Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
GP_lektsii.doc
Скачиваний:
964
Добавлен:
13.03.2016
Размер:
1.93 Mб
Скачать

13. Понятие и признаки юридического лица.

Ст. 48 ГК РФ: юридическое лицо – организация, обладающая обособленным имуществом на праве собственности, праве хозяйственного ведения или оперативного управления; выступающая в гражданском обороте от собственного имени и несущая самостоятельную имущественную ответственность.

Признаки ЮЛ (в теории, на практике – до 12 признаков):

  1. Организационное единство: юридическое лицо представляет собой организацию или объединение двух и более лиц. Организационное единство находит своё внешнее выражение в учредительных документах юридического лица. Предполагает наличие органов управления, контроля.

  2. Признак имущественной обособленности (один из создателей – профессор Венедиктов: право оперативного управления  право хозяйственного управления). Гражданский оборот предполагает участие в нём организаций-собственников, однако для отдельных видов организаций допускается возможность участия при обладании ими имуществом на основании ограниченного вещного права (хозяйственного ведения, оперативного управления – гл. 19 ГК). Имуществом на праве оперативного управления обладают учреждения (возможности распоряжения очень ограничены), а также казённые предприятия. На праве хозяйственного ведения имуществом обладают государственные и муниципальные унитарные предприятия. Внешний признак имущественного обособления: баланс или смета (для учреждений).

  3. Выступление в гражданском обороте от собственного имени: возникновение, изменение, прекращение гражданских прав, административная и судебная защита нарушенных прав. Юридическое лицо выступает в гражданском обороте под собственным наименованием, которое включает название организационно-правовой формы и собственно название. Также возможно указание деятельности (ex: страховая компания), местонахождения, фирменного наименования (ч. IV ГК), товарного знака или знака обслуживания (ст.ст. 1477-1515 ГК), коммерческого обозначения (ст.ст. 1538-1541 ГК), места происхождения товара (ex: «Башкирский мёд»). Выступление ЮЛ в гражданском обороте, суде, арбитражном суде, других органах, возможно посредством действий его органов (как правило, единоличных).

  4. Признак самостоятельной имущественной ответственности ЮЛ: возможность обращения взыскания на имущество ЮЛ по долгам и иным обязательствам (без привлечения к ответственности имущества учредителей, государства и т.д.).

ПОЛОЖЕНИЯ КОНЦЕПЦИИ. У юридических лиц должен быть только один учредительный документ – устав. Наличие учредительного договора в качестве учредительного документа не вызывается практической необходимостью (кроме хозяйственных товариществ, в которых учредительный договор имеет силу устава). Вместе с тем, уставы должны быть у всех без исключе­ния юридических лиц.

Основные теории сущности юридического лица.

Первая по времени – теория фикции: юридическое лицо есть порождение правопорядка, т.е. некоторая юридическая фикция, искусственная конструкция, придуманная законодателем. Родоначальник: папа римский Иннокентий IV, заявивший в 1245 г. на вопрос о возможности отлучения от церкви корпораций, что корпорация не имеет души, а существует лишь в воображении людей. Развитие теория фикции получила в 19 веке в германской цивилистике (Фридрих Карл фон Савиньи и Бернгард Виншайд). Они считали юридическое лицо искусственным субъектом, созданным законом лишь для условной привязки к нему субъективных прав и обязанностей, которые в действительности принадлежат либо его участникам-физическим лицам, либо остаются бессубъектными. В качестве фиктивного понятия ЮЛ рассматривал и Г. Ф. Шершеневич, который считал юридические фикции не мнимыми понятиями, а научными приёмами познания, а юридическое лицо – «искусственным субъектом» оборота, созданным для достижения определенной цели. Теория фикции получила распространение и в англо-американском праве, где корпорация рассматривается как «искусственное образование, невидимое, неосязаемое и существующее только с точки зрения закона».

В развитие теории фикции была выдвинута теория «целевого имущества» (Алоис Бринц). Он доказывал, что права и обязанности могут как принадлежать конкретному субъекту, так и служить определенной цели (объекту). Во втором случае субъект права вообще не требуется, так как его роль выполняет обособленное с этой целью имущество (в т.ч. отвечающее за долги, сделанные для достижения соответствующей цели). По традиции оно наделяется свойствами субъекта права, хотя в этом нет необходимости. Планиоль считал, что юридическое лицо – коллективное имущество, которое в качестве субъекта права является юридической фикцией, созданной для упрощения его использования. Плюсы подхода: объяснял необходимость признания ЮЛ в качестве субъекта права; минусы: исключал наличие у такого субъекта собственной воли и интересов (бессубъектные правоотношения).

