Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
IMG.rtf
Скачиваний:
25
Добавлен:
16.02.2016
Размер:
18.98 Mб
Скачать

Глава 8 Личность, стремящаяся нарушить равновесие со средой: путь к духовности без усилий

Для личности данного типа очень важна духовная сторона жизни.' im личность с творческим складом, в стремлении к самовыражению и духом ному росту находящая опору в бессознательном приобщении к мистн'н скому опыту. Человек с такой личностью пытается достичь духовных вер шин без сознательного духовного труда, опираясь лишь на духовные ирш- тики подобно медитации. Судьбы литературных персонажей, наделешна­личностью данного типа, дают наглядный пример того, как совершенс i ш > вание ради совершенствования, ради утверждения идеи своей избранно! i и без осмысления жизни, без усилий и веры в бесконтрольном духовном развитии приводит к уязвимости к действию негативных сил и грубым изменениям личности вплоть до стирания индивидуальности, растворении во Вселенной. Человек, идущий по такому пути, полагает, что возвысит и

I Inuieci пенного уровня, а в действительности находится во власти |1|Н11И11ОПОЛ0ЖНЫХ сил.

И I ииологиях личности, разработанных в рамках психосинтетических (т ипцов, которые описали данный тип личности, были выделены и* и пню» типы и рассмотрены их бессознательные аспекты. В нашей клас- мфш ниш выделилось три подтипа по степени осознанности «темной ду- <н шик in» избранного пути: «"иллюзионист" в самовыражении» (Чайка

.пин Ливингстон, Дональд Шимода), «ищущий себя в оккультном

•пи * пни 1ме» (Йозеф Кнехт, Сантьяго), «согласный на сделку с дьяволом» «и ||н || ВасильевичКоврин, Фауст).

II I познонист» в самовыражении - стремящийся на бессознательном

к бесконечному самопознанию и духовному совершенству, безгра-

1.Н iih.mv самовыражению и обесценивающий жизнь и весь мир в качестве и . ниши Чайка Джонатан Ливингстон в бесконечном самосовершенст-

  • ...111111 пытается развернуть свои скрытые возможности в единстве со к < иной, а Дональд Шимода-уже всемогущий кудесник, тяготящийся

. ■ими безграничными возможностями. Ищущий себя в оккультном мистицизме- человек, видящий идеал

и н •познании мира», а не Бога, т.е. во внеличностной духовности со

fiiiiiн I in мысливаемым содержанием. Йозеф Кнехт в бесконечных поисках И ни иимнт в игре в бисер подлинную духовную жизнь, ведущую к вер- HHIH.IM духа, однако на деле, обретая волшебные умения, вступает в тесный ¥ и i демоническим миром. Пастух Сантьяго откровенно расценивает

  • о нише своим желаниям и обретение материальных сокровищ, полу-

. пнюльствий как раскрытие своего предназначения и приобщение

1- Ч пи Мира».

| и iiiein.iii на сделку с дьяволом -человек, в жажде познания и высо-

  • п|1|||н 1апиях готовый к сознательному контакту с темными силами. I иирмпа, увлеченного бесом идеей избранности, лечат от галлюцинаций шип величия, и он останавливается на полпути, а Фауст сознательно

  • и > i n I | аки душу дьяволу ради обретения могущества, результатом чего и многочисленные злодеяния.

«Иллюзионист» в самовыражении - стремящийся на бессознательном уровне к бесконечному самопознанию и

духовному совершенству, безграничному самовыражению и

обесценивающий жизнь и весь мир в качестве иллюзий.

***

Чайка Джонатан Ливингстон

(Р. Бах. «Чайка по имени Джонатан Ливингстон»")

Общая характеристика. Главный герой притчи-сказки Ричарда Бпча Чайка Джонатан Ливингстон, необычная птица, ставшая для многих ч и i а телей символом жизненного творчества.

Отношение к жизни. Прошлое воспринимается как «унылая суе та», О постижением искусства высшего пилотажа она обретает смысл -т.к. ча11|< и обретает свободу. Неоднократное возвращение к негативно переживаем!>м - прошлому, стремление осмыслить его (и преодолеть настоящим совершен ствованием полета) характерно для гармонизатора.

Поступки. С самого начала в наибольшей мере Чайку Джонатана Ни вингстона отличают бесконечные бесстрашные тренировки «вдали oi остальных, <...> высоко над лодкой и берегом». Дни он проводит в одиио честве в летных экспериментах, на пределе своих возможностей, и ш е для того, чтобы «знать» (себя). Обретая достаточный опыт самопознании достигая максимального совершенства в этой жизни, Чайка уходи т с по мощью ангелоподобных чаек в следующую, где тренируется еще в боле» утонченном самосовершенствовании, приобретающем духовные формы Далее возвращается на землю и учит самопознанию тех чаек, которые более других озабочены личным совершенствованием.

Поле жизнедеятельности отличается взаимосвязью стремления к со вершенству и реальными поступками, в которых оно реализуется. Желаши научиться как можно лучше летать, осуществляющееся в совершенном полете ради полета, на самом деле означает понять как можно глубже си мого себя, свой внутренний мир.

Дифференциальный диагноз жизненных ориентаций и жизненной и* > зиции.

Тип жизненных ориентаций: гармонизатор. Негативно осмысливаемо! прошлое и успех поведенческих стратегий, позволяющих достичь мак симально возможного личного совершенства, перерастающего в духовное

I синая позиция: максимально выраженная творческая направлен-

ii 11 mi шп, в том числе за пределами обычной земной. Признание внеш- н •> in шнпости бытия выражается в признании бесконечности мироздания, Ы" ■ I • I I ценности миров, внутренняя детерминация выражается в возмож-

Ц| но не обязательности его, что и присуще большинству

Н | | шии I ых лишь добыванием пищи.

hi тинная ситуация достижения максимального совершенства и по- н I с пни других к самопознанию. Характерна необычайная целеустрем-

>♦ и. главного героя, все в его поступках подчинено стремлению к

ft 11шгчному самопознанию и приобщению к этому других.

' //шI пшенные характеристики. Эксперименты Чайка с самого начала i in | hi i iii-1 в полном одиночестве, другие чайки весьма безразличны. 11. in ирм дет родительскими «приземленными» советами. Презираетдру-

  • н пи I , которых интересует только пища. В одном из летных экспери- рыпается в середину стаи, занятой приемом пищи - с закрытыми

И | • "in па скорости двенадцать миль в час, «снаряд» из перьев и ветра. К И н иди, никто не погиб, т.к. ему «улыбнулась Чайка Удачи». Достигнув

in совершенства (мысленно осуществляющихся полетов), испыты-

в • • I in I но жалости к земным чайкам и стремится их также научить само-

  • I in ршеис гвованию, сделать подобными себе. В этом, согласно позиции

I• |, проявляются доброта и любовь, которые возникают на высоком

I "in духовного совершенства. Здесь можно видеть определенное проти-

»1 | пи i.к. чувство собственной исключительности мало сочетается с и I ипным от ношением кдругим. Поскольку отметается все, что ограни-

оссконечность самопознания, то логичный вывод - непринятие

Ир епности вообще.

