Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

21534_136408666

.pdf
Скачиваний:
3
Добавлен:
24.02.2016
Размер:
2.57 Mб
Скачать

Европейский инвестиционный банк

Европейский инвестиционный банк (ЕИБ) был учрежден с подписанием Римского договора о ЕЭС в 1957 г. Его членами стали все государства, составившие Сообщество. Прием новых стран в состав ЕЭС каждый раз вел к тому, что они становились членами Банка. Штаб-квартира ЕИБ находится в г. Люксембурге, но Банк имеет свои отделения и в других городах (Лондон, Рим, Брюссель, Афины, Лиссабон). Организация и деятельность ЕИБ подверглась небольшим уточнениям в Маастрихтском договоре, в котором имеется специальная глава V «Европейский инвестиционный банк».

По сравнению с другими учреждениями сообществ ЕИБ выступает максимально автономно. Он имеет все качества юридического лица, собственное и самостоятельное управление. Это проявляется при рассмотрении Судом европейских сообществ споров, в которых Банк выступает одной из сторон. У ЕИБ нет никаких преимуществ либо ограничений в осуществлении в Суде своей правосубъект-ности.

Главное назначение ЕИБ сформулировано в Договоре о ЕЭС самым общим образом: Банк призван способствовать экономическому развитию Сообщества путем выявления и предоставления новых ресурсов (ст. 3). Если конкретизировать это положение, то деятельность ЕИБ должна быть направлена на то, чтобы путем финансовых вложений прежде всего добиваться выравнивания уровня экономического и социального развития в рамках ЕЭС, преодолевать сложившиеся диспропорции, с тем чтобы обеспечивать внутреннее согласованное последовательное развитие общего рынка. Учредители сообществ с самого начала рассматривали существенный разрыв в уровнях развития государств-членов как повод для серьезного беспокойства, потому что такой разрыв препятствовал, с одной стороны, созданию и нормальному функционированию единого рынка, а с другой – сплочению государств-членов.

Важно подчеркнуть, что ЕИБ развивает свою деятельность на некоммерческих началах. Он не ставит своей целью получение доходов. Его задача состоит в том, чтобы предоставлять кредит и давать гарантии финансирования проектов, важных для сообществ. Как Римский договор 1957 г., так и Маастрихтский договор 1992 г. определяют основные направления финансовой деятельности ЕИБ.

Во-первых, речь идет о проектах, направленных на оказание помощи регионам, отстающим в своем экономическом и социальном развитии. Во-вторых, кредиты и финансирование осуществляются в целях модернизации и конверсии предприятий или для развития новых видов активности в интересах прогресса общего рынка: ЕИБ вступает в дело в случае, когда объем и содержание проектов превышают возможности их финансирования в рамках государств-членов. В-третьих, имеются в виду проекты, представляющие общий интерес для нескольких государств-членов. Это тоже проекты, объем и содержание которых выходят за рамки возможностей участников.

Практика показывает, что ЕИБ финансирует серьезные проекты в сфере региональной политики. Кредиты выделяются целевым назначением для Португалии, Греции, Ирландии, Северной Ирландии, ряда районов Испании, т.е. для регионов с относительно низким уровнем экономического и социального развития. В последнее время усилилось финансирование экономических проектов, которые осуществляются как на региональном уровне (борьба с загрязнением рек, морского побережья и т.п.), так и в рамках сообществ в целом (система очистки воды, атмосферы и т.п.). Много внимания уделяет ЕИБ модернизации путей сообщения, телекоммуникаций и других видов обмена информацией между государствами-членами. Управление Банком строится на началах, свойственных крупным международным финансовым структурам. Устав ЕИБ определяет три основных административных уровня: Совет управляющих – на самом высоком уровне, Комитет

- 271 -

управляющих – на среднем и Правление – на низшем. Уровень управления предопределяет различия как в функциях и, соответственно, в компетенции, так и в формах и методах деятельности. Органом «политического руководства» выступает Совет управляющих, сходный по своим функциям и полномочиям с наблюдательными советами и другими высшими органами крупных банков мира. Роль «управляющих» в ЕИБ играют министры, назначаемые государствами-членами (как правило, это министры финансов). Совет определяет основные направления и цели кредитной политики Банка, утверждает ежегодный баланс и годовой отчет, принимает другие важные решения, в том числе об увеличении капиталов ЕИБ. Совет назначает Комитет директоров, Правление и Аудиторский комитет. Решения он принимает своеобразным способом. Необходимо, во-первых, чтобы «за» проголосовало большинство членов, а во-вторых, члены Комитета, отдавшие свой голос «за», должны представлять страны, вклад которых в основной капитал Банка составляет не менее 45%.

