Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
На печать.doc
Скачиваний:
22
Добавлен:
22.02.2016
Размер:
8.5 Mб
Скачать

Лестницы

Крыльцо для клетей устанавливались на брёвнах, или на подрубах. Лестницы клали на тетиву, на которую устанавливали ступени. Лестницу переламывали – т.е. устраивали отдыхи (площадки). Лестницы почти всегда огораживали перилами с балясинами или решётками. В больших хоромах под лестницей устраивали рундук.

Ворота

Тройные ворота с кровлей. 1906 год. Этнографический музей народов Забайкалья.

Двор обносили забором – заплотом. Заплот устраивали из тёсанных брёвен. Ворота устанавливали на столбы, или столбицы. Ворота в один щит, в богатых домах – в два щита с калиткой. Иногда устраивались тройные ворота – с двумя калитками. Ворота покрывались небольшой кровлей с полицами (водостоками). Князёк крыши украшался башенками, шатриками, бочками, резными гребнями. По богато украшенным воротам судили о богатстве хозяина дома.

Над воротами с наружной и внутренней стороны устанавливали иконы или крест. Например, над Спасскими воротами Спасской башни имеется ниша, с иконой Спаса Нерукотворного.

Окна

Рамы красных окон окрашивали краской. На рамы натягивали паюсный мешок рыб (откуда паюсная икра) – такое окно называлось паисным. Также использовался бычий пузырь, слюда (такие окна назывались слюдяные окончины), промасленная ткань. До XVIII века стеклянные окна (стекольчатые оконницы) употреблялись редко. Красные окна подъёмные и отворные, волоковые окна отворные и задвижные.

Рама слюдяных окончин состояла из четырёх металлических прутов. В центре окна в свинцовый переплёт размещали самый большой кусок слюды в виде круга, вокруг располагались мелкие куски слюды разной формы и мелкие обрезки. В XVII веке слюдяные окна начали расписывать. Стекольчатые оконницы изготовлялись так же, как и слюдяные: в металлической раме и свинцовом переплёте. Применялось и цветное стекло с росписью красками.

Для защиты от холода и ветра применялись вставни, или ставни. Вставни обивались сукном, они могли быть глухими, или со слюдяными оконцами. Ночью и в морозы окна изнутри закрывались втулками. Втулка — щит размером, совпадающим с окном. Обивался войлоком и сукном. Щиты просто втулялись, или навешивались на петли и закрывались.

Окон обычно три на одной стене. Окна завешивались завесами из тафты, сукна и других тканей. Завесы подвешивались к проволоке на кольца. Зачастую все три окна на одной стене задёргивались одной завесой.

38. Особое место среди культурных ценностей русского народа занимают памятники народной архитектуры. Архитектура всегда была связана с развитием производства, в ней воплощены не только эстетические и идеологические представления определенной эпохи, но и свойственный этой эпохе уровень материальной культуры, накопленный народом трудовой опыт. Разнообразные памятники русского зодчества в образной форме выражают то, что было создано в течение веков народным творчеством, его связью с естественными трудовыми процессами, с природой и бытом народа. На развитие сельских и городских построек, как и всей культуры, не могли не отразиться последствия сложных исторических процессов. И тем не менее монголо-татарское нашествие и последующие войны хотя и задержали, но не могли прервать прогрессивно-поступательное развитие народной культуры. Уже в период Древнерусского государства возникли многие характерные особенности жилых и хозяйственных построек, которые были типичны для русских жилищ в последующие столетия. Традиционные крестьянские постройки, дворянские усадьбы, церкви, сохранившиеся еще в отдельных селениях на Русском Севере, в Заонежье, в центральных и поволжских районах, относятся к выдающимся памятникам народного искусства, в них прослеживаются художественные традиции, сложившиеся в феодальную эпоху. 