I loll I и тленность (жизненная задача). В отличие от большинства чаек, , I" и- опдадевают лишь элементарными основами полета - ради кор- им Чайки Джонатана Ливингстона важен полет сам по себе: боль-

• пин свете он любил летать. Задача-осознание собственной исклю-

и.постн и разумности, обретение свободы в возможности научиться

I мм. ( л мое важное в жизни—достижение совершенства.

| '/ . штация внутреннего мира. Стремление к самосовершенствованию- iiiiiuioil принцип. На его основе возможным становится рост знания. «Не |н i i.i им своим. Ибо глазам видны лишь ограничивающие нашу свободу ■ им Чюбы рассмотреть главное, нужно пользоваться пониманием. <...> it 11 и i,i сразу станет ясно, как летать».

Другие принципы вытекают из основного. Это идея летать ради радос i н полета. Указывается на овладение Чайкой принципом внутреннего кош роля (например, когда он научился спать налету). При достижении предо i т совершенства - такого, что достиг экономии тысячи воплощений за ним пришли две ослепительные чайки из другого мира. Они устремляют i и ввысь, ведут Чайку к духовному совершенствованию, «чтобы растворит ы и в совершенстве небесной темноты» примечательно, что речь идет имении о темноте. По отношению к миру духовности она имеет довольно одно значное толкование. Принцип совершенства царит в другом, более com р шенном мире.

«Каждый из нас воплощает идею Великой Чайки- ничем не ограничен ную идею абсолютной свободы. Потому точность и совершенство поле i .1 только первый шаг на пути к раскрытию и проявлению нашей истинно!) сущности. Необходимо избавиться от всего, что ограничивает. Вот зачем все это нужно - скоростные полеты, предельное снижение скорости, им» ший пилотаж...» Конечная цель - мысленные перемещения, т.е. магическ»» совершенство. Не признаются любые ограничения, они воспринимают и как препятствия на пути к единственно необходимому — бесконечном\ самопознанию. Все, что ограничивает свободу, «должно быть отме н по прочь, будь то традиция, суеверие или любое другое ограничение в какни угодно форме... Единственный объективно существующий закон toi что дает освобождение».

Способ взаимосвязи внутреннего и внешнего мира. Существует' лини, собственное совершенство. Вера - ничто, на ней не улетишь. Необходимо точное практическое знание - своей безграничности, совершенства, от тут ствия рамок, его реализация в настоящем.

Внешняя реализация внутреннего мира. Это реализация себя в каждым момент настоящего, и в каждый последующий момент ощущение себя ш 1 более мудрым и всесильным (т.к. помогает Вселенная).

Развитие личности. В непрерывном процессе самосовершенствов; и

происходит подъем на духовный уровень - телепатическое общение прохождение сквозь стены, перемещение во времени и пространстве. 11ри чина, очевидно, в себе самом, в своих бесконечных скрытых возможное ! и ч атакже в единстве с Вселенной. С достижением уровня личного совершен ства изменяется и уровень бытия, количество которых бесконечно, как Гкч конечен и процесс самопознания и самосовершенствования.

Нории и патология личности. Безграничное стремление к самосовер- III. 111 питанию понимается как норма (присуща не всем, меньшинству). | м и | и а п 1с с ограничением своих возможностей - патология.

/1, - .шише и помощь личности. По сути, все переживания Чайки сводятся i I nit не нее большего совершенства, а все поступки — в их последова- н ним реальном воплощении. Результатом служит одновременно глу- 1 i амоосознание, желаемое совершенство в полете и магическое могу­чи i щи

11омощь может состоять в осмыслении своего жизненного и духовного нн.н а, I к. рост Чайки - личностный и духовный — все же происходит на и шнтельном уровне, осознается лишь желание узнать себя как можно щи- 11с совсем ясна роль Великой Чайки, с образом которой отож-

  • иг I ся главный герой, «Вселенной», с которой герой составляет един­ит, HI принадлежит, и что за «темное небо», куда вознесся Чайка и где н "Иргп мистическое всесилие. Поскольку мистический опыт обретается

fti- и п шагсльно, Чайка уязвим по отношению к возможным действиям не in наш позитивных, но и негативных сил.

Дональд Шимода

(Р. Бах. «Иллюзии»)

| >i нцан характеристика. Главный герой популярной книги «Иллюзии» • р. Mi иного американского писателя Ричарда Баха Дональд Шимода, шик-мессия», — летчик старенького самолета («Тревл-Эйр-4000»), ' и шпини пассажиров за три доллара в час. Тем же занимается герой, ве-

  • шин повествование от первого лица, выступающий в роли ученика по пию к главному герою - учителю, избравшему его себе учеником.

i n панн повествования приводится небольшая притча о мудром Учителе—.

  • hi торце и мессии, пришедшем на Землю, образ которого недву- " и нгнпо соотносится с образом главного героя. В «Иллюзиях» догадки

ни hi•■ ни с тановятся более конкретными...

| >пшошение к жизни. Дональд, как замечает его будущий ученик, вы- i.i пп ОЦПН0КИМ. Самого себя он характеризует как бродягу, попадающего in pi пики, если долго задерживается на одном месте. Часто его поступки

  • пин I нспным образом связаны со сновидениями, - когда он видит сны •I",пно человека, когда пытается во сне дать ему ту или иную инфор-

iiiinn Гак, его ученик впервые понял, кто такой Дональд Шимода (вспом­нил о прочитанной газете) во сне; после своего убийства он являете» ми сне своему ученик}' и продолжает его учить. Воспоминания его довольно мучительны. Он тяготится своей миссией, не без доли кокетства, ему «см ч но» творить чудеса, внимание людей ему тягостно: «Стоило мне ост,нн и в каком-нибудь месте на день-два дольше, и уже люди знали, что я прем ставляю собой нечто странное. Погладишь меня по рукаву - и исцелишм и от конечной стадии рака, - и неделя не пройдет, как я снова посреди толп ы Этот самолет дает мне возможность передвигаться, и никто не чтит откуда я пришел и куда направляюсь дальше, а это меня вполне устранит" i» (Курсив мой. - Е.К.). Безликость чуда означает его бесцельность бе< содержательность. Особых целей он перед собой не ставит. Прошлое- н будущее можно заменить, а, значит, они не имеют цены. Мир и все, что к нем существует, — это иллюзии. Поскольку признается множественное п миров, логично, что в представлении Дональда нынешняя жизнь действительно, не имеет никакой цены. Собственная персона, реализующих себя в настоящем, несомненно, представляет для героя наибольший шпе рес. Преобладание негативных «Я»-событий прошлого во внутреннем картине жизненного пути, т.е. в воспоминаниях, свидетельствует в ноль ty типа гармонизатора.

