Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Sahlins_Stone_age_economics

.pdf
Скачиваний:
4
Добавлен:
23.02.2016
Размер:
2.85 Mб
Скачать

'желании гордиться'. Вожди следили, чтобы он не попытался узурпировать некоторые из их привилегий. В истории тикопиа имеются прецеденты, когда вожди при случае завладевали добром такого общинника или даже убивали его» (Firth, 1960, р. 243). Короче говоря, вожди тикопиа обычно не терпели, когда другие запускали стартовые механизмы движения к власти. Это не относится ко всем районам Полинезии. На Маркизских островах, например, было возможно продвижение наверх посредством «накопления и раздачи богатства» (Union, 1939, pp. 150,153,156-157; Handy, 1923, pp. 36-37,48, 53). (О других аспектах реципрокнос-ти между вождем тикопиа и народом см. Firth, 1936, pp. 382-383,401-403; 1950, pp. 34, 58,109 и след., 172,188,190,191, 196, 212 и след., 321).

8.5.0Разное

8.5.1Северо-Запад Северной Америки — Генерализованная реципрокность пропитала политическую экономику индейцев Северо-Западного побережья, что находило выражение как в массовых раздачах вовне во время потлачей, бытовавших в среде вождей, так и во внутренних отношениях вождей со своими приверженцами. Нутка дают яркий пример. Вожди собирали с людей различные виды дани: доли первого улова лосося, попавшего в перемет; доли первых сборов на ягодных делянках; доли крупных уловов рыбы, и т. п. (напр., Drucker, 1951, pp. 56-57, 172, 255, 272 и повсюду). С другой стороны, «Всякий раз, когда у вождя было много пищи любого рода, он устраивал пиршество, чтобы раздать ее своим людям» (р. 370; см. также Suttles,

I960, pp. 299-300; Barnett, 1938;

Codere, n. d.).

' Знатных людей.

Политическая экономия толова-тутутни в принципиальных чертах схожа с той, что преобладает севернее, хотя и представляет собой как бы сглаженный вариант. Друкер характеризует отношения вождь-приверженец как «символические» — «Отношения, связывавшие богача с его родней, были, в сущности, символическими. Говорили, что некоторые из самых богатых никогда не работали; за них охотились и ловили рыбу их приспешники. Взамен богач устраивал пиры и в неблагоприятные времена обычно делился своими запасами со своим народом. Он покупал жен молодым людям или по крайней мере вносил большую часть брачного выкупа; но он также был тем, кто получал и оставлял у себя брачный выкуп за их сестер и дочерей. И, возможно, самое главное: именно богач был обязан выплачивать компенсацию за проступки своих приспешников, чтобы избавить их, и себя, от мести... он же получал львиную долю от любых штрафов за обиды, причиненные одному из них» (Drucker, 1937, р. 245; данные о подобной ранговой реци-прокности в Калифорнии см. Kroeber, 1925, pp. 3, 40, 42, 56; Goldschmidt, 1951, pp. 324-325,365, 413;Loeb, 1926, pp. 238-239).

Крик* — Одним из самых ярких описаний вождеской редистрибуции, еще раз подтверждающим лежащий в ее основе принцип генерализованной реципрокности, представляется описание, опубликованное в конце XVIII в. отчете В. Бертрама об индейцах крик: «Когда время пиров закончилось и урожай поспел, все жители снова возвращаются на поселение, и каждый человек приносит плоды своего труда с части [общинного поля], ранее выделенной ему. Он складывает все принесенное в особое хранилище, которое принадлежит ему лично. Но прежде чем люди унесут с поля свой урожай, на плантации ставится большой ларь, или зерновой амбарчик, называемый королевским ларем; и каждая семья приносит и складывает в него какое-то количество зерна, в соответствии с его [видимо, имеется в виду «их»] склонностью, или не вкладывает ничего, если так решает. Это, на первый взгляд, кажется данью мко [вождю], но фактически

