Добавил:
Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Литература / Руководство По Вирусологии

.pdf
Скачиваний:
655
Добавлен:
19.06.2017
Размер:
103.95 Mб
Скачать

2.4. ВИРУСНЫЕ ИНФЕКЦИИ ЖИВОТНЫХ

1005

 

 

пробу на мышах, серологические исследования в РТГА и ИФА. При вскрытии павших животных отмечают интерстициальную пневмонию и отёк лёгких [1].

Профилактика и меры борьбы. Профилактическое карантинирование вновь поступающих животных в течение 20 сут. Недопущение контакта больных животных со здоровыми, изоляция больных.

Лечение с применением противовирусных и антибактериальных препаратов теоретически возможно, но в условиях вивария больных животных выбраковывают, инвентарь дезинфицируют [1].

Литература

1.Сидорчук А.А., Глушков А.А. Инфекционные болезни лабораторных животных: Учеб. пособие. — СПб.: Лань, 2009. — 128 с.

2.Boot R., van Herck H., van der Logt J. Mutual viral and bacterial infections after housing rats of various breeders within an experimental unit // Lab. Anim. — 1996. — V. 30. — P. 42–45.

3.Carthew P., Sparrow S. A comparison in germ-free mice of the pathogenesis of Sendai virus and mouse pneumonia virus infection // J. Pathol. — 1980. —

V.130. — P. 153–158.

4.Fauquet C.M., Mayo M.A., Maniloff J. et al. Virus taxonomy // Elsevier academic press, 2005. — 1259 p.

5.Lussier G. Potential detrimental effects of rodent viral infections on long-term experiments // Vet. Res. Commun. — 1988. — V. 12. — P. 199–217.

6.MacLachlan N.J. Fenner’s veterinary virology. — 4th ed. — Elsevier academic press, 2011. — 507 p.

7.Miyata H., Kishikawa M., Kondo H. et al. New isolates of pneumonia virus of mice (PVM) from Japanese rat colonies and their characterization // AADE Ed.

J.— 1995. — V. 44. — P. 95–104.

8.National Research Council. Infectious diseases of mice and rats: a report of the Institute of Laboratory Animal Resources Committee on Infectious Diseases of Mice and Rats. — Washington: National Academy Press, 1991. — 131 p.

9.Richter C.B., Thigpen J.E., Richter C.S. et al. Fatal pneumonia with terminal emaciation in nude mice caused by pneumonia virus of mice // Lab. Anim. Sci. — 1988. — V. 38. — P. 255–261.

10.Schuurman H.-J., Bell E.B., Gartner K. et al. Comparative evaluation of the immune status of congenitally athymic and euthymic rat strains bred and maintained at different institutes: 1. Euthymic rats //

J.Exp. Anim. Sci. — 1992. — V. 35. — P. 16–32.

2.4.1.8.2. Килхемвирусная инфекция крыс (см. пар. 1.2.1.3.9) (Козлов А.Н., Костина Л.В., Южаков А.Г., Алипер Т.И.)

Этиология. Вирус Килхема крыс (KRV — Kilham rat virus) — ДНК-содержащий вирус, который входит в сем. Parvoviridae [4].

Вирус КRV впервые был выделен в опухолевой ткани крыс и описан в 1959 г. Килхемом [5]. В 1962 г. Меркалова и Жданов описали вирус 59-KB, изолированный из соединительной ткани крыс, обработанных канцерогеном

впредсаркоматозной стадии, таксономия которого точно не установлена [4].

Очищенный вирус сохраняет инфекцион-

ность в условиях хранения при температуре –4 или –60 С, не снижая титра. Термостабилен и выдерживает прогревание при 80 С в течение 2 ч, чувствителен к эфиру, хлороформу.

Вирус Килхема крыс по серологическим свойствам отличается от вирусов полиомы, энцефаломиокардита и других крысиных вирусов. Последние, выделенные из разных источников,

виммунологическом отношении родственны, но серологически неодинаковы [8]. Описаны три серотипа вируса Килхема: Н-1, или НТ; RV; Н-3, или НВ, которые различаются между собой в перекрёстной РТГА [6].

Эпизоотология. Латентная инфекция крыс Килхема характеризуется, как правило, бессимптомным носительством вируса. Болезнь распространена повсеместно среди диких и лабораторных белых крыс. Заражение происходит от больных животных. В естественных условиях наблюдается горизонтальная и вертикальная передача KRV [3]. Уровень AT к вирусу у матери определяет восприимчивость или резистентность крысят. Передача вируса осуществляется трансплацентарно, но не через молоко, так как крысята, рождённые нормальной самкой и вскармливаемые заражённой самкой, не заболевают. Крысята, рождённые заражённой самкой и вскармливаемые нормальной самкой, погибают от инфекции [7].

Изучена динамика накопления вируса

вкультуре кожно-мышечной ткани эмбрионов крыс. Поскольку вирус KRV y крыс вызывает латентную инфекцию, то в сыворотках некото-

1006

Часть II. ВИРУСНЫЕ ИНФЕКЦИИ ЧЕЛОВЕКА И ЖИВОТНЫХ

 

 

рых здоровых лабораторных и диких крыс есть вируснейтрализующие антитела к этому вирусу. В сыворотках крыс линий Wistar и August обнаружены АТ к KRV в значительных титрах, что свидетельствует о широком распространении KRV среди лабораторных животных [3].