Поступки. Внешне житейские, обычные, действия имеют внутренним смысл - на самом деле, для героя важен только он сам, и поступки отражав ■ i его внутреннюю маету, выпускают его внутреннюю энергию. Чудеса кип бы совершаются им между прочим - потому что по-другому ему жить кш. бы не удается. Они подтверждение его самознания, проверка своих бен рп ничных возможностей: он с одинаковыми чувствами заставляет летат ь i и ечный ключ и исцеляет инвалида. Усилия вызывают отвращение, жми настоящим гораздо легче, не задумываясь о последствиях.

Один из его поступков, о котором писали газеты: однажды он исчезну и перед 25 тысячами свидетелями. Ради чего? Чтобы показать, как они безмерно ему надоели? Это самовыражение ради самовыражения.

Поле жизнедеятельности Дональда отличается глубокой взаимосвязип ностью переживаний и поступков, и всецело подчинено безграничному самовыражению и обучению ему своего ученика.

Дифференциальный диагноз жизненных ориентаций и жизненнои пи зиции.

Тип жизненных ориентаций: гармонизатор. Мысли о самопознании н самовыражении являются ведущими, большое внимание уделяется духом ным практикам (медитация и др.). Прошлое осмысливается как утоми

н,мне и скучное, несмотря на способность творить чудеса, а поступки - I I и.1,11 самовыражения.

| и шсппая позиция: ярко выраженная творческая направленность жиз­ни при шапие безграничности желаний и ее необходимости. Поскольку при mac I ся множественность миров и иллюзионный характер конкретной

и можно утверждать о переживаемой внешней заданное™ бытия.

• ■ т.и,п поскольку человек сам выбирает нынешнюю свою иллюзию, то

щи сочетание внутреннего и внешнего локуса контроля над жизнью,

111' арак а ерно для данного варианта гармонизатора.

/ и шеиная ситуация жизненного самовыражения и обучения ему. Са-

• как таковое, хотя и является жизненным девизом Дональда

мои ы, не дает ему особого удовлетворения, ему скучно со своими чуде-

•.. hi ради чудес. Он пытается, и небезуспешно, обучить своему жизнен- н ■ г 11 pi 111 ципу и конкретным духовным техникам героя, от имени которого и. н 11 и повествование. Идет обучение чудесам - обращению с облаками, н и нгние по твердой воде и жидкой земле. Этим Дональд пытается дока­ми Mi о реальности нет, человек создает ее сам, мир - это ученическая i. tpaiii. I Опрашивается вопрос: если все так обесценено, то зачем вообще пи I I иовать? Очевидно, ради удовольствия, что вряд ли можно назвать носимо духовной целью. Т.к. мир и человеческая жизнь - всего лишь н • виши, ме случайно в конце книги автор показывает гибель героя, но в in I, время непонятно —действительно ли он умер? Или переместился во . I п ми н пространстве? И действительно ли он был вообще?

И/ишственные характеристики. Дональд «всемогущ», и ему ничего in I I оп г исцелять, делать добрые дела - и он их делает. Высшее начало мри шас гея, но представляется весьма равнодушным к людям, которые in 11 мы сами о себе позаботиться: «Реальность божественно равнодушна Матери все равно, какую роль ее сын сыграет в играх, сегодня - |,.црого молодца, завтра - злодея. Сущее даже не знает о наших иллюзиях и hi pas Оно знает только Себя и нас по своему подобию, совершенству и i ll пмчсппости».

ара кг ерно пренебрежительное отношение к «толпе», жаждущей чудес, п. понимающей, что свобода и радость зависят только от них самих.

Дональд полагает, что каждый абсолютно свободен делать то, что ..чек и, а, значит, «совесть есть мера искренности твоего желания быть (мим собой». Не принимается оговорка, что ограничителем может быть

можмый вред для другого, поскольку возможность вреда себе каждый

определяет для себя самостоятельно. Так, как это сделал, например, вампир, точнее, вызванная Дональдом для убедительности его мысик форма, попросивший напиться крови, иначе якобы ему будет плохо и им умрет. Такая логика понятна, поскольку нравственных ориентиров нет и относительность нравственности доведена до абсурда: «С другими нос i \ пай так, как тебе поистине хочется поступать с другими».

Направленность (жизненная задача). Понимание жизненного npi 1 назначения человека Дональдом видно из его высказываний о «глупой юн пе»: «Я хотел сказать: Бога ради, если вы хотите свободы и радости, не\ жели вы не видите, что этого нет нигде вне нас? Скажите себе, что это \ вас есть, - и это у вас будет! Действуйте так, как будто она ваша, и кип будет ваша!». То есть задача состоит в познании себя - чего человек хочг i и свободной реализации этого в жизни. Это подтверждают другие его сломи «Твоя единственная обязанность в любое жизневремя - быть верным сам. > му себе». Если очень захотеть (значит, задача очень проста и состоит лини в «захотеть»!), получишь в жизни все, в чем нуждаешься,-обэтом настои чиво твердит и «карманный справочник мессии». Неограниченность т мо|. чества - единственное, заслуживающее внимания. Каждый человек t им выбирает себе жизнь, и если она похожа на фильм ужасов, то лишь в см н\ желания. Люди несчастны потому, что они избрали быть несчастными Безграничный эгоизм выдается за величайшее достоинство: «Всякий, ми хоть что-нибудь дал миру, был божественно эгоистичной душой, живя рани своих лучших интересов. Исключений нет».

Свое хотение — единственный критерий поступков. «Я существую д ни того, чтобы прожить свою жизнь так, чтобы она сделала меня счастливым Это принцип невмешательства в мир и отстаивание права быть собой. «I i ли ты действительно хочешь удалить облако из своей жизни, не делай и * этого большого дела, просто расслабься и удали его из своего мышлении Как узнать, выполнена ли жизненная задача? «Если ты жив, то нет» Организация внутреннего мира. Главная характеристика личное i и свобода «идти любой дорогой, которой хочет идти» и получение радое i и от этого. Это характеристика личности героя и то, как он видит должное м личности вообще.

Каждый человек равен Богу - и поэтому может делать все те же чуде» и что и Бог (Сущее, Космос, Вселенная, Реальность - синонимичны).

