Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
kuznecova-cultur-ist_mir_kult-8L.pdf
Скачиваний:
143
Добавлен:
22.02.2016
Размер:
6.04 Mб
Скачать

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) www.yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru

206-

Первая кафедра истории была создана в Йеле, а сама историческая наука нашла достойное воплощение лишь во время преподавания в Гарварде Дж. Спаркса, взявшегося за историю Америки. Очень медленно стали внедряться в качестве дисциплин в американские университеты механика, физика, химия, сельское хозяйство. Постепенно в Америке сложилась ситуация, когда население имело не меньше, а больше возможностей для образования, чем в метрополии, что отметил, в частности, великий английский историк

325

Гиббон. Это многое объясняет в возникновении поколения отцов-основателей республики. Подлинным очагом распространения культуры в колониальной Америке была книжная торговля. В течение удивительно короткого времени читающая публика получала Монтескье, Вольтера и Руссо, а также, разумеется, английских классиков-современников, таких, как Мильтон и Свифт. Античная классика пребывала во главе с Сенекой и Овидием. В середине XVIII в. Нью-Йорк, Бостон, Филадельфия, Чарльстон и Ньюпорт имели собственные публичные библиотеки. Большинство американцев уже читали и писали. Первая газета «Общественные происшествия» вышла в 1690 г., а четырехполосная бостонская «Ньюслеттер», основанная в 1704 г., имела солидный успех. К началу революционной эпохи в каждой из колоний выходило одно или несколько периодических изданий, а первый судебный процесс о свободе прессы состоялся в Нью-Йорке в 1734 г., речь на нем шла об оскорблении газетой «Джорнэл» губернатора провинции. И, что характерно, власть проиграла на этом процессе. То был знак, что новые идеи начинают преобладать в культурной эволюции североамериканских провинций.

Век Просвещения в Америке не ознаменовался такими эпохальными достижениями, как выпуск Энциклопедии во Франции. Но этот век окончательно довел окраину мира до уровня современных идей в самых развитых странах Европы. Только это позволило американским колониям начать войну за независимость, будучи вооруженными самыми передовыми идеями своего времени.

Независимая страна

Война всколыхнула все слои общества, поставила перед выбором каждого и способствовала росту гражданских чувств. Созидательная энергия Америки получила стимул, обращенный в конечном счете к росту материальной и духовной культуры.

Независимость принесла смену общественных идеалов, эстетических норм, условий культурного развития. Науки и искусства получили долговременный и стабильный стимул. Независимые Соединенные Штаты шире открыли для себя внешний мир — от столиц Старого Света до китайских портов. В страну устремились новые потоки эмигрантов, теперь уже не связанные лояльностью к короне и более свободно раскрывающие свой культурный потенциал. Отступило консервативное, лоялистское, угодливое, вперед выступило смелое, энергичное, своеобразное. Теология отошла на второй план, мощные идеи революционного периода завладели общественным вниманием. Те, кто не был востребован в узких рамках тринадцати колоний, смело вышли на нацио-

326

нальную арену независимой государственности. Основание единой национальной столицы содействовало формированию нового культурного миропорядка в умах американцев, секулярного в данном случае и основанного на самых просвещенных принципах века. Исчезновение с национальной сцены лоялистов высшего класса (губернаторов, военных чинов, судей, крупных землевладельцев) привело к возвышению стоявших прежде на вторых ролях торговцев, фермеров, городскую буржуазию, средних землевладельцев. Это, несомненно, демократизировало всю систему общественных отношений в Соединенных Штатах, привнесло в культуру те элементы демократизма, которые и следовало ожидать от самой большой республики своего времени.

Люди ранга и склада Томаса Джефферсона и Джона Адамса не могли рассчитывать на культурное лидерство в колониальной Америке. Независимая страна вознесла таких людей, их таланты и вкусы, на вершину национального признания. Приход к власти новой элиты неизбежно поставил вопрос о новых этических и моральных нормах в отношении к религии, образованию, искусству, экономике, науке, политике, литературе.