Другим вариантом развития теории фикции стала «теория интереса» (Рудольф фон Иеринг). Эта теория считает, что права и обязанности юридического лица в действительности принадлежат тем реальным физическим лицам, которые фактически используют общее имущество и получают от него выгоды. Их общий интерес и олицетворяет ЮЛ.

В противоположность теориям фикций стали выдвигаться теории, признающие реальность юридического лица как субъекта права («реалистические теории юридического лица»). В Германии их основателями были Георг фон Беселер, Отто фон Гирке.

Органическая теория. Гирке рассматривает юридическое лицо как особый «телесно-духовный организм» («союзную личность»). Реальность существования таких «организмов» предполагает их признание законом, но не искусственное создание. В России реальность ЮЛ отстаивали Н. Дювернуа и И. А. Покровский, назвавший ЮЛ «живой клеточкой социального организма». Достоинство подхода: возможность объяснения наличия собственной воли и интересов ЮЛ, а тем самым его самостоятельности в качестве субъекта гражданского оборота, хотя приравнивание ЮЛ к ФЛ тоже признавалось искусственным. Теория «естественного лица» в начале 20 века распространилась и в американском праве.

В цивилистической науке советского периода был выдвинут ряд теорий, прежде всего применительно к господствовавшим тогда в гражданском обороте предприятиям и учреждениям. Отвергалась теория ЮЛ как обособленного, персонифицированного имущества. ЮЛ – «социальная реальность», наделенная определенным имуществом для достижения общественно полезных целей или для решения социально-экономических задач государства и общества (теория социальной реальности Д.М. Генкина).

Иногда прямо утверждалось, что за государственным ЮЛ всегда стоит само государство, или «всенародный коллектив», являющийся действительным собственником его имущества (теория государства С.И. Аскназия).

Господствующей в советской циливистике стала теория коллектива, обоснованная в работах А.В. Венедиктова и С.Н. Братуся. Согласно этой теории ЮЛ является реально существующим социальным образованием, имеющим «людской субстрат» (сущность) в виде коллектива его работников, за которым стоит всенародный коллектив трудящихся, организованный в государство. Другие ученые подчеркивали роль администрации государственного ЮЛ (теория директора Ю.К. Толстого). Поскольку воля руководителя признается волей самого ЮЛ и именно через него ЮЛ приобретает права и обязанности, руководитель и представляет собой сущность ЮЛ.

При переходе к рыночному хозяйству стал очевиден ряд недостатков «теории коллектива»: работники государственных юридических лиц, рассматривавшиеся в качестве «людского субстрата», в действительности не являются не только участниками (учредителями) ЮЛ, но и частью «общенародного коллектива-собственника». Очевидно, что советская трактовка ЮЛ как организованного коллектива привели к пренебрежению имущественной стороной дела. В результате, например, разрешение гражданам заниматься предпринимательской деятельностью путем создания производственных кооперативов в соответствии с законом предполагало наличие «людского субстрата» (не менее трёх членов), но не обособленного имущества при начале его деятельности. Такие ЮЛ могли представлять собой простую «пустышку», опасную для потенциальных контрагентов. Эта теория также не даёт удовлетворительного объяснения существования «компаний одного лица», хотя они получили значительное развитие в современной экономике, где их создают в том числе публично-правовые образования. Объявление их фикцией вряд ли можно считать достаточным объяснением их статуса.

Выдвигались и другие концепции:

  • О.А. Красавчиков – система социальных связей;

  • Б.И. Пугинский – некое правовое средство, с помощью которого конкретная организация допускается к участию в гражданском обороте.

В современной зарубежной литературе теориям сущности ЮЛ особого внимания не уделяется, характерным даже для немецкого правоведения является указание на то, что юридическое лицо следует рассматривать в качестве юридико-технического понятия, служащего для признания «лиц или вещей» (предметов) правоспособными организациями, а сущность этого понятия объясняется многочисленными теориями, которые «не имеют практического значения и не обладают большой познавательной ценностью». Такой подход в равной мере присущ как континентальному, так и англо-саксонскому праву.

Согласно п. 1 ст. 48 ГК юридическим лицом признается организация, которая имеет обособленное имущество и отвечает им по своим обязательствам, может от своего имени приобретать и осуществлять гражданские права и нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.

Российское гражданское законодательство закрепляет обязательные признаки юридического лица, совокупность которых дает возможность учредителям обладающей такими признаками организации ставить пред государством вопрос о признании ее самостоятельным субъектом гражданских правоотношений. К числу таковых признаков относятся (п. 1 ст. 48 ГК):

1. организационное единство;

2. имущественная обособленность;

3. самостоятельная имущественная ответственность по своим обязательствам;

4. выступление в гражданском обороте и при разрешении споров в судах от собственного имени.