Источник организации внутреннего мира -«... заключенное в тебе весе лое призрачное существо, радостная духовная сущность, полная жажды познания, которая и есть твое истинное «Я»», т.е. некая бессознателыын побудительная инстанция. Чудеса во сне предшествуют чудесам м

нп i|н i mihi ihhh ум мешает их воспринять. Предлагает решать проблемы in 11|шпцип организации внутреннего мира - стремление самостоя- |: н ио В1.|()нрать вариант жизни. Защитные механизмы: сомнения в реаль- фсллсмого.

| in h i a i ниншосвязи внутреннего и внешнего мира. Воображение — вот I 'иго и висит способ представления человека о мире и, соответствен- ||| 1ви гунки в нем. «Вздор это насчет веры. Все, что нужно, — это три I спие». К вере отношение пренебрежительное: «... вера —это луч- И" I in мессии могли придумать для весьма торжественно настроенной

■ (следователей, жаждавшей святости». «Мы - играющие в игры,

' 'I ншинс развлечения создания. Мы-гидры Вселенной. Мы не можем I'M Мы можем только причинить себе небольшой вред, но не боль-

и нем и ллюзия на экране». Человек един с миром, жизнь как таковая -

г "| с иллюзия, жизни можно самим менять, выбирать. <...> В результате - н> ч. I и иное следование возникшей потребности и жизнь настоящим.

человек, любое событие появляется из-за притягивания их самим

•« «им ' )то Дональд называет космическим законом.

Ни, пиши реализация внутреннего мира. Происходит в настоящем в ■ п.- и Iни и с желаниями каждого и является результатом его жизненного

N1 Hlllpll

  1. .i шитие личности - это все большая и большая вера в свои возмож-

робы их выражения. В подробно описанном процессе обучения

11 mi 11 рп ге ивы так можете, так и хочет воскликнуть автор) учитель разви- Mt | л\ мжные умения своего ученика, учит его медитировать и тем самым

(•in рил шгювать предметы - свидетельства духовного совершенства. Мис- I ."I \чн1сля понимается как пробуждение в шодях сознания их всемогу- ||ц ' I ил при собственной безликости - безличностности. Он уверен в том,

нужен не он сам, а чудеса, которые может творить кто угодно,

I ли ею обучить. В «Карманном справочнике мессии» можно прочесть: ('• чеппе это напоминание другим, что они знают все так же хорошо, (■'И' и I м».

//"/м/</ и патология личности. Грех — ограничение сущего, патология: 'перждая, что ты чего-то не можешь, ты лишаешься всемогущества».

мктсгвенно, отсутствие ограничения себя в чем-либо - достоинство,

мирмл

    1. hiичие духовного совершенства, появившегося в результате стойкого и тилпнм своей мечте, явно расценивается как особая личностная

л» тип. и, соответственно, здоровье.

Познание и помощь личности. О позиции Дональда Ш им оды мы можем узнать из его наставлений своему ученику, из книги, которую он ему две i читать («Карманный справочник мессии»), атакже из его поступков спи детельств безграничных возможностей самовыражения. Они тяготя т его, однако он обучает этому своего ученика. Помощь Дональду, этому веемо! у щему кудеснику, не признающему ни веры, ни усилий, ни осмыслении жизни (все - иллюзии) нужна, т.к. единственно желаемой радости жизни он не обрел. Духовный опыт его антинравственен, что неоднократно под черкивается, а, значит, подчинен силам зла. Мистические техники не возке личивают в действительности его личность, а растворяют во времени и пространстве. Множественность миров и личностей уничтожает уника щ, ность его собственной личности.

Ищущий себя в оккультном мистицизме - человек, видящий идеал жизни в «познании мира», а не Бога, т.е. во внеличностпой

духовности со слабо осмысливаемым содержанием.

***

Йозеф Кнехт

(Г. Гессе. «Игра в бисер»)

Общая характеристика. Главный герой известного интеллектуал!.но философского романа Г. Гессе «Игра в бисер» — Йозеф Кнехт. В этом ро мане-утопии автор, находясь под сильным влиянием учения К. Юнга, пред лагает свое понимание идеального человека и пути его формирования к русле духовного неоязычества, как и общества, которое его формирует п. в свою очередь, состоит из таких же членов.

Отношение к жизни. Отношение к жизни Й. Кнехта просвечивае! сквозь его отношение к самому себе, через переживания изменений em «Я», что характерно для типа гармонизатора. Интенсивность переживании его внутреннего мира связана в первую очередь с выраженным стремле нием (причем на разных этапах жизни) жизненного самоопределении, поиска своего места в жизни (во внешнем мире) и гармонии его с внутрен ним самоощущением. Общая характеристика отношения к жизни, которую дает автор, - «тихость», «веселость», «лучистость», отсутствие мрачност и и фанатизма в поисках себя. Отношение к жизни можно выявить и по вы мышленным историям жизни как историям поиска себя, сочиненным си мим Йозефом Кнехтом: это «классическая» языческая история кудесника 11 г idi дождя, принесшего себя в жертву демонам ради блага жителей

  • | • история исповедника и индийское жизнеописание раджи. Воз-

Мн см iамым отразилось переплетение в мировоззрении Г. Гессе, при-

|t*m> ш 1 и язычества, и христианства, и мистической мудрости Востока.

Чирии Iсрио, что еще в начале книги автор предупреждает: его не ин- I ■ I мч пи патология, ни семейная история, ни половая жизнь, ни пшце- l-<i" mi' ни сон героя (то есть биологические детерминанты жизни. - Е.К); i-i hi духовная предыстория, его воспитание при помощи любимых

и. любимого чтения и так далее не представляют для нас особой

' и.» iи•>. Однако последнее уже настораживает - если не интересует i.i 1' | пиная предыстория», то, видимо вряд ли герой интересен сам по ► ' ,|к личность, а интересен лишь как носитель определенной идеи. | п. I пи и-лыю, идеал Г. Гессе, высшая духовность, предстает как духов- м иппшчностная, растворяющая личность - если это совершенная

и. в безликом мире, бесстрастно соединяющем противополож-

н i hi Автор отмечает, что в жизни Иозефа Кнехта полное равновесие . i.i. и.и н страданий.

