Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

2626303

.pdf
Скачиваний:
7
Добавлен:
23.02.2016
Размер:
4.48 Mб
Скачать

21

Вначале развития процесса Европейской экономической и валютной интеграции ее целью было осуществление экономического сотрудничества, направленного на создание общего рынка, которому сопутствовало валютное взаимодействие в области платежных балансов. В первый период Европейской экономической и валютной интеграции приоритетным было сотрудничество в экономической сфере, в то время как сотрудничество в валютной сфере считалось второстепенным. Первый период современной Европейской экономической и валютной интеграции имел место, начиная с заключения Римского Договора до Маастрихтского Договора. В связи со сменой приоритета, объясняемой тем, что цель первого периода - создание общего рынка - была практически достигнута, Сообщество сформулировало цель второго периода Европейской экономической и валютной интеграции - создание Экономического и Валютного Союза и введение единой валюты, то есть цель в валютной сфере. Второй период начался с заключения Маастрихтского Договора и продолжается по настоящее время.

Ученые дают различную оценку цели создания ЭВС и введения единой

валюты евро. Профессор Энтин Л.М. в учебнике Европейское правее пишет, что «введение евро вполне обоснованно квалифицируется как новый важный прорыв в интеграционном процессе, как новая веха в Европейском

строительстве». Профессор Кашкин

С Ю . в з^ебнике Право

Европейского

Союза^ целью создания ЭВС считает «переход к новой, более высокой

форме

интеграции, которая образует обособленный комплекс его [Сообщества -

прим.

автора] предметов ведения».

 

 

 

Французский правовед Ф. Манен в своей работе Европейские

Сообщества.

Европейский Союз. Институциональное

Право- оценивает ЭВС

как

«самое

значительное расширение реальной компетенции Сообщества». Английские

ученые

П. Крейг

и Г. де Бзфка

в монографии Право Европейского Союза.

Договор,

судебные

решения

и

актъС, фзшдаментальном произведении.

'* Европейское право. Учебник для вузов. Отв. ред. Энтин Л.М., Издательство «Норма», Москва, 2000, с. 297.

S Право Европейского Союза. Учебник, Под ред. Кашкина С.Ю., Издательство «Юристъ», Москва, 2002, с. 166.

^Manin Р., Les Communautes Europeennes. L'Union Еигорёеппе. Droit Institutionnel, Seme edn. Editions A. Pedone, Paris, 1999, p. 119, 120.

^Craig P., de Burca G., EULaw. Text, Cases, and Materials, p, 648-663.

• 22

посвященном Европейскому праву, в разделе «Свободное двилсение капитала и Экономический и Валютный Союз» изз^ению ЭВС уделяют незначительное внимание. К сожалению, авторы не дают емкого определения ЭВС. Они кратко рассказывают историю создания ЭВС и Европейской Валютной Системы, характеризуют этапы формирования ЭВС. Самым интересным в их исследовании автору представляется анализ факторов, свидетельствующ^хх «за» и «против» создания ЭВС.

По их мнению, позиция «за создание ЭВС» основывается на утверждениях, что «ЭВС будет способствовать экономическому росту и з^репит стабильность цен путем сниж:ения инфляции». Главным аргументом в поддержку того, что ЭВС будет стимулировать экономическое развитие государств-членов ЕС, является бесспорный фактор снижения стоимости сделок. Как в равной степени важный, но оспоримый, называется «фактор связи между единым рынком и единой валютой». Хотя вполне возмонсно сзоцествование единого рынка без единой валюты, сторонники ЭВС заявляют, что "единый рынок будет лз^ще работать при наличии единой валюты, а не без нее". Сторонники ЭВС также убеждают, что "единая валюта будет способствовать снижению процентных ставок и стимулировать инвестиции".

П. Крейг и Г. де Бурка считают, что существует два вида аргументов "против создания ЭВС", которые формулируются как "обусловленное неодобрение" и "прямое отрицание".'К первой категории относятся заявления о том, что экономики государств-членов ЕС еще не удовлетворяют требованиям конвергенции, и что этим требованиям соответствует только ряд искусственно созданных форм отчетности. Аргументы второй категории имеют более сложнзоо природу, сочетая в себе политический, символический и экономический элементы.

Политический аспект возралсений связан с опасениями создания вместо союза государств-членов ЕС единой «сверхдернсавы»8. Символический аспект возражений связан с нежеланием «утраты национальных валют, которью воспринимались как часть национальной идеи»5. Экономический аспект

8 Redwood J., The Single European Currency, Tecla, s.l., 1995, p. 11, 12. ^ Ibidem, p. 19, 20.

. 23

возражений связан с озкиданием того, что «возникнут нежелательные последствия»: будут расти цены из-за издерлсек перевода деловых расчетов на единую валюту евро. Еще одним экономическим аргументом «против» является

опасение более жесткого контроля Сообщества за

национальными

экономическими политиками»!^ государств-членов ЕС.