Организационное единство характеризует всякую организацию как единое целое, способное решать определенные задачи. Оно предполагает определенную внутреннюю структуру организации, выражающуюся в наличии у нее органов управления, а при необходимости – и соответствующих подразделений для выполнения установленных для нее задач.

Как задачи (функции) организации, так и структура закрепляются в ее учредительных документах – уставе, учредительном договоре, либо в общем положении об организациях данного вида (п. 1 ст. 52 ГК). В них обязательно определяется наименование и место нахождения юридического лица, порядок управления его деятельностью (органы управления, их компетенция и т. д.), в большинстве случаев – предмет и цели этой деятельности, а также иные сведения, предусмотренные законом для соответствующих разновидностей юридических лиц. Наличие такого рода документов и является формальным выражением организационного единства как признака юридического лица.

Имущественная обособленность организации предполагает наличие у нее некоторого имущества на праве собственности (либо на ограниченных вещных правах хозяйственного ведения или оперативного управления). Очевидно, что отсутствие собственного имущества исключает для организации возможность самостоятельного участия в гражданском обороте, а тем самым и признании субъектом гражданских правоотношений. Допустимо существование юридических лиц, действующих исключительно на базе имущества, которое состоит из прав пользования (например, аренды здания) и (или) прав требования (например, денежных средств, числящихся на банковском счете) и потому не является объектом вещных прав.

Принадлежащее организации имущество первоначально охватывается понятием уставного капитала или «уставного фонда» (в товариществах – «складочного капитала», в кооперативах – «паевого фонда»), размер которого отражается в ее учредительных документах. В результате участия в гражданском обороте в составе этого имущества обычно появляются не только вещи, но и определенные права и обязанности (долги). В имуществе юридического лица могут выделяться и некоторые специальные имущественные фонды с особым правовым режимом (например, резервные).

Все закрепленное за организацией имущество подлежит обязательному учету на ее самостоятельном балансе. Числящееся на балансе организации имущество и характеризует его обособленность от имущества учредителей (или участников), в силу чего наличие самостоятельного баланса становится важнейшим показателем самостоятельности организации. Самостоятельный бухгалтерский баланс следует отличать от отдельного баланса, который в учетных целях может быть открыт и несамостоятельному подразделению юридического лица. Вместе с тем необходимо иметь в виду, что сам по себе бухгалтерский баланс организации имеет прежде всего учетное значение.

С имущественной обособленностью организации неразрывно связана ее самостоятельная имущественная ответственность по долгам. Смысл обособления имущества юридического лица как раз и состоит в выделении таких объектов, на которые его возможные кредиторы смогут обратить взыскание (с тем чтобы вывести из-под него иное, личное имущество учредителей и участников). Именно этим целям прежде всего служит уставной капитал (уставной или паевой фонд), который определяет минимальный размер имущества, гарантирующего интересы кредиторов юридического лица. Юридическое лицо отвечает по своим обязательствам всем своим имуществом (п. 1 ст. 56 ГК), а не только имеющимися у него (прежде всего, числящимися на его банковских счетах) денежными средствами.

Учредители и участники юридического лица по общему правилу не отвечают по его долгам. Но даже при установлении законом такой ответственности она всегда носит дополнительный (субсидиарный) характер, т. е. наступит лишь при отсутствии или недостатке имущества у самого юридического лица. Кроме того, в ряде случаев она может быть ограниченной по размеру.

Наконец, показателем самостоятельности юридического лица является его выступление в гражданском обороте и в судебных органах от своего имени. Имя юридического лица служит его индивидуализации и заключается в его наименовании, определенном в его учредительных документах. Наименование юридического лица должно содержать указание на его организационно-правовую форму (например, ООО, ГУП, благотворительный фонд), а в ряде случаев и на характер его деятельности (п. 1 ст. 54 ГК) (например, страховое акционерное общество, профсоюз работников ЖКХ, добровольное общество защиты животных). Термины «биржа» и «банк» могут использоваться в наименовании лишь тех организаций, которые имеют лицензию на право совершения соответствующей деятельности.

Коммерческие организации обязаны иметь фирменные наименования (фирму). Право на фирму является абсолютным исключительным правом юридического лица. Организация получает исключительную возможность его использования и вправе требовать прекращения неправомерного (без ее согласия) использования такого наименования другими юридическими лицами и возмещения причиненных этим убытков (п. 4 ст. 54 ГК).

Юридическое лицо должно также иметь официальное место нахождения («юридический адрес»), которое обычно определяется местом его государственной регистрации (п. 2 ст. 54 ГК) и обязательно указывается в его учредительных документах.

Необходимо подчеркнуть, что даже при наличии всех 4 перечисленных признаков не ведет к автоматическому признанию организации юридическим лицом. Для этого необходима ее государственная регистрация в этом качестве (п. 2 ст. 51 ГК), т. е. официальное признание ее юридической личности государством.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]