Члены Комитета директоров назначаются Советом управляющих не на основе свободного отбора, а из лиц, названных государствами-членами и Комиссией сообществ. Совет насчитывает 22 директора. Места в Комитете распределяются следующим образом: страны «большой четверки» имеют по три директора, Испания – два, остальные – по одному. Кроме того, в число директоров включается один член Комиссии сообществ. Директорами назначаются обычно высшие чиновники финансовых и экономических министерств и других служб государств-членов. Устав ЕИБ предусматривает, что наряду с членами Комитета назначаются 12 их заместителей.

Комитет директоров наделен полномочиями, позволяющими только ему принимать решения, которые, хотя и носят конкретный характер, но имеют важное финансовое и политическое значение. Это решение о предоставлении крупных кредитов, о гарантиях, изменении объема фондов, процентных ставках. В зависимости от содержания решения принимаются простым или квалифицированным большинством голосов. В последнем случае необходимо получить 15 голосов «за» (ст. 12 Устава ЕИБ).

Правление ЕИБ занимается текущими делами. Оно состоит из семи человек: президента и шести вице-президентов, назначаемых Советом управляющих по предложению Комитета директоров сроком на шесть лет. Имея определенную самостоятельность в решении дел повседневного управления Банком, Правление, однако, подконтрольно Комитету управляющих. Оно подготавливает для Комитета проекты его решений и обеспечивает выполнение принятых решений. Правлению подчиняется администрация Банка, которая имеет в своем составе семь отделов и инженерную службу.

Аудиторский комитет состоит из трех человек. Это должны быть высококвалифицированные специалисты, признанные в государствах-членах. Члены Аудиторского комитета, как правило, назначаются из числа высших чиновников счетных палат и крупных аудиторских фирм государств-членов. Согласно Уставу ЕИБ, их назначение производит Совет управляющих. Функции Комитета – осуществление финансового контроля в рамках ЕИБ.

Комитет регионов

После вступления в силу Маастрихтского договора должен быть образован Комитет регионов. В Договоре о нем сказано очень немного. Предусмотрено, что Комитет регионов разработает свой устав, который подлежит утверждению Совета. Вместе с тем на основе анализа региональной политики и тех трех статей, которые отведены Комитету регионов в Маастрихтском договоре (ст. 198 «а» – 198 «с»), а также в Амстердамском договоре, можно сказать следующее.

- 272 -

Комитет регионов задуман как консультативный орган и в этом качестве сходен с Экономическим и социальным комитетом. Его назначение состоит в том, чтобы консультировать Совет и Комиссию. Это должно делаться, во-первых, в случаях, предусмотренных Договором, а во-вторых, когда один из двух названных институтов сочтет консультацию необходимой. Формальных критериев консультации Договор не содержит, но определенный порядок установлен.

Если Совет или Комиссия сочтет необходимой консультацию, Комитету регионов устанавливается срок для ее проведения. Он не может быть меньше месяца со дня получения председателем Комитета соответствующего уведомления. Смысл данной нормы состоит не столько в том, чтобы ускорить получение заключения Комитета, сколько в возможности для Совета или Комиссии действовать в связи с поставленным вопросом, не ожидая более установленного срока ответа от Комитета регионов.

Между обоими консультативными органами – Экономическим и социальным комитетом и Комитетом регионов – устанавливается определенная взаимосвязь. В том случае, если Комитет регионов проявит заинтересованность в заключении или мнении Экономического и социального комитета (в порядке консультации), последний вправе быть информирован об этом. Но простой информацией дело не ограничивается. Если Комитет регионов найдет, что затрагиваются региональные интересы, он вправе принимать собственное заключение по данному вопросу.