 

Л. Карту

в исследовании Европейский Союз. Договоры:

Париж - Рим -

Маастрихт}^

лаконично сформулировал предназначение ЭВС. Он написал, что

"ЭВС, задуманный Маастрихтским Договором, имеет точно определенную

цель: создание в Союзе единой валюты". Оценивая перспективы

развития

ЭВС, С. Визерил и П. Бомон в Право ЕС. Главный путеводитель

по

правовым

исследованиям

Европейского

Сообществам'^ отмечают, что

«если все

государства-члены ЕС смогут одновременно или в течение короткого отрезка времени удовлетворить критериям конвергенции и Великобритания пояселает ввести единую валюту, для Сообщества это будет означать огромный шаг вперед. Это приведет к снижению себестоимости сделок частных лиц и компаний. Возможно, еще более важно то, что в пределах Сообщества будет обеспечен контроль над инфляцией, поскольку сохранение стабильности цен является ваяснейшей целью ЕЦ Банка».

Анализируя приведенные суждения именитых авторов, становится ясно, что создание ЭВС и введение единой валюты стало целью второго периода Европейской экономической и валютной интеграции. К созкалению, эти авторы ничего не говорят о предназначении единой Европейской валюты. В действительности, предполагается, что сниж;ение себестоимости сделок, о котором упоминают П. Крейг и Г. де Бурка, а также С. Визерил и П. Бомон,

вследствие введения единой валюты, должно довести

конкурентоспособность

Западно-Европейской

экономики

до

зфовня

конкурентоспособности

экономики США и этим дать ей возможность выйти из-под зависимости от экономической и валютной ситуации в США и других ведущих мировых центрах производства.

10 Craig Р., de Burca G., EULaw.

Text, Cases, and Materials, p. 658.

'1 Cartou L., L'Union europeenne.

Traites de Paris - Rome - Maastricht, 2"'' Edn, Dalloz, Paris, 1996,

p. 568.

'2 Weatherill S., Beaumont P., EC Law. The Essential Guide to the Legal Workings of the European Community, 2"'* Edn, Penguin Books, London, 1995, p. 659, 660.

. 24

Первый период развития Европейской экономической и валютной интеграции характеризуется полной подчиненностью национальных валют Западно-Европейских государств международной валютной системе, в основе которой лежала валютная система США. Это объясняется тем, что в 1945 году в Бреттон-Вудсе (США) было подписано Соглашение о Международном Валютном Фонде (МВФ)1з_ Оно определило форму и содержание послевоенной международной валютной системы, предусматривавшей привязку валюты каждого участвующего в соглашении государства к стоимости доллара США, который свободно обменивался на установленное количество золота.

Поскольку эта международная валютная система казалась в момент ее создания такой полезной, надежной и незыблемой, Западно-Европейские государства в то время не могли и помыслить о создании собственного Европейского валютного союза в его современном понимании, поскольку в этом не было необходимости. Вследствие этого первый период Европейской экономической и валютной интеграции характеризуется тем, что в экономической области его целью было конкретное создание обш;его рынка, а в валютной - абстрактное валютное сотрудничество.

Тем не менее, Римский Договор содержал в себе первые элементы идеи, которая со временем эволюционировала в программу создания ЭВС и введения единой валюты. Европейская экономическая и валютная интеграция этого периода знаменовалась особо важными событиями, которые стали вехами либо с точки зрения концептуального, либо правового развития.

1.2 Первый период развития. Европейской экономической

и валютной

инте^ации

 

Началу процесса Европейское экономической и валютной интеграции предшествовало событие чрезвычайной важности. Первым плодом послевоенного процесса Европейской интеграции и предвестником Европейского Экономического Сообш^ества явилось создание в 1951 году шестью Европейскими государствами, а именно: Бельгией, Италией,

•3 Olszak N., Histoire des unions monetaires, p. 84-104.

25

Люксембургом, Нидерландами, Федеративной Республикой Германией и Францией - Европейского Объединения Угля и Стали (ЕОУС).