Знания о нем в основном дает археология, но некоторые сведения, преимущественно о жилище представителей господствующих классов, имеются и в древнерусских летописях. К сожалению, и археологические раскопки по большей части дают материалы о городской усадьбе. Но, поскольку в то время применялись простые строительные приемы, доступные и городским, и сельским жителям, по-видимому, сельское жилище ХП—XIII вв. мало отличалось от жилища рядовых горожан, поэтому полученные сведения о городских постройках ученые условно распространяют и на сельские. Материалы по древнерусскому жилищу обобщены в работах A.J1. Монгайта, П.И. Засурцева, Ю.П. Спегальского и др. Особенно интересна книга П.А. Раппопорта, в которой представлена общая сводка всех археологических материалов по восточно-славянским и древнерусским жилищам и прослеживается их развитие в VI-XIII вв. (Раппопорт, 1975). 

В X—XIII вв. вместе с разложением родового строя, с развитием феодальных отношений и пашенного земледелия исчезают следы родовых отношений в структуре жилища и начинается процесс замены земляночного типа наземной срубной избой. Наземные постройки на большей части территории Восточной Европы вытесняют полуземлянки, господствовавшие здесь в VI-VII вв. 

Все наземные жилища ХН-ХШ вв. - срубные. Для их постройки использовали сосну, реже ель, нижние венцы сруба часто были из дуба. На углах сруба применялась широко распространенная позднее рубка в обло с выпуском остатков бревен. Чашу и паз при рубке всегда выбирали в верхней части каждого нижнего бревна. 

251 

Переход к более рациональному способу вырубать паз в нижней части верхнего бревна относится в основном к XVII в. В пазы между бревнами закладывали мох. 

Полы в наземных домах почти повсюду были дощатые. Доски пола укладывали на лаги, которые в северной и западной частях лесной зоны (Новгород, Белоозеро, Торопец) врубали в венцы сруба (в первый, третий венец), а на юго-востоке (Старая Рязань) укладывали прямо на землю. По высоте расположения пола над землей уже в то время, по-видимому, намечались два варианта жилища, распространенных в разных районах, что будет одним из характерных признаков типов русского жилища в последующие столетия. 

Крыши древнерусских домов были двухскатными, досчатые плахи покрытия уже в то время вверху упирались на бревенчатый конек, а внизу - на загнутые сучья (курицы). Возможно были также трех- или четырехскатные крыши. 

В наземном срубном жилище размер построек определялся средней длиной бревен (от 6,5 до 8,5 м). Простейшей единицей срубной постройки был четырехугольный сруб. Жилое помещение, отапливаемое печью, уже в то время называлось избой (истбой, истобкой, истопкой) (Воронин, 1948. С. 214). Уже в X-XIII вв. выработался более сложный тип жилища, состоявший из нескольких срубов, соединенных между собой или стоявших отдельно. По данным археологии, чаще всего встречались двухкамерные постройки, в которых сруб разделен внутренней рубленой стеной на два неравных по площади помещения, причем глинобитная печь почти всегда была в большем из них. 

Уже в древнейшем летописном своде, "Повести временных лет", составленном монахом Нестором, встречаются основные наименования жилища, его элементов и хозяйственных построек, характерные для крестьянских построек последующих столетий (изба, клеть, печь, полати, дверь, окно, ворота, погреб, гумно и др.) (Маковецкий, 1962. С. 14). Многие из этих терминов, судя по летописным источникам, были взаимно связаны между собой, такая же зависимость между ними обнаруживается и в источниках периода развитого феодализма, где речь идет о крестьянских постройках. Встречается в летописях и термин двор для обозначения комплекса жилых и хозяйственных построек, необходимых для ведения хозяйства семьи. Все жилые и хозяйственные постройки, находившиеся на территории двора летописцы называли общим словом хоромы. В том же значении этот термин употребляется позднее в актовых документах XVI-XVII вв. 

На основании имеющихся источников трудно определить внутреннюю планировку жилого помещения. Однако известно что в XII-XIII вв. в зоне лесостепи, в Верхнем Поднепровье, в бассейнах Западной Двины и Оки жилище отапливалось круглой глинобитной печью, пришедшей здесь на смену печи, выложенной из камня (VII-X вв.). Каменные печи в ХП-ХШ вв. остаются господствующими в Новогородско-Псковских землях и в Белоозерье (Раппопорт, 1975. С. 144—145). Судя по письменным и археологическим источникам отопление рядовых жилищ -изб - происходило по-черному, т.е. печи не имели дымохода, дым выходил из печи в избу, а потом через дверь или окно. Уже в тот период времени археологи отмечают несколько вариантов положения печи и направления ее устья в зависимости от входа, которые были приурочены к определенным районам. Четыре типа внутреннего плана жилого помещения, выделяемые этнографами в сельском восточнославянском жилище XIX в. (см. ниже) имеют древние традиции и восходят, по-видимому, к ХП-ХШ вв. (Раппопорт, 1975. С. 137-141). 

