Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
lebedev.pdf
Скачиваний:
23
Добавлен:
25.03.2016
Размер:
4.62 Mб
Скачать

Часть II. Государственные доходы

в личной службе (военной) и в разных натуральных повинностях (напр., квартирной, подводной и т.д.).

Государственный кредит составит четвертый отдел.

Наконец, местное (земское, общинное) финансовое хозяйство займет 5-й отдел.

В. ОТДЕЛЬНЫЕ ВИДЫ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ДОХОДОВ

Р А З Д Е Л I . Доходы хозяйственные, или механические

Механические государственные доходы могут быть разделены по источникам их на 3 группы: 1) доходы, которые государство получает от своей собственности без особенной предпринимательской деятельности, напр., доходы от земель, лесов, горных промыслов и пр., или с применением специальной промышленной деятельности, учреждая, напр., казенные фабрики, заводы и пр.; 2) доходы, которые государство получает от т.н. регалий, т.е. предприятий, содержимых им не для дохода, а в видах общественной пользы, напр., почта, чеканка монеты; 3) доходы от пошлин, т.е. платежей, взимаемых правительством за услуги, оказываемые отдельным членам общества правительственными учреждениями. Все эти группы доходов сходны между собой по присущему им хозяйственному элементу, но разнятся они как по объему этого элемента, так и по экономическому своему характеру и по большей или меньшей степени случайности даваемого ими дохода.

Г Л А В А I . Государственные имущества

Государственные имущества, или домены, в историческом порядке составляют одно из первых средств для удовлетворения государственных потребностей. В общем смысле государственными имуществами мы можем назвать всю государственную собственность, как движимую, так и недвижимую. К движимым государственным имуществам относятся, напр., разные государственные капиталы, запасы монеты, военные принадлежности и запасы, корабли, строения и пр.; но в более тесном смысле под государственными имуществами разумеется доходная недвижимая казенная собственность: земли, леса, горные и другие промыслы. Оба вида государственных имуществ, движимые и недвижимые, по юридическим условиям владения разделяются на два разряда: а) государственные имущества, составляющие неотчуждаемую собственность государства и б) собственность отчуждаемую.

К первому разряду принадлежат имущества, непосредственно предназначенные для достижения государственных целей, как, напр., здания для помещения правительственных учреждений (административных, судебных и

208

В. Отдельные виды государственных доходов

др.), крепости, корабли, склады военных и других запасов и пр. К этому же разряду относятся содержимые казною дороги, гавани, учебные заведения. Все эти виды казенной собственности не предназначаются для извлечения доходов и, в принципу, не могут быть отчуждаемы. Хотя и делаются иногда отступления от этого общего правила, но делаются или по ненадобности некоторых имуществ вследствие изменившихся условий, или ввиду достижения больших удобств для общества (напр., отчуждение железных дорог). К неотчуждаемым государственным имуществам следует отнести и образцовые фермы, фабрики, заводы и т.п., устроенные, чтоб служить примером для развития частной промышленной деятельности. Но заведения эти отчуждаются, напр., когда они достигли своей цели.

Ко второй категории государственных имуществ, т.е. имуществ, могущих подлежать отчуждению, принадлежат все те казенные имения, которые служат для извлечения доходов в пользу казны – путем ли собственного казенного хозяйства, или путем отдачи в частное содержание, смотря по выгодности того или другого способа.

Различие между отчуждаемыми и неотчуждаемыми имениями государства впервые с особенною ясностью было приведено во французском праве.

Французское право различает domaine public и domaine de l'ètat. Domaine public неотчуждаемо и должно находиться в постоянном обладании государства, потому не подлежит и закону давности в случае частного завладения. Под domaine de l'ètat разумеются такие государственные имущества, которые служат государству статьей дохода. Эти имущества по самому своему назначению имеют характер частно-правовой; могут быть отчуждаемы и поэтому подлежат всем условиям гражданского права, не исключая и условия давности. Этим-то имуществам и принадлежат финансовое значение; они-то и подлежат рассмотрению финансовой науки.

Как мы сказали уже, государственные имущества можно считать первым по времени источником доходов государства в историческом ходе его развития. В прежнее время, когда государственная жизнь не была еще развита, когда общество не сознавало связи своих интересов с интересами государства, когда правительство и общество были элементами даже иногда враждебными, когда подданные не считали своей обязанностью уделять часть своих средств на общую пользу, а за правительством не признавалось и права требовать участия подданных в государственных расходах, в то время государство вынуждено было иметь свои источники доходов, совершенно отдельные от народного достояния. Одним из таких источников и были государственные имущества. Но по мере развития государств, по мере того как тесная связь правительства с обществом скрепляется сознанием обоюдных услуг и взаимных обязанностей, выступают на сцену новые источники доходов, доходы органические (налоги) в разных формах; значение их становится

209

Часть II. Государственные доходы

все больше и больше, так что в современных государствах главнейшим источником государственных доходов действительно являются налоги. А государственные имущества мало-помалу переходят в руки частных лиц и, став частною собственностью, облагаются налогами.

В то время когда государственные имущества играли первую роль между источниками государственных доходов, развились в Германии особые науки, направленные к изучению способов извлечения доходов от этих имуществ: камеральные науки. В круг этих наук, как мы уже говорили выше, входило, между прочим, все то, что необходимо знать для более успешного извлечения доходов от государственных имуществ и казенных промыслов. С упадком значения государственных имуществ пало значение и камеральных наук*.

Происхождение государственных имуществ принадлежит глубокой древности и потому трудно исследовать частные случаи приобретения их государством, но вообще можно заключить, что они образовались через оккупацию всяких свободных земель, насколько эти земли были нужны государству и насколько завладение ими было возможно. Важный источник увеличения государственных имуществ составляли завоевания. Из истории известно, что обыкновенно часть завоеванной земли предоставлялась гражданам, а другая становилась достоянием казны. Государственные имущества являются источником государственных доходов уже в Древнем Египте, в Греции и Риме. В Риме, напр., долгое время существовал ager publicus, приносивший казне значительный доход через отдачу в аренду сословию всадников. Это сословие в смутное время при конце республики захватило его даже в полную собственность. В средние века государственные имущества были весьма многочисленны; доходы с них шли преимущественно на содержание главы государства, его приближенных и дружины. В настоящее время

вЗападной Европе государственных имуществ очень немного; большая часть их перешла в частные руки путем отчуждения и захватов. Уже с XV в.

вАнглии парламент запретил раздачу государственных имуществ, но она, однако, продолжалась. Франция в период 1790–1800 гг. продала государственных имуществ на 4600 млн. франков для изъятия из обращения ассигнаций. Теперь во Франции главный вид государственных имуществ представляют леса, и отчуждать их не дозволяется. Австрия в 1855 г. отдала своему

* Камеральные науки в наших университетах сохранили свое существование до издания университетского устава 1863 г., когда камеральные отделения юридических факультетов (отделения эти существовали при университетах: С-Петербургском, Казанском и Харьковском) распались на свои составные части; естественные и хозяйственные науки отошли в исключительное ведение факультета естественных наук, а государственные науки образовали отдел юридического факультета под именем наук административных.

210

В. Отдельные виды государственных доходов

Национальному банку 115 млн. государственных имуществ для погашения долга правительства банку. Италия продала в новейшее время государственных земель на 500 млн. франков тоже для погашения государственного долга. Испания также продает свои имущества. В Пруссии их сравнительно с другими государствами еще много. У нас, в Европейской России, более 200 млн. десятин, из которых 63 млн. десятин земель пахотных, а остальное – леса. В Сибири количеству государственных земель даже неизвестно в точности. Систематическая продажа государственных имуществ у нас еще не организована, но бывают случайные отчуждения. Так, в 1867 году проданы С.А. Штатам наши американские владения на 101/2 млн. руб. Существует продажа главным образом в восточных губерниях в частные руки, по особым правилам. Хороший пример в отчуждении земель представляют С. Американские Соединенные Штаты, в которых ежегодно отчуждается в пользование переселенцев по определенной дешевой цене до 280 000 десят., что и составляет регулярную статью государственного дохода. А так как спрос на земли там весьма велик, то Соединенные Штаты даже вновь покупают земли – у индейцев; были случаи покупки и у европейских государств: так, в 1803 году куплена у Франции Луизиана, в 1819 году у испанцев – Флорида.

По назначению нужно различать разные виды государственной собственности: 1) как упомянуто выше, государственные имущества, от которых дохода не получается, но которые служат для удовлетворения государственных целей; 2) хозяйственные имущества, доходы с которых идут в государственную казну, и 3) те, которые находятся в пользовании лиц царствующего дома, составляя как бы семейную его собственность, – удельные имения.

Первоначально царствующие лица смотрели на все государственные имущества как на свою собственность. Этому взгляду способствовало отчасти то, что эти лица до вступления своего на престол были большею частью крупными землевладельцами; со вступлением на престол их частная собственность нередко сливалась с государственной собственностью. Разнообразие государственных имуществ особенно резко проявилось в немецком праве. Там существуют, напр., так называемые шкатулочные имения, доходы с которых составляют какбы карманные деньги царствующего лица; столовые имения, доходы с которых идут на содержание двора, и т.д. Во Франции все подобные имущества вошли в общий состав государственных имуществ после революции 1789 года. В Пруссии часть государственных имуществ считается фидеикомиссом царствующего дома, так что доходы (21/2 млн. руб.) со значительной части государственных имуществ поступают в пользу короля, как бы доход с его собственности, а потому и не показываются в бюджете.

Финансовой науке приходится рассматривать только имущества, дающие доход для удовлетворения государственных потребностей. Имущества, существующие для особых государственных целей, а также удельные и т.п.,

211

Часть II. Государственные доходы

имеют свое особое назначение и не составляют статьи дохода для государственной казны. К имуществам же, имеющим собственно финансовое значение, принадлежат вообще те, которые служат для извлечения государственных доходов; сюда относятся: государственные земли, леса, горные промыслы, добывание соли, звериные и рыбные ловли и т.д.

Управление государственными имуществами очевидно должно следовать тем же техническим правилам, как и управление подобными частными имуществами, следовательно, здесь государство применяет все обычные способы наилучшего извлечения дохода. Но казна не может хозяйничать с таким же успехом, как частное лицо, не может извлекать столько дохода из своей собственности, сколько извлекли бы из нее частные лица, если бы она была передана в их в пользование. По этому явилось такое мнение, что казенные имущества со временем должны быть отчуждены в частные руки. Pro и contra этого мнения есть различные доводы. В настоящее время наука решает этот вопрос в положительном смысле. Но покуда наука и практика пришли к положительному выводу, приводилось немало доводов в пользу неотчуждения. Первый, и более сильный, довод против отчуждения государственных имуществ состоял в том, что эти будтобы имущества составляют прочный фундамент твердости и силы государственной власти (Бодэн). Вот почему почти во всех законодательствах уже с XV и даже в XVIII в. находим постановления, которые не только запрещают отчуждение казенных имуществ, но даже предписывают скоплять этот поземельный фонд, на который должна содержаться государственная власть. Даже Монтоскье высказывается за неотчуждаемость. Полагаем, что с увеличением этого поземельного фонда царствующие особы могут быть независимы от народа и не нуждаться

виспрашивании налогов у собраний сословных чинов.

ВГермании образовались даже два казначейства, из которых одно – камеральное, Kammercasse заведовало доходами от государственных имуществ, другое – податное казначейство Steuercasse – заведовало суммами поступающими от налогов. Различие это можно уподобить римским: fiscus и aerarium; fiscus – казна императора, а aerarium – государственная.

Далее против отчуждения приводили тот довод, что правительству при его разъединенности с народом важно было иметь самостоятельный источник доходов для покрытия своих расходов. Действительно, в то время, когда правительство нуждалось в деньгах, оно обращалось к народу с просьбою об установлении налога, как бы пособия; народ через своих сословных представителей имел право удовлетворить эту просьбу или отказать. Такая независимость правительства от народа и побуждала его заботиться не только о неотчуждении казенных имуществ, а, напротив, об увеличении их. Далее указывали на то, что доходы с домен менее обременительны для народа, чем непосредственные налоги, что государство, само занимаясь хозяйством из-

212

В. Отдельные виды государственных доходов

влекает доходы на покрытие своих потребностей, не беспокоя народа. Действительно, за налогами государство обращается к народу и требует от него средств иногда в значительных количествах. Такое требование, конечно, чувствительно для народа; но если принять во внимание, что, владея государственными имуществами, государство лишает своих подданных известного дохода, что эти имущества в частных руках дали бы притом гораздо больший доход, чем в руках правительства, то становится ясно, что доход с государственных имуществ есть доход, получаемый с того же народа, только не в прямой форме, а путем выдела части народного достояния в собственность государства. Следовательно, и для народа гораздо выгоднее, если государственные имущества перейдут в его руки с заменою этого источника казенного дохода соответственными налогами. Говорили еще, что доход с государственных имуществ гораздо вернее и постояннее, чем доходы от налогов. Но это несправедливо, потому что главный доход с государственных имуществ коренится в земледелии, а известно, что земледельческий доход есть доход довольно непостоянный; здесь многое зависит от случайных обстоятельств, от капризов природы. Если же и в налогах встречаются недоимки, то если не всегда можно их предупредить, легко можно вычислить их средние размеры, чтобы знать, на какое поступление рассчитывать. Притом же одними доходами от государственных имуществ и невозможно покрыть все государственные расходы. Адам Смит исчислил, напр., что если бы обратить в домены всю территорию Англии, то доходами с нее не покрылось бы и половины государственных расходов его времени.

Не имеет основания и тот довод, что будто государственные имущества способствуют развитию правительственного кредита. Правда, в прежнее время, когда государственный кредит основан был на личном доверии к царствующим особам, государственные имущества служили хорошим обеспечением займов; но теперь в этом отношении государственные имущества не имеют значения. Так, напр., правительство Англии пользуется безграничным и дешевым кредитом, между тем как ее государственные имущества ничтожны. Обеспечение развития и удешевления государственного кредита заключается в хорошей политике, в честном исполнении обязательств и в народном благосостоянии. Можем даже сказать, что в наше время чем больше государство заботилосьбы об обеспечении своего кредита залогами, тем менее оно выигрывалобы, потому что у кредиторов в таком случае всегда является мысль, что дела государства ненормальны, если оно надеется найти ссуду без залога.

Таким образом, приходим к заключению, что все доводы, приводимые относительно необходимости сохранения государственных имуществ во владении казны, оказываются несостоятельными; остается заключить, что они должны быть отчуждаемы. Но здесь рождается вопрос: какойже системы

213

Часть II. Государственные доходы

держатся при отчуждении государственных имуществ? Нет сомнения, что государство должно в этом случае позаботиться, с одной стороны, отчуждать с выгодой для себя, а с другой стороны – без стеснения и затруднения для частных лиц. Таковы общие основания системы отчуждения. Затем другие требования состоят в том, что государство, при отчуждении своих имуществ, должно принаравливаться к обстоятельствам времени и места. Невсегда и не везде может быть выгодно отчуждение имений: между тем как в одном государстве отчуждение уже необходимо, в другом оно является еще преждевременным и неудобным. В самом деле, в государствах малонаселенных и где, следовательно, мал спрос на земли, отчуждение не может быть ни выгодно для казны, ни особенно полезно для народа. Напротив, наиболее крупная выручка от отчуждения бывает там, где населения много, а поземельной собственности у общества недостаточно. Успех отчуждения зависит и от того, как будут продавать государственные имущества. Если отчуждение будет производиться слишком большими участками, то это неудобно, потому что приобретение их будет недоступно лицам, обладающим небольшими капиталами. Кроме того, каждый участок должен представлять все необходимые условия для успешного занятия сельским хозяйством, т.е. в отчуждаемый участок должны входить в пропорциональном количестве пахотные земли, луга, леса и др. угодья.

Некоторые говорят, что отчуждение государственных земель невыгодно в том отношении, что земли постоянно возрастают в цене, так что государство теряет, спеша с продажею. Но на это нужно заметить, что если имущества, находясь в руках казны, со временем возрастают в цене, то, находясь в частных руках, они возрастают в цене гораздо больше, что дает правительству возможность увеличить налоги. Так, напр, в Испании в 1840-х годах продано было государственных имуществ, по оценке их казенной доходности, на сумму, в 8 раз меньшую действительно вырученной на торгах, что и дало, конечно, возможность соответственно поднять сумму поземельного налога. Подобные примеры можно видеть и в других государствах. Наконец, нельзя не заметить, что государственные имущества, находясь в руках казны, противоречат общему назначению государства. Назначение это состоит в том, чтобы содействовать благосостоянию подданных; а здесь часть их естественного достояния удерживается в руках казны. С другой стороны, государство, владея имуществами, вступает в соперничество с частными лицами; казна и частные лица стремятся тут к одной и той же цели, т.е. к возможно большему извлечению дохода. Но как скоро казна обладает гораздо большими средствами, чем частные лица, то она может подавлять их соперничество, напр., может запрещать частным лицам сбывать свои произведения раньше сбыта таковых же казенных, как этому бывали примеры. Есть, впрочем, некоторые из современных писателей (Умпфенбах), которые защищают удер-

214

В. Отдельные виды государственных доходов

жание государственных имуществ в собственности казны, но не с той точки зрения, о которой мы говорили, а с той, что полезно их удерживать, пока податное устройство не улучшится, пока налоги еще не в состоянии служить единственным источником государственных доходов. Но странно ставить в зависимость усовершенствование одного источника доходов от несовершенства другого: тут нет никакой связи. Можно усовершенствовать один доход и оставить без внимания другой. Еще меньше можно считать поводом к неотчуждению то обстоятельство, что при существовании государственных имуществ, как некоторые говорят, подданные не замечают, сколько им приходится платить в пользу государства. Но при правильном устройстве финансового хозяйства в современном государстве неприлично действовать тайком и стараться, чтобы подданные не замечали государственных трат; да это и невозможно с признанием принципа гласности бюджета.

С признанием нормальности отчуждения государственных имуществ и самое хозяйство в них должно быть поставлено так, чтобы подготовить их к переходу в частные руки. Затем они могут переходить в частные руки постепенно, по мере умножения народонаселения, без ущерба, конечно, и казенным интересам.

Почти во всех законодательствах существуют постановления относительно отчуждения государственных имуществ. Отчуждение производится большею частью путем аукционной продажи. Продажа может быть производима или на наличные деньги, или с рассрочкой на известных условиях (напр., часть стоимости отдается тотчас, а другая часть рассрочивается на известное время с платою процентов в виде ежегодного оброка). Во Франции продажа (так назыв. adjudication au rabais) производится таким образом, что назначается двойная цена против определенной оценочной стоимости; затем, если не находится покупателей, цена мало-помалу сбавляется, пока кто-либо согласится взять за себя. Более употребителен способ продажи с обыкновенного аукционного торга, т.е. с надбавкою против оценки, представляющей собою минимум цены. Иногда небольшие участки отдаются прямо известным общинам по частному с ними соглашению, если они нуждаются в земле. В Северо-Американских Штатах продажа производится ежегодно по 1/4 долл. (около 2 р.) за акр (0,37 десятины). Цена эта понижается до 1/8 долл., если в течение 30 лет не отыщется покупателя.

У некоторых писателей (Pay) встречаем еще вопрос об умножении государственных имуществ путем покупки. Конечно, могут быть случаи, когда государство приобретает в свою собственность известные земли по какомунибудь случайному обстоятельству (таково, напр., поступление в казну выморочных имуществ, иногда обращение за долги или вследствие какойнибудь особенной сделки), но систематическую покупку рекомендовать нельзя.

215

Часть II. Государственные доходы

Наконец, еще надо заметить, что вопрос об отчуждении государственных имуществ все-таки нельзя решать безусловно: есть имущества, отчуждение которых и теперь признается неудобным по особенным соображениям, напр., отчуждение лесов, как увидим ниже.

Отделение1. Государственныеземли

Управляя своими имениями, казна действует совершенно как частное лицо, т.е. для извлечения доходов от них она прибегает к общеупотребительным техническим и хозяйственным приемам.