предназначено для иной цели, т. е. — служить общественной казной, которая пополняется за счет немногих добровольных вкладчиков и к которой каждый гражданин имеет право свободного и равного доступа, когда его собственные личные запасы иссякают; эта казна служит хранилищем тех излишков, которые могут быть использованы в качестве экстренной помощи общинникам или помощи соседним поселениям, где случился неурожай; она обеспечивает провизией чужеземных гостей или тех, кто идет странствовать в негостеприимные края, а также обслуживает все другие общественные потребности. И эта казна находится в распоряжении короля, или мко. Иметь исключительное право и возможность оказывать помощь членам сообщества и раздавать милостыню нуждающимся — несомненно прерогатива короля» (Bartram, 1958, р. 326; ср. Swanton, 1928, pp. 277-278).

Качин** —«По существующим правилам, люди высшего класса получают подарки от тех, кто ниже их по положению. Но они не имеют от этого никакой длительной экономической выгоды. Всякий, кто получает подарок, оказывается, вследствие этого, в долгу (хка) перед дающим... Парадоксально, в этой связи, что хотя индивид со статусом принадлежности к высшему классу определен как тот, кто получает подарки... он все время испытывает со стороны общества принуждение отдавать больше, чем получает. Иначе его сочтут „средним", а средний человек подвергается опасности потерять статус» (Leach, 1954,

р.163).

I* Крик — индейцы-

131

мускоги в США. «**

 

Качин — народ в

 

Мьянме и южном Китае.

 

Экономика каменного века

В.5.4. Бемба — Представляют классическую экономику редистрибуции, классическую генррд-лизованную реципрокность между вождем и народом. «...Распределение пригоювлен-ной пищи является атрибутом власти, а значит,

ипрестижа... принятие же пищи накладывает обязательства оказывать дающему почтение, услуги или реципрокное гостеприимство» (Richards, 1939, р. 136). Верховный владыка наиболее вовлечен в процесс распределения, и это «конечно, необходимо вождю, если он хочет иметь обработан ные огороды и вести дела племени при посредстве своих советников. Но это еще не все и не главное. Предоставление пищи у бемба, как и у большинства других африканских племен, — абсолютно необходимый атрибут вождеского статуса, точно так же как и статуса деревенского предводителя или главы домохозяйства. А успешная организация правителем снабжения людей пищей, похоже, ассоциируются в сознании бемба с безопасностью и благополучием всего племени... Целый институт камитембо [священных кухонь и хранилищ племени] иллюстрирует, на мой взгляд, ту тесную связь между властвующим

иего властью распределять запасы продовольствия, от которой зависит организация племени в целом. Вождь владеет пищевыми запасами и получает дань, и вождь же обеспечивает своих подданных, раздавая им приготовленную пищу. Символом обоих этих атрибутов является дом камитебо (pp. 148,160). «Я никогда не слышал, чтобы один вождь хвастался перед другим размерами своих закромов, но часто слышал о количестве принесенной ему и розданной им пищи. На деле вожди очень ценили то обстоятельство, что часть раздаваемых ими продуктов была принесена подданными, а не выращена на их огородах, ибо это давало им определенный резерв, к которому можно прибегнуть. Бемба говорят: „Мы будем трясти дерево до тех пор, пока оно не отдаст нам свои плоды", иными словами, будем приставать к „большому человеку" до тех пор, пока он не поделится своими поступлениями. Если вождь пытался высушить мясо и придержать его, чтобы разделить потом, люди садились и глазели на это мясо, и говорили о нем, пока не вынуждали его отдать им часть. Однако поступавшие время от времени из других деревень приношения обеспечивали пополнение запасов» (р. 214).

