Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Историко-философское введение (от Конфуция до Бодрийара).doc
Скачиваний:
44
Добавлен:
26.03.2016
Размер:
1.45 Mб
Скачать

5.4. Философия неотомизма

Неотомизм представляет собой обновленную философию средневекового схоласта Фомы Аквинского (Томаса Аквината), которая возведена сегодня в ранг официальной доктрины католической церкви. Первое возрождение томизма относится к Новому времени. В 1879г. в специальной энциклике папы Льва XII схоластическая философия Фомы Аквинского была объявлена лучшей философской системой, веч­ной философией, а сам Фома Аквинский – величайшим мыслителем всех времен. С этого времени томистская философия переживает своеобраз­ный "ренессанс" и уже в последней четверти XIX века становится од­ной из наиболее распространенных направлений в современной запад­ной философии.

Становление неотомистской философии приходится на первую четверть XIX века и включает в себя два этапа: 1) до II Ватиканского собора (1962-1965), 2) послесоборный. На первом этапе произошел своеобразный томистский ренессанс, проходивший под знаком поиска диалога с современным миром. На Ватиканском соборе эта тема еще более актуализировалась. Дальнейшее развитие католической философии происходило по двум основным направлениям: неотомизм и неоавгустизм.

Необходимо также отметить, что в самом католицизме на рубеже веков появились модернистские течения, по существу пересматривающие некоторые церковные догматы. Одним из таких учений стало творчество Тейяра де Шардена (1881-1995), который видел основной порок томистской теологии в ее статичности. Сам де Шарден считал, что необходимо преобразование христианского учения в соответствии с современной наукой. Не отвергая идею эволюции, Шарден видел в качестве ее основной движущей силы целеустремленное сознание, некое духовное начало эволюции неорганического мира, присутствующее во всей материи. Человек появился в результате этой эволюции,но он не конечный результат а только как ступень к своему собственному совершенству, идеалом которого является Иисус Христос.

Сами неотомисты называют свою философию "реализмом" или "католическим рационализмом". Наиболее, яркими представителями этих течений являются Ж. Маритен, Э. Жильсон (Франция), Й. Бохеньский Й дэ Фриз, К. Ранер (Германия), Г. Веттер (Австрия), К. Войтыла (Польша), Б. Лонерган (Канада). Разработка неотомизма ведется в крупнейших католических центрах таких, как Академия святого Фомы, в Ватикане, Католическом институте в Париже, Пулахском институте (близ Мюнхена), университе­те Нотр Дам (США) и др. Большое внимание уделяется распростране­нию идей неотомизма, он преподается в университетах, школах, пропагандируется на страницах религиозных и философских изданий.

Главное назначение неотомизма – подвести философский фундамент под догматы католицизма, теоретической основой которого яв­ляется учение Фомы Аквинского.

Напомним основные положения томизма. Это обоснование принципа гармонии веры и разума, религии и науки, признания ценностей двух истин – истины разума и истины веры, а также признания доминирующего положения теологии над философией.

Фома Аквинский разработал "космологическое доказательство" бытия Бога. При этом он использовал философию Аристотеля, в кото­рой признавалась вечность материи, ценность земной жизни, челове­ческое счастье рассматривалось как высшее земное благо. Эти идеи Аристотеля в XII – XIII вв. получили широкое распространение в Европе и противоречили церковным догмам, поэтому церковь сначала от­рицательно отнеслась к учению Ф. Аквинского, но затем, видя, что идеи Аристотеля неискоренимы, решила приспособить учение Ф. Аквинского к церковным догматам и поставить его философию на службу церкви. Это приспособление философии Аристотеля к запросам церк­ви получило название томизма. Ведущая проблема томизма - доказательство бытия Бога и понимание Его места в мире - была дополнена схоластической проблемой бытия человека. В результате произошло смещение теологического акцента к проблеме человека. Это в значительной степени отличает философию неотомизма от традицион­ной схоластики, где превалирующую роль играла космология.

Ф. Аквинский был далек от понимания специфики социокультурного бытия человека. Оно рисовалось ему продолжением и завершением естественно-природного миропорядка, сотворенного Богом. Человек есть сложная субстанция, состоящая из двух простых - души и тела. Цель и смысл существования личности - созерцание божеств, абсолюта, ведущее по пути обретения интеллектуальных, нравственных и теологических добродетелей. Развивая под влиянием христианского неоплатонизма Ареопагита концепции взаимосвязи Бога и мира, Аквинат был нечувствителен к диахронному анализу истории, проблеме культурного самосозидания человека.