1 нашей точки зрения, история жизни Йозефа Кнехта - это гимн как t .. ph.цельности,такиеепреодолению, а, значит, непрерывностидухов-

in I ановления как такового, без особого учета его содержания. Ничего

и >ри I ся о семье, происхождении Йозефа, неизвестно и о его конце -

.и. I I нуе I лишь легенда о том, как он окончил свои дни. Внешняя линия

  • и. i n иш довольно загадочна, тогда как духовная его жизнь излагается т. ipiiiiiio. Мажным первым событием называется насыщенная пережива- нн пи призвания встреча в 12-13-летнем возрасте с магистром музыки, ■ иг' лепившая дальнейший путь Йозефа, - в элитную школу и далее. Из иш и дующих событий можно выделить чувство одиночества и ж нереппости при поездке в элитную школу в Эшгольц (однако, в отличие

  • и мinн п\, как указывает автор, без отчаяния и слез); легкость приспособ- м ним I. новым условиям. Важное событие жизни, относящееся к развитию •"' ||н ииего мира, - рождение ассоциации «ранняя весна» - «ветка бузины» -

т ми-рижский аккорд». И далее: обучение в Вальдцеле игре в бисер, со-

  • i|" .п. т. дающееся обучением медитациям, дающее «величайшую радость»; •" и пне китайской мистике у Старшего Брата как «начало пробуждения»;

и учебы и прием в Орден; двухлетняя «командировка» в монастырь,

шиномат ическая миссия, интересное общение с отцом Иаковом; принятие

та магистра игры, ощущение при этом бремени ответственности; ре- сльпый уход в обычный мир.

Поступки. Стратегии, ориентированные на собственный внутренний мир, наиболее типичны для Йозефа Кнехта, они - спутники его «прозре­ний», стремлений понять свое предназначение. Характерна еще подростко­вая, не свойственная сверстникам, глубокая печаль при отсылке одного из учеников, «загубившего свое будущее», обратно в «реальный мир», что определяется значимостью возможности самосовершенствования в элит­ной школе. В качестве поведенческих стратегий могут быть обозначены размышления при насыщенной внутренней жизни, духовные практики, общепринятые в республике Касталии. Поступки Йозефа отражают его стремление к самопознанию, это пробы себя на разном поприще, сочетание принятия правил и рывков за их пределы. Уверившись в их необходимости (а тем более, в истинности) Йозеф уверенно поступает так, чтобы достичь поставленной перед собой цели. Искреннюю радость доставляет педагогическая деятельность, учение и воспитание. Главный поступок, согласно легенде, завершается трагической гибелью Йозефа в горном озере, когда он счел невозможным не пуститься вплавь в ледяной воде за своим учеником Тито.

1 Поле жизнедеятельности Йозефа характеризует насыщенность его переживаний, связанных с поиском места в жизни, их динамичность, и соответствие его поступков результату осмысления жизни на данном ее этапе, вытекающая отсюда устремленность в будущее (к своему месту в жизни), невнимание к внешним благам и внутренняя неуспокоенность даже в, казалось бы, позитивных моментах жизни. Типичным примером может быть осознание своего признания как изменения в себе и ожидание жиз­ненных перемен: «Как молодое растение, развивавшееся до сих пор тихо и медленно, вдруг начинает сильнее дышать и расти, словно в какой-то миг чуда оно осознало закон своего строения и теперь искренне стремится его исполнить, так начал мальчик, после того, как его коснулась рука вол­шебника, быстро и страстно собирать и напрягать свои силы, он почув­ствовал себя изменившимся, почувствовал, как растет, почувствовал новые трения и новое согласие между собою и миром. <...> Гармонично и рав­номерно росли, пробиваясь друг к другу, внутреннее и внешнее».

Дифференциальный диагноз жизненных ориентаций и жизненной по­зиции.

Тип жизненных ориентаций. При определении типа личности возможны колебания между целостной гомеостатической и целостной гетероста- тической личностью (с сильным акцентом на духовной стороне жизни). Провинция Касталия и типичный ее житель (а таким можно назвать и

Ион-фа Кнехта), если отвлечься от духовной проблематики, очень напоминают замкнутый круг рафинированной интеллектуальной элиты, ученых, которые видят мир по-своему. Их нимало не беспокоит тот факт, -нов реальности этот мир значительно отличается от их умозрительной, искусственной схемы жизни, которой они стараются неукоснительно сле­довать. Это свидетельствует в пользу целостной гомеостатической ха­рактеристики их личности. Однако постоянное отсутствие покоя, скачки -■но ступенькам» главного героя склоняют в пользу диагноза целостной I стеростатической личности, тем более, что устремленность к духовному росту, сильно выраженная у Йозефа Кнехта, присуща именно типу гармо- нпзатора, с которым соотносится целостный гетеростатический тип лич­ности. Стремление героя к самосовершенствованию, духовные поиски под- I верждают этот «диагноз».

Жизненная позиция: явная творческая направленность жизни, стрем- нение к бесконечному поиску себя и своего места в жизни, контрасти­рующее с гомеостатическими принципами существования республики Касталии и игроков в бисер. Единство внешней и внутренней детерминации жизни Йозефа неоднократно подчеркивает автор (например, совпадающие но времени внутреннее ощущение призвания и официальное вступление в элиту). Принятие правил, следование им - и в то же время напряженная внутренняя работа по их осмыслению, реализация собственного жизнен­ного выбора, сочетание внутреннего и внешнего локуса контроля над жизнью, что характерно для рассматриваемого варианта гармонизатора.

Жизненная ситуация. В романе представлена череда жизненных си­туаций ситуации, в которых Йозеф поступает «как должно», как принято, как положено, и ситуации, которые он создает сам в своей жажде само­определения.

Нравственные характеристики. Г. Гессе старался представить Йозефа как идеального героя, и, действительно, он поступает «правильно», хотя и без особой сердечности. Понимание своей власти над людьми способствует развитию чувства ответственности за других, рано развившееся (например, проявление в дружбе с Тенгуляриусом). Он привлекает к себе других, с ним ищут дружбы, его влиянию готовы поддаваться. Испытывает често­любивые чувства, относится к людям свысока, старается держаться от- страненно даже если испытывает дружеские чувства (например, к Тен- гуляриусу). Довольно холоден («на худой конец он мог обойтись и без друга и мог без труда обращать луч своей симпатии к новым предметам и людям»), но осознает чувства других и бережно к ним относится. Особенно

ярко это проявляется, когда Йозеф становится магистром. Для Гессе такое поведение означает благородство, аристократизм.