«Люди все еще решительно предпочитают, чтобы правитель имел большие

закрома. Это, я думаю, дает им ощущение безопасности — чувство уверенности в том, что в центральном селении будет пища, и сознание того, что они трудятся на могущественного и удачливого человека... Помимо этого, голодный подданный имеет право рассчитывать на помощь своего вождя. Я не слышал, чтобы к этому прибегали слишком часто, ведь в некотором смысле огород умулозе [трудовой повинности] и закрома умулазе считались принадлежащими народу. Иногда люди крали с огорода умулазе

(обрабатываемого ими же по повинности вождю), но никогда не крали с огорода, обрабатываемого женами вождя, и я иногда слышал, как старые туземцы с гордостью говорили о „наших" закромах, добавляя „Это мы заполнили их с верхом". Таким образом, общинник имел взамен своего труда ощущение сверхъестественной поддержки, личную приближенность к вождю, пищу а оплату работы, помощь в голодные времена и... организационное руководство его экономическими усилиями. А вождь, в свою очередь, имел дополнительные источники пищи, которую мог раздавать; средства для содержания совета племени; рабочие руки, необходимые для общеплеменных предприятий, таких как строительство дорог, например, и — последнее, но не менее важное — престиж» (р. 261; ср. pp. 138,169,178-180,194, 216, 221, 224 и след., 276, 361-362).

В.6. Пилага — Щедрость не стартовый механизм, а механизм поддержания ранга.

5.В таблицах Генри (Henry, 1961, pp. 194, 197, 214) именно вождь дает больше ценностей (и большему числу людей), чем кто-либо еще. По этому поводу Генри комментирует: «Можно... заметить,

]]]

^ИТО ни в коом случа» вклад любой Другой семьи в благосостояние каждой семьи не равен "И не превышает вклада его (т. с. вождя) семьи. Практически, № 28 (вождь) один обеспечи-' Чет 36°/о всех поступлений, т. е. пищи, получаемой каждой семьей. Таким образом, роль ' вождя и его семьи в обществе пилага состоит в поддержке остальных. Вождь и его семья становятся объединяющим фактором в деревне. Именно в этом значении используются ни-менования „отец" для вождя и „дети" для жителей деревни... Положение вождя накладывает тяжелое бремя, невзирая на присущий этому положению „престиж". Все люди — его дети (кокотепи) , за которых он ответствен. Отсюда и другое определение, применяемое К вождю, — салиараник, что значит „тот, кому очень тяжело"» (pp. 214-216).

Приложение С

чания о реципрокности и богатстве

Реципрокность и богатство — Следующие замечания главным образом касаются обществ, уже рассматривавшихся в других контекстах. Цитаты иллюстрируют, в частности, соотношение между степенью обеспеченности и щедростью (генерализованная реципрокность). Здесь важно то, что особенно часто предметом дележа служит пища. Примеры, когда пищей делятся с теми, кто нуждается, но не является при этом «социально близ-ь. ким», т. е. с теми людьми, которые в обычных обстоятельствах должны были бы быть 1^ партнерами по сбалансированному обмену, — такие примеры хорошо подкрепляют основные положения настоящего раздела книги. '

Охотники и собиратели

Андаманцы — «Выше было указано, что вся пища является личной собственностью, принадлежащей тому мужчине или той женщине, которые добыли ее. От любого человека, имеющего пищу, ожидается, однако, что он даст ее тому, у кого ее нет... В результате такого обычая вся добытая пища распределяется поровну по всему лагерю...»(Radcliffe-Brown, 1948, р. 43).

бушмены — «Пища, будь то растительная или животная, и вода также являются личной собственностью и принадлежат человеку, который их добыл. От любого человека, имеющего пищу, однако, ожидается, что он даст ее тем, у кого ее нет...