Уже в наше время наряду с тенденциями по сохранению в неприкосновенности доктрины Аквината наблюдались попытки ее культуроцентристской трансформации путем ассимиляции положений современой. западной мысли. После II Ватиканского, собора, санкционировавшего курс католического обновления - “аджорнаменто”, эта тенденция получила устойчивое преобладание, базируясь на ассимиляции инструментария и категориальных средств феноменологии, экзистенциальной герменевтики, философской. антропологии, персонализма и иных направлений.

Так в сочинениях теоретиков экзистенциального неотомизма Ж. Маритена и Э. Жильсона, уже прослеживаются основополагающие моменты его культуроцентристской трансформации В их творчестве снимается недооценка земной составляющей человеческой истории, а присущий ей финализм рассматривается как дополняющая трансисторическое. провиденциальное предначертание. Маритен разрабатывает идею, «интегрального гуманизма», согласно которой в обществе должны иметь место солидарность предпринимателей и трудящихся, христианизация всех областей духовной культуры, экуменическое сближение религий. Жильсон также связывал будущее современной культуры с возрождением влияния религиозно-нравственных ценностей. В результате история предстает полем, на котором раскрывается способность человека к обретению совокупности интеллектуальных, нравственных и теологических добродетелей. Так раскрывается взаимодополнительность “града земного” и “града божьего”. Подобный умеренный прогрессизм не исключал критического. отношения к постренессансной традиции, которая, на взгляд представителей неотомизма не смогла осуществить продуктивного синтеза гуманизма и христианских. ценностей..

В неотомизме можно выделить учение о бытии, теорию познания, философию истории и другие разделы. Рассмотрим основные идеи неотомизма в творчестве Жильсона и Маритена.

В основе онтологии Маритена, лежит учение о различии между бытием, сущностью и существованием. Бог не творит сущностей, не придает им окончательного вида бытия, чтобы затем заставить их существовать, он наделяет бытие свободой становления. Бог творит существующие (экзистенциальные) субъекты, которые свободно, в соответствии со своей индивидуальной природой, в своем действии и взаимодействии, образуют реальное бытие. Бог знает все вещи и всех существ изнутри в качестве субъектов. Люди познают все сущее извне, превращая эти субъекты в объекты. Только одно существо в целом мире мы знаем как субъект - самих себя, свое собственное "я". Для каждого из нас "я" - это как бы центр Вселенной, и в то же время если бы меня не было, во Вселенной почти ничего бы не изменилось. Философия, конечно, познает в объектах субъекты, но она объясняет их в качестве объектов. Это и определяет границу, отделяющую мир философии от мира религии. Только религия входит в отношения субъектов к субъектам, постигает таинственное бытие объектов в качестве субъектов.

Основываясь на одной из идей Ф.Аквинского, Маритен предлагает неотомистский вариант классификации наук, призванный подчеркнуть гармоничное взаимодополнение науки и религии: 1) эмпирические науки типа физики, изучающие физические вещи, которые не могут существовать и мыслиться без материи; 2) математические науки; 3) метафизика, включающая логику, философию и теологию. Он критикует Гегеля за тоталитаризм разума, за попытку включения религии в философское знание, а экзистенциализм - за представление о радикальной абсурдности существования. Оперируя понятиями "экзистенция" и "свобода", экзистенциализм, по мнению Маритена не дает истинного понятия ни о том, ни о другом. Религиозное видение мира христианством показывает, что осмысление мира приходит не извне, а изнутри, что существование человека не абсурдно, а имеет глубинный смысл, исходящий из основ творения, из его субъектов, а не только из существующих объектов. Не правы, поэтому и те экзистенциалисты, которые унижают разум перед лицом Создателя. Разум достаточно хорошо познает субъекты созидания мира через созданные объекты. Этим и обусловлены возможности философии, когда она мыслит во взаимодействии с религией.