В казенном управлении государственными землями мы можем различать два способа: 1) собственно казенное управление имениями, когда государство само извлекает доходы через уполномоченных лиц, и 2) отдачу своих земель в частные руки в аренду (в оброчное содержание).

Первый способ управления существовал еще в древних государствах, напр., в Риме, а в средние века получил особенно развитие при Карле Великом, которого Capitularia de villis – суть инструкции относительно управления казенными имениями. Но практика показала, что управление казенными имениями самим государством представляет значительные неудобства и невыгоды, и именно по той причине, что лица, управляющие казенными имениями, получая известное содержание, во всяком случае, хорошо ли идет управление или худо, не имеют особенного интереса стараться вести дело лучше. Конечно, правительство может заинтересовать такого управляющего или чиновника, предоставив в его пользу известный процент прибыли, но и такая мера не дает особенно блестящих результатов. Поэтому современные государства ныне редко прибегают к этому способу извлечения доходов из своих имений. Более распространенный способ, практикуемый в настоящее время, – это отдача их в аренду. Способ этот состоит в том, что государство отдает казенные имения частным лицам с тем, чтобы эти лица ежегодно вносили в казну определенную оброчную плату, а все, что они извлекут из имений сверх этой годовой платы, поступает в их пользу. При отдаче казенных имений в арендное содержание является вопрос, каким образом устроить это арендование? Отдавать ли их в целом составе или дробить на мелкие участки? Отдавать имения в аренду в целом составе для казны удобно потому, что она в этом случае имеет дело с небольшим числом съемщиков, но на практике такой способ оказывается не совсем удобным. Личности, более зажиточные, иногда вовсе не имея в виду заниматься хозяйством, стремятся захватить в аренду побольше имений, между тем как люди бедные при всем их желании и умении вести дело остаются в стороне. А захватив в свои руки значительное количество земель, такие арендаторы-кулаки стремятся извлекать выгоды из них не собственным хозяйством, а иным путем. Они разбивают имения на участки и отдают их по частям действительным хозяевам,

216

В. Отдельные виды государственных доходов

мелким арендаторам. Это явление известно под именем субарендования. Субаренда невыгодна как для мелких арендаторов, так и для самого имения, потому что крупные арендаторы ставят мелких в такое невыгодное положение, что последним остается один путь – это извлекать во что бы то ни стало возможно большие доходы из арендуемых ими участков, что нередко приводит к полному истощению имения. Поэтому-то некоторые законодательства положительно запрещают субарендование. Но, если неудобно отдавать имения в аренду в целом составе, то, с другой стороны, невозможно допустить и безграничного дробления их, потому что этим стесняется сельскохозяйственная промышленность. В каждом имении должны быть все необходимые угодья, все, что необходимо в сельском хозяйстве; но при разделе имения на участки иногда по необходимости приходится раздроблять угодья весьма неудобным образом. Следовательно, чтобы избежать обоюдного неудобства, должно отдавать имения хотя и в раздробленном виде, мелкими участками, но с тем, чтобы эти участки по возможности представляли все удобства для успешного ведения хозяйства.

Отдача в аренду совершается с публичного торга, и земля остается за тем, кто предложит бóльшую сравнительно с другими годовую арендную плату. От арендаторов требуются залоги в размере, смотря по обстоятельствам, от 1/3 до полной суммы арендной платы. Отдавать имения в аренду на долгие сроки по одной неизменной цене невыгодно, так как доходность их с течением времени постепенно возвышается, поэтому необходимо через определенные сроки возвышать и арендную плату. В Пруссии, напр., арендная плата повышается в первый раз через 12 лет на 5 %, а потом каждые 6 лет.

Аренда бывает двух родов: 1) срочная и 2) наследственная. Срочная аренда не совсем удобна для казны, потому что арендатор – не собственник; он не будет относиться к имению как следует, особенно при конце арендного срока, он будет стараться извлечь возможно большую прибыль всевозможными средствами, отчего имение может быть расстроено. Поэтому чем продолжительнее арендные сроки, тем лучше. В этом случае наследственная аренда представляет еще более удобства. В наследственной аренде арендатор может быть рассматриваем как собственник, но который не вполне уплатил казне или вовсе не уплатил капитал, а имеет уплатить свой долг с течением времени. Такой арендатор находится, следовательно, как-бы на вечном оброке у казны. Будучи почти собственником он имеет право распоряжаться имением и даже продавать его. Арендная плата при наследственном арендовании может быть разделена на две части: 1) вступные деньги, которые соответствуют залогу временного арендатора и составляют как бы часть стоимости имения; 2) ежегодная арендная плата (канон, у нас в Западных губерниях – кварта), как бы проценты с капитала, который остается в долгу на имении. Кроме того, при перемене владельцев взимается особая плата, которая

217

Часть II. Государственные доходы

называется laudemium. Эта плата берется единовременно и составляет как бы вознаграждение государства за согласие на переход имения к новому владельцу. Эта система очень в ходу в Пруссии и отчасти в Австрии. Существует еще, напр., в Пруссии, пожалование в наследственную аренду за очень умеренную годовую плату, составляющую здесь только выражение верховного права собственности государства на такое имение. При наследственной аренде, так же как при срочной, встречаются некоторые неудобства; так, напр., арендатор может оказаться несостоятельным или малоспособным. Но против этого могут быть употреблены меры, а именно – первоначальный взнос может быть значительно увеличен, а ежегодные платежи могут быть соответственно уменьшены. Невыгода состоит в том, что доходы с имения с течением времени увеличиваются, тогда как арендатор платит одну и ту же сумму; но в контракте может быть оговорено, что по истечении известного времени условия аренды пересматриваются, или по крайней мере плата просто увеличивается на несколько %, или же имения отдаются в невполне наследственное, а в долгосрочное, так называемое эмфитеутичное пользование (напр., на 99 л.). В Пруссии при системе наследственной аренды условия ее пересматриваются через 30 лет, причем арендная плата определяется в хлебе и уплачивается деньгами по средним ценам хлеба, выведенным за предшествовавшие годы. Но при подобных условиях арендатор не вполне обеспечен в том, что по истечении этого срока плата не возвысится слишком, вследствие чего он не станет затрачивать большего капитала на улучшение арендуемой им земли, поэтому в Пруссии постановлено, что новая плата не должна быть выше, чем вдвое против прежней. Во всяком случае, однако, наследственная аренда представляется чем-то вроде вечной повинности на имения, а в наше время все подобные повинности, как стесняющие свободу действий землевладельца, стараются отменять. В силу всего сказанного должно прийти к такому выводу, что переход государственных земель в частные руки путем полного отчуждения представляется наиболее правильной мерой.

Государственные имущества (земли) в России. Появление государст-

венных имуществ в нашем отечестве так же древне, как и само государство. Казне (князю) принадлежало все, что не было частною собственностью. При том государственные имущества первоначально не различались от земель, собственно принадлежащих князю. В летописях упоминается, напр., об Ольге, что она имела ловища (т.е. места для охоты) по всей земле; об Ярославе говорится, что он отдал жене своей Анне Старую Ладогу в отчину. Десятая доля всех доходов от государственных земель поступала в древней Руси в пользу духовенства; иногда князья давали монастырям пустопорожние земли для заселения. Вообще земель было так много, что князья раздавали их за службу взамен жалованья и с обязанностью выставлять ратных людей. Раздача это особенно усилилась при Иоанне III, а с Иоанна IV начинается разда-

218

В. Отдельные виды государственных доходов

ча и гражданским чиновникам. В договорных грамотах князья называют свои владения «отчиной», или «дединой». Так что до XV и даже XVI в. не было проведено различия между государственной территорией вообще и личными имениями государей. Различие это встречается впервые в обширных размерах в делении Иоанном Грозным всех государственных имуществ на опричнину и земщину. Под опричниной разумелись города, села и некоторые улицы в Москве, которые царь отделил себе в собственность. Все прочие земли и города отнесены были к земщине как имущество государства. Различие это осталось и после – в названии некоторых имений дворовыми, дворцовыми; а в конце XVIII в. выделились некоторые имения из государственных под именем удельных, – для содержания членов царствующего дома.

Способы пользования государственными землями в прежнее время состояли в земледелии, скотоводстве, пчеловодстве, охоте и рыбной ловле. Крестьяне, приписанные, например, к рыбной ловле, должны были доставлять к царскому двору известное количество рыбы, а в случае неполной доставки доплачивали оброком; другие, например, крестьяне сокольничьих слобод, обязаны были заботиться о ловле для царской охоты соколов, кречетов и др. охотничьих птиц и оказывать содействие при охоте. Крестьяне на рочих черных (т.е. государственных) землях различались на пашенных и оброчных. Первые пахали пашню на царя, т.е. работали натурою, а вторые платили только оброк за земли. Очень много оброчных крестьян было в Сибири. Иногда земли и продавались, особенно при царе Алексее Михайловиче, – порожние земли, которых никто не желал взять в поместье.

Заведование государственными имуществами до Петра Великого принадлежало Приказу большего дворца; при Петре оно перешло в Камерколлегию; при Екатерине I – в Дворцовую канцелярию; при Екатерине II – в Канцелярию домоводства; а с изданием Учреждения о губернях (1775 г.) местное управление поступило в ведение Казенных палат. С учреждением министерств центральное управление сосредоточено в Министерстве финансов, в Департаменте государственных имуществ. Удельные имения получили особое управление с изданием Учреждения об императорской фамилии при Павле I, 1797 г. (Департамент уделов в составе Министерства императорского двора).

Относительно устройства управления государственных крестьян не было определенных правил до Екатерины II. Она составила проект, который, впрочем, не получил осуществления. При Александре I на положение государственных крестьян снова обращено было внимание (Манифест 2 февраля 1810 г.). В 1824 г. составил проект министр финансов гр. Гурьев. В царствование Александра I и Николая I было организовано последовательно 4 комитета под председательством гр. Гурьева, кн. Кочубея, Куракина и Канкрина. В 1834 г. поручено было последнему составить законоположение о госу-

219

Часть II. Государственные доходы

дарственных имуществах, а с 1836 г. дело это сосредоточено в новом, V отделении собственной Е. И. В. канцелярии под управлением Киселева. Результатом работ его было «Учреждение об управлении государственными имуществами» и учреждение Министерства государственных имуществ

в1838 г. В настоящее время с 1866 г. заведование бывшими государственными крестьянами выделено из Управления государственными имуществами и перешло в ведение общих по крестьянским делам учреждений, а местные органы М-ва гос. им. – Палаты замены Управлениями государственных имуществ.

По действующему законодательству (Св. зак. т. X, стр. 406 – 412, 696, 697) государственными имуществами признаются все имущества, никому в особенности не принадлежащие, в том числе и имущества выморочные (т.е. остающиеся свободными за прекращением рода владельца); далее земли и острова, вновь открываемые, военные и морские добычи, наконец, подати, пошлины и разного рода сборы, доходы казны составляющие. Наш закон, следовательно, принимает понятие государственного имущества в самом обширном смысле – в смысле государственной собственности вообще.

Помимо государственных имуществ закон различает еще имущества удельные – т.е. принадлежащие членам Императорского Дома, и дворцовые, приписанные к содержанию разных дворцов. Одни из дворцовых имений суть собственно государевы и не могут быть ни завещаемы, ни отчуждаемы, ни поступать в раздел; другие составляют личную собственность особ Императорского Дома и могут быть завещаемы и делимы по частям.

Верховное обладание государственными имуществами принадлежит единственно самодержавной власти Императорского Величества.

Государственные имущества, подведомые Министерству государственных имуществ, разделяются на: 1) населенные, ненаселенные и пустопорожние земли; 2) казенные оброчные статьи; 3) казенные леса (Общее учр. министерств ст. 944). Под населенными землями разумеются те, которые состоят

внаделе у (бывших) государственных крестьян; ненаселенные же суть, главным образом, разного рода оброчные статьи, которые отдаются в оброчное (т.е. арендное) содержание частным лицам.

а) Способы извлечения доходов от имуществ населенных. Управление населенными землями в великороссийских губерниях отличается от управления оными в губерниях западных и прибалтийских. Во всех великорусских губерниях бывшие государственные крестьяне находятся на особого рода оброчном положении: они платят так называемую «оброчную подать», т.е. оброк за право пользования казенной землей. Разница оброчной подати от арендной платы состоит в том, что первая, хотя по первоначальному устройству ее (Петром В. – 1724 г.), взималась за землю, но не по количеству, качеству и доходности ее, как делается при аренде, а подушно. В ином положе-

220

В. Отдельные виды государственных доходов

нии находились издавна государственные населенные земли в Западной России (9 губ. западных и 3 прибалтийские). Здесь издавна господствовала система арендования: казенные имения находились в руках частных лиц – арендаторов, которые пользовались ими почти на правах полных хозяев, согласно условиям контрактов. Крестьяне, приписанные к казенным имениям, находились в распоряжении арендаторов. Они обязаны были пахать землю и отбывать другие разного рода повинности в их пользу. С учреждением Министерства государственных имуществ повинности эти постепенно отменялись посредством перевода крестьян с «хозяйственного положения» на «оброчное». С 1867 года они отменены совсем, и крестьяне сделались собственниками.

Состав имений в Западной России разнообразен. Таковы в остзейском крае: коронные мызы, видмы лютеранского духовенства; в Западном крае: имения столовые, королевские, старостинские, поиезуитские – первые и вторые и др. В настоящее время разнообразие этих имений устранено*.

К казенным имениям в Западном крае относятся также имения, отобранные у упраздненных римско-католических монастырей. Доходы с этих имений идут на содержание богоугодных и учебных заведений. Также имения римско-католического духовенства и православных монастырей, архиерейских домов, обращенные в казну. Далее, конфискованные у польских владельцев, по случаю мятежей 1831-го и 1863 гг. и по невозвращении владельцев из-за границы. Все эти имения теперь просто входят в общий состав государственных имуществ Западного края. В управлении этими имениями до учреждения Министерства государственных имуществ преобладал принцип арендного управления. Арендование проявлялось в двух видах: одни

* Под «поиезуитскими имениями» разумеются имения, отобранные у иезуитов после первого и второго изгнания из – России – в 1773-м и 1820 гг. Имения эти образовали так называемый «эдукационный фундуш» и отданы частным лицам с тем, чтобы арендаторы заплатили вступные деньги, т.е. часть стоимости имения тотчас по принятии имения в свои руки, а остальная часть платы оставлена была в долгу на имении из 41/2 %, впоследствии 6 %. Доходы эти были обращены, согласно первоначальному назначению на содержание учебных заведений. Существовали еще «ленные» имения, которые образовались еще при польском владычестве и составляли лены Польского королевства, состоявшие в частном владении с платежом канона в казну. Была еще в Западном крае Острожская ординация: это были имения в нынешней Подольской и Волынской губерниях князя Острожского, которому позволено было (в XVII в.) обратить их в майорат (или ординацию) с тем, чтобы он содержал 600 человек войска для защиты против турок и татар. На тех же условиях эти имения в 1753 году по бездетности владельца дозволено продать разным лицам, а с 1769 г. повинность их заменена ежегодным денежным взносом в 800 т. злотых, который в 1797 г. согласно воле учредителя обращен был в пользу Мальтийского ордена, а с упразднением его – в государственное казначейство, а с конца 1866 г. (ук. 11 окт.) отменен совсем.

221

Часть II. Государственные доходы

имения отдавались в аренду с торгов, другие – высшим чинам во временное пользование в виде награды под именем тоже аренды обыкновенно на 12 лет. Некоторые же имения отдавались (с 1840-х гг.) в администрацию, отчетную и безотчетную из 10 % в пользу администратора. Размер арендной платы арендаторов определялся с торгов, а для определения отношений крестьян к арендаторам производилась оценка по способу, известному под именем «люстрации» – в Западном крае и «регулирования» – в Прибалтийском. Существенная разница между люстрацией и регулированием состоит в том, что люстрация имеет в виду не только определить оброк или повинности крестьян, но и распределить между ними земли уравнительно, деля оные на разряды (тяглые, полутяглые, огородники и бобыли). Регулирование же направлено к тому, чтобы только определить доходность имений и исчислить на этом основании повинности или оброчные платежи крестьян. На основании люстрации крестьяне получали смотря по количеству голов рогатого скора полный или половинный надел земли; не имеющие скота получали землю только под огороды, наконец бобыли владели только избами. Старинные правила люстрации переработаны в 1830-х годах. («Положение о люстарации» – 1834 г., потом новое – в 1839 г. и тогда же – Устав об управлении казенными имениями в западных и прибалтийских губерниях). Для производства люстрации было учреждено при Министерстве государственных имуществ люстрационное отделение и люстрационная комиссия и отделения при палатах Г. И.

Министерство государственных имуществ с самого основания своего старалось улучшить быт гос. крестьян. С этой целью оно предприняло перевести крестьян западных губерний с так называемого положения хозяйственного на оброчное. При хозяйственном положении каждый крестьянин за свой участок земли обязан был отбывать определенные повинности на арендатора (не платя казне за землю), а этот платил казне свою арендную плату за имение. Хотя отношения крестьян к арендаторам и были определены люстрацией весьма подробно, но все-таки положение крестьян было неудовлетворительно. При оброчном же положении каждый крестьянин должен платить известный оброк в казну за землю и вовсе не зависит от временного владельца, или арендатора. Такой перевод крестьян с хозяйственного положения на оброчное и совершился при помощи новой люстрации в Западном крае и регулирование – в Прибалтийском.

На основании люстрации имения различались по их характеру на имения, состоящие на городском праве (казенные города и местечки) и состоящие на сельском праве; последние в свою очередь разделялись на земледельческие, лесные и фабричные. Соответственно характеру промышленности доходность имений оценивалась различно. При оценке имения люстратор, т.е. лицо, производящее оценку, составлял имению инвентарное описание с

222

В. Отдельные виды государственных доходов

подробным вычислением доходов с него, крестьянских повинностей и оброков.

Крестьянам предоставлено было право переходить на оброчное положение как отдельными семействами, так и целыми общинами. В местечках, состоящих на городком праве, перевод на оброчное положение был общим правилом, если жители сами не пожелают остаться на хозяйственном. Затем для постепенного перевода крестьян на оброчное положение велено было переводить ежегодно известное количество семейств. По переводе на оброчное положение крестьяне платили в казну оброк (чинш) в 1/3 оценочного (валового) дохода с земель; прочие сборы – подати, земские и другие сборы – они платили сами по себе. Особенно были приняты меры к ускорению перевода на оброчное положение с 1844 г. К 1856 г. переведено было т.о. около 681 тыс. душ и оставалось еще непереведенными за неокончанием сроков прежним арендным правам до 27000 душ. С переводом крестьян на оброчное положение состояние их улучшилось, но положение казенных доходов ухудшилось, потому что оставшиеся арендаторам мызы (фольварки) без обязательных работ крестьян стали маловыгодны, арендовать не было желающих; с отходом крестьян им приходилось вести хозяйство на собственные средства, путем найма. Многие фермы запустели; крестьяне хотя и брали в аренду эти свободные земли, но не в силах были их обрабатывать. Для поправления дела уже с 1847 г. был сделан опыт устройства оброчных ферм. Фермы эти назначены были преимущественно в раздачу заслуженным чиновникам и дворянам на 12-летние сроки. В 1848 г. постановлено, чтобы на каждую ферму приходилось не менее 300 десятин, а остающиеся затем запасные и свободные земли отдавать в содержание, первые – крестьянам, а вторые – и посторонним с возвратом и ранее 12-летнего срока по востребованию. Все это мало принесло пользы. Разные хозяйственные заведения при прежних фольварках даже совсем запустели, жилые их помещения были проданы с торгов, а некоторые отданы крестьянам на слом, в замену отпуска им леса. В 1852–1853 годах дозволено раздавать крестьянам запасные земли за уменьшенную на 12 % плату на 24 г. без возврата по востребованию. В 1858 году даны правила поверочной люстрации, которая и начата с 1859 года. В этом же году составлены новые правила об отдаче ферм в арендное содержание сроком до 48 лет с платою, повышаемою на 10 % через каждые 12 лет, с устранением от содержания их евреев и лиц, оказавшихся неблагонадежными попрежнему содержанию. Вследствие введения этих правил доход увеличился почти на половину. В 1867 г. даны новые правила о составлении и утверждении люстрационных актов. Цель их – определить точные границы и пространство земель и выкупные платежи. С этою же целью были учреждены люстрационные комиссии, которые вновь определили оброк по люстрационным правилам. Этот оброк по увеличении на 1/10 обра-

223

Часть II. Государственные доходы

щен в выкупной платеж с крестьян, и взимание его продолжится до 1913 года, когда они сделаются полными собственниками. Каждый крестьянин платит свой оброк по люстрации (владение в западных губерниях не общинное, а участковое) без внутренней раскладки, но община отмечает круговой порукой. Прочие сборы раскладываются по местным обычаям. По сведениям 1868 г., государственных крестьян на оброчном положении в западных губерниях было 606172 д.; прочих лиц, пользующихся казенными землями – 66681 душа; общая сумма оброка в 2001 имении составляла 2345829 р.