XIII-XV века были временем тяжелых испытаний для России. Последствия монголо-татарского опустошения и длительных набегов турецко-татарских завоевателей задержали прогрессивное общественное и экономическое развитие русских земель, способствовали консервации феодального строя и росту крепостнической эксплуатации народных масс. Все это не могло не сказаться на различных сферах материальной и духовной культуры. В XIV-XV вв. начинается постепенный экономический подъем страны. Вместе с образованием централизованного русского государства, расширением его территориальных пространств, складываются основные черты русской народной культуры, в том числе сельского жилища. 

Жилище русских XVI—XVII вв. 

Жилище этого периода сравнительно лучше изучено. Исследователи используют преимущественно письменные источники, особенно различного рода актовые документы — купчие, закладные, духовные, рядные, судные грамоты, переписные книги, а также изобразительные источники-планы, рисунки, чертежи и т.д. На основе изучения и обобщения источников XV-XVII вв. вышло в свет ряд интересных работ, в которых затрагиваются различные вопросы истории развития русского жилища. (Чечулин, 1893; Шенников, 1962; Пенников, 1963; Рабинович, 1975; Громов, 1977). 

Сельские поселения в эпоху развитого феодализма разделялись на определенные части - крестьянские дворы, которые были ячейками поселения крестьянской семьи и в то же время являлись податными единицами обложения феодальными повинностями крестьян, как основного тяглого населения. Двор, прежде всего, это пространственное определение участка земли, где располагались жилые и хозяйственные постройки, огород, сад, которые были во владении крестьянской семьи. Индивидуальное замкнутое натуральное хозяйство вынуждало крестьянина кроме жилья сооружать различные хозяйственные постройки: для содержания скота, для хранения урожая, сельскохозяйственного инвентаря, продуктов питания и т.д. Размер усадьбы и состав дворовых построек зависели от степени зажиточности крестьянина. Постройки на усадьбе обычно группировались в определенном порядке. Типы застройки усадеб, состав усадебного комплекса в тот период различались в разных районах расселения русских, они были тесно связаны с планировкой селений, с формой крестьянского надела, с социальным положением крестьянского хозяйства. При малодворности деревень дворы в то время, по-видимому, располагались в них свободно, иногда их положение подчинялось развивавшейся более упорядоченной застройке селения в определенный ряд, в улицу, вокруг какого-либо центра и т.д. 

Письменные документы XVI-XVII вв. перечисляют разнообразные постройки русского крестьянского двора, большинство которых существовало и в последующие столетия. Основным жилым помещением была изба. Избы были поземные и на взмостье, с прирубом, с пристеном. Клеть - неотапливаемая жилая постройка, использовалась часто в качестве кладовой, клети были наземные или на подклети и с перерубами. Изба на подклети часто называлась горницей. Сенник, сельник, поветь — хозяйственные постройки, располагавшиеся на других сооружениях (сенник на хлеве, на подклети, на конюшне). Сенник мог быть идентичен повети, а мог и использоваться вместо клети ("изба да сенник"). Хлевы, мшаники, конюшни, сараи, курники, оборы - постройки для скота. Амбары хлебные, житницы служили для хранения зерна и муки. Погреб и напогребица сочетались чаще с наземными избами без подклетов. Баня (мыльня, байна) чаще отмечалась в северных и северо-восточных районах, в Сибири, частично в центральных районах. Почти повсюду были гумна - сараи для обмолота и хранения снопов, в более северных районах - овины для просушки снопов. 

Не каждое крестьянское хозяйство имело весь перечень таких построек. Некоторые исследователи на основании сравнительного изучения письменных источников XV-XVII вв. делают вывод о постепенном развитии и усложнении жилых и хозяйственных построек в составе крестьянского двора на протяжении трех столетий. 