В результате почти вся добытая пища распределяется поровну по всему лагерю» (Schapera, 1930, р. 148). Сравните две последние цитаты! Это крайне редкий случай в антропологии, — и он наполняет любого смиренным благоговением,— открыть великий естественный закон. И в самом деле, опущенные части в этих цитатах указывают на некоторое различие в манере распределения. Старший женатый мужчина у андаманцев поделится пищей после того, как оставит достаточное ее количество для своей семьи; более молодой предоставляет старшему право разделить мясо убитых свиней (см. также Radcliffe-Brown, 1948, pp. 37-38, 41;

Man, n. d„ pp. 129,143 прим. б). Тот, кто убивает на охоте животное, должен у бушменов,

согласно Шапера, раздать его.

Ленивым или беспомощным у андаманцев все равно дают пищу, невзирая на вероятность того, или даже уверенность в том, что ничего не будет получено взамен (Radcliffe-Brown, 1948, р. 60; Man, п. d., p. 26). Ленивый охотник у бушменов питается плохо; калеку же оставляют все, кроме ближайших родственников (Thomas, 1959, pp. 157, 246; см. также Marshall, 1961,

относительно раздела у бушменов). 233

Экономик! KiMtHHoro гка

C.1. Эскимосы — Аляскинский охотник на тюленя часто вынужден просить мяса

3у других, оси бенно в голодные зимние месяцы, и ему редко отказывают

(Spencer, 1959, pp. 59,148-149). «В периоды нехватки пищи именно удачливый охотник порой оставался голодным, так как в своей щедрости раздавал все, что попадало в его руки» (р. 164). Примечательны обязанности удачливого человека по отношению к тем на стоянке, кто не был родней:

«Щедрость была первейшей добродетелью, и ни один человек не мог пренебрегать этим, не рискуя снискать репутацию скупца. Таким образом, любой член сообщества, будь он жителем внутренних районов или побережья, мог обратиться за помощью к богатому человеку и никогда не получал отказа. Случалось так, что богатые люди были вынуждены поддерживать всю группу в тяжелые времена. Обязанность помогать здесь также распро странялась и на неродных» (р. 153; предположительно, эти неродственники в иные времена могли быть партнерами по сбалансированному обмену, как на «аукционе» — см. А.1.7). Ленивые люди пользуются добротой охотника и не выполняют необходимых реципрокаций, даже если у них есть собственные накопления» (pp. 164-165; см. также pp. 345-351, 156-157 по поводу ни к чему не обязывающих подарков, когда

бедный остается в материальном выигрыше).

C.1. Обычно у эскимосов крупная добыча является «общей собственностью»,

4хотя добыча поменьше таковой не является; но в любом случае охотник, возможно, пригласит соседей по стоянке на трапезу (Rink, 1875, р. 28 и след.;

Birket-Smith, 1959, р. 146; см. также Boas, 1884-85,pp.562,574,582; Weyer, 1932, pp. 184-186).

В контексте экономического поведения во время общего дефицита интересно замечание Спенсера о реакции эскимосов Аляски на Великую

C.1. депрессию 1930-х годов. «В большей степени, чем в благополучные времена, 5

похоже, у сообщества развивается чувство внутригрупповой солидарности. Те, кто преуспевал на охоте, были, согласно обычаю, обязаны делиться добытым — тюленями, моржами, оленями-карибу и др. — с менее удачливыми членами сообщества. Но это дележ между неродственниками. Однако экономические обстоятельства тяжелого периода способствовали и укреплению аборигенной семьи как института взаимопомощи. Семьи трудились совместно и наращивали усилия на благо общества. Возврат к традиционным местным эталонам взаимопомощи и кооперации в период экономического кризиса, похоже, придал эскимосской семье силу, которую она до сих пор не утратила. А вот взаимопомощь между неродственниками, как можно было убедиться, имеет тенденцию приходить в упадок при притоке в сообщество новых материальных средств» (Spencer, 1959, pp. 361-

362).