В губерниях прибалтийских перевод крестьян с хозяйственного положения в оброчное совершался постепенно уже с 1843 г. В 1854 г. издано новое положение о регулировании, в 1858 г. были изданы дополнительные правила, а в 1864 г. оброчная плата крестьян определена была однообразно в 1/3 чистого дохода с надела. Если крестьяне желали остаться на хозяйственном положении, то их повинности к арендатору определялись особым росписанием (вакенбух). На основании правил 1866-го и 1867 годов о крестьянах великороссийских губерний в 1868 г. даны правила для прибалтийских губерний, относительно выкупа бывшими государственными крестьянами своих земельных участков. Выкуп производится на основании выдаваемых крестьянам регуляционных актов, в которых определены границы и размеры участков и размер оброчной платы. Оброк остается неизменным в течение 20 лет. Капитал выкупа определяется по 4 процентному расчету; 51/2 % с этого капитала крестьяне обязаны вносить в течение 49 лет, после чего они сделаются полными собственниками наделов. Желающие выкупа заявляют управляющему государственными имуществами, который распоряжается о совершенствовании купчей крепости, и со следующего года начинается платеж выкупной суммы вместо оброка.

Относительно положения крестьян в великороссийских губ. мы упоминали, что крестьяне этих губерний первоначально отбывали разные работы на государя, т.е. обязаны были пахать казенные земли, собирать хлеб, косить траву и т.д., а с 1724 г. учреждена была оброчная подать. Подать эта была учреждена довольно случайно; в 1723 г. украинские однодворцы были обложены оброком, по 40 к. с души, на содержание гусарских полков. Указом 1724 г. сбор этот распространен на всех государственных крестьян и обращен в постоянный в соответствии с оброками дворцовых и помещичьих крестьян. Собирание его было возложено на тех же земских комиссаров, которые собирали и подушную подать, незадолго до того учрежденную. Первоначально оклад был назначен в 40 к. с души, что приносило казне 553158 р. с 1282895 душ; в 1846 г. оклад был повышен на 15 к. с души; с 1761 г. еще увеличен – до 1 р. с души, впрочем, с некоторыми изъятиями; затем,

в 1762 г., повышен до 11/2 р., в 1769 г. – до 2 р., с 1/2 1783 г. – до 3 р., кроме Малороссии и некоторых других мест, где остался рублевый оклад. Вначале

224

В. Отдельные виды государственных доходов

этот оброк определен был подушно, а не соответственно качеству и количеству земель; но в 1797 г. губернии Европейской России были разделены на 4 класса, соответственно зажиточности населения с окладами в 3 р. 57 к., 4 р. 8 к., 4 р. 59 к. и 5 р. 10 к. с души. В 1810-м и 1812 гг. оклады еще повышены – до 51/2, 6, 7 и 8 р. асс., и таким образом составились впоследствии оклады на серебро от 2 р. 15 к. до 2 р. 86 к., местами увеличенные вновь в 1858 г. до 2 р. 71 к. и 3 р., а с 1862 г. повышенные уже без деления губерний на разряды до 21/4 р. – 3 р. 30 к. с души. Тогда же учрежден дополнительный сбор, частию с земель (11/2 – 9 к. с дес.), частию с душ (12 – 54 к.), частию с семейств, где оброчная подать платилась посемейно.

Министерство государственных имуществ обратило внимание на неправильность подушного взимания оброчной подати и уже в 1838 г. приняло меры для улучшения дела. С этой целью предпринята оценка крестьянских доходов и составлено было (1842, 1843, 1852 гг.) три проекта положения о кадастре и несколько инструкций для оценок (1842, 1843, 1845, 1848, 1851 и 1859 гг.) с целью переложения оброчной подати с душ на земли и промыслы крестьян. Инструкция 1859 г. была результатом опыта предшествовавших лет. Опыт показал, что первоначальный способ переложения подушных окладов оброчной подати на доходы земель и (частию) промыслов крестьян неудобен, и потому с 1859 г. оброчную подать стали исчислять прямо в 1/4 оценочного дохода земель независимо от прежних окладов. Первый опыт переложения оброчной подати в общей сумме по числу ревизских душ с распределением пропорционально доходам крестьян был сделан с 1845 г. в губ. Петербургской и Воронежской. На практике скоро пришли к убеждению, что перелагать оброчную подать на одни земли неудобно, потому что во многих местностях крестьяне занимаются более разными промыслами, нежели земледелием, так что исключительно поземельная раскладка на таких крестьян была бы неправильна. Поэтому производились оценки поземельных и промысловых доходов крестьян и соответственно распределялась оброчная подать. Однако правилами 1859 г. признано за лучшее производить раскладки опять исключительно на основании доходов от земель, но при этом и промыслы не оставлены также без внимания: они обложены были посредством более высокой оценки усадеб в промышленных селениях.

В настоящее время оброчная подать в 18 из великороссийских губерний распределена по доходам от земель и промыслов в 9 западных, 3 остзейских, С.-Петербургской и некоторых других – по доходам от земель. Поземельная оценка обнаружила замечательную неправильность прежних подушных оброчных платежей. Так, напр., в Тамбовской губ. сбор, исчисленный по доходу с земель и промыслов, составляет на душу от 33 к. до 8 р. 6 к.; в Пензенской губ. – от 48 к. до 30 р. 49 к. и т.д., тогда как при подушном окладе оброка он для целой губернии был одинаков.

225

Часть II. Государственные доходы

Переложение производилось сначала так, что сумма оброчной подати, исчисленная подушно, раскладывалась в каждом селении пропорционально оценке. Предполагались переоценки через каждые 14 лет; но в 1859 г. сбор переложен просто по числу душ 10-й ревизии. Определяя оброчную подать с 1859 г. просто в 1/4 оценочного дохода, сверяли оценку доходности земель казенных крестьян с арендными платежами в соседних частных имениях, и если 1/4 оценочного дохода в казенных имениях оказывалась больше, то понижали ее до 3/4 этих арендных цен, а если она была ниже 3/4 их, то позволялось повышать ее до 10 %, так, чтобы была не менее 3/4. Средний % оклада оброчной подати составил в 21 губернии 12 % с чистого дохода. С 1867 г. сделано общее повышение до 15 % оклада. Кроме оброка платится еще с 1859 г. так называемый лесной налог за пользование лесом 3/4 – 321/4 к. с души, а всего до 11/2 млн. руб.

Окончательно судьба оброчной подати решена указом 24 ноября 1866 г. Еще в 1861 г. министру государственных имуществ поручено было составить предположение о применении к государственным крестьянам 36 губерний положение 19 февраля 1861 г. Предположения эти и утверждены указом 24 ноября 1866 г. На основании этого указа земли, находящиеся у государственных крестьян в наделе, составят их собственность, если они будут выкуплены на определенных условиях. Условия эти состоят в том, что если крестьяне желают сделаться собственниками, то они должны внести такой капитал, 5 % с которого равняются сумме платимой или оброчной подати. Сельские общества сохраняют свои угодья, а где земли им не отделены от прочих казенных, та надел определяется в 8 или 15 дес. (малоземельные, многоземельные губ.) на душу. На земли крестьянам выдаются владенные записи. Общество может распоряжаться землею по усмотрению, но не может отчуждать ее ранее 3 лет со дня получения владенной записи. В случае затем продажи общинами земель деньги поступают в казну, а общине скидывается 5 % с платимой ею оброчной подати. При продаже отдельных участков (подворных) платеж оброчной подати переходит на нового владельца. Сумма оброчной подати, в 9 губерниях исчисленная по существующим оценкам, а в 27 увеличенная на 15 %, остается неизменяемою на 20 лет; эта сумма и служит основанием для исчисления капитала, который должен быть выплачен государственными крестьянами для выкупа их наделов. Выкупная сумма вносится в количестве не менее 100 р. разом государственными процентными бумагами по нарицательной их стоимости. Вслед за тем соответственная сумма оброчной подати, т. е. 5 % с внесенного капитала, слагается. Окончательно выкупленные земли делаются полной собственностью своих владельцев. Правила о владенных записях были высочайше утверждены 31 марта 1867 г. В 1868 и 1869 гг. даны инструкции об определении крестьянских наделов и исчислении оброчной подати в некоторых губерниях. В 1869 г. – некоторые правила

226

В. Отдельные виды государственных доходов

о выдаче владенных записей; в 1870 г. – правила об обеспечении поступления в казну денег за земли, продаваемые обществами бывших государственных крестьян; в 1871 г. – об устройстве колонистов, как крестьянсобственников. Оброчная подать составляет в центральных губерниях средним числом на десятину: в четырех губерниях 1р. – 1 р. 15 к., в восьми – 64–96 к., а в Самарской – 37 к. На душу – 3 р. 35 к. – 4 р. 89 к., средним числом по 4 р. В сумме всех платежей бывших государственных крестьян оброчная подать составляет около 40 %.

В таком положении находится дело наших государственных крестьян в великороссийских губерниях. Они могут выкупать свои земли, но выкуп необязателен; следовательно, они могут вечно оставаться в обязательных отношениях к казне. В этом отношении положение крестьян западных губерний лучше: им выкуп обеспечен тем, что они вносят капитал за свою землю не вдруг, а с рассрочкой, посредством постепенного погашения. Государственные же крестьяне великороссийских губерний могут, правда, выкупить землю хоть сейчас, но не иначе, как внеся разом соответствующий капитал (и не менее 100 р. в один прием), но этого капитала у них, конечно, не найдется.

б) Способы получения доходов от имуществ ненаселенных. Ненаселен-

ные государственные имущества суть большею частию оброчные статьи, т.е. разного рода угодья, которые отдаются с торгов в оброчное содержание. Такие ненаселенные имущества, отдаваемые в оброк, существуют у нас давно. Документы об отдаче их в аренду под разными условиями существуют с XVI в., вероятно, были и раньше. Более ясные сведения имеем от времени Петра I. Он ввел (в 1700 г.) в число оброчных статей и частные дома, лавки, мельницы, отдаваемые в наем, вообще те здания, где хозяева не живут сами. Они были описаны у владельцев, и казна стала отдавать их в оброк с публичного торга, а владельцам выдавалось 3/4 дохода; но вскоре они получили их обратно с обязанностью, однако, платить 1/4 дохода в казну, вроде налога (Указ 1700 г., 9 апр.). Постоялые дворы в Москве и торговые бани отдавались на откуп. (Частные бани обложены были сбором в 3 р. и выше, смотря по званию хозяев.)

Ныне действующее законодательство (Св. зак., т. VIII, ч. 1-я) под оброчными статьями разумеет земли, луга, пастбища, сады, огороды, рыбные ловли, места для пчеловодства, места добывания селитры, мела и жерновов, мельницы, торговые площади, перевозы, корчмы, шинки, мызы и вообще все недвижимые имущества, отдаваемые казною в оброчное с торгов содержание или оставляемые в хозяйственном управлении. Оброчные статьи различаются на казенные и мирские. Мирские оброчные статьи принадлежат сельским обществам, которые и получают от них доходы. Это – недвижимая собственность, не входящая в состав душевых наделов, напр., лесные участки, паст-

227

Часть II. Государственные доходы

бища, рыбные ловли и пр. Казенные оброчные статьи состоят в ведении Министерства государственных имуществ. Но есть оброчные статьи, принадлежащие и другим ведомствам, напр., статьи морского ведомства, артиллерийского, главного инженерного управления, военно-учебных заведений и др. Оброчная статья Министерства внутренних дел – котиковый промысел на островах Командорских и Тюленьих – дает более 80 т. р.; Министерство народного просвещения отдает в аренду издание С. Петербургских и Московских ведомостей (89 т. р.); Министерству государственных имуществ принадлежат также тюленьи и рыбные промыслы на Каспийском море (530 т. р.). В Закавказском крае оброчную статью составляют нефтяные источники (до 56 т. р.), рыбий и тюлений промыслы (640 т. р.) и др. Большая часть казенных оброчных статей находится в губерниях великороссийских и южных; в западных же губерниях их первоночально было мало, так как большая часть их входила в состав арендных имений; затем по переводе крестьян на оброчное положение, оброчных статей образовалось много, но очень мелких, малодоходных. В великороссийских губерниях некоторые оброчные статьи очень значительны, до 2 тыс. десятин и больше.

Для извлечения доходов оброчные статьи отдаются в оброчное (т.е. арендное) содержание или с публичных торгов по общим правилам или на особых условиях в срочное или потомственное пользование с обязательством со стороны владельца устроить какие-либо промышленные заведения (по правилам Устава о городском и сельском хозяйстве). Торги производятся или в губернском городе – Особыми присутствиями (под председательством губернатора, из управляющего государственными имуществами – губернского лесничего, начальников отделений Управления государственных имуществ, одного начальника отделения из Казенной палаты и члена Контрольной палаты); в уезде – в полицейских управлениях и в волостных правлениях.

На Министерство государственных имуществ возложена обязанность заботиться об оброчных статьях: с этой целью местные управления государственных имуществ обязаны собирать точные сведения об оброчных статьях, иметь планы их, заботиться об их обмежевании, составлять планы хозяйства, проекты к улучшению их, особенно стараясь об увеличении числа оброчных мельниц, где удобно. Срок отдачи в аренду в течение всего прошедшего столетия был четырехлетний. В настоящее время арендный срок может продолжаться до 24 лет. В Восточной Сибири он продолжается и до 40 лет, если земля отдана под хлебопашество, сенные покосы или постройку домов.

При отдаче в аренду оброчных статей торги назначаются заблаговременно, так чтобы за полгода до истечения срока пользования прежних арендаторов были уже заключены новые контракты. Вызов к торгам делается посредством публикации, при посредстве губернского правления. Торговых свидетельств от торгующихся не требуется. Оброчная плата устанавливается

228

В. Отдельные виды государственных доходов

посредством оценки по отзывам местных промышленников и крестьян, стоимости статьи и ее доходности; строения оцениваются местной полицией. Тот, за кем остается известная статья, заключает с Управлением государств. имущ. контракт о пользовании арендуемой статьей и плате за ее арендование. В обеспечение исправности платежа вносится залог, равный половине годичной платы, а за строения сверх того – залог в 1/3 оценки строения. Залоги могут состоять из денег, процентных бумаг и из недвижимых имуществ, по правилам гражданских законов (Св. зак. т. Х., ст. 1588–1626). Впрочем, залог не всегда требуется: при отдаче статей в содержание от одного до четырех лет достаточно представить поручительство. Договоры об отдаче статей в арендное содержание до 5000 руб. (за весь срок) учреждаются местным Управлением государственных имуществ, от 5 до 10 т. – Особым присутствием; свыше 10000 р. и до 30000 и в случае неутверждения Особым присутствием – Министром государственных имуществ, а свыше 20000 р. – Сенатом. Впрочем, Управление государственных имуществ может утверждать только договоры об отдаче в содержание не более как на 3 года. Оно не может также утверждать контрактов: 1) если новая плата менее прежней; впрочем, если новая плата меньше прежней не более как на 10 %, то договор до 900 р. может утвердить; 2) если министр государственных имуществ предпишет представить ему; 3) если оброчная статья отдается во второй только раз; 4) если открывается спор и т.п. Если оброчная плата на 3 т. р. меньшей прежней, то м-р г. и. представляет Сенату. Гербовая бумага для написания контракта употребляется достоинством сообразно с суммой оброка за все годы пользования статьей.

Особенными преимуществами пользовались до 1868 г. казенные крестьяне, а теперь пользуются и прочие крестьяне: они имеют право арендовать оброчные статьи без залога сроком до 6 лет, как в составе целого общества, так и в отдельности, если оброчная статья находится от селения не более как на 15 верст. При взятии обществом вместо залогов требуются мирские приговоры обществ. Круговое ручательство общества не может, однако, простираться свыше 3 рублей на душу. Приговор должен быть составлен не менее как 2/3 крестьян-домохозяев. За отдельных крестьян принимается ручательство благонадежных членов того же общества по 5 р. на поручителя. Отдельное лицо может брать оброчных статей на сумму годового дохода не свыше 300 р. Министр государственных имуществ может разрешать отступления от всех этих норм. Оброчные статьи поступают иногда в хозяйственное управление; это бывает тогда, когда вовсе не явится желающих снять статью. В подобных случаях казна поручает эти статьи своим чиновникам или особым частным лицам в управление просто с платежом известной суммы или с отчетом в полученных доходах. Есть еще случай бессрочного, или беспереоброчного, содержания статей. Такое содержание допускается или

229

Часть II. Государственные доходы

навсегда, или до наступления известного события (навсегда – не иначе как по Высочайшему повелению). Сюда относятся земли, отданные бывшим государственным крестьянам в содержание впредь до утверждения оных в их владении; сюда же относятся и спорные статьи, но заселенные и застроенные частными владельцами: до окончания дела они считаются беспереоброчными и находятся в руках этих владельцев.

Плата за пользование оброчной статьей вносится в местное казначейство, вперед за каждые полгода; в случае неисправности платежа все недостающее количество его, штраф и убытки казны взыскиваются или из залога, или с поручителей и вообще с имущества содержателя. Неисправный содержатель подвергается за просроченное время взысканию 1/2 % в месяц, а всего до 6 % с суммы недоимки в виде штрафа, и 1/2 % же в виде пени со дня образования по день уплаты недоимки, а сама статья у него отбирается. При просрочке немедленно делаются новые торги. Впрочем, если содержатель заплатит недоимку и штраф ранее первой публикации, то статья остается за ним. Если содержатель заведет строение на оброчной земле, то при наступлении срока должен его снести; иначе оно остается в пользу казны без вознаграждения.

Встречаются случаи исключения оброчных статей из оклада, напр., когда земля отдается в частную собственность по Высочайшему пожалованию или по судебному решению; также вследствие выдачи бывшим государственным крестьянам владенных записей и пр., когда она предоставляется в надел городам и посадам (под выгоны), архиерейским домам и монастырям, приходским священникам, лесным чиновникам; также когда статьи запустели, когда пускаются под лесоводство, наконец – когда они не отысканы в натуре (вследствие, напр., захвата частными лицами). Судопроизводство по оброчным статьям производится порядком, установленным для дел о спорном казенном имуществе.

Положение наших оброчных статей нельзя назвать удовлетворительным. Правда, Министерство государственных имуществ принимало и принимает меры к улучшению и устройству их. Особенно много перемен испытало устройство оброчных статей в Западном крае, когда крестьяне были переведены с хозяйственного положения на оброчное.

Для приведения оброчных статей в порядок Министерство государственных имуществ не раз издавало правила, как, напр., в 1858 г. об отдаче земельных статей в содержание. Этими правилами предписано округлять участки, приспособляя их к местному хозяйству и давая им размер от 250 до 500 десятин, отдавать их в арендное содержание по цене несколько низшей, чем частные земли, сроком на 12–99 лет. В 1859 г. изданы были правила об отдаче в аренду ферм, устроенных в западных губерниях по новым правилам, сроком на 12–48 лет, с повышением платы на 10 % через каждые 12 лет.