Для стабильного функционирования этой международной организации потребовалось формирование собственного бюджета и установление его расчетной единицы. Это нащло отражение в Рещении Высшего Руководящего Органа ЕОУС от 13 декабря 1952 года^"* по проблеме взимания сборов^^^ которые рассматривались как «собственный ресурс» бюдакета ЕОУС. Орган признал целесообразным не создавать собственной расчетной единицы, а использовать расчетную единицу'^ Европейского Платеж:ного Союза, учрежденного в 1950 году. В 1958 году Европейский Платежный Союз был заменен Европейским Валютным Соглашением, и идентичная расчетная единица Европейского Валютного Соглашения стала использоваться как расчетная единица Европейского Экономического Сообщества.

1.2.1 Римский Договор 1957 года

 

 

 

Важнейшим

событием,

открывшим

новзшэ эпоху

Европейской

экономической и валютной интеграции, явилось подписание 25

марта 1957

года в Риме

вышеназванными шестью государствами

Договора,

Учреждающего Европейское Экономическое Сообщество. Определив, что основной целью усилий государств-членов ЕЭС является «непрерывное улучшение условий жизни и труда их народов»i'^. Римский Договор более подробно устанавливает меры, которые необходимо было применять для достижения этой цели. В частности, виды деятельности, которые Сообщество должно было осуществлять, включали, среди прочих, устранение между государствами-членами ЕС препятствий, мешавших свободному двидсению товаров, лиц, услуг и капитала!^, а такясе применение процедур, при помощи которых согласовывались экономические политики и выравнивались платеж:ные балансы государств-членов ECl^.

!•* Решение № 2 Высшего Руководяш;его Органа ЕОУС, J.O. 1952, 1/3. 15 Статья 50 (2) Договора ЕОУС.

•ь Usher J.А., "Lelal Background of the Euro", SEW, Tijdschrift voor Europees en economisch recht,

47e jaargang, januari 1999, No. 1, p. 13. 1^ Преамбула Договора ЕЭС.

18 Статья Зс Договора ЕЭС. ^^ Статья 3g Договора ЕЭС.

26

Римский Договор содержал положения^'' о либерализации двизкения капитала. Их реализация осуществлялась Советом ЕС по предлож;ению Европейской Комиссии и после согласования с Валютным Комитетом^!, который был создан как консультативный орган, призванный своей деятельностью способствовать координации валютных политик государствчленов ЕС, Государства-члены ЕС долясны были постепенно устранить все существовавшие между ними ограничения движ;ения капитала, принадлежащего лицам, постоянно проживающим в государствах-членах ЕС, и любз^ю дискриминацию, основанную на национальной принадлеж:ности или месте постоянного проживания сторон или месте, куда инвестирован этот капитал22. В то же время внезапный отток капитала мог дестабилизировать рынки капитала в государствах-членах ЕС, поэтому заинтересованное государство могло в случае кризисной ситуации вводить защитные меры, в том числе односторонние^з.

Положения2'* Римского Договора устанавливали принципы регулирования платежных балансов государств-членов ЕС. Последние брали на себя обязательство проводить экономические политики, направленные на выравнивание их платенсных балансов и поддерлсание стоимости национальных валют. Выполнение этих задач должно способствовать сохранению стабильности цен. Для этого государства-члены ЕС должны были координировать свои экономические политики, а Европейская Комиссия - разрабатывать соответствующие рекомендации25. Если государство-член ЕС испытывало трудности с платеж:ным балансом, оно могло обратиться в Европейскую Комиссию с просьбой изучить эту проблему и рекомендовать предоставление ему помощд в форме кредита или других мер^^.

Статьи Договора ЕЭС, посвященные движению капитала и платеж:ным балансам, содержали бланкетные нормы, определявшие лишь цели или

20 Статьи 67-73 Договора ЕЭС, заменены Маастрихтским Договором Статьями 73a-73g Договора ЕС.

21 Статья 105 (2) Договора ЕЭС.

22 Статья 67 Договора ЕЭС.

23 Статья 73 Договора ЕЭС.

2^» Статьи 104-109 Договора ЕЭС. 25 Статья 105 Договора ЕЭС.

26 Статьи 108 и 109 Договора ЕЭС заменены Маастрихтским Договором.

• 27

программы действий государств-членов ЕС в этой области. Из этого следовало, что граждане государств-членов ЕС, считавшие, что их право на свободное движение капитала нарушается, в своих обращениях в Суд ЕС не могли ссылаться на данные полоясения2'7. Одно из таких положений^^ было посвящено отмене ограничений на двиясение капитала между государствамичленами ЕС. В нем говорилось, что государства-члены ЕС взяли на себя обязательство либерализовать двилсение капитала «в той мере, какая необходима для нормального функционирования общего рынка». Иное положение2^ Договора ЕЭС обязывало государства-члены ЕС «придерзкиваться, насколько это возможно, либерального подхода, давая разрешения на валютные операции, насколько это еще необходимо после вступления в силу

[Римского - Примеч. авт.] Договора». Формулировки таких статей

были

слишком неопределенными и оставляли за государствами-членами

ЕС

большую степень усмотрения.