Новым в мироопределении независимого североамериканского государства было наличие посольств, легаций и консулатов, повышавших уровень культурного сообщения Америки с внешним миром. Особо тесными стали связи с Францией, переживавшей наполеоновскую эпопею

-206

Культурология: История мировой культуры: Учеб. пособие / Г. С. Кнабе, И. В. Кондаков, Т. Ф. Кузнецова и др.; Под ред. Т. Ф. Кузнецовой. — М.: Издательский центр «Академия», 2003. - 607 с.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) www.yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru

207-

и являвшейся главным союзником США в борьбе с метрополией. Символом этой новой ориентации может быть назван майор л'Анфан, спланировавший для новой республики столицу. Новые связи с Францией сказались, например, и в том, что Людовик XVI подарил Гарварду ботанический сад, содержащий экзотические растения из его коллекции. Именно французы осуществили несколько путешествий по новой стране и оставили примечательные описания. Американцы в некоторых случаях действовали чрезвычайно целенаправленно. Так, Американская академия искусств и наук приняла решение «воспроизвести скорее атмосферу Франции, чем Англии, и следовать за французской Академией, а не за Королевским обществом».

Четыре главных обстоятельства более всего повлияли на рубеже XVIII и XIX вв. на становление американской культуры:

1)успехи естественных наук во всей Западной Европе;

2)начало индустриальной революции в Англии;

3)французская философская мысль XVIII в.;

4)интеллектуальные последствия Великой французской революции.

Их воздействие изменило интеллектуальный климат Америки. Научный скептицизм стал символом веры нового поколения мыслителей, политических деятелей и общественных вождей. Теоло-

327

гия ушла в исторические глубины. Лютеране, кальвинисты, пуритане, англикане — все они отошли от жестких церковных обетов, освобождая мысль для научных продвижений. Деизм занял место прежних активных религиозных верований, деистами были Джефферсон, Дж. Адаме, Вашингтон, Медисон, Франклин, Пейн. Автор Декларации американской независимости обращался к «богу Природы». Ночь теологического закрепощения уступила место ясному и оптимистическому видению мыслителей, верящих в совершенствование природы и прогресс общества.

Победный марш естественных наук в новой Америке возглавил увенчанный лаврами Бенджамин Франклин. Его коллега Б. Раш получил признание своих исканий от таких столь далеких лиц, как русский царь и прусский король. Математическую науку достойно представил Н.Баудич из Массачусетса, Йельский профессор Б.Салливен встал во главе химических исследований, ведущим орнитологом своего времени стал Дж. Одюбон из Огайо, ботаника оказалась представленной на мировой арене К.Рафинеском.

Два важнейших изобретения более всего повлияли на американскую цивилизацию: изобретение

машины для прядения хлопка и парового корабля. Дух пионеров олицетворяли далекие путешествия на Запад Льюиса и Кларка, которые составили карты дальнего северо-запада американского континента.

Идейные искания объединило доставшееся независимой Америке с колониальных времен Американское философское общество, членами которого были представители всех штатов. Дебаты в обществе велись на самом высоком для тогдашнего мира уровне. Членами Американского философского общества были многие европейские научные светила.

Идея прогресса теперь уже окончательно завоевала умы думающих американцев, что знаменовало окончание монополии религиозных мыслителей, оптимизм восходящей буржуазии, уверенность американцев в будущем своего континента. Никакая идея не казалась слишком грандиозной на фоне победного марша американской цивилизации от одного океана до другого. Труды французского восторженного поклонника идеи прогресса Кондорсе были немедленно переведены в Соединенных Штатах (1796). Высшим национальным выразителем этой идеи в США был вначале Бенджамин Франклин, а затем Томас Джефферсон. Последний явил собой блестящий образец всесторонне талантливого гражданина мира, принятого в Париже как вестника новой цивилизации. Он воплотил в Америке образец античного республиканизма, гуманизма Ренессанса и творческой эффективности нового континента. Джефферсон верил в возможность постоянного совершенствования человека и человечества, он в высшей степени содействовал модернизации системы образования в США.

328

Благословением для Америки было то, что потрясения войны за независимость, социальный и политический шок не только не ослабили художественно-артистические силы нации, но вызвали

-207

Культурология: История мировой культуры: Учеб. пособие / Г. С. Кнабе, И. В. Кондаков, Т. Ф. Кузнецова и др.; Под ред. Т. Ф. Кузнецовой. — М.: Издательский центр «Академия», 2003. - 607 с.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) www.yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru

208-

их заметный прилив. В творческих исканиях мастеров молодой республики чувствовалась жизненная сила, исторический оптимизм, очевидный талант и безусловная оригинальность.