Важно иметь в виду, что Комитет регионов конструируется отнюдь не как пассивный орган, действующий только по запросу Совета или Комиссии. Он наделяется широкой инициативой как в постановке вопросов, так и в принятии собственных заключений и мнений, если сочтет это необходимым. Как и в других случаях, заключение (мнение) Комитета регионов должно направляться в Совет или Комиссию вместе с протоколом обсуждения.

Комитет регионов рассматривается как неправительственный орган. Он должен состоять из представителей региональных и местных органов (земель ФРГ, провинций Италии и Испании и др.). Число членов Комитета регионов от стран неодинаково. В решении этого вопроса за основу взят «ключ» формирования Экономического и социального комитета. Но в отличие от Экономического и социального комитета в Комитете регионов наряду с членами назначается равное им число кандидатов в члены.

Как члены, так и кандидаты в члены Комитета регионов назначаются Советом сообществ, но предложения представляются государствами-членами. Решения по этому поводу Совет принимает единогласно. Срок, на который назначается состав Комитета регионов, – четыре года; однако ограничений для последующего переназначения нет.

Члены Комитета регионов, подобно членам Экономического и социального комитета, не связаны какими-либо обязательными инструкциями ни своих правительств, ни других учреждений – общегосударственных и региональных. При исполнении своих обязанностей они полностью независимы и призваны действовать «в общих интересах Сообщества». Как установил Амстердамский договор, члены Комитета регионов не могут быть одновременно депутатами Европарламента.

Учреждение Комитета регионов, судя по всему, отразило стремление по возможности полнее учитывать в деятельности Совета и Комиссии сообществ условия и запросы регионов. Это еще один орган, назначение которого состоит в том, чтобы заранее выявлять и регулировать существующие различия в жизни государств-членов и сообществ в целом. Надо сказать, что проблемы экономического и социального сближения регионов по-

- 273 -

прежнему остаются центральными в процессе интеграции. Они далеко еще не решены даже после формирования единого внутреннего рынка в рамках сообществ.

Омбудсман

Омбудсман вводится в институционную систему Маастрихтским договором. Значение этого шага, предпринятого государствами-членами по взаимной договоренности, проявляется по меньшей мере в двух аспектах. Во-первых, усиливается охрана прав граждан Европейского союза, равно как физических и юридических лиц, деятельность которых зарегистрирована должным образом на территории государств-членов. Во-вторых, организация Европейского союза некоторым образом приближается к государственной организации, прежде всего федеративной. Весьма характерно, что омбудс-ман вводится как орган Европейского союза, в котором лишь трем государствам-членам известно подобное учреждение. Назначение омбудсмана будет прерогативой только Европарламента, что подчеркивает его статус и отражает определенное повышение роли Европарламента в институционной системе сообществ. Само назначение будет проводиться каждый раз после очередных выборов в Евро-парламент. Срок полномочий омбудсмана тот же, что и у Европарламента, – пять лет. Омбудсман может быть назначен на новый срок без каких-либо ограничений.

Назначение омбудсмана Европарламентом не означает, что между ними складываются отношения подчинения. Вряд ли можно считать таковым представление омбудсманом Европарламенту ежегодного доклада о результатах своих расследований. Единственное проявление верховенства Европарламента состоит в том, что он определяет общие правила и порядок исполнения омбудсманом его обязанностей. При этом требуется, чтобы предварительно было получено мнение Комиссии и согласие Совета, принятое на основе квалифицированного большинства голосов.

Европарламент не вправе освободить омбудсмана от должности, а может лишь направлять соответствующее ходатайство в Суд европейских сообществ, если омбудсман не отвечает более критериям, требуемым для выполнения обязанностей, или же виновен в совершении серьезного проступка. Решение о смещении омбудсмана входит в компетенцию Суда.

Что касается полномочий омбудсмана, то прежде всего он вправе рассматривать жалобы как граждан Европейского союза, так и юридических и физических лиц. Запись о гражданах траднционна. Иное дело – подключение сюда других субъектов. Можно предположить, что подобная'формула обусловлена интересами защиты прав юридических и физических лиц, осуществляющих свою предпринимательскую или иную деятельность в рамках использования свобод, предусмотренных условиями единого внутреннего рынка.