Прогресс опытных наук идет путем вытеснения одной теории, которая объясняла меньше фактов и познанных явлений, другой, которая обладает большей объяснительной силой. Прогресс метафизики идет главным образом путем углубления. Различные философские системы составляют в своей совокупности становящуюся философию, поддерживаемую всем тем истинным, что они несут в себе. Люди получают возможность свободно отбирать из противоположных доктрин то, что в наибольшей степени соответствует их стремлению к добру и, таким образом, строить свою жизнь на верной основе. Прогресс философии отражает те горизонты истины и свободы, которые предстают в человеческой цивилизации и культуре на пути ее никогда не завершающегося развития. Но Маритен считает необходимым четко различать свободу человеческую и свободу божественную.

На уровне социальных и политических проблем проявляет себя стремление к человеческой свободе, являющейся необходимой предпосылкой для свободы божественной. Человеческая свобода - это свобода выбора каждого человека, необходимая для расцвета личностей, составляющих народ и объединяющихся во имя его блага. Достижение такой свободы позволяет личностям обрести ту степень независимости, которая обеспечивает экономические гарантии народа и собственности, политические права, гражданские добродетели и духовную культуру. Воззрения Маритена на человеческую свободу положены в основу многих программ современной христианской демократии. Фашизм и коммунизм, по мнению философа, пытаясь искоренить из общества человеческую свободу, преследуют конечную цель в виде искоренения свободы божественной. Но и развитие буржуазного либерализма, открывая возможности для человеческой свободы, в то же время поощряют эгоизм и индивидуализм, препятствующий достижению божественной гуманности. Коммунизм является отчасти реакцией на этот индивидуализм, но, претендуя на абсолютное освобождение коллективного человека, он освобождает человека от его индивидуальной свободы. Перед лицом буржуазного либерализма, коммунизма и фашизма необходимо новое решение проблемы свободы, учитывающее не только человеческие, но и божественные ценности.

Такое решение призвана осуществить выдвинутая Маритеном концепция интегрального гуманизма. Интегральный гуманизм рассматривает человека в целостности его природного и сверхприродного бытия, а его свободу - как органическое единство человеческой и божественной составляющей. Благо человека связано не только с уровнем материальной жизни, но и с уровнем жизни духовной, с торжеством божественных ценностей - истины, добра, красоты, милосердия, взаимопомощи. Драма современных демократий как раз и состоит в неспособности замкнувшегося в себе индивида прийти к чему-то хорошему, к гармонии и расцвету личности, к ценностям справедливости и сотрудничества, которые провозглашаются конечными целями демократического развития. Осуществление идеи интегрального гуманизма ведет к становлению нового, более высокого типа демократии, основанного на торжестве христианских ценностей, преодолении классовых антагонизмов, расцвету культуры. По Маритену, это не означает установления порядка, при котором исчезло бы все зло и всякая несправедливость. Он считал, что работа христианина состоит не в осуществлении утопии, в чем-то похожей на коммунистическую, а в постоянном поддержании и усилении в мире внутреннего напряжения, медленно и болезненно ведущего к освобождению.

Интегральный гуманизм, в понимании философа, есть в значительной степени новый гуманизм, базирующийся на новом понимании христианства, на новом христианстве, уже не чисто сакральном, а секуляризованном, земном, соединившим в себе божеское и человеческое. Этот неогуманизм возникает и как ответ на вызов марксистского понимания истории и советского тоталитаризма, поставившего своей целью формирование нового человека и торжество так называемого социалистического гуманизма. Анализ Маритена глубоко вскрывает религиозную подоплеку коммунистической веры, показывает, что коммунизм является в своих истоках именно религией, относящейся к числу наиболее властных и догматических. Это атеистическая религия, в которой диалектический материализм представляет собой догматику и в которой коммунизм как режим жизни имеет этическое и социальное содержание. В то же время интегральный гуманизм, по Маритену, соединяет в себе и органически сочетает все истинно гуманное, что содержалось в предшествующих, односторонних типах гуманизма.