Клиническая картина и патогенез. KRV не вызывает клинически выраженной болезни у взрослых крыс. Однако новорождённые крысы до 24-часового возраста особенно чувствительны к инфицированию вирусом. У крыссосунков развивается быстропротекающая инфекция, обусловливающая гибель. В небольших дозах KRV вызывает карликовость животных и т.н. монголоидный вид. Обычно КRV у инфицированных крыс становится причиной нарушения остеолитического типа. Основным клиническим симптомом у молодых крыс является поражение зубов и костей, причём ранние изменения начинаются в зубной пульпе дегенерацией одонтобластов и некрозом поддерживающей стромы. За 10 дней происходит разрушение дентина, вплоть до потери зуба. В перидонтальной ткани инфицированных крыс через 24 ч после инфицирования были найдены внутриядерные включения [2].

Килхем отмечал (1964), что некоторые штаммы КRV не вызывали остеолитических поражений у новорождённых крыс, но при интрацеребральном заражении обусловливали церебральную гипоплазию и атаксию. При интраперитониальном введении новорождённым крысам вирус вызывает энтериты. Заражённые крысы худеют, а через 7–8 сут гибнут. Почечные клетки стромы и цитоплазма макрофагов павших животных содержат внутриядерные включения [5].

У экспериментально заражённых и погибших крысят инфекционный вирус удаётся обнаружить в мозге, лёгких, печени, почках, селезёнке, крови и моче. Вместе с тем крысята, контактирующие с заражёнными животными, инфицируются, но не заболевают [6].

KRV при и/ц, в/в и п/к введении вызывает гибель новорождённых крысят на 4–14-е сутки после заражения. При п/к введении беременным крысам KRV проникает в эмбрионы, инфекция развивается у родившихся крысят

ипроявляется поражением зубов. При заражении крыс непосредственно в плод (за 5–6 сут до родов) ткани эмбриона содержали вирус независимо от титра специфических АТ у матери [2, 5].

При изучении лёгочных заболеваний у крыс обнаружены изменения в эндотелии, характерные для KRV. Серологически инфекцию подтвердить не удалось, но при пассировании была доказана скрытая инфекция KRV [8].

Диагностика. Вирус Килхема культивируется в первичной культуре эмбриональной ткани крыс, эмбриональной ткани золотистых сирийских хомячков и в культуре мышиных фибробластов. ЦПД проявляется через 24 ч после заражения. Вирус КRV вызывает изменения в ядрах (появляются множественные базофильные включения округлой или овальной формы).

Вирусный антиген в поражённых клетках выявляется с помощью НМФА через 24–48 ч после заражения в виде многочисленных очагов свечения. На более поздней стадии (через 4 сут) светящиеся гранулы появляются также

ив цитоплазме. Кроме того, проводят серодиагностику с помощью ИФА [2].

Профилактика и меры борьбы сходны с другими парвовирусными инфекциями. Соблюдение общих ветеринарно-санитарных мероприятий и использование свободных от вирусоносителей популяций крыс. Животные поражённых партий выбраковываются [1].

Литература

1.Сидорчук А.А., Глушков А.А. Инфекционные болезни лабораторных животных: Учеб. пособие. — СПб.: Лань, 2009. — 128 с.

2.Baker D.G. Natural pathogens of laboratory mice, rats, and rabbits and their effects on research // Clin. Microbiol. Reviews. — 1998. — V. 11. — № 2. —

P.231–266.

3.Coleman G.L., Jacoby R.O., Bhatt P.N. et al. Naturally occurring lethal parvovirus infection in juvenile and young adult rats // Vet. Pathol. — 1983. — V. 20. —

P.44–45.

4.Fauquet C.M., Mayo M.A., Maniloff J. et al. Virus taxonomy. — Elsevier academic press, 2005. — 1259 p.

5.MacLachlan N.J. Fenner’s veterinary virology. — 4th ed. — Elsevier academic press, 2011. — 507 p.

6.National Research Council. Infectious diseases of mice and rats: a report of the Institute of Laboratory

2.4. ВИРУСНЫЕ ИНФЕКЦИИ ЖИВОТНЫХ

1007

 

 

Animal Resources Committee on Infectious Diseases of Mice and Rats. — Washington: National Academy Press, 1991. — 131 p.

7.Nicklas W., Kraft V., Meyer B. Contamination of transplantable tumors, cell lines, and monoclonal antibodies with rodent viruses // Lab. Anim. Sci. — 1993. — V. 43. — P. 296–300.

8.Schuster G.S., Caughman G.B., O’Dell N.L. Altered lipid metabolism in parvovirus-infected cells // Microbios. — 1991. — V. 66. — P. 143–155.

2.4.1.8.3. Вирусная лейкемия мышей

(см. пар. 1.2.2.5.12)

(Козлов А.Н., Костина Л.В., Южаков А.Г., Алипер Т.И.)

Лейкемия мышей — энзоотически проявляющаяся болезнь, характеризующаяся формированием различных форм лейкозов и лимфосарком.

Этиология. Вирусы, вызывающие онкологические заболевания у мышей, входят

всем. Retroviridae подсем. Orthoretrovirinae

[4]. Данные вирусы были обнаружены ещё

в1920–1930 гг. Почти вся информация, накопленная при изучении этих вирусов, была получена с помощью биологических титрований на мышах или крысах, причём об активности вируса судили по развитию лейкоза, спленомегалии или по образованию колоний в селезёнке. Все штаммы вирусов лейкоза прошли многочисленные серийные пассажи на мышах. Каждый исследователь, идентифицировавший и выделивший вирус, давал ему свое имя: Gross (1957), Friend (1957), Moloney (1960), Rausher

(1962). В настоящее время известны несколько специфических онкогенных вирусов, изолированных из различных опухолей мышей и крыс, которые по морфологии вирионов разделяются на В- и С-типы [2]. Вирионы В-типа, основным представителем которых является вирус опухоли молочных желёз (MTV), трансформируют клетки эктодермального происхождения. Основной структурный белок вирионов В-типа представлен гликопротеином с молекулярной массой 52 кДа [6, 7].