Омбудсман рассматривает жалобы по поводу плохого управления. В отличие от омбудсмана в государстве, который главным образом разбирается с актами и действиями местной администрации, омбудсман сообществ принимает жалобы в отношении их институтов и органов. Логичные исключения из этого правила составляют: Суд европейских сообществ и Суд первой инстанции, осуществляющие судебные функции. Как видно, полномочия омбудсмана не выходят за рамки сообществ и, следовательно, не распространяются ни на центральные, ни на местные органы государств-членов. Перейти этот рубеж политические лидеры, собравшиеся в Маастрихте, не решились, посчитав, очевидно, такой шаг явно не подходящим ни по времени, ни по уровню интеграции.

Как известно, в международной практике есть две основные модели омбудсмана. Первая из них предполагает, что омбудсман начинает действовать только после обращения к нему граждан или иных лиц, имеющих такое право. Эта модель сковывает активность

- 274 -

омбудсмана, превращает его иногда в пассивную фигуру наблюдателя. Вторая модель отражает возможность омбудсмана предпринимать меры не только на основе полученной жалобы, но и по собственной инициативе. Маастрихтский договор выбрал в основном эту модель, способствующую развитию инициативы, самостоятельности и активности омбудсмана.

Обращает на себя внимание уточнение, содержащееся в статье 138 «е» Договора. С жалобой к омбудсману можно будет обращаться непосредственно или через депутата Европарламента. Хотя это различие не имеет никакого юридического значения ни по срокам, ни по последующей процедуре рассмотрения жалобы, уточнение немаловажно: оно говорит о «парламентском духе» института омбудсмана и одновременно подключает депутатов к его деятельности.

Омбудсман принимает жалобы по всем фактам плохого управления за исключением случаев, когда эти факты были предметом судебного разбирательства. Если омбудсман установит факт плохого управления, он обратится в соответствующий институт с предложением рассмотреть вопрос в течение трех месяцев и информировать его о результатах рассмотрения. При несогласии омбудсман направит свой доклад в Европарламент и соответствующий институт. Лицо, обратившееся с жалобой, должно получить на нее ответ от омбудсмана.

Европейский валютный институт

Об основаниях создания Европейского валютного института (ЕВИ) уже говорилось выше. Здесь же надо подчеркнуть, что как в Маастрихтском договоре, так и в Протоколе об Уставе Европейского валютного института в полной мере отражен временный характер этого учреждения, его нацеленность на решение задач перехода к третьему этапу Экономического и валютного союза. В сущности, назначение ЕВИ сводится, во-первых, к усилению координации в сфере валютной политики в целях обеспечения стабильности цен; во-вторых, к подготовительным мерам, необходимым для создания Европейской системы центральных банков и для проведения единой валютной политики и введения единой валюты на третьем этапе; в-третьих, к мониторингу евро.

Членами ЕВИ стали национальные центральные банки. С учреждением ЕВИ отпала необходимость дальнейшего существования Комитета управляющих национальными центральными банками и Европейского фонда валютного сотрудничества, правопреемником которого стал ЕВИ.

ЕВИ – независимое учреждение, свободное в принятии решений от влияния правительств государств-членов и институтов Сообщества. Как уже говорилось, его руководящим органом является Совет, состоящий из председателя ЕВИ и управляющих национальными центральными банками. Председатель должен работать в ЕВИ постоянно: он назначается главами государств и правительств по рекомендации Комитета управляющих или Совета ЕВИ и после консультаций с Европарламентом и Советом. Решения в Совете ЕВИ принимаются простым или квалифицированным большинством голосов; порядок голосования определяется Уставом ЕВИ.

В Маастрихтском договоре специально сказано, что ЕВИ подлежит ликвидации после учреждения ЕЦБ.

Европейская система центральных банков

Напомним, что Европейская система центральных банков (ЕСЦБ), учреждаемая согласно Маастрихтскому договору, охватывает Европейский центральный банк и

- 275 -

центральные банки государств-членов. Эта система создается не сразу после подписания Договора, а связывается с формированием Экономического и валютного союза и в особенности с заменой национальных валют единой общей валютной – евро. Без ЕСЦБ обеспечить функционирование такого союза и единой валюты практически невозможно.