253 

Судя по различным актовым документам значительно лучше были обустроены крестьянские дворы в северных районах России. Этому благоприятствовали экономическое и социальное положение черносошных крестьян, хорошая обеспеченность строевым лесом, а также и более суровый климат. В XVI-XVH вв. в северных деревнях уже бытовали большие двухэтажные крытые дворы, включавшие несколько жилых и хозяйственных помещений, которые были характерны для этих районов в Х1Х-начале XX в. Подрядные записи крестьян в посаде Турчасово на р. Онеге перечисляют ряд построек, необходимых для крестьянского хозяйства: "А во дворе хоромы: изба с прирубом, да против клеть на подклети, да сенник на хлеве, да мыльня, да сарай, да тын дворовый и с вороты и овин..." (Акты юридические... С. 127-128). В Кемской волости по купчей 1578 г. двор состоял из избы, клети, двух клеток, сенника на двух хлевах, сарая на девяти столбах и поварни. В другом крестьянском дворе той же волости (1571 г.) на дворе стояло: две избы с сенями, две клети на подклетах, два сенника "на хлевах", амбар на подклетях в поле, мыльня на берегу (Витое, 1962. С. 125-126). 

В Северном Прикамье, колонизованном русскими Центрального Поморья в XVI-XVII вв., развитые усадьбы с двухэтажным крытым двором с жилыми и хозяйственными постройками отмечаются в письменных документах XVI-XVII вв., т.е. в начальный период населения этих районов русскими (Словцов И. С. 116-121; Чагин, 1976). Данные документов подтверждают выводы ученых о сравнительно раннем распространении развитых усадебных комплексов в северных районах России, откуда данный тип усадьбы в процессе русской колонизации был занесен в Прикамье. 

Сравнительно развитые крестьянские и городские усадебные комплексы построек прослеживаются также по письменным источникам XVII в. в Западной Сибири. Основу русского населения Западной Сибири, как и Северного Прикамья, с конца XVI до XVIII в. составляли выходцы из Поморья, приносившие сюда северно-русские домостроительные традиции. В начале XVII в., когда русские крестьяне только начинали обустраиваться на новых местах, источники отмечают еще сравнительно небольшое число построек на крестьянской усадьбе. Но уже во второй половине XVII в. в русской деревне земледельческой полосы Сибири был распространен комплекс жилища, типичный для северных районов Европейской России. В двухкамерном (изба-сени) и трехкамерном (изба-сени-клеть) жилище избы были поземные и на подклети, иногда только клеть или горница была на подклети. Нередко весь дом был одинаковой высоты "под одной кровлей". Скотные сараи могли примыкать вплотную к дому, а могли стоять отдельно. Над хлевами и стаями нередко устраивались повети. Усадьба обносилась крепкой бревенчатой оградой с воротами. На усадьбах или около них могли быть житницы, погреба, бани, колодец, на дальнем конце усадьбы или за ней гумно с овином, мельницы. (Александров, 1964; Этнография русского крестьянства Сибири. С. 102-120). 

В районах, расположенных южнее Оки в XV-первой половине XVI в. на огромных пространствах "дикого поля", где не было постоянного оседлого населения, а природные богатства края эксплуатировались пришлыми промышленниками людьми, занимавшимися частным предпринимательством, первоначально строились лишь временные жилища - землянки, шалаши и т.д. (Болховшпинов. С. 507). 

В древних актах, касающихся донских казаков, упоминаются различные деревянные постройки - курени, избы, хоромные строения. В то же время, как отмечают исследователи, в донских казачьих городках было много и наскоро построенных шалашей и землянок, обвешанных терном и обнесенных валом, чтобы "не играл на них глаз вражеский", и "при нашествии врага оставляли их без сожаления" (Броневский. С. 92). 

После строительства тульской и белгородской оборонительных линий вокруг укрепленных городков возникает множество сельских поселений. Характерная 

254 

усадьба русского поселенца в южных районах Московского государства представляла собой огороженный изгородью двор, в котором была изба, клеть, конюшня, хлев, сарай, курник, погреб, омшаник, амбар и другие хозяйственные постройки. 