Онковирусы мышей С-типа (MuLV) имеют размеры около 100 нм, плотное ядро и двойную оболочку с едва заметными поверхностными шипами. Вирусные белки: МА (15 кДа), p12 (12 кДа), CA (30 кДа), NC (10 кДа), PR (14 кДа), RT (80 кДа), IN (46 кДа), SU (70 кДа), TM (15 кДа) [4, 5].

В зависимости от влияния MuLV С-типа на определённые ткани животных их подразделяют на несколько групп (табл. 2.4.12).

По способности репродуцироваться в гомологичных и гетерологичных клетках вирусы типа С мышей (MuLV) делят на четыре группы: 1) N-тропные, способные к репродукции

вклетках мышей линии NIH; 2) В-тропные, репродуцирующиеся в клетках мышей линии BALB/с; 3) NB-тропные, репродуцирующиеся

вклетках мышей обеих линий; 4) ксенотропные, способные к репликации в гетерогенных клетках (кролика, крысы). Чувствительность клеток к вирусам типа С, по-видимому, контролируется геном Fvl [3].

Таблица 2.4.12

Классификация вирусов лейкоза мышей

Класс

Автор

Орган

Клетка

Тип лейкоза

Продолжительность

латентного периода, сут

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

I

Гросс

Вилочковая железа

Лимфобласт

Лимфоидная

60

 

 

 

 

лейкемия

 

 

 

 

 

 

 

 

Граффи, Молони

Селезёнка

Миелобласт

Миелоидная

120

 

 

 

 

лейкемия

 

 

 

 

 

 

 

 

Кэплен, Рич

Селезёнка, лимфати-

Ретикулярная

Ретикулярная

200

 

 

ческие узлы

клетка

саркома

 

 

 

 

 

 

 

II

Эбельсон

Костный мозг

Стволовая клетка

Гемоцитобластоз

15

 

 

 

 

 

 

III

Френд, Раушер

Селезёнка

Эритробласт

Эритробластоз

3

 

 

 

 

 

 

IV

Харвей, Молони

Соединительная ткань

Мезенхимальные

Фибросаркома

3

 

 

 

клетки

 

 

 

 

 

 

 

 

1008

Часть II. ВИРУСНЫЕ ИНФЕКЦИИ ЧЕЛОВЕКА И ЖИВОТНЫХ

 

 

По способности вызывать первичную реакцию в инфицированном хозяине вирусы типа С разделены на три категории: 1) лейкемические вирусы (MuLV); 2) вирусы, вызывающие локусы в селезёнке (SFFV); 3) мышиные саркоматозные вирусы (MSV). Лимфатическую лейкемию в основном индуцируют MuLV, которые способны реплицироваться в различных тканях, но не могут их трансформировать. Вирусы SFFV выделены в лабораториях Френд, Раушера и Попе, легко трансформируют гемопоэтические клетки в костном мозге и селезёнке. Эти вирусы высоколетальны, но дефектны

иреплицируются только в присутствии виру- са-помощника.

Вирус саркомы мышей (MSV) вызывает характерные опухоли у мышей и способен трансформировать клетки, но также дефектен. Биологический эффект проявляется только в присутствии вируса-помощника — MuLV. Клетки, трансформированные MSV, разделяются на два класса: 1) непродуцирующие, не освобождающие вирусных частиц и негативные по gs-антигену; 2) саркомопозитивные, лейкемиянегативные (S+/L) клетки, содержащие геном саркоматозного вируса, продуцирующие gs-антиген и незначительное количество вирусных частиц [8].

Воболочке вирусов лейкемии мышей (MuLV-F), кошек (FeLV-T), саркомы кошек (FeSV-st) и эндогенном вирусе крыс (NWR-1) имеются общие антигены. Так, вирусы MuLV-F

иFeLV-T содержат общие поверхностные антигены, вирус FeSV-st, продуцируемый клетками крысиной опухоли, имеет общие поверхностные антигены с эндогенным вирусом Kpbic (NWR-l) [2].

Кроме указанных вирусов, адаптированных к клеточным системам, от мышей выделены эндогенные вирусы типа С (из спонтанных или индуцированных первичных опухолей и из нормальных неопластических клеток в культуре). Так, из клеток мышей линии BALB/с удалось выделить два эндогенных вируса типа С: N-тропный BALB-1 и ксенотропный BALB-2 [2, 8].

Эндогенные вирусы типа С, как правило, вообще не обладают онкогенным потенциалом либо обладают им в очень слабой степени. В настоящее время биологическую функцию этих

вирусов сводят к тому, что они либо выполняют определённую физиологическую роль в развитии опухоли путём регулирования процессов узнавания клеток и их дифференцировки, либо обусловливают частичную резистентность клеток к суперинфекции экзогенными вирусами.

Эпизоотологические данные. Болезнь регистрируется в питомниках и вивариях как спонтанная инфекция, причём чаще у определённых линий мышей, особо чувствительных

кданной инфекции. Так, например, у высоколейкозных линий мышей AKR на ранних стадиях эмбрионального развития свободный вирус не обнаруживается, но он появляется спонтанно при культивировании клеток эмбрионов. На поздних стадиях эмбриогенеза инфекционный вирус отмечается у большинства эмбрионов, и его титр достигает высокого уровня в первые 2 нед. после рождения. Большинство мышей заболевают лейкозом в течение первых 10 мес. жизни, причём существенную роль в патогенезе заболевания отводится тимусу. Тимэктомия предотвращает развитие лимфолейкоза под влиянием имеющегося в организме вируса, при этом сколько-нибудь заметного снижения иммунокомпетентности не происходит. Трансплантация таким оперированным животным культуры ретикулярных клеток тимуса восстанавливает их способность заболевать лейкозом. Однако у многих мышей даже с интактным тимусом вирус лейкоза месяцами циркулирует в крови, не вызывая самого лейкоза [5].