230

В. Отдельные виды государственных доходов

Втом же году – правила об отдаче государственным крестьянам земель участками в 40–100 десятин в губерниях преимущественно южных и восточных, сроком на 12–99 лет, тоже возвышая плату на 10 % через каждые 12 лет. Усердные съемщики могут просить об отдаче этих участков в полную их собственность. Есть еще некоторые правила, изданные в 1867-м, 1869-м, 1871-м и 1872-м гг. Доход в 1880 г.=6,87 млн. руб.

в) Положение вопроса о продаже государственных имуществ в России.

Отдельные случаи продажи государственных имуществ были уже при Иоанне Грозном – есть сведения о продаже земель боярам, приказным, гостям и др., но с условием не отдавать их монастырям. В Уложении царя Алексея Михайловича встречается постановление о продаже тех земель, которые не возьмут в поместье служилые люди. Продажа земель в отчину при межевании составляла значительный источник казенного дохода. При Петре I продажа государственных имуществ была прекращена, возобновилась при Елизавете Петровне и опять прекращена при Павле I. При Екатерине II в 1762 г. поступают в продажу некоторые порожние земли и так называемые засечные леса в нынешних Калужской и Тульской губерниях; леса эти прежде служили защитою от набегов татар. Для этой продажи была учреждена в Петербурге комиссии при Вотчинной конторе, а в Москве продажа была возложена на Вотчинную коллегию. С 1765 г. продажа производилась без аукциона по определенной цене. Всего в 1776 г. продано более 290 т. десятин на 419 т.р.

В1778 г. продажа приостановлена, в 1794-м опять разрешена и наконец прекращена императором Павлом. Более обширную продажу предположено сделать по манифестам 1810-го, 1812-го и 1817 гг., именно продать свыше

3 млн дес. земель и более 366000 десятин лесу – всего по оценке на сумму до 381/2 млн. руб. Вырученные от продажи деньги должны были пойти на погашение государственного долга. Для продажи составлены были местные комиссии. Продажа казенных имений продолжалась до 1823 года, когда она была приостановлена по мысли Канкрина, а в 1826 г. совсем прекращена.

По ныне действующему законодательству (Уст. обр. ст., ст. 31) государственные имущества продаются на основании правил, данных министру государственных имуществ, но не иначе как с высочайшего разрешения. Общинные земли государственных крестьян не могли быть продаваемы как государственная собственность до указа 24 ноября 1866 г. В 1864-м, 1865-м, 1867-м и 1871 гг. изданы правила и инструкции о продаже земель в Западном крае с целью водворения русского землевладения: евреи и поляки к покупке не допускаются, а русским предоставлены некоторые льготы, как, напр., рассрочка платы. Вырученные деньги обращаются в состав ссудного фонда для покупки имений в Западном крае. Всего с 1867–1871 гг. продано более 275,5 тыс. десятин земель по оценке на 2800000 р. В 1872 году проданы еще некоторые участки в Киевской и Волынской губ. Главными покупателями

231

Часть II. Государственные доходы

этих участков оказываются лица, которым земли эти продаются по сходной цене в виде награды за службу. В 1868 г. изданы правила об отводе участков мерою от 30 до 150 дес. отставным чиновникам и офицерам в содержание на 12 лет без торгов за оценочный доход, с правом приобретать их и в полную собственность, уплачивая стоимость в продолжении 37 лет, причем первоначально вносится 1/10 часть стоимости участка. На подобных же условиях отчуждаются земли служащим лицам и в Закавказском крае. Там же в 1873 г. была устроена (кажется, несостоявшаяся) лотерея, выигрыши которой состояли в поземельных участках. Наделяются государственными землями также отставные и бессрочноотпускные нижние чины. В 1872 г. в раздачу им назначено более 216 т. дес. в 24 губерниях.

В 1859 г. проф. Казанского университета Микшевич напечатал проект отчуждения гос. имуществ в связи с освобождением помещичьих крестьян. Он предлагал, чтобы правительство в вознаграждение помещиков за отходящие крестьянам земли выдало им долговые обязательства, обеспеченные будущей продажей государственных имуществ или просто обменяло бы земли на земли. Проект этот не имел хода.

Отделение2. Государственныелеса

Казенные леса во многих государствах представляют весьма значительную часть государственного достояния. Но попечение о казенных лесах, о сбережении их начинается только с того времени, когда количество лесов настолько уменьшается, что потребность в них делается ощутительной. В прежнее время если и запрещали рубить леса, то не потому, что имелись в виду экономические цели, как в настоящее время, но с другой целью: леса сохранялись для охоты, которая составляла любимое занятие владетельных особ. У нас в Древней Руси были иногда запреты рубить леса ввиду развития пчеловодства. Вообще же на Руси пользование лесами не было стесняемо, потому что их было чрезвычайно много. Громадное количество лесов привело народ к поговорке, что «лес не царский, не барский, а Божий». Вообще в Европе меры к сбережению лесов с хозяйственными целями появляются только тогда, когда со значительным уменьшением количества лесов сильно стали подниматься цены на лесной материал и обнаружились вредные климатические последствия.

Правительство стало смотреть как на свою обязанность, как на свое священное право защищать не только государственные, но и частные леса от истребления. В Германии возникает с этой целью так наз. лесная регалия (Forstregal), заключающая в себе понятие не только о праве казны на свои собственные леса, но и о праве правительственного надзора за лесами частными. Вследствие этого явилось запрещение обращать лесные пространства на другое употребление без его разрешения и разные другие меры, ограни-

232

В. Отдельные виды государственных доходов

чивающие свободу распоряжения частных владельцев. В новейшее время возник вопрос о невмешательстве правительства в частную собственность, потому что такое вмешательство является стеснением свободной деятельности частных лиц, но вмешательство это допускается, напр., французским законодательством в видах более рационального ведения лесного хозяйства.

В вопросе о казенных лесах важно лишь разрешение вопроса об их отчуждаемости. Большинство склоняется к тому, что отчуждение лесов не должно быть принято за общий принцип, ибо отчуждение в частные руки большею частью ведет к неразумному истреблению лесов, так что можно опасаться, что не только лесное хозяйство придет в упадок, но леса, пожалуй, и совсем исчезнут – леса же доставляют материал, необходимый для удовлетворения множества существенных потребностей. Отсюда само собой вытекает требование, чтобы правительство принимало меры для сохранения лесов от истребления. Дело в том, что лесное хозяйство есть хозяйство, дающее выручку довольно умеренную и довольно медленно; а хозяйство, дающее мало процентов, не представляет достаточно выгод частному владельцу; в таком случае он старается скорее выручить затраченный капитал, продать лес на сруб и вообще какими-нибудь мерами извлечь как можно скорее и как можно больше доходов. Казне же, напротив, нет надобности гнаться за такими выгодами: казна имеет в виду общую пользу, как можно дольше сохранять запас лесного материала для народа. Впрочем, некоторые писатели высказываются и в пользу отчуждения государственных лесов. Так говорят (Бергиус), что пока доходность пахотной земли будет выше доходности земли, находящейся под лесом, то гораздо производительнее вырубать леса и заводить на их месте пашню. Но приложение этого начала, если его даже и принять, не везде удобно и даже невозможно; потому что значительная часть почвы, занятой лесом, оказывается неудобной не только для хлебопашества, но и для пастбищ, так что с уничтожением леса она теряет всякое хозяйственное значение. Напротив, когда лес поднимается в цене и через это делается более доходным, то советуют покупать землю и на ней вновь разводить леса; но разведение лесов есть операция весьма трудная, потому что молодой лес требует, напр., известного охранения не только от порчи его скотом, но и от избытка влаги, от сильных ветров, молодой лес растет успешно только под защитою старых деревьев; поэтому, напр., в степных пространствах разводить леса – дело весьма трудное. Принимая в соображение все сказанное выше, придем к заключению, что лучше стараться поддерживать существующий запас леса, чем разводить его в будущем. С этой точки зрения отчуждение казенных лесов не может быть одобрено. Но есть случаи, когда отчуждение может быть допущено, именно когда в государстве находится много лесов без всякого употребления. У нас, напр., в северных губерниях много леса гниет без всякой пользы как для казны, так и для частных лиц.

233

Часть II. Государственные доходы

В пользу отчуждения гос. лесов ссылаются еще на то, что казенные леса при их малодоходности требуют, однако, сложного и не дешево стоящего управления. Но причиною малодоходности казенных лесов нужно признать не одно только неудовлетворительное хозяйство или многочисленность служащих и дороговизну управления: казенные леса приносят мало дохода потому, что некоторые из них обязаны различными сервитутами, как, напр., право въезда (т.е. рубки для своей надобности посторонними лицами). Далее из этих же лесов производятся даровые отпуски лесного материала на государственные и другие потребности, напр., на потребности флота, казенных зданий и т.п. Если оценить все такие отпуски, то окажется, что казенные леса дают дохода, может быть, не меньше частных. Таким образом, если и можно допустить в принципе отчуждение казенных лесов, то с большими ограничениями; по крайней мере до того времени, когда общественное сознание относительно значения лесов подымется и когда неразумное истребление лесов не будет общим фактом, как это существует до настоящего времени. Большинство вообще не столько еще просвещено в лесном деле, чтобы ясно сознавать те интересы, которые сопряжены с сохранением лесов: оно больше заботится о настоящем времени, чем о будущем; так, напр., известно, что от истребления лесов мелеют реки, а между тем при верховьях рек вырубают леса, не обращая внимания на последствия этого. Так, в юго-восточной Франции, с истреблением лесов на некоторых возвышенностях наступило обмеление рек, вследствие чего правительство Наполеона III сделало большие затраты на разведение лесов в этих местностях.

Рассуждая о лесах как источнике дохода казны, должно обращать внимание не на то, чтобы доход был очень значителен, чтоб он давал крупный процент по отношению к нормальной стоимости их, но должно иметь в виду интересы всего общества; чтобы не постигли те невзгоды, которые сопряжены с истреблением лесов. Один писатель (Riehl) говорит даже: уничтожьте леса – и вы уничтожите историко-политическое общество.

Ввиду того, что во многих государствах лесов уже немного, правительства Зап. Европы не только удерживают оставшиеся у них леса, но занимаются разведением их вновь на местах, удобных для того, напр., на горах. Так поступает Франция; тех же правил держатся Германия и некоторые другие государства. Рубку леса они производят лишь в размерах, допускаемых правильным лесным хозяйством. Во всяком случае, правительство должно, конечно, стараться извлекать доход от своих лесов. Размеры дохода различны, смотря по качеству лесного хозяйства. Так, во Франции доход от леса простирается свыше 22 франков на десятину. В Пруссии при более значительном количестве лесов с десятины получается около 2 руб., в Австрии еще менее – около 65 коп.; у нас, если принять в расчет все леса, то придется доходу не более 3 коп. на десятину; если же исключить леса Архангельской,

234

В. Отдельные виды государственных доходов

Вологодской, Олонецкой и Вятской губ., как не приносящие почти никакого дохода, то доход на десятину будет более 10 коп.

В Англии законы о лесах в прежнее время были очень строги. Но берегли леса не для общих надобностей, а для охоты. Так, Вильгельм Завоеватель уничтожил несколько деревень, чтобы на их месте развести лес для охоты. За убиение зайца полагалось, например, выкалывать виновному глаза, тогда как за убийство человека назначалась только денежная пеня. С 1842 г. леса находятся в ведении парламента. Дохода они почти не дают вследствие прежнего плохого управления. Общий голос высказывается за продажу их.

Во Франции доныне еще в силе малоизмененное лесное законодательство Кольбера 1699 г. в духе правительственной опеки. Ныне существующее законодательство есть «Code forestier» 1827 года, которого основное начало то, что лес должен оставаться навсегда в неизменном количестве. Особенно строги законы о продаже лесов.

Прусское лесное законодательство получило начало уже в старых провинциальных лесных уставах. Окончательно оно сформулировано в прус-

ском гражданском уложении (Allgemeines Landrecht, I, §§ 83–89) и в эдикте

(Landesculturedict) 1811 г. Правила относительно государственных лесов (Hausordnung) даны в 1817-м и 1823 гг. Подробности управления см. в «Staatsrecht der Preuss. Monarchie»,Roenne, II.

Австрийское законодательство точнее разграничило свою общую часть от законов о гос. лесах законом 1852 г. Важное значение имеют постановления 1853 года относительно выкупа лесных сервитутов (право въезда, право сбора лесных плодов и проч.). Новейший закон о лесном управлении – 1873 г.

Лесное управление. Извлечение дохода из казенных лесов может происходить или отдачею их в аренду, или казенным хозяйственным управлением.

Отдача лесов в аренду мало применяется на практике, а если и применяется, то на небольших участках. Вообще отдача леса в арендное содержание заключает в себе много неудобств как в том отношении, что трудно установить правильно арендную плату, так и в том, что трудно уберечь лес от злоупотреблений со стороны арендаторов. Некоторые писатели (Якоб) рекомендовали наследственную, другие (Бергус) – долгосрочную аренду лесов (лет на 20–30). Преобладает вообще собственное казенное управление, которое должно, конечно, действовать по правилам рационального лесного хозяйства. Напр., известно, что лес вырастает смотря по назначению и породе в разные сроки (строевой лес – лет в 80–100, дровяной – в 15–30), так что если разделить лес на соответственное число участков и вырубать каждый год один участок, то через известное число лет (30 л., напр.) на первом вырубленном участке вырастает лес, опять годный к употреблению, и последовательно, на прочих делянках. Но в случае аренды и при этой системе трудно быть уверенным, что в конце концов арендатор не произведет перерубки или

235

Часть II. Государственные доходы

не вырубит хищнически лучших деревьев в участках, не назначенных для рубки.

Задача хозяйственного казенного управления состоит, с одной стороны, в извлечении доходов из казенных лесов, а с другой стороны, в охранении их от истребления. Поэтому личный состав его слагается: а) из лесных чиновников, ведающих лесным хозяйством, и b) из лесной стражи, охраняющей леса. Лесным чиновником должно быть лицо с техническими познаниями в лесном деле. Обязанность его состоит в описании хозяйственного состояния леса, в определении наиболее выгодных способов пользования, в составлении планов, оценке лесов (таксация) и вообще в попечении о ведении правильного хозяйства. Рациональное лесное хозяйство ведется сообразно с породами, ростом леса и его назначением. Из других обязанностей лесного управления нужно упомянуть о заботах его об ограждении вторжения в лесное хозяйство частных прав, установившихся вследствие прежде существовавшего права въезда в казенные леса и т.п.

Обязанности лесной стражи, помимо некоторых лесных работ (расчистки, собирания семян и пр.), состоит в охранении лесов от повреждений их бурями, пожарами, насекомыми, животными, от расхищения их людьми. Самая, конечно, важная часть забот лесной стражи состоит в охранении лесов от порчи и расхищения их людьми. В этом отношении всего важнее хороший надзор за лесами, хорошая система взысканий за порубки; взыскания эти должны быть определяемы судом и притом приноровлены к состоянию лица, совершившего проступок. Известно, что незаконную рубку леса производят главным образом крестьяне – народ небогатый и не имеющий своих лесов в достаточном количестве. Поэтому размер штрафа хотя и должен быть чувствителен, но в то же время не должен быть разорителен для лица, совершившего проступок. Самой лучшей мерой против расхищения леса служит снабжение лесным материалом лиц неимущих или выдел им участков в пользование. Германский законодательства назначают строгие наказания за незаконную порубку; они запрещают даже собирать ягоды и сухие листья, не говоря уже о траве и лесных плодах.

Извлечение доходов от казенных лесов выражается в пользовании лесным материалом. Это пользование бывает натуральное и денежное. Натуральное пользование мы потому причисляем к числу доходов, что оно избавляет государство от лишних расходов, напр., делаются отпуски лесных материалов натурою для разных казенных надобностей, отпуски покровительствуемым фабрикам и заводам с целью поощрения промышленности, даровые отпуски с благотворительной целью и пр. В отпусках этих практика предписывает держаться разумной экономии, потому что даровым материалом вообще пользуются далеко не так бережливо, как если бы (особенно заводам и фабрикам) пришлось покупать лес на свои деньги.

236

В. Отдельные виды государственных доходов

Извлечение денежного дохода от лесов состоит в продаже леса на сруб

вчастные руки. Такая продажа может производиться двумя способами: а) с аукциона и b) по таксе.

а) Продажа аукционная производится в двух видах: лес продается на корню или срубленным. Тот и другой способ выгоден смотря по местности. Во Франции, напр., лес продается на корню, в других местностях, напр., в Германии, находят более выгодным продавать лес срубленным, потому что покупщик лучше видит, что покупает, и потому охотнее дает хорошую цену. Самая продажа с аукциона производится двумя способами: 1) назначается низшая цена и покупщики постепенно ее возвышают или 2) назначается удвоенная оценочная стоимость (этот способ употребляется во Франции) и аукционист сбавляет цену до тех пор, пока кто-нибудь согласится взять.

Что касается продажи по таксе, то здесь также могут быть два вида продажи: продажа на корню и продажа срубленных деревьев.

Существует еще способ продажи заготовленных лесных материалов из казенных складов (в некоторых государствах Германии), но такой способ представляется совершенно излишним, потому что такая торговля более свойственна частным лесопромышленникам. Такса должна быть по временам пересматриваема, и притом она должна быть не одна на все государство, а несколько такс: применительно к средним рыночным ценам разных мест.

Кроме выручки от продажи лесных материалов существуют еще побочные способы извлечения доходов от лесов. Сюда относятся: отдача в аренду лесных полян для пастбищ, для сенокосов; смолокурение, гонка дегтя, добывание поташа, производство охоты, добывание торфа в лесных болотах, собирание листьев, плодов и пр. Все эти статьи могут быть или отдаваемы в свободное пользование безвозмездно или за известную плату в аренду.

Исторический очерк русского лесного законодательства. В древности у нас было много лесов; это видно уже из обращения с ними: так, при раздаче поместьев леса считались просто принадлежностью пахотной земли; рубить лес для своей надобности мог каждый во всякое время, если только лес не был сделан почему-либо заповедным. Леса измерялись не на десятины, а на версты, отсюда название «поверстные леса» такою мерою они и отводились

вчастное пользование. Запрещалось же рубить преимущественно пограничные (засечные) леса, служившие для устройства засек от нападений кочующих народов по южной границе Руси. Охранение таких лесов лежало на обязанности особых засечных голов и сторожей в ведении Пушкарского приказа; эти леса, следовательно, имели особое, специальное военное назначение. Если казенный лес отдавался в оброк, то оброк этот был весьма умеренный; так, напр., один крестьянин просил отдать ему лес под пчеловодство при реке Унже верст на 20 или на 30, предлагая оброку пуд меду в год и по 5 денег

237

Часть II. Государственные доходы

пошлины с пуда добытого меду. Обилие лесов в древней России подтверждается и свидетельством иностранных путешественников. По их рассказам, вся нынешняя европейская Россия была местностью до крайности лесистой, так что поездки были гораздо удобнее зимой; летом же этому препятствовало обилие болот в лесах и огромное количество насекомых. По всему этому тогда нельзя было ожидать мер к охранению лесов, наоборот, леса истребляли для того, чтобы обратить очищенную от них землю под пашню. Если же есть старинные постановления относительно охранения лесов, то это частью без нужды заимствовано из греческих законов, частью же касается лесов, назначенных для княжеской охоты и пчеловодства.