Как уже отмечалось выше, главное назначение ЕСЦБ – поддержание стабильности цен. Ход переговоров в Маастрихте показал, что лидеры и министры финансов государств-членов обращали на такую запись в Договоре самое пристальное внимание. Без ущерба для этой цели ЕСЦБ поддерживает общую экономическую политику в решении главных задач интеграции и действует в соответствии с принципом открытой рыночной экономики, свободной конкуренции, благоприятствующей эффективному распределению ресурсов.

Более конкретно основные задачи ЕСЦБ сформулированы в Договоре и Протоколе об Уставе Европейской системы центральных банков и Европейского центрального банка. Эти задачи таковы:

1)определять и проводить в жизнь валютную политику Сообщества;

2)проводить международные валютные операции;

3)поддерживать и регулировать официальные резервы иностранной валюты государств-членов;

4)содействовать надлежащему функционированию системы платежей.

Ядром ЕСЦБ должен стать ЕЦБ. Характерно, что Маастрихтский договор придает ему кроме обычных банковских функций еще и функцию консультирования. Каждое предложение о принятии правового акта в сфере компетенции ЕЦБ должно будет обязательно направляться в Банк на консультацию. Кроме того, ЕЦБ будет консультировать власти государств-членов по проектам нормативных актов, касающихся сферы деятельности Банка. Пока трудно сколько-нибудь детально определить круг консультаций, но заранее можно сказать, что во всяком случае будут преобладать те, которые касаются поддержания единой валюты. Кстати, помимо обязательных консультаций, прямо предусмотренных Маастрихтским договором и Протоколом об Уставе Европейской системы центральных банков и Европейского центрального банка, намечаются также факультативные консультации. По своей инициативе ЕЦБ будет высказывать соответствующим институтам и органам Сообщества мнение по вопросам, входящим в его компетенцию.

Среди принципов, на которых строится организация и деятельность как ЕЦБ, так и национальных банков, охватываемых понятием «система», необходимо выделить независимость принятия решений. Это отражает реальные потребности проведения эффективной валютной политики, в ходе которой возможны меры, направленные на предотвращение инфляции, поддержание обменного курса евро, увеличение и уменьшение валютных резервов и т.п. Принципу независимости посвящена статья 7 Протокола.

Установлено, что в своей деятельности ни ЕЦБ, ни национальный центральный банк, ни один из членов их органов, уполномоченных принимать решения, не должны испрашивать или получать указания от любого института или другого органа сообществ, равно как от любого правительства государства-члена. На институты и другие органы сообществ, на правительства государств-членов возлагается обязанность уважать принцип независимости и отказываться от какого-либо воздействия на членов руководящих органов ЕЦБ и национальных банков в ходе выполнения ими своих обязанностей. Принцип независимости отражается и на построении руководящих органов ЕЦБ.

- 276 -

Провозглашение независимости от основополагающего принципа ЕСЦБ имеет прежде всего «материальные» предпосылки. Ни ЕЦБ, ни национальные центральные банки не могут быть принуждены покрывать внешние долги или бюджетные «дыры» государств-членов или институтов Сообщества. Однако этот принцип не ведет к изоляции ЕСЦБ. Наоборот, в Договоре оговаривается, что должна поддерживаться связь Системы с институтами сообществ. Только форма связи носит очень мягкий характер: ЕЦБ будет ежегодно представлять доклады Европарламенту, Совету, Комиссии сообществ, а также Европейскому совету.

Центром ЕСЦБ должен стать ЕЦБ. Как уже говорилось, ему придаются все черты и свойства юридического лица. На территории каждого государства-члена он будет пользоваться всеми правовыми возможностями юридического лица согласно праву этого государства. ЕЦБ получит право распоряжения движимым и недвижимым имуществом и право выступать стороной в судебном процессе. Согласно Договору и Протоколу, свои задачи ЕЦБ будет выполнять либо непосредственно, либо через национальные центральные банки, входящие в систему. Высшим органом ЕЦБ является Совет управляющих ЕЦБ, заседания которого должны проводиться не менее 10 раз в год. Он должен состоять из членов Дирекции ЕЦБ и управляющих национальными центральными банками. Обычные решения Совета принимаются простым большинством голосов, при этом каждый его член независимо от того, какую страну он представляет, будет иметь только один голос. Ни размеры территории, ни численность населения, ни финансовый потенциал государствачлена не принимаются в расчет.

