Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
sotsiologia_Glazyrin.doc
Скачиваний:
80
Добавлен:
23.02.2016
Размер:
2.59 Mб
Скачать

Глава 11. Социология преступности

249

пришила крючки вовнутрь кармана и поехала утром на работу. В троллейбусе, где она ехала и было много народу, она по­чувствовала, что кто-то лезет к ней в карман. Женщина схва­тила вора за руку, он попытался вырвать ее, в это время все крючки впились в его руку. Рискуя остаться без руки, пре­ступник прекратил сопротивление, граждане помогли потер­певшей сдать вора в милицию.

Таким образом, социологический взгляд на преступление позволяет обнаружить новые, мало изученные грани насилия над людьми, расширить исследовательское поле за счет вы­хода в стихию теневой реальности юридической материи.

§ 3. Преступность в современной России

По мнению большинства российских ученых, в основе преступности лежат прежде всего социальные факторы: уро­вень экономического развития, условия для индивидуальной и групповой экономической самореализации; политическая система общества, степень развития политических, социальных свобод и социально-правового контроля; социальные права граждан и возможность их реализации; наличие социальных конфликтов и пути их разрешения, степень социальной диф­ференциации общества; возможность самореализации индиви­дов и т. д. Все эти факторы в совокупности и каждый в отдель­ности в конкретном проявлении способствуют как формирова­нию социально-одобряемого поведения людей, так и асоци­ального.

Мы не склонны как недооценивать, так и абсолютизиро­вать социальный фактор преступности, понимая, что соци­альная жизнь проходит через сознание конкретных групп лю­дей и индивидов, среди которых одни выходят на асоциальное поведение, другие — нет. Степень осознанности социальных факторов, социальных проблем, возможностей реализации потребностей любыми средствами, выбор линии поведения составляют субъективную сторону асоциального, в том числе преступного, поведения. Поэтому природу преступного пове­дения можно определить как объективно-субъективную.

Многие исследователи отмечают рост криминализации современной России, связывая его с интенсивным разрушени­ем тоталитарного контроля и государственной собственности;

умножением коррумпированности "старой" номенклатуры и "новой" управленческой элиты; приватизацией; усилением политического противоборства между различными партиями, движениями, властными структурами; ростом безработицы; резким падением уровня жизни значительного числа российс­ких граждан и т. д.1 Сегодня общество находится в состоянии аномии: разрушаются интеграционные процессы, большинство экономических и социальных связей беспорядочны, разруши­тельные процессы превалируют, нормативное регулирование многопланово, но не всегда целенаправленно и эффективно, ослаблен социально-политический контроль. Конкретно такое положение, проявляется в усугубляющейся социальной поля­ризации (М. Н. Руткевич), маргинализации и люмпенизации населения (Т. И. Заславская); усилении миграционных процес­сов, росте безработицы; нерешенности молодежных проблем, изменении в ее среде ценностных ориентацией (ставка на силу, деньги, богатство, красивую жизнь и т. д.). Все это приводит к росту преступности в стране. Для многих крими­нальных и преступных групп самоцелью стали средства дос­тижения благополучия, не случайно служебные злоупотреб­ления, должностные хищения, взяточничество, коррупция процветают в российской элите. Так, в 1993 г. было зарегист­рировано 37 306 должностных хищений, в том числе 7 537 в крупных и особо крупных размерах, 4 497 случаев взяточни­чества. К судебной ответственности за взяточничество были привлечены 1 422 коррумпированных лица, из них — 42,7% — работники министерств, комитетов и соответствующих струк­тур на местах, 25,8% — сотрудники правоохранительных органов, 11,3% — работники кредитно-финансовой системы, 3,8% — работники контролирующих органов, 2,2% — депу­таты советов различных уровней. Коррумпированность в выс­ших эшелонах власти только в 1993 г. нанесла государству ущерб в сумме 417,2 млрд руб.2

Распад СССР, изменение социально-экономических усто­ев России, становление нового государства активизировали такие криминальные мотивации поведения некоторых пред-

1См.: Лунеев В. В. Преступность в России при переходе от социализма к капитализму; Рывкина Р. В. Социальные корни криминализации россий­ ского общества; Откуда берутся преступники? // Труд. 1998. 1 дек.

2 См.: Лунеев В. В. Криминогенная обстановка в России и формирование новой политической элиты // Соц. исследования. 1994. № 8. С. 93.

250

Юридическая социология

ставителей элиты, как: все средства хороши для достижения политических целей, государственная должность — явление временное и его нужно успеть использовать в личных и груп­повых интересах. Именно эти мотивации были реализованы во время приватизации, в период образования новых политичес­ких и экономических структур: фирм, банков, партий и дви­жений. Кроме того, официально в стране пользуется непри­косновенностью около 4 млн. человек (в странах Запада непри­косновенность депутата связана только с выполнением им слу­жебных обязанностей). Поэтому неудивительно, что криминал рвется в политику, к власти1.

Применительно к рассматриваемой проблеме можно диф­ференцировать преступления на юридические (когда деяние противозаконно и подвержено наказанию) и фактические (когда нарушены нормы права и морали, а по закону деяние пре­ступлением не является). К фактическим преступлениям в со­временном российском обществе следует отнести продажу и акционирование некоторых крупных госпредприятий, форми­рование части коммерческих банков, продажу государствен­ных правительственных дач по балансовой стоимости. И если принять точку зрения Э. Н. Грибакиной, что фактические пре­ступления — это "типичные действия в процессе первона­чального классообразования"2, то процесс становления класса собственников в современной России отчасти подтверждает данную мысль.

С другой стороны, официально признано, что более 35— 40% населения (а по данным независимой экспертизы, зна­чительно больше) проживает за чертой бедности. По дан­ным М. Н. Руткевича, в состоянии абсолютной бедности нахо­дится от 1/2 до 2/3 современных россиян, среди них значи­тельное количество нищих и людей, не способных обеспечить себе прожиточный минимум. В основном это безработные, по­жилые, необеспеченные люди, беженцы, переселенцы, вы­нужденные мигранты и т. д. В социальной структуре российс­кого общества они составляют нижний слой, пополняют ряды маргиналов, люмпенов, преступных и полупреступных груп­пировок, т. е. социальное дно.

1См.: Милиция принимает вызов // Труд. 1998. 28 нояб.

2 См.: Грибакина Э. Н. Социологический подход к изучению преступле­ ния // Рос. юрид. журнал. 1995. № 8. С. 126—137.

251

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]