Собственно лесное законодательство начинается у нас с Петра Великого, когда было обращено внимание на потребность в лесе для флота. Петр проводил то начало, что лес есть достояние государства, а не общее. Своими указами он утвердил за казною право рубки леса для постройки кораблей во всех вообще лесах, где только найдутся годные для флота деревья. Но за то и подданные могли пользоваться всем лесным материалом, не нужным для казенного употребления; для этого негодные для казны деревья клеймились. Таким образом, Петр смотрел на лес не с экономической стороны, а как на материал для постройки кораблей. Один из важнейших указов его о лесах был указ 1703 г., которым было повелено описать леса на расстоянии 50 верст от берегов больших рек и на 20 верст от сплавных; породы, годные для кораблестроения, рубить запрещено под штрафом в 10 рублей за каждое срубленное дерево, а за срубку дуба назначалась даже смертная казнь. В 1720 г. издан другой указ, коим повелевалось охранять леса по реке Неве и для надзора за этим велено выбрать 10 дворян и на помощь им дать солдат; леса размежевать и проложить дорогу, а на ней через каждые 5 верст поставить по виселице «для страху». В 1718 г. в Казанской губ. велено было избрать надзирателей «добрых людей» и дать им в надзор по 500 дворов крестьян и клейма для деревьев. Для устройства лесов были вызваны из Германии лесничие (форстмейстеры), заведование лесами было поручено с 1719 г. Адмиралтейств-коллегии; а на Камер-коллегию возложено было заботиться о лесном хозяйстве и лесоразведении. Последней мерою Петра I было учреждение вальдмейстеров и издание в 1722 г. вальдмейстерской инструкции. Обязанностью вальдмейстеров было охранение лесов, и действительно, они так усердно принялись за преследование порубщиков, что возбудили к себе сильное нерасположение народа. Это и их собственные злоупотребления послужили причиной отмены их уже в 1726 г. Что касается извлечения доходов от казенных лесов при Петре, то оно состояло в выделке смолы и дегтя, в пчеловодстве, вообще в побочных продуктах и частью – в лесном материале (мачтовый лес). Все эти предметы обыкновенно отдавались на откуп для отпуска за границу. Как особую статью дохода можно назвать сбор с частного

238

В. Отдельные виды государственных доходов

пчеловодства; по указам 1704-го и 1709 гг. все пчеловоды должны были платить пошлину натурой или деньгами (в Малороссии собирали с каждых 10 ульев 10 коп.). За рубку клейменых деревьев в казенных лесах не бралось ничего, а за продажу лесных материалов внутри России бралась пошлина с возов на торгах. После Петра заботы о лесах ослабевают. При Екатерине I упразднены были вальдмейстеры, хотя и не везде, и все штрафы по их начетам сложены, а управление лесами поручено воеводам; леса объявлены заповедными только на 15 верст от берегов рек. При Петре II явилась мысль покупать дубовые деревья у помещиков и других лиц для кораблей по вольной цене, тогда как Петр I брал их бесплатно. Анна Иоанновна восстановила вальдмейстеров в Казанской губ. и издала в 1732 г. новую инструкцию «о заводе и севе для удовольствия Ея И. В. флота вновь лесов». Но эта инструкция есть просто повторение петровской вальдмейстерской инструкции. За повреждение лесов установлены строгие наказания, напр., за поджог, даже неумышленный, – смертная казнь; за порчу – наказание кнутом, за порубки – денежные штрафы. Но все это мало имело значения без надлежащего надзора. При Елизавете Петровне в 1746 г. был издан указ о межевании, коим велено, между прочим, измерить и описать казенные леса и земли; далее велено строго наблюдать за невозвышением цены леса в продаже под угрозой наказания «плетьми нещадно».

При Екатерине II главный надзор за корабельными лесами оставался в Адмиралтейств-коллегии; местное заведование с 1782 г. передано в казенные палаты, в том числе и заведование приписанными к корабельным лесам в Казанской губернии инородцами (т.н. лашманами).

По указаниям известного ученого Палласа составлен был новый проект лесного устава, на основании которого Россия в лесном отношении разделена на три полосы: северную, среднюю и южную.

Вторжение правительства в права частных лесовладельцев было уничтожено указом 22 сентября 1782 г., и за помещиками было признано полное право распоряжения.

При Екатерине же в виде опыта была введена продажа казенного леса в Новгородском наместничестве по определенной цене (по 5 коп. за бревно), что и послужило к развитию системы «попенных» денег. В 1766 г. последовало новое распоряжение о межевании казенных лесов (в правилах о Генеральном размежевании).

Далее запрещено было в Малороссии чрезмерное истребление леса для винокурения; в 1774 г. отменен сбор с пчеловодства. С 1762 г. торговля смолой сделалась свободной и только выделка поташа оставалась некоторое время казенной монополией (до 1773 г.), но сама собою пала, и «Поташная контора» упразднена, а приписанные к ней крестьяне (более 20 тыс. душ) поручены надзору прежних городских начальств.

239

Часть II. Государственные доходы

При Павле I лесное управление сосредоточено было в «Экспедиции государственного хозяйства, опекунства иностранных и сельского домоводства» при Сенате; но в 1798 г. все леса, кроме помещичьих, были переданы в ведение Адмиралтейств-коллегии, в учрежденный при ней особый Лесной департамент с собственной иерархией лесных чинов. В 1800 г. заводские леса оставлены в ведении Берг-коллегии; вместо вальдмейстеров предложено учредить форстмейстеров, т.е. лиц, имеющих ученое лесное образование. Обязанностью их было наблюдать за целостью лесов и извлекать из них возможные выгоды для казны, наблюдать и за лесами государственных крестьян. В помощь форстмейстерам велено выбирать из крестьян «лесных надзирателей».

Александр I манифестом 1801 г. предоставил крестьянам пользоваться свободно лесами, за исключением корабельных рощ. Лесное управление с 1805 г. стало преобразовываться на основании нового «Проекта устава о лесах». Принята система раздачи лесов в разные ведомства (горное, соляное, удельное и др.) в противоположность прежней централизации лесного управления. Учреждены были лесные комиссии для разбора и выдела лесов. Доход увеличился; порубки уменьшились. В 1808-м, 1810-м, 1820-м и др. годах изданы правила о судопроизводстве по порубках и о наказаниях за оные. С окончательным устройством Министерства финансов Лесной департамент был упразднен, и леса (кроме корабельных и заводских) поручены Департаменту государственных имуществ. Для корабельных лесов учрежден в 1828 г. Департамент корабельных лесов в Морском министерстве; этот департамент с 1854 г. передан в М-во г. и., а 1860-м упразднен. При Александре I является также наблюдение за лесом при сплаве его по рекам. Наблюдение это состоит в том, что при сплаве смотрят, казенный лес сплавляется или нет, для чего деревья клеймятся особыми клеймами для отличия. Точно так же на сплавляемые суда накладываются клейма с обозначением из помещичьего они леса выстроены или из казенного. По сплавным рекам устроены лесные заставы и временные надзоры. Таких контрольных пунктов было сперва до 95; в 1811 г. их соединили с заставами путей сообщений; в 1818 г. вышли новые правила о сборе пошлин по сплавам; а по безуспешности наблюдения за сплавом леса число застав тогда же сократили до трех (Рыбинск, Архангельск, Шлиссельбург). При Александре I появляются и первые учебные заведения по лесной части. При Николае I с самого начала его царствования начинается переустройство лесного управления; но преобразование это состояло больше в перемене названий, напр., форстмейстеры были переименованы в лесничих; обер-форстмейстеры – в губернских лесничих; кроме того, учреждены должности ученых лесничих и лесных ревизоров. В 1832 г. издано положение об учреждении постоянной лесной стражи. Велено было приписать к лесам крестьян с семействами, разрешить им бес-

240

В. Отдельные виды государственных доходов

платно пользоваться лесом и наделить землей, за что обязать их службою соответственно положению каждого члена в семействе (объездчики, пешие и запасные стрелки и др.). Стража эта была устроена на военную ногу. С 1869 г. эта стража заменена вольнонаемною. Кроме общих постановлений в царствование Николая I издано множество частных. Важнейшие реформы по лесному ведомству в царствование Александра II – учреждение особого губернского управления лесами (Управления гос. им.) вместо Палат гос. имуществ; присоединение с 1868 г. лесного управления Царства Польского к Министерству г. и.; преобразование устройства лесной стражи; отмена крестьянских лесных повинностей и пр.

IV. Действующее законодательство о лесах. Лесной устав (Св. зак. т. VIII, ч. 1) делит леса на государственные, общественные и частные. К первым принадлежат не только леса в собственном смысле казенные, но и те, которые имеют особое предназначение, напр., для различных военных устройств (крепостей и пр.), леса, отведенные бывшим казенным крестьянам, городам, приписанные к казенным и частным заводам, горным и др., монастырям, отданные в надел инородцам и колонистам, казачьим войскам и т.п. леса казенных имений в Западных и Прибалтийских губерниях. К общественным лесам относятся леса, принадлежащие духовному ведомству в собственность (купленые, дареные и пр.), городским и сельским обществам, ученым сословиям, университетам, богоугодным и т.п. заведениям, казачьим войскам, бывшим государственным крестьянам по владенным записям. Вообще сюда относятся леса, принадлежащие разным юридическим лицам. Под частными лесами разумеются все остальные леса и в том числе принадлежащие Кабинету Его величества, ведомству уделов и особам императорской фамилии. Частные леса, изъемлются из ведомства и влияния казенного лесного управления.

Устав упоминает еще о лесах приписных. Начало приписки их является еще при Иоанне Грозном, который дал Строгановым леса и земли в нынешней Пермской губ. к их соляным заводам. При Петре I было приписано огромное количество лесов к заводам, горным, оружейным, стеклянным, суконным и т.д. И только с 1863 г. предписано не отводить вновь лесов к горным промыслам даром, а предоставлено заводам пользоваться за арендную плату, причем срок аренды определен 48-летний. Приписные к частным заводам леса находятся под ведением Лесного, а леса горных заводов – Горного департамента.,

По образу владения леса бывают: 1) единственного владения, когда они принадлежат одной казне, одному лицу, обществу и пр.; 2) общие, когда ими владеют казна и частные лица совместно и вообще несколько лиц вместе. Различаются еще леса: «въезжие» и «спорные». Под въезжими лесами разумеются такие, которыми имеют право безвозмездно пользоваться лица по-

241

Часть II. Государственные доходы

сторонние, но только для собственных надобностей; а под спорными разумеются те леса, вопрос о принадлежности которых еще не решен. Леса въезжие, спорные и общие – с казною – состоят под присмотром лесного управления. Леса общие должны быть размежеваны по документам, а до времени совместным владельцам отводятся из них участки для пользования.

Управление казенными лесами сосредоточено в Лесном департаменте, а по губерниям – в местных управлениях гос. имуществ. С целью устройства правильного надзора и охранения лесов леса разделяются на лесничества, лесные участки, объезды и обходы. Лесничества состоят в ведении специально образованных лиц – лесничих; под ведением их находится лесная стража (объездчики и лесники). Обязанности ее: принимать меры против незаконных порубок, меры для тушения лесных пожаров, истреблять хищных зверей, наблюдать, дабы никто не охотился в лесах, в которых охота воспрещена; собирать семена для разведения лесов и пр. Высшее наблюдение за целостью казенных лесов в губернии принадлежит губернатору.

На обязанности лесного начальства лежит внешнее отграничение лесов, внутреннее межевание, разделение на кварталы, лесосеки и строевые рощи – вообще ведение правильного лесного хозяйства. Далее землемеры М. г. и. обязаны составлять планы, а лесные чиновники – описания лесам; эти описания вносятся в особую книгу, где и отмечаются ежегодно перемены. Управление г. и. печется о ведении правильного лесного хозяйства, дабы производить новые насаждения и посевы лесов. Лесные работы сдаются с торгов, производимых не иначе, как в полицейских или волостных правлениях. при неуспехе этих торгов работы производятся хозяйственным образом.

В пользовании лесами и в вопросе о их доходности наше законодательство смотрит на леса как на чисто доходную статью, а как на запас материала, необходимого для общества. В 1869 г. (12 мая) даны новые правила относительно пользования лесами. Отпуск, как за деньги, так и безденежно, производится по годичным сметам, по правилам лесного хозяйства. Безденежные отпуски производятся по общему установлению или по особым высочайшим повелениям. По общему установлению лес отпускается церквям и монастырям на постройки и починки; духовенству римско-католических сельских церквей; православным священно- и цервокно-служителям на постройку сгоревших домов; ведомству путей сообщения для устройства дорог и мостов; бывшим государственным крестьянам, не имеющим собственных лесов, на обстройку после пожаров; некоторым жителям Северного края для их промыслов; калмыкам на их кочевьях; образцовым фермам Министерства государственных имуществ и пр.

За деньги (в некоторых случаях за половинную цену) лес отпускается по нормальным, ежегодно устанавливаемым таксам на казенные надобности, на починки земских дорог и мостов, на постройку сельских училищ (за 1/2 так-

242

В. Отдельные виды государственных доходов

сы), на частные лесопильные заводы, на постройку морских и речных судов и пр. Размер ежегодного отпуска определяется сметами, составляемыми губернскими управлениями государственных имуществ и утверждаемыми министром. В губернских ведомостях публикуется о количестве и сортах продажных лесных материалов и где назначены леса к рубке. Сверхсметные отпуски допускаются только с разрешения министра. Таксы стоимости лесных материалов утверждаются также минстром на каждый год и рассылаются при губернских ведомостях.

Отпуски делаются: 1) с заготовкою хозяйственным распоряжением или 2) на корню, с учетом: а) по количеству материала и б) по площади, отведенной для рубки. В первом случае лесное управление отвечает за количество деревьев, во втором – только за верность пространства участка. Продажа производится с торгов, без торгов по таксе, или условленной цене, и ниже таксы – только в виде исключения. По каждой губернии составляются нормальные правила относительно сроков заготовки, размера залогов покупщика, учета материалов и пр. Главные условия продажи публикуются за 1–6 месяцев до торгов. О мелких продажах делаются оповещения через местные волостные и полицейские управления. Участки для рубки должны быть отведены раньше торгов, чтобы покупщики могли осматривать оные. Торги производятся в губ. городе или в уезде посредством особых торговых присутствий (в губ. городе под председательством губернатора, из управляющего гос. имуществами, губернского лесничего и по одному члену от Казенной и Контрольной палат; в уездах – в Уездном полицейском управлении или в Волостном правлении при участии местного лесничего, а в более важных случаях – и чиновника от Губ. управления гос. имуществ). Торги могут производиться устно и посредством запечатанных объявлений. Переторжка не допускается. Подписанный торгующимся экземпляр условий имеет значение контракта. Особые контракты заключаются только на более важные операции. На право рубки покупщики получают особые билеты бесплатно, а страже дается печатный приказ о допущении. Во время и по окончании рубки лесничий со стражею досматривает срубленный материал; в важных случаях командируются чиновники от Губ. управления гос. имуществ.

Для сплава леса даются сплавные билеты за подписью лесничего, в которых должна быть отмечена всякая продажа, произведенная по пути. Билеты эти оплачиваются 60-копеечным гербовым сбором. Поверка сплавляемого леса делается местными лесничими или полицией – уездной и судоходной. Из лесных застав с 1868 г. остается только одна – Архангельская. В местах, где скапливается много сплавляемого леса и судов, могут быть устраиваемы особые временные «Лесные надзоры». Такие надзоры существуют теперь в Рыбинске и Шлиссельберге. По распродаже леса сплавные билеты возвра-

243

Часть II. Государственные доходы

щаются лесному или полицейскому начальству, которое отправляет их в Управление гос. имуществ той губернии, где они выданы. Если лес остается зимовать, то делается надпись на билете. Таким же образом выдаются билеты и на сухопутную перевозку. Даются также особые билеты на пропуск судов, выстроенных из казенного леса. К судам прикладываются клейма. При продаже судна передается и билет покупщику. Суда, выстроенные из помещичьего леса, получают билеты и клейма от полиции. Лес, вырубленный в помещичьих дачах, также должен иметь билеты от помещика или управляющего с засвидетельствованием полиции и подвергается осмотру при сплаве. Лица, перевозящие лес без билета, подвергаются взысканию, которое, впрочем, смягчается, если билет имелся, но утерян, или если он отыскан и представлен после осмотра леса; в таком случае взыскание ограничивается 5-процентным штрафом с цены леса.

Есть еще побочные пользования лесом, а именно: лесные оброчные статьи, пользование лесными плодами и др. произведениями. Поляны отдаются в оброк под пашни и сенокос с публичных торгов; плоды, не сданные в оброк, находятся в свободном пользовании всех, лишь бы оно было без вреда для лесов. Производство охоты в казенных лесах дозволяется министром государственных имуществ за плату, определяемую по местным условиям.

Особый порядок существует для лесов казенных селений; они имеют сои леса, не подчиненные казенному управлению, и леса, данные от казны, ему подчиненные. Для снабжения казенных селений лесным материалом, отводились им временные участки, сообразуясь с количеством их земельных наделов. Лесное управление должно было заботиться, чтобы сельские общества пользовались своими участками согласно данным им правилам. Где оброчная подать была уже переложена на землю, там отводилось по 1 десятине на душу, а с крестьян за то учрежден добавочный платеж (так называемый лесной налог) в размере 1/2 (в Архангельской и Олонецкой губ. – 1/4) таксы на лесной материал; а где нельзя было выделить лесов крестьянам, там просто отпускался лес за 1/2 таксы. После устройства государственных крестьян на основании закона 24 ноября 1866 г. они продолжают платить лесной налог за выделенные им леса (с правом выкупа); а где они получали только лесной материал, без выдела участков, они пользовались этим в западных губерниях до 16 мая 1876 г., а в великороссийских губерниях всякий обязательный отпуск от казны леса им прекращен с выделом им лесов по владенным записям без права отчуждения.

Особый порядок лесного управления существует в Курляндской губернии, также в Сибири, Кавказском и Закавказском краях. Леса сибирские ведаются местными казенными палатами и состоят в свободном и безденежном пользовании обывателей. Но в губ. Томской и Тобольской и в обл. Акмолинской и Семипалатинской берутся попенные и посаженные деньги. За само-

244

В. Отдельные виды государственных доходов

вольные порубки в казенных оброчных статьях и в заказных лесах и т.п. производятся взыскания.

В Кавказском и Закавказском краях государственными лесами заведует начальник гос. имуществ, состоящий в составе Главного управления краем, и местные губернские управления государственных имуществ; есть, впрочем, леса, заведуемые прямо уездными начальниками. Есть особые правила для гос. лесов, приписанных к частным Уральским горным промыслам, – для лесов на промыслах Алтайских и Нерчинских, для лесов казенных и частных соляных промыслов и пр.

Новые правила о взысканиях и наказаниях за нарушение постановлений о казенных лесах даны в 1863-м и след. гг. (Устав лесной, ст. 690–711; Ул. о нак., ст. 822–824 и Устав о нак. нал. миров. судьями, статьи 16 (прим.), 95–98, 146, 148, 152, 154–168). Большая часть этих наказаний состоит в денежных штрафах и иногда в тюремном заключении. Самовольно вырубленный лес отбирается. Повторением считается, если проступок совершен раньше 2 лет после первого. При повторении взыскания усиливаются, а также если употребляемы были какие-нибудь особенные средства при похищении, напр., чтобы не быть узнанным стражею или вместо топора употреблена пила; когда похищение совершено ночью или днем, но в праздничный день; когда участвовало несколько лиц и т.д. Судопроизводство по нарушениям узаконений о лесах производится по судебным уставам, а где они не введены – по законам о судопроизводстве по делам о преступлениях и проступках.

Отделение3. Казенныегорныепромыслы

Третий вид государственных имуществ составляют казенные горные промыслы. Этот отдел можно разделить на две части: извлечение казною доходов от собственных горных промыслов и горных заводов и доходы казны от взимания налогов с промыслов частных лиц; причем эту вторую часть можно бы поместить в отдел о налогах; но так как сборы эти имеют еще отчасти исторические особенности и притом обе эти части помещены в нашем горном уставе вместе, то и мы будем рассматривать их нераздельно.

Под горной промышленностью должно разуметь добывание не только металлов и минералов через разработку рудников, но добывание и других продуктов минерального царства (хотя бы и не из гор), как соль, нефть, золото из россыпей, разработка меловых и жерновых гор, добывание каменного угля, антрацита и пр.

Правоотношения, возникающие в горном деле, входят в область гражданского права, а разные мероприятия, относящиеся до здравия и безопасности рабочих, подлежат ведению полицейского права; ведению же финансовой науки подлежит лишь фискальная сторона горного дела.

