2.4.1.8.12.Сиалодакриоаденит

крыс (см. пар. 1.2.2.2.2) (Козлов А.Н., Костина Л.В., Южаков А.Г., Алипер Т.И.)

Этиология. Возбудитель сиалодакриоаденита (СДА) крыс — РНК-содержащий вирус, отно-

сящийся к сем. Coronaviridae роду Coronavirus. Вирус родственен возбудителю гепатита мышей и использует в качестве рецепторных молекул CEACAM1 [2].

Вирус СДА впервые выделил и охарактеризовал Паркер в 1970 г. [11]. В настоящее время все коронавирусы, выделенные от крыс, считаются штаммами вируса СДА [6, 7].

Эпизоотология. Сиалодакриоаденит крыс — высококонтагиозная, широко распространённая инфекционная болезнь. Передаётся воздушнокапельным путём и при контакте с больным животным [15].

Болезни подвержены животные всех возрастов, но наиболее остро она протекает у молодых животных. Смертельный исход вероятен среди новорождённых крысят, течение болезни у которых осложняется отказом от молока в результате разрушения обонятельного эпителия. Возможно экспериментальное заражение мышат. Естественной заболеваемости у мышей не выявлено [3, 10, 13].

В эндемично заражённых колониях болезнь поддерживается благодаря постоянному появлению новорождённых крысят. В таких колониях у взрослых крыс клинические признаки, как правило, не проявляются.

Крысы, переболевшие сиалодакриоаденитом, приобретают иммунитет к штамму вируса, вызвавшего заболевание, однако он не защищает от заражения другими штаммами вируса [9, 13].

Патогенез. Существуют различные штаммы вируса сиалодакриоаденита крыс, в том числе отличающиеся тропизмом к разным тканям. Чаще всего вирус проникает в организм, поражая эпителий верхней части респираторного тракта, затем распространяется в тканях желёз серозного или серозно-слизистого типа и проникает в лёгкие. Таким образом, воспалительные изменения проявляются прежде всего диффузным некрозом в слёзных (в том числе в гардеровых), подчелюстных и орбитальных железах. Вторично возможно повреждение структур глаза [1, 10, 14].

Повреждения проявляются в некрозе слюнных (за исключением сублингвальных, которые обычно не повреждаются) и слёзных желёз,

1024

Часть II. ВИРУСНЫЕ ИНФЕКЦИИ ЧЕЛОВЕКА И ЖИВОТНЫХ

 

 

отёках лимфоузлов и интерстициальной пневмонии. Характерная черта повреждений при сиалодакриоадените — уплощение эпителия,

вчастности в гардеровых железах. Поражения тимуса ограничиваются очаговым некрозом коры и мозгового вещества с некоторым расширением междольковых перегородок. Точечный некроз и лимфоидная гиперплазия происходит в шейных лимфатических узлах. Поражения глаз могут включать в себя интерстициальный кератит, изъязвление роговицы, гифему и конъюнктивит. Некоторые штаммы вируса поражают респираторный тракт, где патологические изменения могут включать

всебя некротический ринит, трахеит, бронхит и бронхиолит с мультифокальной пневмонией [7, 12, 14].

Клиническая картина. В естественных условиях инфекция протекает в двух формах.

1.Энзоотическая инфекция в колонии. Взрослые крысы имеют иммунитет в связи с перенесенной инфекцией. У новорождённых крысят (до 1 нед.) находят конъюнктивит, веки слипаются из-за экссудата. Признаки этой формы болезни обычно не замечаются.

2.Эпизоотические вспышки в ранее свободных от вируса колониях. Инкубационный период часто менее 1 нед. Симптомы болезни могут проявляться в отёках шейных лимфоузлов, чихании, светобоязни, выделениях из носа и глаз (часто окрашенные порфирином), изъязвлении роговицы. Характерно, что при высокой заболеваемости смертности нет [5].

Клинические признаки могут варьировать по тяжести в зависимости от линии лабораторных крыс. Так, для бестимусных крыс инфекция протекает тяжелее и может быть фатальной,

вто время как у обычных крыс вирус не обнаруживается уже через неделю. Острая инфекция, как правило, протекает с полным выздоровлением, но постоянное повреждение глаз может возникнуть в результате дисфункции слёзных желёз и привести к гифеме или изъязвлению роговицы. Инфекция способствует вторичному инфицированию крыс респираторными бактериальными болезнями [6, 8].

Диагностика. Диагноз ставится на основании клинических признаков и патологических

изменений. Смотрят гистологические изменения в гардеровых и слюнных железах. Ретроспективный диагноз ставится на основании серологических исследований, таких как ИФА и РСК. Вирусную РНК обнаруживают при помощи ОТ-ПЦР. Вирус можно выделить в культуре клеток [11, 4].

Профилактика и меры борьбы. Профилактика сводится к общим ветеринарно-санитар- ным мероприятиям и использованию свободных от вирусоносителей популяций мышей. Животные поражённых партий выбраковываются [1].

Литература

1.Сидорчук А.А., Глушков А.А. Инфекционные болезни лабораторных животных: Учеб. пособие. — СПб.: Лань, 2009. — 128 с.

2.Fauquet C.M., Mayo M.A., Maniloff J. et al. Virus taxonomy. — Elsevier academic press, 2005. — 1259 p.

3.Hajjar A.M., DiGiacomo R.F., Carpenter J.K. et al.

Chronic sialodacryoadenitis virus (SDAV) infection in athymic rats // Lab. Anim. Sci. — 1991. — V. 41. —

P.22–25.

4.Hirano N., Takamaru K., Murakami T. et al. Replication of sialodacryoadenitis virus of rat in LBC cell culture // Arch. Virol. — 1986. — V. 88. — P. 121– 125.

5.Jacoby R.O., Bhatt P.N., Jonas A.M. Viral diseases // In: The Laboratory Rat. I. Biology and Diseases / Eds. H.J. Baker, J.R. Lindsey, S.H. Weisbroth. — New York: Academic Press, 1979. — P. 271–306.

6.Jacoby R.O., Bhatt P.N., Gaertner D.J. et al. The pathogenesis of rat virus infection in infant and juvenile rats after oronasal inoculation // Arch. Virol. — 1987. —

V.95. — P. 251–270.

7.Kojima A., Okaniwa A. Antigenic heterogeneity of sialodacryoadenitis virus isolates // J. Vet. Med. Sci. — 1991. — V. 53. — P. 1059–1063.

8.MacLachlan N.J. Fenner’s Veterinary virology. — 4th ed. — Elsevier academic press, 2011. — 507 p.

9.National Research Council. Infectious diseases of mice and rats: a report of the Institute of Laboratory Animal Resources Committee on Infectious Diseases of Mice and Rats. — Washington: National Academy Press, 1991. — 131 p.

10.Nunoya T., Itabashi S., Kudow M. et al. An epizootic outbreak of sialodacryoadenitis in rats // Jpn. J. Vet. Sci. — 1977. — V. 39. — P. 445–450.

11.Parker J.C., Cross S.S., Rowe W.P. Rat coronavirus (RCV): A prevalent, naturally occurring pneumo-

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в папке Литература