Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
книги по дизайну рекламы / Почепцов Г. Символы в политической рекламе.doc
Скачиваний:
86
Добавлен:
11.03.2016
Размер:
2.05 Mб
Скачать

5. Перфомансы

Перформансы — это действия индивида или группы перед другой группой или индивидом. Это определение профессора Нью — Йоркского

29

университета Ричарда Шехнера, который сводит воедино многие проявления социального поведения. С точки зрения ПР перформансами являются пресс —конференции, брифинги, партийные съезды, демонстрации и т.д. Все эти виды человеческой деятельности он располагает между двумя полюсами, на одном из которых находится игра, на другом — ритуал. В игре человек сам является автором правил, в случае ритуала — правила привнесены извне. Спорт, театр, музыка, танцы расположены между ними. В них есть два вида правил: разрешающие и запрещающие. Р.Шехнер интересно подчеркивает, что когда правительства хотят придать миролюбивый характер своим отношениям, они начинают обмениваться именно перформансами 1.

В этом плане любая ПР — кампания по сути своей — перформанс, поскольку является действием одной группы людей для другой. Очень важным элементом при этом представляется проявление заботы тех, кто делает что —либо ради зрителей. Жан Бодрийяр видит в этом самую важную черту как рекламы, так и паблик рилейшнз: "реклама, как и вообще все "паблик рилейшнз", своей огромной заботливостью облегчает нашу психическую неустойчивость, и в ответ мы интериоризируем эту попечительную инстанцию, эту сверхфирму, производящую не просто материальные блага, но и теплоту общения; иными словами — все общество потребления как целое"2.

За годы советской власти мы прошли сквозь целый сериал перформансов ритуального характера, суть которых состояла не в новизне, а в повторяемости. Такие ритуалы имеют своей целью моделирование определенного послушания, центральной категории древних обществ, но не менее важного и для обществ современных.

Ритуал — это в первую очередь отказ от главенства слова, когда начинают работать синхронно все каналы восприятия, воздействие осуществляется сразу по всем параметрам. Александр Кугель выдвигал сходное требование к искусству театра вообще: "Прежде всего необходимо отказаться в театре от поглощающего, абсолютного, единодержавного культа слова"3 .

Торжественные ритуалы активно эксплуатируют даже молчание, за время которого человек приводится в особое состояние. Причем это скорее ритуалы прошлого; ритуалы современности требуют иной скорости восприятия, воспитанной в нас телевидением. "Одной ежедневной прессы совершенно достаточно для того, чтобы воспитать в нас чрезвычайно легкую возбудимость и потребность немедленной и быстрой реакции. Вся наша психика требует беспрестанных раздражений и построена на быстром разряжении впечатлений" (с. 154 —155).

1Schechner R. Performance theory. N.Y., 1988, р.280.

2Бодрийяр Ж. Система вещей. М., 1995, с.141 - 142.

3Кугель А. Утверждение театра. М., 1923, с.151.

30

Реклама.

Визуальное послушание

Визуальной характеристикой "послушания", как нам представляется, следует считать сильную симметричность подобных ритуалов. Одинаковый шаг солдат, застывшие фигуры у знамени, выбегающие пионеры, торжественный вынос знамени. Вспомним типичные описания невербального поведения: "все встают", "долгие и продолжительные аплодисменты", "долгие и продолжительные аплодисменты, переходящие в овации". Уже в начале века были проделаны подробные исследования ритма, который задает основы перформанса К Об этом пишет и Сергей Волконский: "Все ценное, уважительное, религиозное выражается в симметричных движениях толпы. Встречи, шествия, проводы, всякий ритуал, всякое, наконец, "зрелище" ищут подчинения симметрии. Чувство ритма и чувство симметрии неразлучны". И Александр Кугель: "Ритм есть, в сущности, "слово" массы, коллектива. Там, где индивидуальный герой вынужден — потому что не может иначе — прибегать к словам как к оружию убеждения и проявления страсти и одушевляющей идеи, — там герой коллективный может быть изображен и убедительно представлен лишь в общих родовых признаках, как имя нарицательное, а не собственное. У этого родового, нарицательного, многоголового { существа настроения, чувства, положения могут выражаться лишь общим, [родовым коллективным языком"2. И далее: "Обычная форма выражения театрального героя — слово, речь, — почти не существует для коллективного героя. Для него потребен особый язык, ему нужна особая форма выражения. Эту особую форму выражения мы и находим в ритмах. Как только перед нами "множество", мы замечаем ему одному свойственные движения. Движения капли не имеют ритма, но движения множества капель составляют ритм потока, ручейка, волны. Точно так же у всякой толпы, у всякого множества свой ритм. Есть ритм марширующей солдатской массы, ритм отдыхающей казармы, работающей фабрики, ритм присутственного места, ритм рынка, бала, танцульки и т.д. Над всеми случайными, индивидуальными, особенными, бессвязными и неподчиненными один другому движениями коллектива чувствуется ритм общий; подобно тому, как над биографиями и жизнеописаниями отдельных граждан возвышается история гражданского общества и государственного организма, которые состоят из агрегатов граждан" (там же).