245

Часть II. Государственные доходы

Горные промыслы, как необходимые для человека, должны составлять одну из главных забот народного хозяйства и потому они должны быть устроены на рациональных началах пользования ими и извлечения продуктов, скрытых в недрах земли. Если в пользу правильного лесного хозяйства приводится, что истребление лесов ведет к вредным последствиям для народного хозяйства, то относительно горных промыслов это можно сказать еще с большею уверенностью; потому что лес, хотя и с большим трудом, все-таки может быть возобновляем и размножаем, а горные богатства даны природой раз и навсегда и размножать их нельзя. Если леса рассматривать как капитал, то пользование им можно рассматривать как пользование процентами с этого капитала; тогда как пользование горными продуктами есть пользование самым капиталом; коль скоро месторождение горных продуктов истощилось, они уже не возродятся. На этом основании в прежнее время господствовал тот взгляд, что должно добывать минеральные продукты, особенно благородные металлы, до тех пор, пока месторождение не будет совсем истощено, и только тогда бросать его, не обращая внимания на то, будет ли такая безусловная разработка в прибыль или в убыток. При таком взгляде на горные промыслы очевидно, что разработка их возможна больше для казны, чем для частных лиц. Сверх того существует взгляд, что горные продукты вообще должны быть собственностью казны, как res nullius, что недра земли принадлежат не владельцу земли, а государству. Отсюда и явилось понятие о так наз. горной регалии, т. е. о праве государства на добывание горных продуктов не только в недрах земель, но и в недрах казенных земель частных лиц. В немецком и некоторых других законодательствах было даже определено, до какой глубины почва должна считаться частной собственностью (напр., на один локоть глубины), а глубже того почва считалась собственностью государства. Такие постановления были крайне стеснительны для частных землевладельцев. Однако мало-помалу эта идея горной регалии в таком ее значении исчезла, и в настоящее время преобладает взгляд, что недра земли принадлежат тому, кто владеет поверхностью ее. Но не везде владелец вправе разрабатывать или не разрабатывать то, что находится в недрах принадлежащей ему земли – остается еще значительный простор вмешательству государства. Некоторые писатели говорят, что государство должно иметь право вторгаться в это дело; иначе богатства земли, пожалуй, пропадут даром, так как частные лица от каприза или от нерадения могли бы и не предпринять разработки горных продуктов. На основании этого признают справедливым понуждение частных лиц к разработке; понуждение это и выражается в праве государства давать кому бы то ни было концессии на разработку на тех землях, которые не эксплуатируются их хозяевами; да и сами хозяева не могут разрабатывать, не имея концессии от правительства. Крайность такого взгляда очевидна: собственный интерес частного владельца побудит его не остав-

246

В. Отдельные виды государственных доходов

лять втуне богатств, скрывающихся в недрах принадлежащей ему земли; в большинстве случаев мало-мальски выгодные месторождения будут разрабатываться или самими владельцами земли или будут отданы ими другим лицам. Тем не менее некоторые законодательства держатся этого взгляда и в настоящее время, в чем и выражается идея горной регалии и верховного надзора за горной промышленностью (Berghoheit). Так и новое прусское законодательство 1865 г. признало, что казна имеет право давать позволение производить поиски и разработку металлов и минералов на чужой земле, причем если на то не будет дано согласия со стороны владельца, казна может принудить его. Защитники казенного владения горными промыслами требуют сверх того, чтобы казна не только имела свои горные промыслы, но и наблюдала бы за частными, оберегала бы их от хищнической разработки, при которой стараются извлечь как можно скорее и как можно более доходов, т.е. разрабатывать только самые богатые залежи, а менее богатые оставлять втуне; а между тем возобновить разработку менее богатых жил или залежей в оставленных рудниках иногда труднее, нежели начать разработку новых рудников. Такая нерациональная разработка, говорят они, составляет чистую потерю для народного богатства. Далее, если и признать право казны на недра всех земель, то все же немыслимо, чтобы государство само разрабатывало все месторождения; это было бы слишком затруднительно для него и не было бы выгодно. Вообще гораздо лучше предоставить полную свободу разработки всем и каждому, с некоторыми только ограничениями в интересах промысла. Дело же государства состоит в том, чтобы дать обществу побольше людей, сведующих в горном деле. С этой целью оно должно заботиться о надлежащем количестве и устройстве горных учебных заведений, чтоб образовать хороших техников и тем способствовать развитию частной предприимчивости. Если же допустить какие-либо ограничения свободной деятельности частных лиц в горном деле, то они должны состоять только в высшем надзоре за этой промышленностью со стороны государства и обложении их определенным сбором в пользу казны. Такого взгляда и держится наше законодательство.

Что касается до вопроса об отчуждении казенных горных промыслов, то некоторыми писателями проводится мысль, что они не должны оставаться в руках казны, а должны быть отчуждаемы. Отчуждение казенных горных промыслов в частную собственность – явление необходимое и желательное, но в том только случае, если частная промышленность уже развита. Так, в Англии сама казна никогда не занималась горными промыслами, и даже коронные золотые и серебряные рудники там отдаются в аренду. Если же частная промышленность стоит на низкой ступени развития, то разработка не может быть вполне предоставлена частному усмотрению.

Понятие необходимости разработки месторождений до окончательного истощения относится главным образом к золоту и серебру и принадлежит

247

Часть II. Государственные доходы

школе меркантилистов, которые полагали, что все богатство государства состоит в благородных металлах. Когда же было доказано, что золото и серебро следует лишь считать орудиями мены, а главное богатство государства составляет запас продуктов, что золото и серебро полезны только тогда, когда на них можно что-нибудь приобрести; тогда взгляд на необходимость разработки горных промыслов сполна во что бы то ни стало пал, и вместе с тем было осознано, что разработка должна идти лишь до тех пор, пока она выгодна, и если допускать ее с убытком для казны, то не с финансовой, конечно, а с политической или полицейской целью; напр., если на рудниках или горных заводах занято большое число рабочих, то не следует прекращать разработки вдруг, потому что этим расстроится их экономический быт. Некоторые писатели по вопросу об отчуждении держатся среднего взгляда, как, напр., Леруа-Больё, полагающий, что казна должна добывать руды, обработку же их предоставлять частным заводам.

Идея о праве государства на недра земли встречается уже в древние времена, в Греции и в Риме. В цветущий период в Греции были казенные горные промыслы, из которых государство извлекало доходы через отдачу их в аренду или через разработку их невольниками. Таковы были Лаврионские рудники в Аттике. Собирание дохода от горных промыслов большей частью отдавалось на откуп. В Риме горные промыслы были казенные и частные. Первые отдавались на откуп; вторые разрабатывались частными лицами, за что взыскивалась с них государством особая подать (vectigal metallorum) деньгами или продуктами. В средние века вначале не было казенного надзора за разработкой горных продуктов. Хотя разработка рудников в Германии появляется еще в IX или X вв., но до XIV в. она была свободна: всякий мог производить поиски и добывание металлов и минералов на своей, казенной и на частной земле, платя за пользование казенными месторождениями сбор частью руды. Только с половины XIV столетия появляется понятие о горной регалии и право разработки рудников становится принадлежностью высшей власти. В Золотой булле (1356 г.) этот взгляд выяснен уже вполне; она предоставляет право разработки курфюрстам; частным лицам разработка дозволялась не иначе как с их разрешения, за что промышленники обязывались платить налог, еще раньше того, впрочем, утвердившийся обычаем. В средневековой Европе горная промышленность развивалась и приняла крупные размеры прежде всего в Саксонии и Богемии. Там впервые образовался особый класс горных промышленников, особые правила, особые горные общества с известным характером и обычаями, которые отчасти остались и доселе. Это богемское право (Constitutiones juris metallici, 1280 г.), и в частности хемницкое право, послужило образцом для всего германского горного законодательства. Первоначально горная промышленность возникла около Хемница (в VIII в.), откуда уже распространилась по Силе-

248

В. Отдельные виды государственных доходов

зии, Богемии, Саксонии и пр. Горные промышленники постепенно приобретали разные привилегии, между прочим получили право особенного суда по делам и спорам, относящимся до горной промышленности. Всякий мог разрабатывать горные продукты, получив «отвод» участка и платя известный сбор – десятину натурой (рудой) казне вместе с владельцем земли. Они получали сверх того отвод в руднике для собственной разработки, но с обязанностью поставлять промышленнику даром нужный для рудника лес. Впоследствии правительства отказались от этих участков, оставя за собой только получение десятины.

В новейшее время положение горного дела таково, что: 1) казна имеет свои горные промыслы, разрабатывает их сама и добываемые продукты продает или удовлетворяет ими свои собственные потребности (как, напр., чеканка монеты, выделка оружия и проч.), или отдает свои промыслы в аренду

и2) существует частная горная промышленность, облагаемая налогом, как и всякий другой промысел. Впрочем некоторые государства удерживают за собою исключительное право обладания некоторыми горными продуктами, как, напр., золотом, серебром и др. В этом случае государство, не стесняя частной обработки и добывания таких продуктов, требует, чтобы они были поставляемы в казну, которая выплачивает промышленникам стоимость металлов по установленной цене. Так, правительство Северо-Американских Соединенных Штатов удерживало за собою исключительное право на золото, серебро и медь, но по закону 1866 г. сбыт этих продуктов сделался сво-

бодным. В Германии издавна сборы с частной горной промышленности взимались в размере 1/10 с валового дохода, т.е. с количества добываемых продуктов, иногда натурою, иногда деньгами. Кроме того, взимались так называемые четвертные деньги на содержание горного управления каждые три месяца, плата за отвод места для разработки и др. сборы. В Англии нет общего принципа и системы в горном законодательстве. Золотые и серебряные рудники составляют собственность короны, но казенной горной промышленности нет и никогда не было. Корона сохраняет право на предпочтительную покупку руд медных, железных, свинцовых и оловянных (если в этих последних есть золото и серебро) в месячный срок от извлечения по определенной цене. Минеральные богатства, в море находящиеся, принадлежат

короне. В Шотландии недра земли считаются принадлежащими владельцу поверхности, но он обязан уплачивать короне 1/10 валовой стоимости золота

исеребра, если они им добываются. Вообще же правила о принадлежности различны; иногда одному лицу принадлежит, напр., железо, другому – каменный уголь в одном и том же месте. Частные промыслы большей частью находятся в аренде у компаний. Казенные промыслы сдаются в аренду на срок не более 31 года. Так как, однако, рудников чисто золотых и серебряных уже нет, то и горная регалия фактически не существует. Доходы част-

249

Часть II. Государственные доходы

ных лиц с горных промыслов подлежат подоходному налогу, а налогу в пользу бедных (poor rate) подлежат только каменноугольные копи. Королевские рудники не считаются казенными, но состоят (с 1830 г.) в казенном управлении, а королеве выдается определенная сумма дохода. Имущества эти весьма обширны, но часть уже продана с сохранением, однако, за казною недр земли. В 1872 г. вышел новый закон относительно порядка горных работ в видах охранения здоровья и жизни рабочих и защиты их от своекорыстия хозяев. Никаких горных податей в Англии нет.

В Пруссии новый горный устав издан в 1865 году; им смягчена административная опека над частными заводами и облегчены подати. Но все-таки большинство металлов и минералов (в том числе и соль) изъято из владения и пользования владельцев поверхности. Совершенно свободным остается добывание строительных материалов и луговых и дерновых руд железа. Право искать месторождения металлов и минералов предоставлено всем. Если разведки производятся на частной земле, то требуется согласие владельца земли. Чтобы начать разработку, нужно сперва заявить о найденном прииске. Затем испрашивается концессия от правительства, составляется план местности и совершается отвод площади для разработки. Обыкновенно отводится до 500000 кв. саж. Частные лица, имеющие в своей земле рудники, обязаны разрабатывать их; в противном случае лишаются права собственности на оные. С горных промыслов частных лиц в налог берется 2 % с валовой стоимости продуктов. На практике представляется большая сложность относительно исчисления этого сбора. Допускается также и абонемент с казной от одного до трех лет без ежегодной переоценки. Управление горной частью с 1848 г. сосредоточено в учрежденном тогда Министерстве торговли, промышленности и публичных работ. Есть в Пруссии и казенные горные промыслы, и заводы под ведением особых управляющих, но прием и исполнение ими казенных заказов необязательны. Они работают для вольной продажи и могут одинаково заключать подряды как с казной, так и с частными лицами. Несмотря на то, что казенные горные заводы в Пруссии дают хорошие доходы, их решено продать, что постепенно и совершается. Продажа производится с публичных торгов. Если даются цены, соответствующие секретной казенной оценке или ее превышающие, то продажа совершается; если же цены малы, то делается переоценка и назначаются новые торги.

Горные законодательства Франции и Бельгии сходны между собою; поэтому достаточно рассмотреть только французское законодательство. Казенных горных промыслов во Франции нет; но по законам 1791-го и 1810 гг. минеральные богатства составляют особую собственность, создаваемую актом правительственной концессии предпринимателям, выдаваемой по усмотрению правительства. Французское законодательство различает горные промыслы трех видов: 1) собственно рудники (mines), заключающиеся в пла-

250

В. Отдельные виды государственных доходов

стовых и жильных рудах; сюда же относится добыча серы, селитры, соли, каменного угля и некоторых др. Владелец таких рудников не может начать разработки их без концессии от правительства; но эта концессия может быть выдана и постороннему лицу с вознаграждением от него владельца.

2)Miniérеs – копи, такие залежи минералов, происхождение которых обязано действию аллювиальных сил; таковы некоторые железные руды, квасцы, торф и проч. Такого рода месторождения составляют принадлежность поверхности, поэтому владелец поверхности может разрабатывать их без концессии от правительства; постороннее же лицо – только с согласия владельца; но в некоторых случаях оно может получить концессию от правительства, с обязанностью выплачивать владельцу полную стоимость добычи.

3)Carriéres – каменоломни, содержащие в себе разные породы камней и земель. Разработка их находится в полном распоряжении владельца поверхности. Отношение казны к частным горным промыслам выражается в сборе горных податей или налогов. Копи и каменоломни платят только поземельный налог, а рудники – налоги двух видов: постоянный и пропорциональ-

ный – redevance fixe и redevance proportionnelle. Постоянный налог берется в количестве 10 фр. с кв. километра (в Бельгии тоже), а пропорциональный – с чистого дохода в размере не свыше 5 % (в Бельгии – 1–3 %) с особенным накладным сбором на случай недоимок. Продукты оцениваются двумя осо-

быми комитетами (comité de proposition и с.d'évaluation); порядок оценки не определен и допускает некоторый произвол. Подать собирается сборщиками прямых налогов. В 1874 г. даны более подробные правила для оценок. Так же как и в Пруссии, желающим предоставляется входить в абонемент с казной на срок не свыше 5 лет; по истечении срока абонемент может быть возобновлен. Особого промыслового патента на разработку рудников не требуется, так как французским законодательством горные промыслы не считаются за особый вид промышленности. Но промыслы 2-го и 3-го рода подлежат промысловому налогу в 5 франков с каждого и по 3 франка за каждого работника. Максимум для miniérеs – 200 фр., для carriéres – 300 фр. в год.

ВАвстрийском горном уставе 1854 г. не только металлы, но и почти все минералы считаются принадлежностью казны; даже если бы открылось ка- кое-нибудь новое вещество (как, например, нефть), то и оно должно принадлежать казне. Однако законом 1856 г. отменена обязательная поставка благородных металлов в казну. Разведки и разработки допускаются не иначе, как с дозволения горного начальства и при том право на поиски дается только на один год и только лицам, имеющим право владеть недвижимой собственностью. Владелец земли также должен иметь разрешение на разведки в своей земле; с другой стороны, согласия владельца для поисков не требуется, кроме одного случая, когда поиски производятся вблизи строений. Если разработка промысла предпринимается лицом посторонним, то это лицо входит в

251

Часть II. Государственные доходы

соглашение с владельцем земли. Если владелец не соглашается, то отвод совершается независимо от его воли с определенным вознаграждением. Нормальный отвод составляет 121/2 т. австр. квадратн. сажен, а для поверхностных руд – 32 т. кв. саж., а в глубину – до каменной породы, правила о вознаграждении владельца земли довольно неопределенный; владелец получает вознаграждение только за неминеральные вещества, находящиеся в его земле; вещества минеральные считаются регальными, т.е. принадлежащими казне. Горное дело в Австрии не отделено от заводского: право добычи дает право на обработку руды и металлов. Подати установлены в новом виде законом 1862 г.: берется налог поземельный, сбор за право шурфования и подоходный налог в 7 % с чистого дохода; эти три сбора вместе=11 % чистого дохода. Но с 1866 г. сделана сбавка: первые два сбора берутся по 4 гульд. с отвода в год, а сбор с чистого дохода уменьшен до 5 %. Казенных горных промыслов много; допускается отчуждение их в частные руки, но продажа здесь не составляет системы, как в Прусии.

Особенность австрийского горного права составляет существование горных судов двух инстанций в ведении Министерства юстиции для разбора споров и пререканий между промышленниками. Низшие суды ведут и горные книги по своим округам. При судах первой инстанции состоят еще так называемые горные сенаты; они учреждены для большого ограждения интересов частных предпринимателей.

Горное законодательство в России. Наше горное дело начинается соб-

ственно с Петра В.; до XVIII в. были лишь отдельные попытки. Впрочем, уже Иоанн III писал венгерскому королю, что руды у нас есть, но не умеют их чистить, и просил прислать сведущих в горном деле мастеров. Случайное знакомство с Англией при Иоанне IV привело к тому, что англичанам было позволено отыскать в России железную руду, с тем чтобы они учили русских горному делу. Убеждение, что в России мало руд, до некоторой степени было справедливо относительно обширной русской равнины; что же касается до ее восточных окраин, то уже при Иоанне IV были открыты обширные уральские богатства Строгоновыми, которые имели там соляные варницы. В 1574 г. Строгоновы получили от царя грамоту на право построения укреплении на Тоболе и обработки железа, меди, олова, свинца и серы. Эта грамота есть первая горная привилегия в России. В царствование Михаила Федоровича (1631 г.) основан первый казенный железный завод в Тобольской губернии, вскоре затем устроен чугунный завод в Вологде; начата обработка железных руд в Туле; в 1668 г. открыты олонецкие железные руды, в 1691 г. – серебряные Нерчинские рудники. Несмотря, однако, на все заботы правительства, разработка руд до Петра Великого подвигалась очень медленно. Горное дело до него заведовалось разными учреждениями: приказами – Посольским, Большой казны, Большого дворца, Оружейной палатой, Пушеч-

252

В. Отдельные виды государственных доходов

ным двором. Первой мерой Петра было сосредоточить все горные дела в одном учреждении – Рудном приказе (учр. в 1700 г.). Впрочем, этот приказ ничем особенным себя не заявил. В 1719 г. дано подробное узаконение о горной промышленности, так называемая Берг-привиллегия, а вместо Рудного приказа учреждена Берг-коллегия. В манифесте по поводу этого закона выражен взгляд Петра на горную промышленность как на исключительную принадлежность казны. «Нам одним, яко Монарху принадлежат рудокопные заводы и их делание», – говорит манифест. Таким образом, Петр смотрел на горные промыслы как на казенную регалию. Этим же манифестом предоставлено право всем частным лицам заниматься разработкой руд. Им назначались отводы земель (250 кв. саж.) под разработку, давались от казны денежные пособия, леса; мастера горного дела освобождались от податей и рекрутской повинности. Но на том основании, что горные промыслы должны принадлежать казне, Петр учредил сбор с частных промыслов в количестве 1/10 «с прибытка». При том золото, серебро, медь и селитра составляли исключительную принадлежность казны, так что горнопромышленники имели право продавать эти продукты в частные руки только тогда, когда у казенных чиновников не было денег для покупки в казну. Берг-коллегия назначала казенную цену. Относительно работ на горных промыслах Петр сам подавал пример: ездил учиться в Саксонию, приглашал оттуда мастеров и пр. При Петре же началась горная деятельность Демидова, тульского крестьянина, родоначальника известных заводчиков Демидовых. Деятельными помощниками Петра в горном деле были Блюэр и Геннин. Блюэр заведовал сначала заводом на Урале; он же устроил Олонецкие заводы. Геннин был директором этих заводов, основал Сестрорецкие заводы в городе Екатеринбурге (1723 г.), привел в порядок сибирские заводы. Блюэр составил проект для развития горного дела, вероятно, вследствие него и была учреждена в 1719 г. Бергколлегия и издана берг-привилегия. К этому же времени относится закон 1721 г., в силу которого купцам дозволено приобретать крестьян к своим заводам на праве поссессии, т.е. с тем, чтобы крестьяне эти считались принадлежностью заводов, а не их владельцев, так что отчуждение их отдельно от заводов недозволено. Такие заводовладельцы должны были нести больше горных податей сравнительно с другими. Насколько быстро шла вообще приписка крестьян к заводам, можно судить из того, что уже в 1719 г. насчитывалось приписных до 31500 душ.