Унизколейкозных мышей, относящихся

клиниям C57BL и BALB/c, инфекционный вирус не проявляется в течение всей жизни, т.е. «инфекция» носит латентный, а не персистентный характер и передаётся последующим поколениям. На ранних стадиях развития эмбриона мышей линии BALB/c выявляется gs-антиген, а у некоторых особей этой линии вирус проявляется, но лишь по мере старения животных, у части таких животных возникает лейкоз [2].

Возбудитель может передаваться новорождённым вертикально и через молоко [1].

Клиническая картина и патологоанатомические изменения. В зависимости от вызывающего болезнь вируса данной группы клиникопатологические изменения весьма варьируют. В начальной стадии заболевания наблюдают

2.4. ВИРУСНЫЕ ИНФЕКЦИИ ЖИВОТНЫХ

1009

 

 

сильный эритро- и лимфопоэз в клетках селезёнки (спленомегалию), формирование крупных неоплазм, в дальнейшем, наоборот, повышается количество трансформированных клеток. Имеют место лимфатическая и ретикулоклеточная лейкопения, с увеличением селезёнки и печени. Лейкемия сопровождается эритробластозом. Развиваются лимфо- и ретикулоклеточная саркомы. В других случаях развиваются миелоидная лейкемия, анапластические саркомы и ангиомы. При этом в патологический процесс могут вовлекаться тимус и лимфоузлы. На фоне иммуносупрессии до половины животных могут погибнуть в течение 4 нед. [1].

Диагностика. Диагностика включает проведение вирусологических, патолого-анатомиче- ских и гистологических исследований [1].

Профилактика и меры борьбы. Профилактика сводится к общим ветеринарно-санитар- ным мероприятиям и использованию свободных от вирусоносителей популяций мышей. Животные поражённых партий выбраковываются [1].

Литература

1.Сидорчук А.А., Глушков А.А. Инфекционные болезни лабораторных животных: Учеб. пособие. — СПб.: Лань, 2009. — 128 с.

2.Baker D.G. Natural pathogens of laboratory mice, rats, and rabbits and their effects on research // Clin. Microbiol. Rev. — 1998. — V. 11. — № 2. — P. 231– 266.

3.Boot R., van Herck H., van der Logt J. Mutual viral and bacterial infections after housing rats of various breeders within an experimental unit // Lab. Anim. — 1996. — V. 30. — P. 42–45.

4.Fauquet C.M., Mayo M.A., Maniloff J. et al. Virus taxonomy. — Elsevier academic press, 2005. — 1259 p.

5.MacLachlan N.J. Fenner’s veterinary virology. — 4th ed. — Elsevier academic press, 2011. — 507 p.

6.Matsuzawa A., Nakano H., Yoshimoto T. et al. Biology of mouse mammary tumor virus (MMTV) // Cancer Lett. — 1995. — V. 90. — P. 3–11.

7.Nabarra B., Desaymard C., Wache A.C. et al. Mouse mammary tumor virus production by thymic epithelial cells in vivo // Europ. J. Immunol. — 1996. — V. 26. — P. 2724–2730.

8.National Research Council. Infectious diseases of mice and rats. А report of the Institute of Laboratory Animal Resources Committee on Infectious Diseases of Mice and Rats. — Washington: National Academy Press, 1991. — 131 p.

2.4.1.8.4. Цитомегаловирусная

инфекция мышей и крыс (см. пар. 1.2.1.2.2) (Козлов А.Н.,

Костина Л.В., Южаков А.Г., Алипер Т.И.)

Этиология. Цитомегаловирус мышей {1, 2} (MuHV-{1, 2} — murid herpesvirus {1, 2}) относится к сем. Herpeviridae подсем. Betaherpesvirinae рода Muromegalovirus. Для этих вирусов характерен длительный цикл репликации и медленный рост в культуре [14].

Эпизоотология. Основным резервуаром вируса в природе являются дикие мыши и крысы, у которых он обнаруживается главным образом в подчелюстных слюнных железах [17]. Локализация вируса в колониях лабораторных животных намного меньше. Однако в питомниках и вивариях необходим постоянный контроль данной инфекции, так как у заражённых животных вирус постоянно выделяется со слюной [3]. Также был описан вертикальный путь передачи вируса [24]. Помимо слюнных желёз в латентном состоянии вирус может находиться в почках, предстательной и поджелудочной железах, яичках, сердце, печени, лёгких, в селезёнке, в нейронах коры головного мозга и гиппокампа. Присутствие вируса в различных тканях напрямую зависит от степени вирусной репликации во время острой инфекции [5, 15, 19, 24]. В природе инфекция носит субклинический характер.

Патогенез и клиническая картина. Патологические изменения ограничиваются наличием внутриядерных включений в эпителии слюнных желёз [3]. При экспериментальном заражении лабораторных мышей было также обнаружено воспаление коры надпочечников [20].

Новорождённыеи ослабленныемышии крысы более восприимчивы к инфекции, чем зрелые особи [8, 17]. В работе L.S. Lathbury и соавт. (1996), было показано, что мыши линии BALB/c более восприимчивы к инфекции, чем мыши линий C57BL/10 и CBA/CaH [12]. В то же время C.A. Dangler и соавт. (1995) установили, что при инфицировании мышей линии C57BL/6 MuHV воспаление восходящей части аорты и лёгочной артерии носит более серьёзный характер, чем у мышей линии BALB/c [7].