Крестьянская усадьба в южных районах обносилась высокой крепкой оградой с плотными воротами, "двор обгорожен дубовым тыном" или "около двора городьба тыном". Высокие плотные ограды были своего рода оборонительными сооружениями. Уже в XVII в., по-видимому, сложились основные особенности двора-крепости, известного по этнографическим данным в однодворческих селах в бассейне Дона. Это был четырехугольный замкнутый двор, в глубине его или посредине была изба, а стена, окружавшая двор, построенная из дерева, позднее из камня или плетня, в то же время часто была наружной стеной хозяйственных построек, расположенных по периметру двора. Появление таких дворов-крепостей было обусловлено длительной опасной военной обстановкой на южных окраинах Московского государства, а также и постоянными притеснениями со стороны крупных феодалов, имевших здесь свои вотчины. В то время нередки были случаи, когда помещичьи слуги врывались во дворы крестьян, избивали и силой уводили их семьи в свои поместья. {Бломквист, 1934. С. 52-59). 

Основным материалом для строительства сельских и городских построек на всей территории расселения русских было дерево. Преобладающая часть Восточно-Европейской равнины была покрыта лесами. Даже вокруг Воронежа были густые дубовые леса. Много лесов было в бассейне верхней части Дона, по Битюгу и Хопру. Недаром в петровские времена в окрестностях Воронежа строились военные корабли Азовской флотилии. На протяжении XVIH-XIX вв. здесь, как и в других районах лесостепи, происходил активный процесс расчистки лесов под сельскохозяйственное пользование и другие нужды, что приводило к массовому истреблению леса. 

Все основные постройки сельского двора были срубными. Избы, клети, горницы, сенники, мшаники, конюшни, хлевы, бани рубились из круглых (реже тесаных) бревен, соединенных на углах в простой угол (в обло, в нашу). Пазы между бревнами утепляли мхом. Традиции срубной строительной техники восходят к сельскому и городскому строительству Древней Руси, техника рубки уже в то время достигала высокого совершенства. Возможно уже в то время или несколько позже сложились особенности в облицовке рубленых жилищ лесостепи, на границе с Украиной. С. Гмелин, проезжая воронежские земли писал: "Дома, в Острогожске так, как и везде в Великой России, деревянные и покрыты соломою и деревом; снаружи они все белые, вымазаны мелом, как и везде в Малой России" {Гмелин. С. 134–137). 

Сруб жилой постройки избы (или хаты) ставился или прямо на землю, или под первый венец сруба подкладывали деревянные столбики либо камни. В северных районах в условиях более сурового климата избы строились на подклетах {подызбица, нутр), в подклете держали скот, хранили продукты, имущество. Иногда подклет использовали как жилое помещение. В южных районах России избы были поземными, часто с земляным полом. В Московской и Владимирской землях бытовали как поземные избы, так и горницы на подклете. Вместе с тем и в более южных, в те годы лесных, районах, в богатых дворах строили избы на подклетах, а на севере встречались и поземные жилища {Рабинович, 1975. С. 214). 

Преобладающей формой крестьянской кровли (по рисункам старых миниатюр) была двухскатная {Мейерберг. Альбом). В то время, по-видимому, слеги крыши укреплялись на самцах (бревенчатом фронтоне), снизу доски тесового покрытия поддерживались загнутыми сучьями {курицами). Самцовая конструкция крыши широко была распространена в XIX в. Почти повсюду их крыли преимущественно тесом или драницами (тонкими пластинами, на которые расщепляли короткие сосновые бревна длиной в 2-5 аршин). В южных районах России наряду с 

255 

деревянным покрытием широко использовали солому и тростник. Позднее, вместе с сокращением площади лесов, с усилением феодальной эксплуатации крестьян преобладающим кровельным материалом в этих районах становится солома, а деревянные крыши все более отодвигаются на север. В Сибири помимо двухскатных крыш были распространены плоские кровли - в виде наката из бревен, засыпанного сверху землей. 