При Петре II были открыты сыном Демидова медные рудники в Сибири, близ озера Колывани, на месте так называемых «чудских копий»*. Вооб-

* Чудь – древний сибирский народ, занимавшийся горным делом, вероятно, еще в доисторические времена. Чудские копи и дали указание к открытию богатейших из сибирских рудников.

253

Часть II. Государственные доходы

ще в XVIII в. горная промышленность быстро развивается. Но в то же время,

вцарствование Анны Иоанновны и Елизаветы Петровны, является стремление близких ко двору лиц захватить казенные горные промыслы в свои руки. Так как после Петра В. казенное производство шло слабо, то явилась мысль об отчуждении заводов в частные руки, и вследствие этого в 1733 г. составлена комиссия для разрешения этого вопроса; но вопрос этот ею не был решен, а в 1738 г. была составлена другая комиссия, которая и высказалась в пользу отчуждения. Результатом было издание Берг-регламента (1739 г.), определившего передать казенные заводы частным компаниям по усмотрению Государственного генерал-берг-директориума, заменившего собою бергКоллегию с 1736 г. Первым генерал-берг-директором был вызванный Бироном из Саксонии барон Шомберг. В это же время усилились пожалования крестьян к заводам. Для поощрения горной промышленности в 1737 г. постановлено давать всякому работающему на казенных горных промыслах дворянину по 10 дворов крестьян, а недворянину – по 5, считая по 4 души на двор, в потомственное владение, с тем чтобы и потомки занимались горным делом. На всякую доменную (т.е. чугуноплавильную) печь велено приписывать по 100 дворов и на два молота – по 30 дворов, итого 160 дворов (по 4 души) на завод наименьшего размера. К медным заводам приписывалось по 50 дворов на каждую тысячу пудов выплавляемой меди. Приписка, однако, производилась неправильно, так что в 1753 г. много крестьян, излишне приписанных, были отобраны к казенным заводам.

При Елизавете Петровне усилилась раздача горных казенных промыслов

ввиде пожалования, приписка крестьян тоже продолжалась в громадных размерах, так что к началу царствования Екатерины II почти все крестьяне Пермской губернии были приписаны к частным и казенным заводам. Иногда, не обращая внимание на расстояние, приписывались крестьяне из-за несколько сот верст. Отношения крестьян к заводам были лучше выяснены только в проекте горного положения 1806 г., когда установилась система непременных работников и крестьян, приписанных к заводам и работающих по урочному положению. При Елизавете Петровне вышли первые русские книги о горной промышленности Шлаттера и Ломоносова.

При Екатерине II горное дело шло также дурно: пришлось обратно отбирать розданные заводы, потому что они пришли в упадок и были обременены недоимками. Для поощрения же частной промышленности манифест 28 июня 1782 г. признал полную свободу горной промышленности. В 1783 г. Берг-коллегия (с 1742 г. опять заменившая собою Б.-директориум) была упразднена и заведование горными промыслами перешло в горные экспедиции при казенных палатах, что, по-видимому, должно было улучшить положение дела, потому что заведование горными промыслами стало ближе к месту. Манифестом 1782 г., кроме того, разрешено всем землевладельцам (а не од-

254

В. Отдельные виды государственных доходов

ному дворянству), гражданам и купцам первой и второй гильдии учреждать горные заводы и по уплате в казну 1/10 части доходов свободно распоряжаться добытыми продуктами. Управление частными заводами было освобождено от вмешательства горного начальства.

Особенные меры к открытию новых рудников были предприняты при Павле I. Учреждены были рудоискательные экспедиции, которые открыли немного месторождений руд. В 1800 г. были изданы новые правила для горной промышленности, но остались без применения.

При Александре I с учреждением министерств заведование горными промыслами перешло к министру финансов. В 1806 г. учрежден Горный департамент (с 1811 г. получивший название Д-та горных и соляных дел) и издан проект Горного положения, который и остается доныне основанием действующему Горному уставу. В прошедшее царствование предпринят пересмотр этого устава*. Изменения же, введенные пока в действие, коснулись главным образом золотопромышленности и передачи казенных горных заводов в частные руки.

Ныне действующий Горный устав (Св. зак., т. VII) различает три вида горных промыслов: казенные, поссесионные и владельческие, или частные. Казенными заводами управляет сама казна и получает с них доходы собственным хозяйством или отдает их в аренду. Поссесионными промыслами называются те, которые получают от казны пособие землями, лесами или деньгами; а в прежнее время к таким заводам приписывались рабочие и крестьяне, хотя бы владельцы были и не из дворян. С уничтожением крепостного права за поссесионными заводами остались разные пособия от казны, за что они несут сравнительно большие повинности, чем частные заводы. Но законом 9 дек. 1863 г. предписано освободить от посессионных условий все те заводы, которые не имеют пособий от казны, а считаются посессионными только вследствие принадлежности недворянам. Вообще министру финансов предоставлено перечислять оные в разряд частных с прекращением основания считать заводы посессионными. Частные заводы пользуются совершенной самостоятельностью и платят только известные сборы в казну.

По местности нахождения Горный устав делит все горные промыслы на 8 разрядов: 1) Область хребта Уральского, куда относятся губернии Вологодская, Пермская, Вятская, Оренбургская, Уфимская и Казанская; Заводы 2) Алтайские; 3) Нерчинские; 4) Замосковные; 5) Олонецкие и Архангельские; 6) Южной России и каменноугольные; 7) Кавказские и Закавказские и 8) Западных губерний. Особый округ составляет Царство Польское и особый разряд – Сибирские частные промыслы.

* Новые проекты помещены в Трудах Податной комиссии, т. VIII (4 части) и т. XIII (5 частей).

255

Часть II. Государственные доходы

Общее главное заведование всей горной промышленностью в России принадлежит Горному департаменту, перечисленному с 1874 г. из Министерства финансов в Министерство государственных имуществ. Впрочем из его ведения изъяты Алтайский и Нерчинские горные промыслы, которые, как собственность государя, состоят в ведении Кабинета его величества. В Западной Сибири горными промыслами заведуют Алтайское горное правление, а в Восточной Сибири – местное главное начальство. Ближайшее заведование горной промышленностью принадлежит местным горным учреждениям. Горные чины до 1867 г. составляли особый Корпус горных инженеров, организованный на военную ногу; с 1867 г. военные чины переименованы в гражданские. Кроме того, до 1863 г. существовало особое высшее судное учреждение – Горный аудиториат, а при Уральском горном правлении был особый судебный департамент (2-й), упраздненный в 1868 г.

Для наблюдения за развитием горных наук и искусства существует Горный ученый комитет. Для образования специалистов по горному делу существует специальное заведение – Горный институт. Должности по горному ведомству комплектуются из окончивших курс Горного института, причем не соблюдается старшинство чинов. Горные инженеры могут служить и на частных заводах, но без жалованья от казны. Второй разряд личного состава горного ведомства – горная стража, состоявшая прежде из особых батальонов; а теперь караулы на уральских заводах – из уездных команд, в Алтайском округе – свои местные команды, в Нерчинском – казачий батальон и инвалидная рота.

Горное управление заводами хребта Уральского принимается как норма для всех остальных. Некоторые горные промыслы по своей незначительности в настоящее время не имеют особого управления; таковы промыслы западных губерний, которые и не облагаются сборами; Замосковные промыслы имели особое горное управление (упраздненное с 1865 г. Московского горное правление), а с 1865 г. подразделены на 2 округа, состоящие каждый в заведовании окружного горного инженера под непосредственным ведением Горного департамента.

В управлении хребтом Уральским общее заведование горным управлением принадлежит: 1) главному начальнику, подчиненному непосредственно министру Госуд. Имуществ и 2) Горному правлению. Помощник гл. начальника есть вместе и Берг-инспектор. Главный начальник и Горное правление имеют своим местопребыванием Екатеринбург. До 1868 г. Горное правление разделялось на два департамента: первый заведовал делами по горному управлению, горной администрацией; второй – судебной частью, разбирал споры и тяжбы между заводчиками и судил преступления и проступки по горной части. С 1868 г. горное судопроизводство предоставлено общим судам по правилам 1865 г. о делах по нарушению уставов казенного управле-

256

В. Отдельные виды государственных доходов

ния. Ближайшее местное управление заводскими округами и казенными заводами составляют горные начальники с горными конторами; ближайшие учреждения на заводах – заводские конторы и управители. При главном начальнике состоит горный совет из местных горных чиновников. Управление горными промыслами значительно упростилось с освобождением крестьян, так что теперь многие из бывших должностей упразднены, горнорабочие стали вольнонаемными. Особая горная полиция упразднена, но оставлены заводские исправники для наблюдения за частными заводами по сбору податей с них.

Селения при казенных заводах считаются горными городами, но еще не переименованы в города официальным порядком, кроме Екатеринбурга, который, впрочем, с конца 1863 г. починен губернскому начальству; а в 1865 г. Златоустовский завод переименован в горный город Златоуст.

Задача горного управления состоит в добывании металлов, минералов и выполнении казенных и частных заказов. Казенные горные заводы имеют имущество движимое и недвижимое. К недвижимому относятся и запасы руд и изделий. Заводы пользуются отведенными им землями, но искать руду в землях казенных заводов может всякий, а добывать – поставляя на тот самый завод или может продать свое право казне. Золотосодержащие рудники уступают, впрочем, частным лицам только в виде исключения. Недра земель при горных селениях принадлежат казне.

Хозяйство горных заводов состоит в заготовке припасов, руд и пр. по сметам. Заготовка производится подрядами или через особых комиссионеров из чиновников. Главным образом от казенных горных заводов требуется, чтобы были удовлетворены артиллерийские и другие казенные заказы; выделываются также весы и меры; производятся изделия и по частным заказам, для продажи. Продаются и остатки металлов, кроме золота, серебра и меди; прибыль от продажи металлов и изделий должна составлять 12 % против стоимости выделки. Главным местом продажи этих изделий служит нижегородская ярмарка. Горные начальники, кроме возложенных на них хозяйственных обязанностей, должны заботиться и об искусственной части горного дела; на них лежит обязанность заботиться и о розыске новых месторождений, поощрять частных лиц к таким поискам и т.д. О вновь находимых частными лицами месторождениях они должны заявлять Горному правлению. Всякий рудник должен иметь отвод земли (1 кв. верста) и план; частная разработка на казенных землях допускается по разрешению горного начальства с выдачей владенного указа. Если рудник найден на частной земле, то об этом также должно быть сделано заявление горному начальству, и если владелец отдает постороннему лицу, то делается отвод на общих основаниях.

Что касается посессионных заводов, то они состоят в особых отношениях к казне под особым наблюдением горного начальства, но без вмешатель-

257

Часть II. Государственные доходы

ства в хозяйственные распоряжения. Переход в другие руки как поссессионых, так и частных по частям не допускается, а только в целом составе. Наследник, не желающий участвовать в общем владении, должен продать свою часть сонаследникам и только в случае несогласия их по истечении года может продать постороннему, который и делается участником в общем владении. Продажа заводов делается только с разрешения Горного департамента. Также изменения в заводах и прекращение действия их делаются лишь с ведома и дозволения горного начальства. Рудопромышленники могут получать от казны и денежные пособия в различных размерах по количеству соучастников, однако не свыше 3000 руб. на каждое лицо, сроком до 3 лет под обеспечение залогами и даже (при верности рудника) без залогов; заводчики же могут получать пособия, каждое лицо до 71/2 т. руб. из 6 % на 3 года.

Относительно частных заводов у нас признается за частными владельцами право на поверхность и недра земли; от владельца зависит, разрабатывать или не разрабатывать свои прииски (ст. 1511 Горн. уст.); на его же волю предоставляется разработка рудников им самим или отдача их в аренду. Посторонние лица не могут делать поиски без позволения владельца. Вновь выстроенные заводы получают льготы в налогах на 10 лет, считая этот срок с того дня, когда завод пущен в действие. По прошествии этого срока они наравне с другими должны платить сборы в казну.

До указов 1876 г. горные подати взимались: с посессионных заводов по 15 % натурой с золота, серебра, платины и меди, а с частных – по 10 %; с чугуна же – деньгами по 23/4 и 11/2 коп. с пуда; с минералов – за каждый 10-й п. деньгами. С 1869 г. сбор с меди взимается деньгами: с посессионных заводов – по 1 руб. с пуда с коренных месторождений и 75 коп. с осадочных; с частных – 50 коп. и 15 коп. Также отменен сбор с доменных и медеплавильных печей. Указом 16 марта 1876 г. подати оставлены только на вышеупомянутых металлах, кроме Закавказского края. Прочие металлы и минералы изъяты; по закону же 1876 г., 22 ноября, отменена с 1877 г. процентная подать и с золота, кроме Алтайского и Нерчинского округов, Верхнеудинского округа и Березовского месторождения в Екатеринбургском округе, т. е. тех мест, где подать с золота поступает в доход Кабинета. Вследствие этой отмены доход казны от горных податей упал до 850 т. р. Уже в 1878 г. был поднят вопрос о восстановлении подати с золота на частных промыслах. А с 1 мая 1882 г. (В. у. мн. Гос. Сов. 19 мая 1881 г.) подать эта и действительно восстановлена на новых основаниях. (См. ниже.)

Для записи добычи Горное правление дает шнуровые книги. Подать вносится за истекший год в первые три месяца следующего года в Горное правление. Постановления о взыскании недоимок с частных и посессионных заводов одинаковы; 6 % штрафы, секвестр продуктов, опека, казенное управление, продажа заводов с публичного торга.

258

В. Отдельные виды государственных доходов

Существуют особые правила о разыскании новых месторождений на Урале. Для этого горные начальники посылают особые партии. За открытие такими партиями золотых рудников дается вознаграждение каждому рабочему от 71/2 до 30 р., штейгеру – вдвое или втрое больше, а офицерам – по особому усмотрению. За открытие других рудников также полагается вознаграждение. Добывание драгоценных камней на казенных землях Пермской Оренбургской и Уфимской губ. Составляет монополию Петергофской и Екатеринбургской гранильных фабрик (в ведомстве кабинета) до указа 1859 г. право отыскивать в Сибири драгоценные камни принадлежало исключительно Петергофской гранильной фабрике; теперь в Сибири это добывание свободно.

С 1866 г. явились у нас предположения о продаже казенных горных заводов в частные руки. Были для этого сделаны исследования на Урале академиком В. П. Безобразовым, который пришел к заключению в пользу продажи. Наконец в 1871 г. состоялось постановление об отдаче частным лицам некоторых уральских казенных заводов и золотых приисков в Екатеринбургском, Златоустовском и Богословском округах. Решено было продавать отдельными заводами; право покупки предоставлено всем лицам, как русским подданным, так и иностранцам. Оценка должна производиться особыми комиссиями, а продажа – с публичных торгов. При покупке 1/6 часть цены должна быть внесена деньгами, а остальная сумма рассрочивается на 37 лет,

суплатою 5 % + 1 % погашения. Ежегодный платеж должен быть произведим к 1 ноября; в случае свыше 3-месячной просрочки завод продается опять

сторгов другому лицу.

Относительно горных промыслов в других местностях Европейской России должно заметить, что они маловажны. Они существуют в западных, замосковных и северных губерниях. В замосковных губерниях: Владимирской, Костромской, Тульской, Нижегородской и др. промыслы по преимуществу железные и принадлежат частным лицам. Казенные месторождения железных руд в Олонецкой губ. принадлежали Министерству гос. имуществ еще прежде передачи горного ведомства в это министерство. Существуют особые правила о нефтяном промысле на Кубани; особенные правила о разработке каменного угля и антрацита на Дону; особые правила в Закавказском крае.

Горная промышленность в Царстве Польском тоже подчиняется особым правилам. Новые правила даны 16–28 июня 1870 г. Здесь для надзора за частной горной промышленностью назначены 2 горных инженера с прямым подчинением Горному д-ту. Разведки на всех землях могут быть производимы как собственниками, так и посторонними. При этом разведка каменного угля, галмея и свинцовой руды может производиться и без согласия владельца. Для разведок на частных землях не требуется разрешения правительства

259

Часть II. Государственные доходы

(кроме к. угля, галмея и свинцовой руды – если нет согласия собственника). На казенных и т.п. землях нужно разрешение Горного д-та. Разработку владельцы могут производить без отвода; прочие должны просить об отводе; высший отвод, даваемый с согласия собственника, составляет 500 т. кв. сажен, без согласия (но только для угля, галмея и свинцовой руды) – то же количество. Эти отводы (без согласия владельца) делаются только с высочайшего разрешения по правилам об отчуждении частных недвижимых имуществ на государственную или общественную пользу. (Св. зак. т. Х, ч. I, ст. 575–593.) Акт об отводе образует из отводной площади новую, отдельную от поверхности земли недвижимую собственность; он вносится в ипотечную книгу.

Крупную статью наших горных промыслов составляют сибирские промыслы. Частные промыслы на казенных землях в Сибири дозволены всем, кроме чиновников, состоящих там на службе, и их жен. Все эти предприятия частных лиц в Западной Сибири находятся в ведении начальника Алтайских горных заводов; а в Восточной Сибири – тамошнего главного начальства. В случае открытия благородных металлов и минералов на землях сибирского казачьего войска земли эти обращаются в казну, а войску дается вознаграждение из казны.

Алтайские и Нерчинские промыслы в настоящее время в силу указа 27 мая 1855 года находятся в ведении кабинета Его Императорского Величества. Алтайское горное управление имеет местопребыванием Барнаульский завод, который и считается горным городом. В ведении кабинета состоят и Нерчинские заводы и промыслы; местный главный начальник их – генералгубернатор Восточной Сибири; работы на них производятся ссыльнокаторжными по правилам Устава о ссыльных.

Первый устав о золотопромышленности издан в 1824 г. для Урала. С 1859 г. разрешено частным лицам делать поиски золота по всей империи, кроме Пермской губернии (исключая, впрочем, Чердынский уезд). Но разработка золотоносных песков в Уральской области дозволена частным лицам только с 1861 г., и то не везде. Первый устав для Сибири дан в 1838 г., для Кавказа – в 1852 г., в 1862 г. – для Нерчинского округа и Киргизской степи, в 1863 г. – дополнительные правила для золотопромышленности в Нерчинском округе, в 1865 г. – для Амурского края. Наконец, новый Устав о частной золотопромышленности, утвержденный 24 мая 1870 г. и вступивший в действие с 1 января 1871 г., заменил собою все прежние правила о добывании золота собственно из россыпей. На Кавказе и в некоторых других местах он введен с изменениями по местным условиям. Добыча рудного золота подчиняется прежним правилам Горного устава (так, напр., казенные рудники не отдаются частным лицам, на частных землях разрабатывают сами владельцы); впрочем, и тут введены значительной долей правила 1870 г. По уставу 1870 г. разработка золота допускается во всех местностях европейской и ази-

260

В. Отдельные виды государственных доходов

атской России; только весьма немногие земли на Урале остаются изъятыми из частной разработки. Главное общее заведование золотыми промыслами принадлежит министру гос. имуществ. Местный главный надзор в В. Сибири – генерал-губернатору, в З. Сибири – начальнику алтайских горных заводов, в Туркестане – генерал-губернатору, в областях Уральской и Тургайской – главному начальнику Оренбургского края, в Уральской горной области – главному начальнику Уральских горных заводов, в Кавказском крае – местному главному начальству. Местный ближайший надзор в местах разработки имеют окружные ревизоры и полиция, на обязанности которой лежит забота об охранении порядка и безопасности; в ее распоряжении для этого, а также

идля поимки беглых и охранения золота при перевозе даются военные отряды. Кроме общих занятий на обязанности местной полиции лежит принятие объявлений об отправлении поисковых партий, прием заявок от промышленников о найденных россыпях, внесение этих заявок в особые шнуровые книги, хранение и отсылка этих книг к главному начальству и пр.