В случае же, когда имеет место нарушение симметрии — оно, как правило, направлено на вычленение первых лиц. Они садятся и стоят в центре, шествуют первыми, задают тон своими аплодисментами. Даже в случае внешней симметрии за счет выделения их всегда образуется центр, выделению которого способствуют охрана, лица окружающих, теле — и кинооператоры. Нас спасает нечеткость этого языка, сообщения

1Далькроз Ж. Ритм: его воспитательное значение для жизни и для искусства. - М., б.г.

2Кугель А., указ. соч., с.173 - 174.

31

на нем не столь однозначны. Как писал Сергей Волконский, "мы не только не умеем владеть этим телесным языком, — мы даже не умеем его читать" 1.

Помимо ритма торжественного, характерного для официальных перформансов^ Александр Кугель говорит о замедленном ритме как характерном для чеховской поэтики: "Ритм замедленный, унылый, разбитый на множество дробных частей, лишенный энергии, страсти, взрыва — это одновременно был и ритм чеховской художественности, и ритм ансамбля придушенных театральных индивидуальностей. Центр тяжести переносился в создание общего синтеза маломощной жизни"2.

В особенностях коллективного ритма отражается и то, что это ритм консервативный. Ритм героя иной, чем ритм толпы. Публика, аудитория всегда консервативнее, чем лидер. Эти разные скорости, требующие разного символизма, иногда вступают в противоречие. Для театра, а не для политики А.Кугель сформулировал это следующим образом: "Можно быть великим драматическим писателем — для себя, для человечества, для потомства, для читателей. Но быть театральным писателем — можно только для публики. Деспотизм публики, ее привычки и вкусы определяют свойства сценического представления"3. Сходное воздействие оказывает аудитория на политического лидера, сдерживая его радикальные устремления и возвращая к центру, с тем, чтобы захватить как можно большее число сторонников. Никакие маргинальные направления не могут захватить большинство.

Демонстрации, манифестации в качестве перформансов также несут символические цели. Их задачей становится "продать" тот или иной имидж своей социальной группы. Как пишет П. Шампань, в этом случае мы имеем "гипертрофию стратегий представления себя"4. Символическое владение городским пространством автоматически переносится на владение пространством информационным, становясь одной из новостей дня. А контроль за тем, что окажется новостью дня, является одной из основных задач современной политики. Сложностью такой подачи по телевидению становится то, что манифестанты очень часто невыигрышны для экрана, их облик и поведение не являются зрелищно интересными. Поэтому идет борьба за зрительское внимание. При этом возникает интересный парадокс, когда журналисты, благодаря своей профессиональной работе, реально переходят с позиции наблюдателя на позиции людей, формирующих само это событие. Манифестанты в конечном итоге шествуют для прессы и для телевидения; журналисты, находящиеся по ходу всей процессии или

1Волконский С. Человек на сцене. Спб., 1912, с. 171.

2 Кугель А. Профили театра. М„ 1929, с. 272. 4

3 Кугель А. Русские драматурги, м., 1934, с.26.

4Шампань П. Манифестация: производство политического события

// Вопросы социологии", 1992, № 2, с. 41.

32

распологающиеся в залах, специально оборудованных для прессы, верят в то, что дают отчет о манифестации, не замечая того, как сами участвуют в ее совершении" (с. 46).

Таким образом, перформансы задают типы коллективного поведения, и тем самым представляют особую важность для ПР, которая своим объектом как раз и считает ту или иную модификацию этого коллективного поведения. Перформансы задают авторитет лидера, предопределяют способы передачи информации массовой аудитории. Без перформансов человечество еще не жило, оно видоизменяет их, но все равно остается с ними. Перформанс — это идеальный тип поведения коллективной аудитории, придающий ей стабильный и целенаправленный характер. И он не может обойтись без символизма. Как пишет Арт Борекка: "Все человеческие действия — письмо любого рода, война, революция, создание произведения искусства, преступление, борьба за политическую должность, занятие любовью — все обладают свойством символичности"1. -

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в папке книги по дизайну рекламы