Направленность (жизненная задача). Жизненная задача Йозефа Кнехта может быть определена как поиск своего предназначения. В его непрерыв­ности, в неустойчивости самоопределения и состоит центральная линия жизни. Это видно из частых противоречий, в которых автор вынуждает оказаться читателя. Так, Г. Гессе любовно описывает историю игры в бисер, начиная от Пифагора, и дает ее научное обоснование. Это настоящий гимн игре: «умелец игры играет как органист на органе, и совершенство этого органа трудно себе представить - его клавиши и педали охватывают весь духовный космос, его регистры почти бесчисленны, теоретически игрой на этом инструменте можно воспроизвести все духовное содержание мира». Явно автор на стороне созерцательности жизни, заимствованной, как отмечает сам автор, из восточной религиозности и к ней приближа­ющейся, и которая является основой существования Касталии. Игру в бисер он явно считает подлинной духовной жизнью, в символической форме веду­щую к вершинам духа, а, значит, к Боту, а игроков - высокодуховной элитой. В то же время в конце романа герой, пресытившись абстрактной духов­ностью, решительно окунается в реальную жизнь. В противоречии с этим, однако, находится концовка «Индийского жизнеописания» Йозефа: совер­шенно отчетливо доказывается, что смысл жизни может быть найден лишь вне мирской жизни - в лесу, на службе у йога. Истины как таковой, видимо, с точки зрения автора не существует: «дело шло <...> не об истине и по­знании, а о действительности, о том, чтобы испытать ее и справиться с ней». Подчеркивается идея мирового единства, конца как начала.

«Переступить пределы!» Эти слова из стихотворения, сочиненного Йо- зефом Кнехтом, могут рассматриваться как его жизненный девиз:

Пристанищ не искать, не приживаться, Ступенька за ступенькой, без печали, Шагать вперед, идти от дали к дачи, Все шире быть, все выше подыматься.

А также: «Не быть, а течь в удел осталось нам». Организация внутреннего мира. Принцип провинции Касталия - лю­бовь к науке, и в то же время тяга к гармонии и медитативной мудрости. Эта раздвоенность души, полярность - особенность Йозефа. Принцип орга­низации внутреннего мира - слушание себя, непрерывный поиск своей

судьбы в жизненных противоречиях. Тихость и задумчивость Йозефа часто упоминаются, а также его отстраненность, «не лишенная упрямства», а также пытливость, внутренняя независимость, ум и властность. Но недаром автор на первых страницах столько говорит о совершенстве как безлич- постности. Те духовные практики, которые использует Иозеф (медитации), действительно ведут к растворению личности в безликой духовности. В нем нет сердечности, он не понимает, что такое семья, дети, что это значит для человека. Защитные механизмы: размышления над принятыми прави­лами, не имеющие, однако, особой силы.

Способ взаимосвязи внутреннего и внешнего мира. Гармоничное един­ство внутренних побуждений и внешних требований в каждый момент времени, способствующее дальнейшему продвижению в поисках своей судьбы.

Внешняя реализация внутреннего мира неотъемлема от внутренних из­менений, единых с внешней канвой жизни: поступление в элитную школу - обучение игре в бисер - дипломатическое поручение в монастыре - приня­тие в Орден - принятие сана магистра - рывок в другую жизнь, заверша­ющийся трагическим концом.

Развитие личности. Внимательно рассматриваются разные этапы ста­новления личности в постоянном самосовершенствовании. Радость первого приближения к духовности сменяется стремлением к уединенной сосредоточенности, осознание роли символов в жизни. Различные этапы жизненного пути показаны как этапы «пробуждения» и «осознания себя» (встреча со старым магистром музыки, определившая элитное будущее, учение китайской мистике). Поздно осознал, что «призван повелевать». Внешнюю линию развития личности отличает блистательность, быстрота и легкость карьеры. «То, что было чередой актов пробуждений, было одновременно чередой прощаний. Касталия, игра в бисер, сан магистра - все это были темы, которые надо было проварьировать и исчерпать».

Норма и патология личности. Стирание индивидуальности - высший принцип духовной жизни провинции. Об этом автор заявляет еще на пер­вой странице книги. Уникальность - патология, служение сверхличным задачам — идеал, признак совершенства, мудреца. Мятежник, идущий на конфликт с «иерархией», противоположен тому, кто «дошел до почти полного растворения своей личности в иерархии». А главный герой, несом­ненно, живет по принципу противоположному. Максимально, казалось бы, следуя всем общепринятым правилам, он резко вырывается за ее пределы в своем духовном росте. Это явно отражает точку зрения автора на высшую духовную зрелость - а, значит, и особое личностное здоровье, что воспри­нимается как странности, с точки зрения касталийцев. Однако, автор при­знает и сверхличностность как норму - что отражается, например, в полу­детских спорах Йозефа с Плинио Дезиньори, в разных вариантах вымыш­ленной жизни Йозефа. Таким образом, границы между нормой и патоло­гией стерты, все относительно и имеет право на существование (бесконеч­ное творчество, в норме), лишь бы не было остановки (отсутствие творче­ства, патология).

Познание и помощь личности. Читателю доступны размышления и пере­живания Йозефа, свидетельствующие о напряженной внутренней жизни. В какой помощи нуждается герой? Сомнительна бесконечность жизнен­ного творчества, подстегиваемого мистическими проникновениями в поту­сторонний мир, за которую так ратует автор вместе со своим героем. Опас­ность такого пути налицо - он завершается гибелью героя. В его стихо­творениях, в языческом и индуистском вариантах жизни явно прослежи­вается порабощенность темной духовностью, тесный контакт с миром де­монов, волшебством. В качестве панацеи, универсальных «методов помо­щи» Г.Гессе рекомендует следующие средства: учение, медитацию и само­дисциплину для сосредоточения и погружения в себя: «чем большего мы требуем от себя, или чем большего требует от нас та или иная задача, тем чаще мы должны черпать силы в медитации». Йозеф и использует их в трудные моменты жизни, особенно когда он стал магистром игры. От­мечается взбодренность и просветленность от медитаций. Совершен­ствование ради совершенствования - вот естественный вывод, если нет ни истины, ни ориентиров: «Стремиться надо <...> вовсе не к какому-то совершенному учению, а к совершенствованию себя самого. Божество в тебе, а не в понятиях и книгах. Истиной живут, ее не преподают».

Более откровенно позиция Г.Гессе раскрывается в стихах Йозефа Кнехта:

Так пусть же зову жизни отвечая, Душа легко и весело простится С тем, с чем себя связать посмела прочно, Пускай не сохнет в косности монашьей! В любом начале волшебство таится, Оно нам в помощь, в нем защита наша.

Движение ради движения вызывает только пустоту - безликость. Гессе правильно называет этот процесс волшебством — темной мистикой - хотя бы потому, что душа, ни к чему не привязываясь, должна отдаться «зову жизни» неких мистических сил, которые все меряют одной меркой, и нет ни добра, ни зла, ни истины, ни смысла. А есть - растворение личности, то есть ее уничтожение.

Сантьяго

(П. Коэльо. «Алхимик»4)

Общая характеристика. Главный герой притчи современного порту­гальского писателя П. Коэльо «Алхимик» - испанский восемнадцатилетний пастух овец Сантьяго. Оккультный мистицизм здесь более откровенен, чем у утонченного Гессе.