Другое дело, когда речь пойдет о решениях, касающихся капиталов ЕЦБ, размеров вкладов стран в основной капитал, трансфертных операций с иностранными резервами, распределения валютных поступлений в национальные центральные банки. В этих случаях от равенства не остается и следа: голоса в Совете управляющих ЕЦБ «взвешиваются» пропорционально доли национального центрального банка в уставном капитале ЕЦБ. Члены правления вообще не участвуют в таком голосовании. Решение, требующее квалифицированного большинства голосов, считается принятым, если за него отданы голоса, представляющие по крайней мере две трети уставного капитала и не менее половины держателей акций. Тайна процесса принятия решений гарантируется.

Дирекция ЕЦБ состоит из председателя, заместителя председателя и других членов. Они назначаются из лиц, обладающих безукоризненной репутацией и профессиональным опытом в финансовых и банковских делах, по рекомендации Совета и после его консультации с Европарламентом и Советом управляющих ЕЦБ. Срок их службы составляет восемь лет и не подлежит продлению. Членами Дирекции могут быть только граждане государств-членов.

Председатель, его заместители и члены Дирекции находятся на постоянной работе в Банке и за особыми исключениями не могут занимать любые другие оплачиваемые или неоплачиваемые должности.

Решения принимаются Дирекцией простым большинством голосов. Каждый член Дирекции обладает только одним голосом. Это обусловлено тем, что Дирекция занимается текущими делами, а решение принципиальных вопросов сосредоточивается в Совете управляющих.

Что касается национальных центральных банков, входящих в ЕСЦБ, то их функции и полномочия изменяются. Эти банки сохраняются как компоненты ЕСЦБ, что в первую очередь означает приведение национального банковского законодательства в соответствие с Маастрихтским договором. Свою деятельность они будут осуществлять на основе директив и указаний ЕЦБ. У национальных центральных банков останется определенная

- 277 -

самостоятельность. Ее основа – валютные резервы, остающиеся в их распоряжении. Кроме того, допускается участие национальных центральных банков в международной финансовой жизни, включая членство в международных организациях.

Суд первой инстанции

Длительное время Суд европейских сообществ оставался в их институционной системе главным и единственным органом осуществления правосудия. Он, и только он рассматривал все виды исков, принимал предварительные решения, давал заключения. Такая практика не вызывала никаких осложнений, поскольку общее количество дел, проходивших через Суд европейских сообществ, было относительно небольшим. Статистика 60-х годов показывает, что ежегодно Суд европейских сообществ рассматривал примерно 50 дел, принимая по ним около 20 решений. О такой загрузке сегодня Суд не может и мечтать. Количество дел резко возросло, что связано как с расширением состава сообществ, так и, особенно, с созданием единого внутреннего рынка. В середине 80-х годов в Суд европейских сообществ каждый год поступало примерно 400 дел.

Суд европейских сообществ стал испытывать все более ощутимые перегрузки, что не могло не сказываться на уровне и эффективности правового регулирования в целом. Рассмотрение дел затягивалось на годы, принимаемые решения не всегда прорабатывались достаточно тщательно. К тому же нетрудно было заметить, что наряду с делами, имевшими существенное значение, в том числе с исками по поводу нарушения условий учредительных договоров, основных правил единого внутреннего рынка, а также с обращениями национальных судов, Суд был вынужден рассматривать множество других, менее серьезных дел. В частности, быстро росло число частных исков служащих многочисленных институтов, других органов и служб сообществ к своему непосредственному руководству. Это явилось прямым следствием появления многочисленной бюрократии, усложнения внутренних взаимоотношений в ее рядах.