1010

Часть II. ВИРУСНЫЕ ИНФЕКЦИИ ЧЕЛОВЕКА И ЖИВОТНЫХ

 

 

В формировании иммунитета против цитомегаловирусной инфекции мышей и крыс главную роль играют CD8+-Т- и NK-клетки [12, 18]. МАТ к белкам MuHV обладают перекрёстной реактивностью с белками хозяина, вызывая аутоиммунные реакции [13]. При экспериментальном заражении мышей вирусом MuHV-1 наблюдается значительное изменение различных показателей иммунной системы. Происходит угнетение продукции АТ и ИФН, снижение пролиферации лимфоцитов и активности CTL. Кроме того, наблюдается тромбоцитопения: формирование аутоантител, направленных к кардиомиоцитам. На фоне значительного снижения иммунитета повышается восприимчивость к различным оппортунистическим инфекциям и активизация условно-патогенной микрофлоры (например, Toxoplasma gondii) [10, 17, 23].

MuHV-2 инфицирует преимущественно диких крыс. О случаях заражения вирусом MuHV-2 лабораторных крыс не сообщалось [4, 17]. Биология и патофизиология цитомегаловирусной инфекции крыс та же, что и при инфекции MuHV-1. При экспериментальной инфекции MuHV-2 нарушаются функции макрофагов и различных субпопуляций лимфоцитов, развиваются признаки коллагениндуцированного артрита, происходит воспаление сосудистой стенки и повышение пролиферации клеток гладкой мускулатуры и утолщение интимы аорты [11, 17, 21].

Диагностика. Основывается на клинических признаках и взятии биопробы.

Профилактика и меры борьбы. Для профилактики проводят ветеринарно-санитарные мероприятия. При установлении диагноза целесообразна полная замена поголовья. Лечение не проводится [1].

2.4.1.8.5. Тимическая инфекция

мышей (см. пар. 1.2.1.2.2)

(Козлов А.Н., Костина Л.В., Южаков А.Г., Алипер Т.И.)

Этиология и эпизоотология. О данной инфекции известно относительно мало из-за неспособности культивировать вирус in vitro. Вызывает-

ся герпесвирусом мышей 3 (MuHV-3 — murid herpesvirus 3), который является неклассифицированным представителем сем. Herpesviridae. Передача вируса осуществляется через прямой контакт [22], а также с молоком матери [16].

Патогенез. Природная инфекция у взрослых особей протекает без клинических проявлений. У новорождённых мышат тимическая инфекция приводит к некрозу тимуса, лимфатических узлов и селезёнки с последующей гибелью животного [3]. Вилочковая железа — основная мишень для вируса MuHV-3. Вирус поражает лимфоциты, ретикулярные клетки эпителия и макрофаги тимуса. При экспериментальном инфицировании лабораторных животных было показано, что вирус MuHV-3 приводил к специфическому лизису CD41/CD81 и CD41/CD82 лимфоцитов [2]. Так же, как MuHV-{1, 2}, MTV персистирует в слюнных железах заражённого животного. Было показано, что при инфицировании экспериментальных животных вирус снижает способность Т-клеток реагировать на конканавалин А и фитогемагглютинин [6].

Диагностика. Основана на взятии биопробы у новорождённых мышей.

Профилактика и меры борьбы. Профилактика сводится к общим ветеринарно-санитар- ным мероприятиям и использованию свободных от вирусоносителей популяций мышей. Животные поражённых партий выбраковываются [1].

Литература

1.Сидорчук А.А., Глушков А.А. Инфекционные болезни лабораторных животных: Учеб. пособие. — СПб.: Лань, 2009. — 128 с.

2.Athanassious R., Lussier G. Mouse thymic virus infection: ultrastructural and immunocytochemical studies of infected thymus cells // J. Exp. Anim. Sci., 1992. — V. 35. — P. 63–70.

3.Baker D.G. Natural pathogens of laboratory mice, rats, and rabbits and their effects on research // Clin. Microbiol. Rev. — 1998. — V. 11. — № 2. — P. 231– 266.

4.Bruggeman C.A., Meijer H., Dormans P.H. et al. Isolation of a cytomegalovirus-like agent from wild rats // Arch. Virol. — 1982. — V. 73. — P. 231–241.

5.Collins T., Pomeroy C., Jordan M.C. Detection of latent cytomegalovirus DNA in diverse organs of mice // J. Infect. Dis. — 1993. — V. 168. — P. 725–729.

2.4. ВИРУСНЫЕ ИНФЕКЦИИ ЖИВОТНЫХ

1011

 

 

6.Cross S.S., Morse H.C., Asofsky R. Neonatal infection with mouse thymic virus. Differential effects on T cells mediating the graftversus-host reaction //

J.Immunol. — 1976. — V. 117. — P. 635–638.

7.Dangler C.A., Baker S., Kariuki Njenga M. et al.

Murine cytomegalovirus-associated arteritis // Vet. Pathol. — 1995. — V. 32. — P. 127–133.

8.Duan Y., Atherton S.S. Immunosuppression induces transcription of murine cytomegalovirus glycoprotein H in the eye and at non-ocular sites // Arch. Virol. — 1996. — V. 141. — P. 411–423.

9.Fauquet C.M., Mayo M.A., Maniloff J. et al. Virus taxonomy. — Elsevier academic press, 2005. — 1259 p.

10.Goetz L., Pomeroy C. Impact of prophylactic ganciclovir on bronchoalveolar lavage lymphocyte numbers and phenotypes in murine cytomegalovirus-induced reactivation of Toxoplasma pneumonia // J. Lab. Clin. Med. — 1996. — V. 128. — P. 384–391.

11.Koskinen P., Lemstrom K., Bruning H. et al. Cytomegalovirus infection induces vascular wall inflammation and doubles arteriosclerotic changes in rat cardiac allografts // Transplant. Proc. — 1995. — V. 27. —

P.574–575.

12.Lathbury L.J., Allan J.E., Shellam G.R. et al. Effect of host genotype in determining the relative roles of natural killer cells and T cells in mediating protection against murine cytomegalovirus infection // J. Gen. Virol. — 1996. — V. 77. — P. 2605–2613.