Отношение к жизни. Отношение к жизни Сантьяго вначале книги ха­рактеризуется чувством одиночества и безрадостностью. В попытках оты­скать единственно правильный, свой собственный путь Сантьяго отдается переживаниям сновидений, всевозможных «знаков», указующих на вер­ность жизненного выбора. Живя настоящим, особенно не размышляет о будущем, целеустремленно двигаясь к поставленной цели. Прошлое вспоминает довольно часто - это попытки самооправдания, размышления по поводу того, как ранее складывалась его жизнь. Например, жизненное юбытие «друг быстро купил его отару овец» осмысливается как знак судьбы: жизнь хочет, чтобы он якобы следовал поставленной цели. 11реобладание во внутренней картине жизненного пути событий прошлого, причем по содержанию - «Я»-событий с отрицательным знаком (что характеризует сомнения героя, его колебания, тревоги) означает, что глав­ный герой - скорее гармонизатор.

Поступки. Интенсивная внутренняя жизнь характерна для главного I сроя, его частые стратегии - размышления, фантазии, проигрывание обра- юв сновидений. Поступки, которые совершает Сантьяго, характеризуют (I о тягу к познанию мира, хотя внешне выглядят как умелые практические действия, приводящие к житейскому успеху. Поступки, ориентированные на других (например, в отношении любимых девушек) на самом деле име­ют целью обретение дальнейшего опыта самопознания.

Поле жизнедеятельности Сантьяго характеризует тесная связь между переживаниями, прежде всего являющимися ему «извне» - в снах и виде­ниях, а также из общения с посланниками бессознательных импульсов, - с его поступками, влекомыми единственным сильным желанием — понять себя и свое предназначение.

Дифференциальный диагноз жизненных ориентаций и жизненной по­зиции.

Тип жизненных ориентаций: гармонизатор. Внутренняя картина жизне­деятельности отличается преобладанием осмысления личностно значимых негативных событий прошлого, в выборе стратегий поведения преобладают стратегии, ориентированные на собственный внутренний мир при внешне выраженной успешности поступков. Ярко выражено стремление к само­совершенствованию, тяга к духовным этажам личности.

Жизненная позиция: выраженная творческая направленность жизни, стремление следовать своему желанию, понимаемому как истинное предна­значение, которое определяется по видениям во сне и наяву. Явно признает­ся внешняя заданность бьггия («все уже записано - «мактуб»», внимание к «знакам»-символам), однако внутренняя детерминация также признается: можно последовать или не последовать советам, видениям, снам. Тем са­мым при творческой ориентации жизни отмечается сочетание внутреннего и внешнего локуса контроля над жизнью, что характерно для варианта гармонизатора, названного как «личность, стремящаяся нарушить рав­новесие со средой», с добавлением, в силу особой значимости и отношения к сфере духовности, «к духовности без усилий».

Жизненная ситуация жизненного самоопределения. В этой ситуации Сантьяго весьма последователен, сосредоточен на себе, все, что с ним про­исходит и его окружает, лишь подспорье для приближения к цели. Он про­являет себя как человек целеустремленный, отважный, трудолюбивый, на­ходчивый, но довольно безразличный к людям.

Нравственные характеристики. Все, что он делает, стараясь прибли­зиться к мечте, он делает тщательно и добросовестно, что вызывает симпа­тии окружающих. Но из-за сосредоточенности на себе мало занят окружа­ющими людьми. Он уходит от них без сожаления, как только его «знаки» показывают, что пора в путь.

Направленность (жизненная задача). Жизненная задача Сантьяго по­степенно, по ходу повествования вырисовывается весьма отчетливо. Это постижение своей судьбы через многие пробы и поиски истинного пути. С течением жизни понимание своего предназначения становится все более отчетливым, поскольку Сантьяго находится в постоянном напряженном поиске. От познания Бога (период учебы в семинарии) он уходит к позна- пию вещного мира (сознательное пастушество с целью путешествовать и тем самым познавать мир, т.е. все новые и новые места, людей), что кон­центрируется в сознательном выборе судьбы искателя приключений. В конечном счете оказывается, что упорство и настойчивое следование своему желанию приводят не только к материальному сокровищу, но и духовному восхождению, осознанию смысла жизни - в вере себе, при­слушивании к себе - части «Души Мира», следовании своей мечте. Сантья­го выступает в качестве яркого представителя сознательного жизнетвор- чества, внутренние и внешние жизненные поиски которого едины в общем процессе самосовершенствования. Конечный результат - достижение муд­рости (определенной целостности, состояния гармонии с миром). Не совсем понятно, как это возможно без духовных усилий. Автор книги, гово­ря о том, что открытие своего пути и следование своей судьбе — важнейшая задача человека, однако при этом признаком следования судьбе называет радость и удовольствие.

Ярко представлена жизненная позиция гармонизатора, стремление к самосовершенствованию которого выводит его на путь оккультизма, к по­иску мудрости в алхимии и очевидном гностицизме, характеризующемся признанием христианства при языческом его истолковании.

Организация внутреннего мира. Источник организации внутреннего ми­ра - повторяющееся сновидение о сокровищах, которые он может обрести в Египте. В нем реализуются глубинные бессознательные тенденции, на­правляющие жизненный путь Сантьяго. Прислушиваясь к себе, Сантьяго посещает цыганку - гадалку, старуху, умеющую толковать сны, а также следует наставлениям Мелхиседека, царя Салимского и священника - библейского персонажа. Он, очевидно, П.Коэльо выбран не случайно - среди всех библейских героев именно его имя связано с гностической сек­той, основанной во 2 в. Феодотом менялой, который утверждал, что Иисус Христос был только образом Мельхиседека - первого и главного воплоще­ния Бога. Подбадриваемый и поучаемый этими людьми, Сантьяго вверя­ется своим бессознательным побуждениям и, несмотря на препятствия, стремится к избранной конечной цели - сокровищам. Важным источником организации внутреннего мира служит и следование «знакам», постепенное все более совершенное владение их языком. Это язык символов — «Всеоб­щи й язык», способствующий постижению «Души Мира». Принцип орга­низации внутреннего мира - стремление контролировать свою жизнь, само­стоятельно выбрать свою судьбу и не сворачивать с пути. В этом процессе в|(утренней самоорганизации Сантьяго все более приобщается к Душе Ми- pa, что возможно, если человек чего-нибудь пожелает собственной «всей душой» - частью «Души Мира», напоминающей коллективное бессозна­тельное К.Юнга и в свою очередь исходящее из гностических учений о единстве всего сущего. «Когда ты по-настоящему чего-то желаешь, то до­стигнешь этого, ведь такое желание зародилось в душе Вселенной. И это и есть твое предназначение на Земле», - поучает Сантьяго Мельхиседек. Защитные механизмы: сомнения в том, что голос судьбы правильно услы­шан: книга-гимн физической молодости-П. Коэле утверждает, что только молодой человек не боится мечтать и стремиться к мечте, и нам понятно, почему - т.к. с возрастом у человека больше шансов найти по-настоящему правильный жизненный путь. Нерассуждающей молодости легче все бросить и начать новую жизнь - если вдруг «герою» показалось, что именно в этом его цель. Недаром показано, что Сантьяго не любит, например, об­щаться с одними и теми же людьми (якобы они хотят его изменить), за­ниматься одним делом (это привязывает его к обыденной жизни, отрывает от устремленности к почудившейся цели). Он бросает родителей, не заботясь об их переживаниях («они привыкнут»), оставляет любимую девушку (после некоторых сомнений, убежденный посещением видения, что девушка уже замужем за другим). Жизненное творчество, ничем не сдерживаемое, кроме «химер» сомнений, чувства вины, подталкиваемое носителями мистического оккультного опыта—основной жизненный прин­цип Сантьяго.