 

Серьезный пробел в праве Сообщества - полозкения, регулирз^оище движение капитала и платеясей, как они были сформулированы Римским Договором, не обеспечивали свободного движения капитала и свободы платежей в Сообществе - был подтвержден практикой Суда ЕС. Суд ЕС констатировал, что полож;ения Римского Договора, регулировавшие движ;ение платежей в Сообществе, не имели прямого действия в национальном праве государств-членов ЕС. И действительно, статьи об обменной и валютной политике были предназначены для применения на межправительственном Зфовне и не порождали прав для частных лиц.

Примером, раскрываюцщм практи!^ Суда ЕС, может служить дело

Компания «Карл Шлютер» против Хауптцолламт. Лоррах?^, которое заключалось в следующем. В связи с тем, что Компания «Карл Шлютер» в марте 1972 года импортировала из Швейцарии в ФРГ эмментальский и грюерский

сыр. Компания

была

вынуждена

заплатить

при

ввозе

в Германию

27 Lasok D., Bridge М., Law and

institutions

of the European Union, Butterworths, London,

1994, p.

300-301.

 

 

 

 

 

 

 

 

28 Статья 67 Договора ЕЭС.

 

 

 

 

 

 

 

29 Статья 68 Договора ЕЭС.

 

 

 

 

 

 

 

30 Case 9 / 7 3 , Carl Schluter v Hauptzollamt

Lorrach

(preliminary

ruling

requested

by the

Finanzgericht

Baden-Wurttemberg),

(1973) ECR

1135.

 

 

 

 

 

 

. 28

дополнительную сзпмму в немецких марках. Владелец Компании обясаловал это действие тамозкенных властей Германии в Финансовом Суде земли БаценБюртемберг. У данного судебного органа возникли вопросы относительно толкования одного из Регламентов^! Совета ЕС, и он обратился в Суд ЕС с запросом о принятии по нему преюдициального решения.

В своем решении от 24 октября 1973 года по этому делу Суд ЕС постановил, что «ни положения Договора ЕС, ни один из актов^з Совета ЕС не могут быть истолкованы как налагаюпще запрет на принятие государствамичленами ЕС мер, которые заинтересованные частные лица могли бы обжаловать в суде»зз. Иными словами, пололсения Договора ЕС, по мнению Суда ЕС, не препятствовали введению государствами-членами ограничений на движение платежей между ними и не позволяли опротестовывать такие заградительные меры в суде.

Только в 1981 году Суд ЕС впервые рассмотрел дело, связанное с проблемой

свободного двиакения капитала в Сообш,естве. Обстоятельства дела

Уголовное

разбирательство

против Геррино Касати^^ были следуюищми. Г-н

Касати,

гражданин Италии, постоянно проживавший в ФРГ, предстал перед судом города Больцано по обвинению в попытке экспортировать значительные суммы в итальянских лирах и немецких марках из Италии, не имея на то разрешения, требуемого итальянским законодательством, регулируюцщм вопросы валютного контроля. Эти средства были обнаружены у него, когда он намеревался выехать из Италии, на границе с Австрией. Г-н Касати объяснял наличие этих C5TVIM тем, что он планировал приобрести во время своего отпуска в Италии оборудование, необходимое для его производства в Германии. С этой целью он ввез в Италию, не декларируя, з^азанную сумму в немецких марках. Но поскольку завод, на котором он предполагал закупить оборудование, был закрыт, г-н Касати был вынужден везти с собой обратно большую часть денег.

31 Регламент Совета ЕЭС 974/71 от 12 мая

1971 года.

 

 

 

 

32 Резолюция Совета ЕЭС от 22 марта

1971

года о поэтапном

создании

экономического и

валютного союза в

Сообществе.

 

 

 

 

 

 

 

33 Case 9/73, Carl Schluter v Hauptzollamt

Lorrach

(preliminary

ruling

requested

by the

Finanzgericht

Baden-Wurttemberg),

(1973) ECR 1136.

 

 

 

 

 

 

 

34 Case 203/80, Criminal proceedings against

Guerrino Casati

(reference for a preliminary

ruling from

the Tribunale, Bolzano), (1981) ECR 2595.