И при этом следует помнить, что в Америке не было слоя богатой наследственной аристократии, которая повсюду опекала художественные таланты. В стране возник массовый читатель и ценитель искусства, что было новым и давало творческий импульс. Посетители театров и читатели книг — вот за чей счет росли литература и искусство молодой страны. Любопытной (определяющей) была обстановка, в которой творили писатели и художники новорожденных Штатов — рационалистическая, склонная к научным обобщениям, гуманная, демократичная, практичная, обращенная ко всем областям жизни. Вовлечение в общественную жизнь огромных масс, участвовавших в революции, пробудило их общественный интерес как к отвлеченным идеям, так и к проблемам общественного существования. Это была новая обстановка, отличавшая США от большинства стран Европы, не говоря уже об остальном мире. Только в США было возможно столь массовое, общественно значимое движение за реформу пенитенциарной системы, отмену рабства, распределение земли.

Важно также отметить в плане культурного своеобразия развития Америки то, что здесь воцарился космополитизм того рода, что США — это часть общемирового движения, что события повсюду в мире — в Англии, Франции, Италии — касаются Америки, что если и возможно говорить об исключительности Штатов, то только в том смысле, что этот демократический «град на холме» стал демократическим маяком для всего движущегося в одном направлении человечества. В Нью-Йорке, Филадельфии и Бостоне читали европейские газеты не как некую курьезность, а как сообщения о фронтах продвижения человечества по дороге прогресса и всемирного единения.

В революционные времена некоторые формы искусства подверглись испытанию на общественную значимость. Так, Уильям Данлэп, справедливо называемый «отцом американского театра», отстоял для драмы право на существование в демократическом обществе. Она (драма) может стать механизмом поддержания республиканских идеалов и совершенствования социального устройства страны. В дебатах, последовавших в пенсильванской легислатуре1. Р.Моррис указывал, что театр являет собой рациональное, поучительное развлечение, улучшающее общественные нравы, дающее таланту шанс проявить себя, способствующее разоблаче-

1 Легислатура — здесь: название законодательного органа.

329

нию пороков. С пьесы Уильяма Данлэпа «Отец» (1789) начинается история американского театра, с самого начала имевшего больше элементов шоу, чем европейские пьесы. Девизом Данлэпа, автора пятидесяти пьес, что характерно, были слова: «Свобода, наука, мир, благополучие, моя страна». Соратниками и сторонниками Данлэпа были более близкие джефферсоновскому демократизму Дж. Баркер и М. Ноа.

Обращение к реализму было свойственно не только драматургам, но и писателям наступившей эпохи независимости. На правом фланге рождающейся великой литературы стоял выпускник Гарварда и сын Бостона Ройол Тайлер, изобразивший американскую реальность с определенно консервативных позиций Севера. Тайлер писал в предисловии к своим сочинениям, что отвечает на тягу растущих масс к художественному воображению. Его герои вспоминают, что в начале их жизненного пути книга ассоциировалась с прибрежным городом и семьей священника. В конце же этого пути книги пробили путь к фермерам, освоителям границы, к тем, кто мостил дороги и строил каналы.

Левее (по политическому спектру) от Тайлера в конце XVIII в. располагался Хью Брекенридж, который показал современную Америку, подражая Сервантесу. Брекенридж был адвокатом, и его клиенты — фермеры в приграничном районе Питсбурга. Демократия прав нашла в нем своего бытописателя. Значительно радикальнее Брекенриджа был Чарльз Браун, прямой предтеча Купера и Го-торна. Выйдя из семьи квакеров, Браун, зная европейские языки, жадно следил за литературным процессом в Европе. Знаменем Брауна был рационализм, побеждающий в борьбе с предрассудками. Возможно, это был первый американский писатель, которого читали такие европейские авторитеты, как В. Скотт и П. Шелли. Это был наиболее продуктивный писатель своего времени.