Двери в избе были низкие, окна маленькие, волоковые, они прорубались в двух соседних бревнах, в половину толщины каждого бревна и изнутри задвигались ("заволакивались") деревянным щитком (волоком). Для пропускания света в окна могла вставляться рамка, затянутая бычьим, рыбным пузырем или брюшиной, у состоятельных хозяев - слюдой. Оконное стекло распространяется среди крестьян не ранее начала XIX в. (Бломквист, 1956. С. 119-120). У русских по фасаду избы обычно прорубали три волоковых окна, причем среднее для выхода дыма располагалось выше других, часто на линии потолка. Среднее волоковое окно уже в XVII в. кое-где стали заменять красным, или косящатым, с массивной колодой. Однако еще и в XIX в. в глухих деревнях часто встречались избы с волоковыми окнами, и только среднее окно было косящатым. 

Во многих избах не было потолков, о чем свидетельствует положение среднего волокового окна выше возможной линии потолка. Конструкция потолка из досок, брусьев или плах с центральной балкой матицей уже упоминается в документах XVII в. 

Центральное место в крестьянской избе занимала большая глинобитная печь, служившая и для отопления, и для приготовления пищи. Как и прежде, печь не имела дымохода. Такие курные избы (хаты) у русских были широко распространены вплоть до конца XIX в. Печь обычно помещалась в одном из углов избы. Около устья был бабий куш, здесь приготавливали пищу. За боковой стеной печи обычно устраивали примост для спанья, а выше его – полати. По диагонали от печи был красный угол (святой), здесь стоял обеденный стол и висели иконы. 

Вдоль передних стен неподвижно укреплялись лавки, над ними полки (пола-вочники). Для освещения служила лучина или масляные светильники. 

Изба (хата) была основным жилым помещением крестьянской семьи, численность которой в то время могла доходить до 15-20 человек. Вместе с тем, много было и малых семей. В избе готовили пищу, спали, пряли, ткали, занимались всеми домашними работами, здесь же в холодное время года кормили корову, молодняк, содержали приплод домашних животных. Тесноту, скученность, антисанитарные условия домашней жизни крестьян, их бедность не раз отмечали проезжавшие в XVII в. через Россию иностранцы. Антисанитарные условия жизни в крестьянских избах отмечались современниками и в конце XVIII в.: "Представим себе крестьянскую избу, как она в здешних странах тесно и низко построена, куда дневной свет и воздух входят не более как через два маленькие отверстия... В такую избу собирается на ночь от 10 до 15, а смотря по семье и больше человек. Туда же присоединить надобно и то, что скот, который днем кормится в тех же самых избах, оставляет по себе испарину, сырость и нечистоту; сверх того в тех же избах... всю почти зиму держатся телята и поросята" (Генер. С. 192). 

Значительно лучше жили крестьяне на севере России и в Сибири. Уже в XVII-XVIII вв. (о чем говорилось выше) здесь строилось более развитое жилище на подклетах, в составе которого было несколько жилых и хозяйственных помещений. 

Довольно много жилых и хозяйственных построек было в помещичьих и боярских усадьбах. Их помещения отличались большими размерами и богатым убранством. По мнению М.Г. Рабиновича, исследовавшего древнее русское жилище, богатые усадьбы в городе и деревне имели схожие черты и на севере, и на юге (Рабинович М.Г., 1975. С. 185, 225-227). Богатый дом обычно строился срубным на 

256 

подклети и состоял из нескольких помещений: горницы, избы, повалуши, сени, чуланы соединялись между собой переходами примерно на уровне второго этажа. Дом богатого феодала представлял собой комплекс жилых и служебных зданий, часто огороженных высокой плотной оградой: парадные комнаты, личные хоромы хозяина, покои его жены, дочерей, сыновей, служебные помещения, хозяйственные постройки (поварня, хлебня, ледник, баня, погреб, житницы, клети, конюшни, сараи и др.). Такая усадьба могла делиться на несколько дворов: передний, задний, конюшенный, псарский. Почти в каждом зажиточном дворе были сад, огород, иногда и рощи. В то же время были и небогатые помещичьи и даже великокняжеские усадьбы, состав и качество построек в них мало чем отличались от крестьянских. Церкви строились ближе к деревне, или неподалеку от хором вотчинника.