13.Lawson C.M., O’Donoghue H.L., Farrell H.E. et al.

Murine anti-cytomegalovirus monoclonal antibodies with autoreactivity // Immunology. — 1991. —

V.72. — P. 426–433.

14.MacLachlan N.J. Fenner’s veterinary virology. — 4th ed. — Elsevier academic press, 2011. — 507 p.

15.Mitchell B.M., Leung A., Stevens J.G. Murine cytomegalovirus DNA in peripheral blood of latently infected mice is detectable only in monocytes and polymorphonuclear leukocytes // Virology. — 1996. —

V.223. — P. 198–207.

16.Morse S.S. Mouse thymic necrosis virus: a novel murine lymphotropic agent // Lab. Anim. Sci. — 1987. — V. 37. — P. 717–725.

17.National Research Council. Infectious diseases of mice and rats: a report of the Institute of Laboratory Animal Resources Committee on Infectious Diseases of Mice and Rats. — Washington: National Academy Press, 1991. — 131 p.

18.Orange J.S., Wang B., Terhorst C. et al. Requirement for natural killer cell-produced interferon gamma in defense against murine cytomegalovirus infection and enhancement of this defense pathway by interleukin 12 administration // J. Exp. Med. — 1995. —

V.182. — P. 1045–1056.

19.Pollock J.L., Virgin H.W. Latency, without persistence, of murine cytomegalovirus in the spleen and kidney //

J.Virol. — 1995. — V. 69. — P. 1762–1768.

20.Price P., Olver S.D., Silich M. et al. Adrenalitis and the adrenocortical response of resistant and susceptible mice to acute murine cytomegalovirus infection // Europ. J. Clin.Invest. — 1996. — V. 26. — P. 811– 819.

21.Stals F.S., Steinhoff G., Wagenaar S.S. et al. Cytomegalovirus induces interstitial lung disease in allogeneic bone marrow transplant recipient rats independent of acute graft-versus-host response // Lab. Invest. — 1996. — V. 74. — P. 343–352.

22.Sydora B.C., Jamieson B.D., Ahmed R. et al. Intestinal intraepithelial lymphocytes respond to systemic lymphocytic choriomeningitis virus infection // Cell. Immunol. — 1996. — V. 167. — P. 161–169.

23.Thale R., Szepan U., Hengel H. et al. Identification of the mouse cytomegalovirus genomic region affecting major histocompatibility complex class I molecule transport // J. Virol. — 1995. — V. 69. — P. 6098– 6105.

24.Tsutsui Y., Kashiwai A., Kawamura N. et al. Prolonged infection of mouse brain neurons with murine cytomegalovirus after preand perinatal infection // Arch. Virol. — 1995. — V. 140. — P. 1725–1736.

2.4.1.8.6. Лимфоцитарный хориоменингит мышей

(см. пар. 1.2.2.5.1 и 2.3.11.1.1.1)

(Козлов А.Н., Костина Л.В., Южаков А.Г., Алипер Т.И.)

Лимфоцитарный хориоменингит — эпизоотическая трансплацентарная инфекционная болезнь преимущественно мышей, передающаяся человеку, характеризующаяся поражением ЦНС, в особенности мозговых оболочек и сосудистых сплетений [1].

Этиология. Возбудителем болезни является РНК-содержащий вирус лимфоцитарного хориоменингита (LCMV — Lymphocytic choriomeningitis virus) из сем. Arenaviridae рода Arenavirus [6]. Вирус впервые был выделен Армстронгом и Лилли в 1934 г. от больного серозным менингитом. LCMV способен длительно находиться в организме грызунов — естественных хозяев — и обусловливать персистирующую инфекцию при вертикальной передаче потомству, вследствие чего возникает устойчивое вирусоносительство, характеризующееся вирусемией и вирусурией, что поддерживает циркуляцию вируса в популяции грызунов [2]. Возбудитель хорошо культивируется в боль-

1012

Часть II. ВИРУСНЫЕ ИНФЕКЦИИ ЧЕЛОВЕКА И ЖИВОТНЫХ

 

 

шинстве клеточных культур с выраженным ЦПД и РКЭ [6, 8].

Эпизоотологические данные. Болезнь широко распространена как среди диких мышей, так и в питомниках лабораторных животных. Кроме мышей, к возбудителю восприимчивы обезьяны, хомяки, морские свинки. Болезнь может передаваться людям, особенно через заражённых хомяков [1]. Источник возбудителя инфекции — больные и вирусоносители. Возбудитель инфекции передаётся вертикально и горизонтально. Мыши выделяют вирус с носовым секретом, семенной жидкостью, молоком, мочой и калом [10]. Возбудитель может распространяться воздушно-капельным путём, в передаче участвуют членистоногие: комары, постельные клопы, вши. Здоровые животные заражаются в результате прямого контакта, через укусы, молоко, при половом контакте. У мышей, заразившихся внутриутробно, часто наблюдаются в результате иммунологической толерантности бессимптомная инфекция и носительство, а при заражении молодых и взрослых мышей — острое заболевание с поражением ЦНС, обычно заканчивающееся летально [2, 12].

Клиническая картина и патогенез. Инкубационный период длится 5–7 сут, а иногда может продолжаться до 12 сут. Клинические признаки болезни, за исключением внутриутробно заражённых животных, у которых симптомы вообще отсутствуют, в целом разнообразны, но чаще проявляются в виде поражения нервной системы. Шерсть становится взъерошенной, животные худеют, появляются дрожь и клонические конвульсии и судороги, при наличии которых через 1–3 сут животные могут погибнуть. Иногда наблюдаются сгорбленная осанка и формирование асцита [2]. Характерный признак — при поднятии животного за хвост появляются дрожание и судороги задних конечностей [1].