Революционный переворот расколол надвое сообщество американских художников. Одна его

-208

Культурология: История мировой культуры: Учеб. пособие / Г. С. Кнабе, И. В. Кондаков, Т. Ф. Кузнецова и др.; Под ред. Т. Ф. Кузнецовой. — М.: Издательский центр «Академия», 2003. - 607 с.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) www.yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru

209-

часть выступила с аристократическими претензиями, вторая восприняла демократические идеалы. Среди последних наиболее заметным является Чарльз Пиль, создавший портреты лидеров революции. Именно он был организатором первой публичной выставки в Америке и убедил отцов Филадельфии создать художественный музей. В конечном счете именно Филадельфия стала местом организации Академии искусства, «чтобы осуществить культивацию изящных искусств в Соединенных Штатах Америки». Подлинным художественным соперником Пиля стал Джон Трамбал из Коннектикута. Знаменитые сцены периода войны за независимость были запечатлены для потомства именно этим бывшим полковником революционной армии. Более психологически глубоким портретистом эпохи был Гилберт Стюарт, писавший портреты знаменитых американцев на мировом уровне художественности. В архитектуре американские

330

революционеры, в соответствии со вкусами эпохи, обратились к республиканским образцам античности. Суровая готика была оставлена, портики и колонны вошли в моду. Монтичелло Джефферсона, проект Вирджинского университета, Капитолий в Вашингтоне стали главными архитектурными признаками эпохи.

Для роста американской культуры важнее всего было трезвое и требовавшее мужества признание, что в стране нет адекватной системы образования, что создание такой системы — задача номер один. Было признано, что государству необходима единая система образования.

Президент Вашингтон полагал, что высшее образование должно быть предпосылкой создания новой конституционной системы. Уже в первом послании конгрессу он говорил о необходимости формирования образованной нации, способной на самоуправление, о потребности в создании университетов высшего европейского уровня. В своем завещании он оставил на основание такого университета свои средства. Третий президент — Джефферсон — приложил огромные силы для основания Вирджинского университета. Но проекты улучшения американского образования отличались от европейских. Близкий друг Франклина Раш писал: «Пока в Европе читают лекции среди руин Пальмиры и древностей Геркуланума, проводят время в диспутах о еврейской истории, частицах греческого языка или акценте латинского, молодежь Америки должна овладевать знаниями, которые увеличивают удобства жизни, уменьшают нищету, улучшают страну, распространяют ее заселенность, воспевают человеческое взаимопонимание, устанавливают гармонию в политике».

Самый большой успех достигнут Америкой в начале XIX в. в области среднего образования. Сказалась и жажда «новых американцев» дать лучшее базовое образование своим детям, и резко усилившееся влияние Европы. Школа Руссо проповедовала естественность в воспитании юношества. В первую четверть века в США было напечатано вдвое большее число книг, чем за все предшествующее столетие. Впервые в расписание были введены социальные дисциплины, главный же упор был сделан на агрономии, ремеслах, современных языках, географии и истории

— за счет классической теологии. Это был поворот от традиции к природе, от отвлеченных истин к общественным потребностям. Через посредство филадельфийца Макклюра в стране распространились идеи Песталоцци, что также демократизировало систему среднего образования. Но, разумеется, американцы лишь мечтали о всеобщем образовании, о том, чтобы основная масса населения шагнула из мира необразованности в мир культуры, из состояния раболепного безразличия в положение активного гражданства. Одной из попыток решить проблему было заимствование из Англии идеи воскрес-

331

ных школ и обучения младших школьников старшими. Это была близкая сердцу американцев практичная идея.

Феноменальный успех имела периодическая печать, во множестве возникающая во всех штатах, северных и южных, старых и новых. В начале XIX в. в США выходило около четырехсот газет. Между ними шла жесткая политическая борьба. Скажем, Гамильтон поддерживал нью-йоркскую «Газету Соединенных Штатов», а его оппонент Джефферсон — филадельфийскую «Национальную газету». Именно в периодических изданиях получили шанс те, кто позднее составит славу американской литературы. Обсуждались все вопросы бытия, впервые стала популяризироваться наука. Если ежедневная пресса неизбежно плотно завязала в текущей политике, то еженедельники и ежемесячники делали упор на литературу, поэзию, все множество идей, за

-209

Культурология: История мировой культуры: Учеб. пособие / Г. С. Кнабе, И. В. Кондаков, Т. Ф. Кузнецова и др.; Под ред. Т. Ф. Кузнецовой. — М.: Издательский центр «Академия», 2003. - 607 с.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]