 

 

 

 

 

 

 

. ^^

в связи с тем, что у судей итальянского суда возник ряд вопросов, связанных с толкованием права Сообщества, Трибзшал города Больцано обратился в Суд ЕС с просьбой принять решение в преюдициальном порядке. В своем решении от 11 ноября 1981 года по делу Касати Суд ЕС постановил, что «Статья 67 (1) Договора ЕЭС отличается от положений о свободном движении товаров, лиц и услуг в том смысле, что она содержит обязательство государств-членов ЕС либерализовать движение капитала только *в степени, необходимой для обеспечения надлеясащего фзшкционирования общего рынка*» Сообществазз. С точки зрения Суда ЕС, размер допустимого ограничения зависит от определения потребностей общего рынка и оценки как преимуществ, так и рисков, к которым может привести либерализация двинсения капитала.

Изучив обстоятельства дела, Суд ЕС постановил, что, поскольку у

государств-членов ЕС нет обязательств по либерализации двиясения

капитала

и переводов валюты, «эти положения [Римского Договора - Примеч.

авт.] не

ограничивают полномочия государств-членов ЕС принимать контрольные меры и требовать их соблюдения, прибегая к мерам уголовного права». Суд ЕС также пришел к выводу, что «полозкения^^ Договора ЕЭС не налагают на государства-члены ЕС безусловного обязательства, на которое частные лица могли бы ссылаться в Суде ЕС».

Решение Суда ЕС по делу Касати выявило две проблемы, которые следуют одна из другой. Римский Договор содерж;ал такие полож:ения, регулирующие двиясение капитала и платежей, которые не гарантировали свободного движ;ения капитала и свободы платеж;ей в Сообществе и не порождали прав граждан государств-членов ЕС.

Регулирование в области двизкения капитала и платезкей развивалось в законодательной сфере, а не в сфере толкования Судом ЕС права Сообщества. Директивы издавались в целях устранения ограничений обменных операций, поскольку это негативно отразкалось на движении товаров и услуг. В директивах определялись меры, которые государствам-членам ЕС

35 Ibidem, (1981) ECR 2596.

36 Статья 71 Договора ЕЭС.

30

предлагалось принять для преодоления несбалансированности потоков капиталов37. Однако Суд ЕС толковал эти директивы ограничительно.

Примером ограничительного толкования Судом ЕС положений права

Сообщества является его преюдициальное решение по делу Джон

Ричард Алан

Ист и другие (Маргеттс и Адденбрук) против Томаса Кадди

и Винифред

Кадди^^. Данное решение было принято по запросу окружного суда Северного Округа графства Каван (Ирландия). Потребность в толковании норм права Сообщества возникла у этого окружного суда в связи с иском владельцев брокерской компании «Маргеттс и Адценбрзас»39. Эта Компания, действуя по инструкции супругов Томаса и Винифред Кадди, граждан Ирландии, постоянно в ней проживавших, приобрела для них и затем продала с убытком акции ирландских компаний на Лондонской Фондовой Бирлсе. Супруги Кадди остались должны Компании значительнзгю сумму в фунтах ст.ерлингов, которую отказывались заплатить, ссылаясь на то, что покупка и продажа иностранных ценных бз^маг на этой бирже лицами, постоянно проживавшими в Ирландии, без соответствз^ющего разрешения ее валютных властей, являлось нар5Ш1ением ирландских правил обменного контроля. Они утверждали, что при таких обстоятельствах их договоренность с Компанией была незаконной и не имела правовой силы.

Истцы по основному делу опротестовывали такое объяснение, обосновывая свою позицию тем, что Статья 67 .Римского Договора и акты^о Совета ЕС запрещали введение ограничений, которые следовали из ирландских правил обменного контроля. Однако Суд ЕС в своем решении от 4 февраля 1988 года по делу Ист. против Кадди постановил, что «акты вторичного законодательства, имплементировавшие Статью 67 Римского Договора, должны быть истолкованы таким образом, что объем их действия, освобождавшего движ;ение капитала и платежей между государствами-

членами ЕС,

не охватывал сделок по покупке резидентами на

иностранных

37

O.J., Sp. edn

1959-1962, р 49; O.J.,

Sp. edn

1963-1964, р 5; O.J. 1972, 296.

 

 

38

Case 143/86, John Richard Alan East and

Others

(Margetts

and

Addenbrooke)

v Thomas

Cuddy

and Winifred Cuddy, (1988) ECR 625.

 

 

 

 

 

 

 

з^ Case 143/86, John Richard Alan East and

Others

(Margetts

and

Addenbrooke)

и Thomas

Cuddy

and Winifred Cuddy, (1988) ECR 626.

 

 

 

 

 

 

 

'*o Директива Совета ЕЭС от 11 мая

1960 года; Директива

Совета ЕЭС 63/21 от 18 декабря

1962 года.

 

 

 

 

 

 

 

 

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]