В этих условиях Суд все чаще стал не только обращать внимание Совета, Комиссии, а также правительств государств-членов на свою перегруженность, но и ставить вопрос о необходимости создания в сообществах еще одного суда, назначение которого состояло бы в том, чтобы взять на себя рассмотрение части дел, в особенности не главных, второстепенных, которых было очень много в Суде европейских сообществ. Последний в свою очередь должен был бы сосредоточиться на рассмотрении споров, имеющих важное экономическое и политическое значение, что повысило бы его роль в правовой жизни сообществ.

Ссылки скептиков и прямых противников появления в сообществах второго суда на то, что проблему перегрузки Суда европейских сообществ можно решить путем создания в нем необходимого количества палат, были малоосновательны. Жизнь подсказывала, что необходимо идти иным путем и разделить компетенцию между двумя судами. По предложению Суда европейских сообществ перед Советом был поставлен и в принципе решен вопрос о создании Суда первой инстанции.

Единым европейским актом устанавливалось и в учредительные договоры было внесено положение о том, что по запросу Суда и после консультаций с Комиссией и Европарламентом Совет единогласным решением может создать при Суде судебный орган с компетенцией Суда первой инстанции, правомочный принимать к рассмотрению некоторые виды исков физических и юридических лиц и выносить по ним решения, которые могут быть обжалованы в Суде, но только в соответствии с условиями, предусмотренными его Уставом (ст. 168 «а» Договора о ЕЭС). Сразу же была проведена достаточно четкая граница между Судом европейских сообществ и новым судом. Установлено, что Суд первой инстанции не

- 278 -

будет правомочен ни рассматривать, ни принимать решения по искам государств-членов и по вопросам, по которым выносятся предварительные решения.

Единый европейский акт и Маастрихтский договор еще не учредили Суд первой инстанции, а только разрешили создать его. «Дело» последовало за «словом» только после того, как на основании учредительных положений Совет своим решением от 24 октября 1988 г. образовал Суд первой инстанции, который начал свою деятельность в сентябре 1989 г.

Официальное наименование нового судебного органа – Суд первой инстанции европейских сообществ. Чтобы сразу же отвести все сомнения по поводу взаимоотношений нового суда с уже функционировавшим Судом европейских сообществ, было установлено, что Суд первой инстанции придается Суду европейских сообществ. Местопребыванием Суда первой инстанции был определен также г. Люксембург. В решении Совета были закреплены положения об организации Суда, его юрисдикции, правилах его процедуры.

Со стороны могло показаться, что юрисдикция Суда первой инстанции устанавливалась очень просто, путем ее выявления из юрисдикции Суда европейских сообществ. Ведь главная задача вроде бы состояла лишь в том, чтобы разгрузить Суд европейских сообществ, переложить часть его работы на новый суд. Но этого нельзя было добиться, не имея исходной концепции первой инстанции в тандеме «Суд европейских сообществ – Суд первой инстанции». Решение Совета об образовании Суда первой инстанции имело в этом отношении важное значение. В нем содержались три основных положения, касавшиеся Суда первой инстанции.

Во-первых, Суд первой инстанции должен был рассматривать споры между сообществами и их служащими, предусмотренные статьей 179 Договора о ЕЭС и статьей 152 Договора о Евратоме. Иными словами, любые споры между сообществами и их служащими в рамках и с соблюдением условий, предусмотренных Штатным регламентом или Правилами найма и увольнения, переходили из юрисдикции Суда европейских сообществ в юрисдикцию Суда первой инстанции.

Во-вторых, на рассмотрение Суда первой инстанции передавались некоторые категории исков, предусмотренные Договором о ЕОУС. Это были иски предприятий или ассоциаций в области угледобывающей и сталелитейной промышленности, которые касались решений или рекомендаций Комиссии, носящих индивидуальный характер, а также общих решений или рекомендаций Комиссии, которые, по мнению этих предприятий или ассоциаций, ведут к злоупотреблению полномочиями, затрагивавшему их интересы. Это были, далее, иски предприятий или ассоциаций к Комиссии в связи с тем, что она в установленный срок не принимает решения или рекомендации по соответствующему вопросу, если молчание будет истолковано как решение или как рекомендация об отказе. Кроме того, Суд первой инстанции был правомочен рассматривать иски, вытекающие из положений о размерах сборов на различную продукцию, об интервенции Комиссии в отношении цен и коммерческой политики, концентрации производства.