Золотые прииски на землях казенных и кабинетских признаются имуществами движимыми (403-я ст. Х т. Св. зак.) и нераздельными. Право производства золотопромышленности Устав предоставляет всем русским подданным и иностранцам, кроме лиц белого духовенства, которые не имеют права лично производить промыслы, но им дозволяется участвовать в золотопромышленных товариществах. Кроме того, не имеют права заниматься золотыми промыслами все лица, служащие по горному (повсеместно), судебному, полицейскому и общему губернскому управлению и именно в той части Сибири и в европейской России в тех губерниях, где они состоят на службе, а также женам их и неотделенным детям. Затем не имеют этого права евреи в тех местностях, где недозволено им постоянное местожительство. Прииски лиц, не имеющих права на золотопромышленность, продаются с публичных торгов, если эти лица в течение двух лет с того времени, когда они лишились права на разработку, не передадут приисков другим лицам; деньги, вырученные за продажу, отдаются бывшим владельцам. Все лица, которые не имеют права сами производить разработку приисков, не могут быть и поверенными по делам золотопромышленности.

Дозволительные свидетельства на поиски бессрочны и выдаются местным главным управлением горных промыслов, а на губернии, где нет такого управления, – Горным департаментом. Переуступка их не дозволяется; пишутся они на 60-копеечной гербовой бумаге, и о выдаче их публикуется в местных губернских ведомостях. Приступая к поискам, промышленник должен письменно заявить местной полиции имена и звания своего приказчика

илюдей поисковой партии, время и место, откуда отправляется партия. Разведки могут производиться только на не занятых другими местах; под разведку может быть занят участок до 5 верст в длину, а в ширину – по ширине

261

Часть II. Государственные доходы

длины. Если поиски приходится производить на частных землях, то предприниматель должен войти с владельцем земли в соглашение относительно вознаграждения. В том месте, откуда начинается разведочный участок и где он заканчивается, ставятся особые, так называемые разведочные столбы с надписью, кем и когда участок занят. Если местность окажется годной для разработки, то вместо разведочных столбов ставится на избранном месте заявочный столб, на котором делается надпись, на чье имя и когда местность эта заявлена. Этот пункт означается сверх того ямами, камнями и т.п. Заявочные шнуровые книги, о которых мы упоминали выше, выдаются полицейскому управлению губернскими и областными правлениями; при выдаче новой книги прежняя возвращается туда же. Книги эти открыты для справок всем, имеющим свидетельства на поиски. По записке в книгу с заявки делаются 4 копии, из которых одна отсылается местному окружному ревизору, а три выдаются заявителю для представления, одна – главному местному начальству по золотопромышленности для публикации в местных губ. ведомостях, другая – окружному ревизору для внесения заявки в очередь отвода, третья – местному Управлению государственных имуществ, если прииск найден на казенной земле в европейской России.

Отвод площадей к приискам производится (особыми лицами – отводчиками) от спада весенних вод до глубоких снегов и непременно должен быть закончен в течение двух лет со дня распоряжения ревизора об отводе; но собственно сама процедура отвода должна быть закончена в неделю. При совершении отвода должен присутствовать промышленник; он может пригласить и понятых. Если отвод делается на земле ведомства Министерства госуд. имуществ, то приглашается депутат и от этого ведомства, но неприбытие его не останавливает отвода. Отвод делается от починного пункта на 5 верст вверх по течению реки и во всю ширину долины, а по боковым речкам и оврагам до – 250 саж.; для областей Тургайской и Уральской и для губерний европейской России – в длину также 5 верст, а в ширину – не менее 100 саж., так чтобы вся площадь была не более 250000 кв. саж. Общее правило относительно отвода то, что одному и тому же промышленнику не могут быть отведены два участка подряд, смежно, но он может получить другой участок, не ближе 5 верст от первого, т.е. через один участок. Члены товариществ тоже не могут иметь участков рядом. Это правило принято с той целью, чтобы промышленники не захватывали в одни руки слишком много приисков, которые в таком случае могли бы остаться без разработки. Кроме того, уставом 1870 г. для противодействия захватам определен ежегодный особый сбор по длине прииска по 15 коп. за каждую погонную сажень. Впрочем, и этот сбор с 1872 г. оставлен только в В. Сибири. А правилами 19 мая 1881 г. с разделением золотоносных местностей на три разряда: а) Олекминский округ, b) Амурский округ, в пределах Амурской области,

262

В. Отдельные виды государственных доходов

с) все остальные округа Восточной и Западной Сибири, а равно Пермской и Оренбургской губерний и Киргизских степей, – за право пользования казенными землями, отведенными под золотые прииски, за исключением земель крестьянских, казачьих и М-ва г. и. (в европейской России), относительно платы за которые должно быть соглашение с владельцами (ст. 75, 76 и 77 Уст. о золотопр. св. зак. т. VII, Уст. горн. прил. к ст. 2,412 (примеч.) по прод. 1876 года), взамен посаженной платы положено взимать с приисков, как работающих, так и не работающих, поземельную плату по числу десятин каждого прииска: в местностях 1-го разряда – по 10, 2-го – по 5 и 3-го – по 1 рублю с десятины в год, причем части десятины менее половины поземельной платой не облагаются, а полудесятины и более крупные части десятины облагаются как целые десятины. Кроме отвода под разработку промышленник может еще просить до 10 десятин земли для устройства так называемой резиденции, т.е. под постройку жилья и устройство складов; за это он должен платить особо арендную плату, по соглашению с тем ведомством или лицом, которому принадлежит земля.

Когда отвод совершенно закончен, составляется полевой журнал и план, который отводчик представляет окружному ревизору; этот представляет их местному главному начальству; а оно не позже 6 месяцев выдает промышленнику план и копию с полевого журнала, за что взимается обыкновенная межевая пошлина по 2 коп. с десятины. Промышленник, не явившийся к приему площади в течение 2 лет со дня распоряжения об отводе, теряет право на прииск. Такие прииски и вообще не отведенные, а также возвращенные промышленниками отдаются другим лицам с публичных торгов. Публичные торги для отдачи подобных приисков (после публикации в местных ведомостях и Правительственном вестнике) производятся в феврале месяце в местном главном управлении не иначе как посредством запечатанных объявлений со внесением залога, равного 1/10 всей платы. По окончании торгов промышленник, получивший прииск, должен в 3 месяца внести всю сумму и приступает к разработке по получении актов на владение. Золотопромышленники за недостатком лесов могут пользоваться казенным лесом в европейской России по таксе, а в тех местностях Сибири, где это не запрещено генерал-губернатором, безвозмездно. Относительно способов разработки устав предоставляет полную свободу промышленникам, требуя только, чтобы эти способы не были вредны для рабочих. Рабочими могут быть всякие лица, даже и ссыльнопоселенцы (по особым правилам). По истощении прииска промышленник должен заявить окружному ревизору, возвратить акты, а постройки снести в течение 6 месяцев со дня заявления.

До указа 22 ноября 1876 г. казна взимала с золота подать натурой в различном размере, см. по месту и богатству приисков. Этим указом, подать, кроме земель кабинетских (где она поступает в доход Кабинета), отменена.

263

Часть II. Государственные доходы

Этим думали облегчить уплату таможенных пошлин золотом, тогда же введенную. Отмена эта доставила выгоду золотопромышленникам, но зато казна лишилась до 21/2 млн. дохода, очень легко получавшегося. Добыча золота, правда, увеличилась, но ее никак нельзя приписывать снятию этого нетяжелого налога; притом же вследствие упадка бумажного рубля барыши золотопромышленников и так увеличились весьма значительно.

Размер сбора с владельческих промыслов равнялся 10 %, с посессионных – 15 %. Прииски на казенных землях и кабинетских разделялись на 3 класса соответственно количеству добываемого золота; именно: с прииска, добывающего в год от 1 золотника до 2 пуд., взималось 5 % с добычи, от 2–5 пуд. – за первые два пуда по 5 %, а далее по 10 %; от 5 пуд. и выше – за первые пять пуд. до 10 %, а свыше – по 15 %. В Нерчинском округе (Кабинетского ведомства) кругом по 15 %. В Амурском участке (тоже ведомства Кабинета) сбор устанавливается по соглашению золотопромышленников с Кабинетом. По правилам 19 мая 1881 г. с 1 мая 1882 г. с золота, добытого на землях владельческих и казенных, за исключением Верхнеудинского и Баргузинского округов, взимается в пользу Государственного казначейства подать натурой, по количеству содержащих в лигатерном золоте чистых металлов, с золота и серебра порознь, в следующих размерах: в местностях 1-го разряда – 10 %, 2-го разряда – 5 % и 3-го разряда – 3 % с пуда. От платежа этой подати освобождаются: а) на приисках Олекминского округа – первые два пуда золота, добываемого на каждом прииске, невзирая на общее количество ежегодно добытого золота и б) в остальных округах – все золото тех приисков, на которых ежегодная добыча золота не будет превышать одного пуда. С золота и серебра, добытого на землях посессионных заводов, взимается подать натурой в полуторном размере против подати, установленной для золота, добытого на землях владельческих и для частных приисков на землях казенных. Подать с платины взимается в том же процентном отношении, как с золота. Существующий ныне порядок удовлетворения золотопромышленников за добытое ими золото посредством выдачи ассигновок на получение через шесть месяцев полуимериалов сохраняется и на будущее время. Кроме того, допускается также выдача ассигновок для получения с монетного двора чистого золота в слитках на следующих основаниях: а) золотопромышленник, желающий получить из С.-Петербургского монетного двора золото в слитках, обязан заявить о том местной, по нахождению прииска, золотосплавочной лаборатории при составлении расчета о количестве чистого золота, причитающегося ему из лигатурных его слитков, за всеми вычетами (Уст. о частн. золотопр., ст. 133 п. 5); б) на означенные в п. а) слитки чистого золота горными правлениями выдаются золотопромышленникам особые, сроком не свыше пяти месяцев, на С.-Петербургский монетный двор ассигновки достоинством в тысячу рублей и в десять тысяч рублей

264

В. Отдельные виды государственных доходов

золотом; в) слитки чистого золота изготавливаются на С.-Петербургском монетном дворе только двух достоинств: в тысячу рублей и в десять тысяч рублей золотом; г) на выпускаемые с монетного двора слитки чистых металлов налагаются следующие клейма: начальные буквы имени пробирера, проба, год и номер слитка по порядку года, вес и достоинство слитка; сверх того со всех сторон государственный герб. Слитки выпускаются с содержанием не более 1/2 золотника лигатуры в фунте золота.

Кроме перечисленных сборов есть еще сборы на расход по доставке золота из Барнаула и Екатеринбурга на С.-Петербургский монетный двор, на расходы по обработке, очистке и приведению золота в законную пробу и др. Золото, удержанное на эти расходы, поступает в государственный доход. Для контролирования добытого золота золотопромышленники должны иметь шнуровые книги, куда они должны вносить ежедневную добычу золота и которые они должны представлять к 1 апреля на ревизию туда, куда сдавалось шлиховое золото. (Барнаульская главная контора, Главная контора Екатеринбургских заводов, Иркутская лаборатория, Горное отделение гл. управления Вост. Сибири.) За вычетом всех сборов с золота на остальное количество дается промышленнику ассигновка сроком не свыше 6 мес., и по ней он получает деньги золотом с С.-Петербургского монетного двора. Он может передавать эти ассигновки по подписям, засвидетельствованным нотариусом или полицией. Петербургский монетный двор по получении золота (оно доставляется особым караваном) делает контрпробу (первая проба делается там, где его сдавали), отчисляет все платежи, а остальное выплачивает владельцу по истечении 6-месячного срока ассигновки.

Далее новый устав излагает правила о найме рабочих.

Относительно, наконец, производства дел по нарушению устава предоставляется главному местному начальству разбирать такие нарушения, за которые может быть назначен денежный штраф. Сюда относятся мелкие полицейские нарушения, как, напр., неуборка заявочных и разведочных столбов, незаконные разведки, употребление для промывки золота недозволенных снарядов и пр. Вообще штрафы назначаются в размере от 50 до 1000 рублей. Эти взыскания ни в каком случае не могут быть заменены тюремным заключением. Нарушения уголовного характера рассматриваются общими судебными местами и наказываются по Ул. о наказ. как подлоги (ст. 591–622).

Отделение 4. Некоторые виды доходов, состоящие в связи с государственными имуществами,казенные промышленные предприятия и капиталы

В первых трех отделениях мы рассмотрели главнейшие виды государственных имуществ; в этом отделе остается сделать краткий обзор тех доходов,

265

Часть II. Государственные доходы

которые получаются казной в силу поземельных прав государства, а также от некоторых казенных промышленных предприятий. Частью предприятия эти причисляются некоторыми писателя к разряду регалий.

К таким видам доходов принадлежат:

1)Повинности в пользу казны, вытекающие из прав поземельной собственности. Такие доходы существуют теперь в Западной Европе, кажется, только в некоторых местах Германии; в Австрии их довольно еще много, но

итут они близятся к отмене. Виды этих сборов: так наз. большая десятина – сбор с хлебных продуктов и малая – с овощей и скота. Но такие сборы, получившие свое начало в то время, когда казенные земли переходили в частные руки под особенными условиями, становятся все тяжелее по мере улучшения хозяйства. Большая часть этих сборов отменена в Германии после революции 1848 г. В Англии и Франции таких сборов давно уже нет.

2)Доходы от охоты и рыбной ловли. Эти доходы вытекали из старинного права владетельных особ и королей. Зверь и рыба в старом праве рассматривались как res nullius, следовательно, ближе всего им принадлежать казне, государству, владетельным особам. Но мало-помалу государство теряло эти права по мере развития взгляда, что естественные продукты ближе всего должны принадлежать владельцу земли. Охота, как известно, составляла любимое занятие владетельных особ. По законодательству Вильгельма Завоевателя, чтобы иметь право охотиться на куропаток, надо было иметь ценз в 50 раз выше, чем для права избирательства, и впятеро выше, чем для права быть присяжным. Во Франции лишь с конца XVIII в. право охоты делается общим достоянием и всякий может охотиться, взяв билет; с уничтожением исключительного права охоты вводится налог, или пошлина за право охоты,

ивыдаются особые охотничьи билеты, половина цены с которых идет в пользу той общины, на земле которой охота позволена. В Германии только с 1848 г. введен особый налог на охотничьи билеты в пользу казны; причем некоторые общины отдают охоту на своих землях за арендную плату сверх казенного налога. Впрочем, в Германии до настоящего времени понятия

«Jagdredal», «Jagdhoheit», «Fischereiregal», «Wasserregal» не оставлены неко-

торыми писателями; но на практике они теперь имеют смысл просто полицейского надзора государства за правильным производством охоты и рыбной ловли. К этим же видам доходов можно причислить существующие кое-где в Германии монополии казны на ловлю жемчуга, янтаря, промывку золотого песка (Баден) и некоторые др. В Пруссии ловля янтаря составляет теперь род оброчной статьи, отдаваемой в аренду жителям побережья Балтийского моря.

3)В состав государственной собственности входят также различные казенные здания, промышленные предприятия, заводы, фабрики, железные дороги, банки и пр. О всех этих видах собственности нужно заметить, что лучше их отчуждать в частные руки, ибо относительно их существует то же

266

В. Отдельные виды государственных доходов

самое указание опыта, что и относительно сельскохозяйственных предприятий: в частных руках управление этими предприятиями и имуществами идет лучше и доход с них почти всегда обильнее, нежели в руках казны. Но иногда, учреждая фабрики и образцовые промышленные заведения, правительство имело в виду особую цель: показать, как должно вести известное дело; но и тут нередко такие фабрики и заводы достигали совершенно обратной цели: они скорее показывали обществу, как не должно вести дело. Вообще можно сказать про все эти предприятия одно: заведенные исстари, когда власть правительства была очень сильна, получившие наибольшее развитие в эпоху полицейского государства, они неминуемо должны были прийти в упадок с развитием промышленных сил народа и его предприимчивости. Некоторые казенные фабрики существуют и до настоящего времени, как, напр., фабрика гобеленов во Франции, Севрский фарфоровый завод, в Саксонии – Мейссенский фарфоровый завод, наш Императорский фарфоровый завод и некотор. др., но это по преимуществу фабрики, выделывающие предметы не необходимости, а роскоши.

Казенные железные дороги имеют много за и против себя. Положение вопроса о них в настоящее время мы рассмотрим ниже, в главе о регалиях, так как некоторые писатели признают существование особой железнодорожной регалии.

Чисто казенный Государственный банк существует только в России: в других государствах все банки – частные, основанные на акционерных началах; некоторые из них, особенно привилегированные, служат комиссионерами правительства для его денежных операций. Наш Государственный банк является для казны и источником дохода, принося ежегодно около 10 млн. р. дохода. Существование такого банка у нас имеет свое оправдание в большем доверии общества к учреждению казенному, чем к частным банкам.

4) Наконец, к числу источников государственных доходов надо отнести разные казенные капиталы, образуемые из остатков государственных доходов и утилизируемые для ссуд и т.п., или просто составляющие бездоходный фонд, как Staatsschatz в Пруссии. Такие капиталы могут быть полезны в воинственном государстве – на случай предпринимаемой войны, но при обыкновенном ходе событий лучше всего обращать их на погашение государственного долга. Так и поступают, напр., Англия и в особенности Северная Америка. Некоторые кантоны Швейцарии, имея такие капиталы, пускают их в оборот, ссужают ими частных лиц; но что можно допустить в маленьком государстве, нельзя принять для большого: деятельность подобного рода вряд ли даже благовидна для государства, если не имеет в виду какой-либо благотворительной цели, как, напр., учреждение ссудных касс для ссуд за малые проценты и т.п.

267

Часть II. Государственные доходы

В России в старину существовали всевозможные предприятия, имевшие характер казенных монополий. Так же, как в Западной Европе охота и рыбная ловля принадлежали казне и составляли статьи дохода. Существовали особые слободы, которые специально занимались доставлением рыбы ко двору государя, за недолов платя деньгами. С частных рыбных ловель взимался оброк в казну, отмененный с 1775 г. Охота на зверей была и статьей дохода, и царской забавой; она была строго регламентирована; местные жители несли разные повинности при производстве казенной охоты. При царе Алексее Михайловиче особенно в ходу была охота с соколами – его любимая забава (известен его Соколиный устав); существовал особый класс людей, сокольники, сокольи помытчики (впоследствии обращенные в дворцовых крестьян), которые обязаны были ловить соколов, кречетов, ястребов и др. охотничьих птиц для двора, а чего недолавливали – платить деньгами.

Кроме рыбной ловли и охоты, многие отрасли промышленности и товары составляли собственность казны. Таковы были селитра, ревень, поташ, рыбий клей и др. Добывание селитры (ямчуг) принадлежало казне как материал для пороха; ревень, шедший к нам из Китая, – как выгодный товар для монопольной продажи за границу; рыбий клей по указу 1690 г. составлял монополию патриаршей казны, и только указом 1775 г. дозволена была частная продажа. Поташ был также предметом казенной монополии как выгодная статья заграничного сбыта. Добыча янтаря в Курляндии принадлежала также казне; есть об этом указ 1801 года.

Ныне существующие у нас казенные предприятия и доходы: 1) заводы, фабрики, типографии; 2) правительственные издания; 3) Польский и Государственный банки; 4) железные дороги; 5) казенные капиталы и, наконец, 6) доходы от случайной продажи казенного имущества.

268

ОТДЕЛЕНИЕ II

ОБЛОЖЕНИЕ ПРЕДМЕТОВ ВНЕШНЕЙ ТОР- ГОВЛИ

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]