Если марксистский гуманизм связан с представлением о конце истории после победы коммунизма во всемирном масштабе и созданием коммунистического рая, то интегральный гуманизм утверждает себя в реально продолжающемся историческом процессе, в котором постоянно существует проблема преодоления зла. Из социалистического гуманизма он берет веру в силу взаимопомощи, но отвергает механический коллективизм. Из буржуазного либерализма он заимствует понимание важности индивидуального развития, но не доводит его до апологии индивидуализма и эгоизма. Новый гуманизм не требует самопожертвования людей ради лучшей, более праведной жизни людей и их сообществ. Он не навязывает истории чего-то абсолютно нового, а призывает к обновлению человека в рамках возможного, с восстановлением ценностей, уже достигнутых в прошлом. Он стремится органично сочетать осторожное обновленчество с новым консерватизмом в политике, который позволяет восстанавливать утерянные в чем-то традиционные ценности и идеалы. Таковы, по мысли Маритена, практические итоги современного прочтения томизма как "вечной философии".

Жильсон, один из вождей неотомизма наряду с Маритеном, в своих работах "Бытие и сущность" и "Дух средневековой философии" пытается определить дух и сущность христианской средневековой философии, следовательно, и неотомистской, поскольку для него средневековая философия Фомы Аквинского является самой современ­ной.

Классическую для теологии проблему бытия Божьего, Жильсон моделирует в категориях экзистенциализма, трактуя Божественное бытие как "акт чистого существования". Трактовка многообразия материального бытия предполагаемая актом Божественного существования вводит тезис о том, что все наделенные материальным существованием "вещи также в какой-то степени причастны к нематериальности". В когнитивной сфере идея причастности объекта к нематериальному началу представляет собою позицию гносеологического оптимизма, ибо - в режиме от противного - "если предположить, что Вселенная чисто материальна, лишена всякого разумного начала, она уже по определению была бы непроницаема для духа". Традиционная для томизма (начиная от схоластики) классификация когнитивных способностей человека наполняется в трактовке Жильсона. новым - экзистенциальным - содержанием. По его формулировке "существование не есть чувственное качество, и мы не имеем никакого чувственного органа для его восприятия. Стало быть, существование не постигается чувственным путем". И наряду с этим "действительное существование может быть лишь существованием единичного, таким образом, существование как таковое ускользает от разума" как дедуктивно ориентированного. "Тайна томизма", открывающая возможность постижения истины, как раз и заключается, по Жильсону в высшем синтезе рационального познания и веры, выступающей основой непосредственной "интуиции бытия" как доопытной "очевидности реальности", в содержании которой нет и не может быть рассогласования между сущностью предмета и его существованием, но, напротив, констатация существования вещи есть одновременно и выявление его сущности. В этом смысле в основе томизма - "решимость следовать реальности", в основе рефлексирующего рационализма - "нетерпение рассудка, желающего свести реальность к знанию". В этих рамках "из всех методов самый опасный - рефлексия", ибо "когда рефлексия превращается в метод, она становится на место реальности, выбрасывая из области знания все то, что она не может найти в вещах". Таким образом, гармония знания и веры, представленная в томизме, выступает как "необходимое следствие требований самого разума. По формулировке Жильсона истина - в тезисе Фомы Аквинского, постулирующего, что "вера - непоколебимая уверенность в том, что Бог открывается нам через слово и что изреченное слово Бога истинно, хотя многие и не понимают этого".

Жильсон дифференцирует истины на допускающие постижение разумом как предпосылку веры (бытие Божье, Божественные атрибуты, бессмертие души и т.п. - "хотя они и явлены через откровение, тем не менее, постигаются с помощью разума") и собственно догматы, которые "по самому существу своему находятся вне пределов досягаемости для науки", ибо богопознание осуществляется принципиально вне субъект-объектной процедуры ("томистская доктрина Божественной непознаваемости запрещает нам представлять Бога не только как некий предмет, но и вообще каким бы то ни было образом"). Парадигмальная позиция философа формулируется в следующей максиме: "не говори от имени Разума, для идеалиста Разум - это то, что мыслит, тогда как для реалиста то, что познает, - интеллект". Между тем, именно несводимость человеческого существования ни к интеллекту, ни к аффектам задает у Жильсона. исходное основание концепции человека. Он описывает человеческое существование в традиционных для экзистенциализма категориях: строго индивидуальная, остро личностно переживаемая причастность духа Божественному началу ("Бог творит каждую человеческую душу индивидуально") делает пребывание человека в мире несводимым к самому себе

Более того, Жильсон считает, что вся философия, в том числе и современная, проникнута христианским духом и что философ­ские системы Декарта, Лейбница и др. вряд ли могли быть созданы такими, какими они были без влияния христианской религии.