Со стороны иммунной системы имеет место гиперактивация В-клеток, включая производство патологического количества анти-LCMV АТ и лимфоидную гиперплазию. И наоборот, активность Т-клеточного звена иммунитета резко снижается [3]. При внутриутробном за-

ражении наблюдается формирование иммунологической толерантности, приводящей к хронизации болезни с формированием лимфатической инфильтрации и васкулитов.

При экспериментальном заражении животных было установлено увеличение уровней ICAM-1 и других молекул адгезии в сыворотке крови мышей [4, 9]. Существенно изменяются уровни ИЛ-2, ИЛ-12, ИФН- [5, 14]. Развиваются гемолитические анемии и повышается восприимчивость животных к другим патогенам [13].

Заболевание заканчивается гибелью или выздоровлением, после которого формируется иммунитет.

Патологоанатомические изменения. При вскрытии трупов животных существенных изменений не находят, хотя часто могут иметь место серозный перитонит и гепатит [7]. При гистологических исследованиях отмечают инфильтрацию мозговых оболочек, сосудистых сплетений и стенок сосудов лимфоидными клетками, плазмоцитами, макрофагами и другими клетками. Местами обнаруживаются участки узелкового глиоза. Встречается инфильтрация лимфоидными клетками в почках (гломерулонефрит), слюнных и поджелудочной железах. В коже и хориоидальном сплетении также отмечаются гиперемия и клеточная инфильтрация. Регистрируют некроз клеток печени и лимфоидных тканей [11, 13].

Диагностика. Диагноз на основе гистологических исследований ставится при обнаружении клеточных инфильтратов в хориоидальном сплетении [2]. Вирусологическим исследованием вирус обнаруживают в мозге, эритроцитах крови, селезёнке, лёгких и в моче. Идентификацию вируса проводят в РН на мышах. Чувствительными методами диагностики и идентификации являются также РСК, непрямой РГА и непрямой РТГА. Проводят биопробу на морских свинках или мышах при заражении их суспензией головного мозга. Для экспрессдиагностики используют ИФА и МФА (пре- параты-отпечатки готовят из головного мозга, печени, лёгких и почек) [1].

Профилактика и меры борьбы. Для специфической профилактики лимфоцитарно-

2.4. ВИРУСНЫЕ ИНФЕКЦИИ ЖИВОТНЫХ

1013

 

 

го хориоменингита мышей разрабатываются вакцины, которые могут быть использованы в условиях домашнего содержания грызунов. Однако вакцинопрофилактика в условиях лабораторных вивариев неактуальна. Проводят уничтожение как больных животных с последующей дезинфекцией в помещениях, так и переносчиков — диких грызунов и членистоногих (дератизацию и дезинсекцию). После чего завозится новое поголовье мышей с проведением предварительного карантина [1].

Литература

1.Сидорчук А.А., Глушков А.А. Инфекционные болезни лабораторных животных: Учеб. пособие. — СПб.: Лань, 2009. — 128 с.

2.Baker D.G. Natural pathogens of laboratory mice, rats, and rabbits and their effects on research // Clin. Microbiol. Rev. — 1998. — V. 11. — № 2. — P. 231– 266.

3.Borrow P., Evans C.F., Oldstone M.B. Virus-induced immunosuppression: immune system-mediated destruction of virus-infected dendritic cells results in generalized immune suppression // J. Virol. — 1995. — V. 69. — P. 1059–1070.

4.Christensen J.P., Johansen J., Marker O. et al. Circulating intercellular adhesion molecule-1 (ICAM-1) as an early and sensitive marker for virus-induced T cell activation // Clin. Exp. Immunol. — 1995. —

V.102. — P. 268–273.

5.Cousens L.P., Orange J.S., Biron C.A. Endogenous IL-2 contributes to T-cell expansion and IFN-gam- ma production during lymphocytic choriomeningitis virus infection // J. Immunol. — 1995. — V. 155. —

P.5690–5699.

6.Fauquet C.M., Mayo M.A., Maniloff J. et al. Virus taxonomy. — Elsevier academic press, 2005. — 1259 p.

7.Gossmann J., Lohler J., Utermohlen O. et al. Murine hepatitis caused by lymphocytic choriomeningitis virus. II. Cells involved in pathogenesis // Lab. Invest. — 1995. — V. 72. — P. 559–570.

8.MacLachlan N.J. Fenner’s veterinary virology. — 4th ed. — Elsevier academic press, 2011. — 507 p.

9.Marker O., Scheynius A., Christensen J.P. et al. Vi- rus-activated T cells regulate expression of adhesion molecules on endothelial cells in sites of infection //

J.Neuroimmunol. — 1995. — V. 62. — P. 35–42.

10.National Research Council. Infectious diseases of mice and rats: a report of the Institute of Laboratory Animal Resources Committee on Infectious Diseases of Mice and Rats. — Washington: National Academy Press, 1991. — 131 p.

11.Pearce B.D., Steffensen S.C., Paoletti A.D. et al. Persistent dentate granule cell hyperexcitability after neo-

natal infection with lymphocytic choriomeningitis virus // J. Neurosci. — 1996. — V. 16. — P. 220–228.

12.Percy D.H., Barthold S.W. Pathology of laboratory rodents and rabbits. — Ames, Iowa: Iowa State University Press, 1993. — 324 p.

13.Rai S.K., Cheung D.S., Wu M.S. et al. Murine infection with lymphocytic choriomeningitis virus following gastric inoculation // J. Virol. — 1996. — V. 70. —

P.7213–7218.

14.Utermohlen O., Dangel A., Tarnok A. et al. Modulation by gamma interferon of antiviral cell-mediated immune responses in vivo // J. Virol. — 1996. —

V.70. — P. 1521–1526.