В-третьих, под юрисдикцию Суда первой инстанции подпало рассмотрение исков физических или юридических лиц, оспаривающих решения Совета и Комиссии, принятых персонально в отношении того или иного лица, а также хотя и адресованных другому лицу, но тем не менее непосредственно и персонально затрагивающих данное лицо. В Суд первой инстанции были также при соблюдении установленных условий переадресованы иски юридических или физических лиц с жалобой на орган сообщества, действия которого в отношении конкретного лица ограничиваются принятием лишь рекомендаций и заключений, хотя это и не устраняет нарушения Договора о ЕЭС.

- 279 -

Создание Суда первой инстанции сразу же принесло значительное облегчение Суду европейских сообществ. Однако полностью проблема устранения его перегруженности решена не была. Поэтому в последующем юрисдикция Суда первой инстанции несколько раз расширялась. Это было сделано дважды по предложению Суда европейских сообществ в форме решения Совета: первый раз 8 июня 1993 г. и второй раз 7 марта 1994 г. Если суммировать предпринятые меры, то можно сказать, что под юрисдикцию Суда первой инстанции было передано рассмотрение всех исков, предъявляемых физическими и юридическими лицами. О том, насколько большой стала нагрузка Суда первой инстанции, говорит тот факт, что из канцелярии Суда европейских сообществ ему сразу же было передано около 300 дел.

Основные пределы юрисдикции Суда первой инстанции были определены четко и категорично с самого начала. Во-первых, Суд первой инстанции не получил права ни рассматривать, ни принимать решения по искам государств-членов или институтов сообществ. Во-вторых, вне его юрисдикции осталось рассмотрение вопросов в преюдициальном порядке, т.е. принятие предварительных решений. Если иметь в виду основные тенденции перераспределения компетенции между двумя судами сообществ, то можно предположить, что со временем Суд первой инстанции станет рассматривать больше дел, сторонами в которых являются государства-члены или институты сообществ. Что же касается предварительных решений, то с учетом их природы и значения они, видимо, так и останутся в пределах юрисдикции Суда европейских сообществ.

Итак, с созданием Суда первой инстанции у сообществ появилась судебная организация, которая, хотя и состояла всего из двух судов, имела определенные черты системности. В пей имелся один главный, вышестоящий суд – Суд европейских сообществ, который рассматривал все важнейшие дела, и был образован нижестоящий суд – Суд первой инстанции, на долю которого пришлись остальные дела. Суд европейских сообществ стал кассационной инстанцией по отношению к Суду первой инстанции.

На практике определение подсудности дел стало одной из насущных проблем в функционировании судебной системы сообществ. Порой схожие дела передавались как в Суд европейских сообществ, так и в Суд первой инстанции. Это объяснялось зачастую тем, что в одном случае дело направлялось физическим или юридическим лицом, а в другом – государством-членом или институтом сообщества. Как правило, вопрос о подсудности решался достаточно быстро и без особых осложнений, чему в немалой степени способствовало организационное единство аппарата обоих судов.

Суд первой инстанции действует на тех же принципах, что и Суд европейских сообществ. Его состав определяется Советом после консультаций с Комиссией и Европарламентом. Судьи не избираются, а назначаются по общему согласию правительств государств-членов. Есть только одно предварительное условие: подобно судьям Суда европейских сообществ судьи Суда первой инстанции назначаются из числа лиц, независимость которых не вызывает сомнений и которые обладают данными, необходимыми для того, чтобы работать в должности судьи.

В отличие от Суда европейских сообществ Суд первой инстанции имеет в своем составе генеральных адвокатов. Как гласят Правила процедуры Суда первой инстанции, каждый его член выполняет функции судьи. Вместе с тем установлено, что в необходимых случаях каждый судья, исключая председателя Суда первой инстанции, может выполнять обязанности генерального адвоката. Таких необходимых случаев всего два. Во-первых, Суд первой инстанции может иметь назначенного его председателем генерального адвоката тогда, когда речь идет о пленарном заседании. Во-вторых, палата Суда первой инстанции также может получить помощь со стороны генерального адвоката, если она сочтет, что

- 280 -

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]