Сегодня, пытаясь идти в ногу со временем, неотомисты исполь­зуют науку в своих интересах. Например, Э. Жильсон считает, что будущее христианской философии во многом зависит от того, будут ли представители католической церкви участвовать в научных дискуссиях по математике, физике, биологии и др. наукам. В соот­ветствии с этими установками в Ватикане созданы научно-исследова­тельские центры по различным направлениям науки.

Большое внимание уделяет проблемам ненасилия в современном мире, поэтому религиозные философы затрагивают этические проблемы, в частности, такую важную тему как "добро" и "зло". Считается, что решение вопроса о нравственном совершенствовании человека можно ре­шить только на религиозных началах.

Человек в неотомизме понимается как состоящий из души и тела. Душа по отношению к телу является формообразующим принци­пом и выступает основой личности. В своих деяниях она направляет­ся "естественным законом", призывающим творить добро и избегать зла, которое порождается людьми. Но если главной традиционной ориентацией религиозной философии было богопослушание, то в неото­мизме на первый план выдвигаются поиски человеческого "я" в своей неповторимой духовности. Проблема человека тесно связана с этической проблематикой. Проблема добра и зла всегда стояла в центре религиозной филосо­фии и являлась камнем преткновения для религиозных учений.

Еще во времена схоластики религиозные философы пытались дать ответ на вопрос: "Почему в мире существует зло? Ведь мир сотворен и управляем Богом – самым всемогущим и всеблагим. Еще со времен Лейбница часть теологии, посвященная. Таким вопросам и ответам на них называлась "теодицеей" (от греч. Бог и справедливость, право). В современном мире в связи с глобальными проблемами на этот вопрос ответить еще трудней. Существует множество подходов к решению этой этической проблемы, начиная от католической, ортодоксальной до кри­тической в отношении христианской (католической, протестантской, православной) ортодоксии.

Традиционалисты-католики выдвигают "классические аргумен­ты". Они считают, что зло порождается грехами людей. Почему же Бог допускает рост зла? Это происходит, потому что человек и человечество не всегда разумно пользуются дарованной Богом свободой. Следовательно, не Бог, а человек виновен за творимое на земле зло. Но может ли человек не тво­рить зло? Да, может, считают неотомисты, но для этого человек, находясь в обществе, должен беспрекословно выполнять волю Божью. Из всех важнейших прав человека первостепенным является право на спасение души и веру в Бога. Но это право дополняется обязан­ностью служить Богу, побеждая, тем самым, зло земной жизни.

В современном неотомизме большое внимание уделяется проблемам гносеологии, которая сегодня, по мнению И. Бохеньского, должна быть названа реализмом. Дело в том, что в неотомизме признается существование реальности, независимо от человека, и подвергается критике субъективно-идеалистическое понимание процесса познания. Познание в неотомизме это взаимодействие субъекта и объекта. Но субъект рассматривается как бессмертная человеческая душа, объект как сущность вещи, т.е. ее форма, идея. Следовательно, че­ловек познает не материальные вещи, а идеальные сущности. Критерием истинности знания является его соответствие сотворенным бо­гом вещам.

Особенно остро в неотомизме ставятся вопросы свободы и социальной справедливости. Сторонники неотомизма яв­ляются приверженцами нового общественного строя - трудового само­управления и групповой собственности на средства производства, которую можно определить как объединенную частную собственность. Речь идет о некоем "третьем пути", который явился бы органическим продолжением магистральной линии движения человечества к свободе. Неотомизм считает, что мировые религии как на Востоке, так и на Западе переживают глубокий кризис, поэтому необходим новый диалог между церковью и обществом. Поэтому так много сегодня говорится о потребности утверждения таких общечеловеческих ценностей как борьба против атомной опасности, солидарность, единение народов различных рас и культур, о справедливости, о помощи нуждающимся людям. При этом акцент делается на возрождение национального са­мосознания народов, установления диалога между различными рели­гиями на принципах экуменизма, объединения.

На современном этапе гносеология, антропология, антология неотомизма обновляется и возникает "ассимилирующий неотомизм", который включает в себя идеи феноменологии, экзистенционализма, философии антропологии и других философских течений.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.