2.4.1.8.7. Полиомавирусная инфекция

мышей и крыс (см. пар. 1.2.1.3.11)

(Козлов А.Н., Костина Л.В., Южаков А.Г., Баландина М.В., Алипер Т.И.)

Полиомавирусная инфекция — инфекция животных, при которой могут формироваться множественные опухоли, особенно у лабораторных животных.

Этиология. Сем. Polyomaviridae содержит единственный род Polyomavirus, который включает вирусы, специфически инфицирующие человека, приматов, птиц, мышей, крыс, хомяков, лошадей, кроликов и КРС [4, 5].

Эпизоотология и патогенез. Полиомавирусы известны как мелкие опухолевые вирусы. Эти вирусы могут трансформировать клетки первичной культуры, превращая их в перевиваемые линии, и вызывать опухоли у животных.

Около 60% сывороток КРС, включая сыворотки эмбрионов и новорождённых телят, содержат полиомавирус КРС, который хорошо размножается в культуре клеток почки обезьян. В Голландии около 60% ветеринарных работников имеют АТ к этому вирусу [2].

Полиомавирус мыши был открыт Л. Гроссом в 1953 г. Инфекция хорошо изучена у мышей. Новорождённых иммунодефицитных мышей экспериментально заражали полиомавирусами. При этом у них формировалась мультисистемная инфекция с цитолитической репликацией вируса в различных органах. Если мыши выживали, то у них возникали очаги трансформированных клеток, что вело к формированию различных по гистологической структуре опухолей, включая опухоли мезенхимы и эпите-

1014

Часть II. ВИРУСНЫЕ ИНФЕКЦИИ ЧЕЛОВЕКА И ЖИВОТНЫХ

 

 

лия. Опухоли кожи напоминают папилломы с репликацией вируса в кератинизированном эпителии. Отличие их состоит в том, что

втрансформированных клетках нет реплицирующегося вируса [3].

Вестественных условиях новорождённые мыши защищены от инфицирования благодаря материнским антителам. Заражение происходит лишь тогда, когда уровень материнских антител начинает снижаться. Однако инфекция протекает субклинически без образования опухолей. Вирус персистирует в организме животного и выделяется с мочой. Эта особенность протекания субклинической инфекции (при которой вирус выделяется с мочой) характерна для многих полиомавирусов [6].

К-вирус — ещё один представитель семейства полиомавирусов. Он также специфически инфицирует мышей и более известен как «мышиный пневмотрофный вирус». Вызывает интерстициальную пневмонию с пролиферацией клеток эпителия. Это наблюдается, когда у новорождённых иммунодефицитных мышат развиваются диссеминированные инфекции. Подобно другим полиомавирусам, К-вирус может хронически выделяться с мочой. Полиомавирусы и К-вирус, по существу, отсутствуют

вприродных колониях мышей. Вместе с тем известны случаи неосторожного (ятрогенного) заражения лабораторных мышей при экспериментальном изучении полиомавирусов. Это особенно важно для линий иммуносупрессорных мышей, таких как Nude. У данной линии бестимусных мышей при заражении полиомавирусной инфекцией происходит быстрое развитие злокачественных опухолей, что приводит к смерти большого числа мышей [2, 3].

Лабораторные крысы также чувствительны к полиомавирусной инфекции. У линий бестимусных иммунодефицитных крыс в респираторном эпителии лёгких и слюнных железах образуются внутриядерные включения. В конечном счёте у заражённых крыс формируется интерстициальная пневмония, которая приводит к гибели животных [5].

Диагностика. Методы диагностики сводятся к реакциям РТГА, РСК, а также к исследова-

нию внутриядерных включений эндотелиальных клеток [1].

Профилактика и меры борьбы. Профилактика сводится к общим ветеринарно-санитар- ным мероприятиям и использованию свободных от вирусоносителей популяций мышей. Животные поражённых партий выбраковываются [1].

Литература

1.Сидорчук А.А., Глушков А.А. Инфекционные болезни лабораторных животных: Учеб. пособие. — СПб.: Лань, 2009. — 128 с.

2.Baker D.G. Natural pathogens of laboratory mice, rats, and rabbits and their effects on research // Clin. Microbiol. Rev. — 1998. — V. 11. — № 2. — P. 231– 266.

3.Boot R., van Herck H., van der Logt J. Mutual viral and bacterial infections after housing rats of various breeders within an experimental unit // Lab. Anim. — 1996. — V. 30. — P. 42–45.

4.Fauquet C.M., Mayo M.A., Maniloff J. et al. Virus taxonomy. — Elsevier academic press, 2005. — 1259 p.

5.MacLachlan N.J. Fenner’s veterinary virology. — 4th ed. — Elsevier academic press, 2011. — 507 p.

6.National Research Council. Infectious diseases of mice and rats: a report of the Institute of Laboratory Animal Resources Committee on Infectious Diseases of Mice and Rats. — Washington: National Academy Press, 1991. — 131 p.

2.4.1.8.8. Парагрипп мышей

(инфекция вирусом Сендай) (см. пар. 1.2.2.1.2) (Козлов А.Н.,

Костина Л.В., Южаков А.Г., Алипер Т.И.)

Инфекция вирусом Сендай — высококонтагиозная, плохо контролируемая, чаще субклиническая болезнь мышей, особенно в питомниках, проявляющаяся поражением респираторного тракта и высокой летальностью [2].

Этиология. Вирус Сендай был открыт в 1952 г. N. Kuroga (г. Сендай, Япония) при попытке выделить на мышах респираторные вирусы из суспензии лёгочной ткани больного, погибшего от пневмонии [6].

Вирус Сендай является вирусом парагриппа 1 из рода Paramyxovirus сем. Paramyxoviridae. Вирусные частицы сферической формы (150– 250 нм), имеют спиралевидный нуклеокапсид

Соседние файлы в папке Литература