Австралийские аборигены — Одна локальная группа валбири или какого-то дружественного племени, оказавшись в бедственном положении, могла неожиданно нагрянуть к другой соседней группе валбири. Их тепло встречали, даже если собственные запасы были ограничены, но экономические отношения были в некоторой степени уравновешены. Просьбы голодных групп «часто принимали форму взывания к действительным родственным связям, и поскольку они были облечены в такие слова, отказать было трудно. Просители, сразу же или спустя какое-то время, дарили оружие, головные повязки, красную охру и тому подобное, чтобы выразить свою благодарность и, что столь же важно, избавиться от чувства стыда или неловкости» (Meggitt, 1962, р. 52). В голодные времена года у арунта всякий человек делился тем, что добывал; на возрастные, половые или родственно-статусные факторы обычно не обращалось внимания

(Spencer and Gillen, 1927, v. I, pp. 38-39,490).

Негритосы Лусона* — Делились большим количеством пищи; где бы ни находили пищу, приглашали соседей на угощение, пока все не съедали

(Vanoverbergh, 1925, р. 409).

* Негритосы, или негрито, аэта, агта — группа родственных племен, низкорослые негро-австра-лоиды, охотники и собиратели внутренних районов ряда Филиппинских о-вов.

апи* — То же самое (напр., Leacock, 1964, р. 33).

Чви Конго — Охотник не может отказаться — в силу давления общественного мнения — „•литься добычей с другими людьми на стоянке (Putnam, 1953, р. 333). По крайней ме-ьмясо крупных животных обычно делили в широком кругу нескольких семейных групп; рительная пища обычно не распределялась так широко — если только у какой-

нибудь ||ЬИ ее не оказывалось вовсе, тогда другие «приходили ей на помощь»

(Schebesta, 1933, -(8,125,244).

Г

цдные шошоны — В основном, на стоянке такой же обусловленный традицией дележ ,Пной добычи, а при необходимости и жертвование менее внушительных семейных за-СОВ нуждающимся (Steward, 1938, pp. 60, 74, 231, 253; ср. также pp. 27-28 о помощи мьям, на чьих традиционных угодьях перестали плодоносить сосны).

'tSepHbie тунгусы (охотники-асадники) — Охотничьи трофеи, по обычаю нимадиф, шли «»угну — «иными словами, охотничья добыча принадлежит не охотнику, а клану» ^•(Shirokogoroff, 1929, р. 195). Нуждающемуся члену клана с готовностью шли на помощь | (р.200). В условиях эпидемии эпизоотии** часть оленей отдавалась теми, у кого они 6ы-|»ЛИ, тем, кто их потерял. В результате нельзя было встретить семью, у которой было бы ' больше шестидесяти оленей

(р. 296). ,,i

Северные чипевайян и индейцы р. Купер — Самьюэл Херн наблюдал вспышку «бескорыстной дружбы» среди членов своей команды, когда они готовились к нападению на какую-то группу эскимосов: «Никогда еще, наверное, общность интересов не проявлялась так бурно и среди стольких людей, как в то время в моей команде. Никто ни на миг не испытывал нужды ни в чем таком, что имелось у другого; и если когда-либо дух бескорыстной дружбы в самом буквальном смысле переполнял сердце северного индейца, так это было как раз тогда. Всякое имущество, которому можно было найти общее применение, перестало теперь быть личной собственностью, и каждый, у кого имелось чтото подобное, казалось, гордился возможностью отдать или одолжить его тому, у кого этого не было — одному или многим» (Неагпе, 1958, р. 98).

Индейцы прерий — Многие северные племена испытывали общую нехватку хороших лошадей [для охоты на бизонов]. Поэтому у одних охотников лошадей было больше, у других меньше; у некоторых же вовсе не было. Однако последние не страдали от голода:

к неимущим мясо попадало различными путями. Например:

Ассинибойны — Дениг отмечает, что в больших сообществах мужчины, не имевшие лошадей, равно как и старые и больные, обычно шли следом за охотниками и брали от убитых животных мяса сколько хотели, оставляя,

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]