Способ взаимосвязи внутреннего и внешнего мира. То, что способствует утверждению Сантьяго в своей правоте и внутреннему развитию, — ряд внешних толчков, которые он чутко улавливает. Люди, встречающиеся на пути Сантьяго, - явно носители основных распространенных архетипов - универсальных поведенческих схем, посланников все той же «Души Мира»: Мельхиседек, Алхимик - носители архетипа мудреца, симво­лизирующего смысл жизни, старуха гадалка - архетип матери, пугающей, раздражающей, но поучающей и способствующей росту, и две юные девушки, в которых влюбляется Сантьяго, - носители архетипа анимы, бессознательной женской стороны в мужчине, способствующие его гар­монизации. Христос и Магомет, упоминающиеся в книге, являются в рав­ной мере олицетворением архетипа самости, гармонии и совершенства, к которым стремится Сантьяго.

В результате - немедленное следование возникшей потребности и жизнь настоящим.

Внешняя реализация внутреннего мира. Настоятельно подчеркивается, что имеет значение только настоящее, это способствует восприятию жизни как вечного праздника, что возможно лишь человеку, для которого безраз­лично все, кроме своей персоны. В длительном пути движения к цели (отказ от семинарии ради путешествий, двухлетнее бытие в качестве пастуха овечьей отары, первая любовь, утрата всех денежных средств, успешная работа помощником торговца хрусталем в африканском городе, путе­шествие через Сахару, любовь к Фатиме в оазисе пустыни, предсказание вражеского нашествия) происходит все более тесное установление связи собственной души с мировой, при этом он сам ощущает себя все более мудрым и всесильным (т.к. помогает Вселенная).

Развитие личности. Это непрерывный процесс твердого следования своей цели - египетским сокровищам, благодаря целеустремленности и вере в себя герой достигает и жизненного успеха (конечный итог саморе­ализации - в результате достижения песков Египта и «случайного» знания - опять-таки из сновидений, но «случайного» человека - о том, что со­кровище на самом деле зарьгго на его родине в хорошо знакомом ему месте). (Одновременно - это и реализация себя как личности, развитие сил души, постижение Души Вселенной, обретение волшебных умений: разговор с пустыней, ветром, солнцем, превращение в ветер - доказательства духов­ного совершенства.

Норма и патология личности. Наличие духовного совершенства, поя­вившегося в результате стойкого следования своей мечте, явно расценива­ется как особая личностная зрелость и, соответственно, здоровье.

Познание и помощь личности. Читатель имеет возможность ознако­миться со сновидениями Сантьяго, переживаниями жизненного выбора, выражающимися вместе с тем в последовательных поступках, ведущих к цели. Все эти характеристики героя ведут к познанию его как расширя­ющемуся опыту самоосознания, завершающегося обретением желанных материальных благ и попутно духовного совершенства, магического могущества. Нуждается ли Сантьяго в помощи? С нашей точки зрения, п о духовная помощь в более ясном представлении о своей жизни, о том, что, собственно, с ним произошло, и к какой области относятся все эти чудеса. Сказочные житейские и духовные блага им старательно осмы­сливаются, однако в мистически-оккультном ключе. С точки зрения автора, I !.Коэльо, это именно то, что требуется человеку, показатель его земного и духовного совершенства. С нашей позиции, герой находится в опасном состоянии порабощенности темной духовностью, в котором человек полагает, что возвысился до божественного уровня, а в действительности находится во власти противоположных сил.

Духовность Сантьяго - ложная. Обретя трансперсональный иррацио­нальный мистический опыт с помощью оккультных пособников (гадалка, Мельхиседек, англичанин - чернокнижник, наконец, настоящий Алхимик), Сантьяго платит своей душой, и в своем «всемогуществе», растворяясь в единстве с «Вселенной», «Душой Мира», сливаясь с ней, утрачивает свою личность. Вторгаясь в духовные сферы, он ничем и никем не защищен от сил зла. Особых усилий души, по большому счету, Сантьяго не потребо­валось. Примечательно, что с самого начала он отверг путь познания Бога в пользу познания мира. Однако П. Коэльо утверждает, что именно погру­женность в материальный мир привела к столь «высокой» духовности. Жить «в настоящем» и действовать без раздумий по велению «видений» проще, чем осмысливать прошлое и будущее - поверять совестью поступки прошлого, планировать будущее с учетом судеб окружающих, близких. Путь сам определяет жизнь, считает автор, - и тем более, чем более по нему пройдено. Однако истинной духовности без трудной повседневной работы над собой быть не может...

Согласный на сделку с дьяволом - человек, в жажде познания и высоких притязаниях готовый к сознательному

контакту с темными силами. ***

Андрей Васильевич Коврин

(А.П. Чехов. «Черный монах»)

Общая характеристика. Философская поэтическая баллада А.П. Чехова «Черный монах» - один из самых сложных его рассказов, вызвавший неоднозначные толкования. Жажда познания и высокие притязания свойст­венны, подобно Фаусту, и русскому Коврину, подающему надежды ученому, магистру философии, читающему психологию. В отличие от Фауста, заключившего сделку с дьяволом, Андрей Васильевич Коврин, увлеченный идеей своей избранности, в которой его убеждает бес в облике монаха, останавливается на полпути, вернее, его останавливают и лечат от гал­люцинаций и сумасшествия. Но губительность мании величия уже дала свои плоды. Вылеченный, Коврин утрачивает всякий интерес к жизни и безжалостно вымещает раздражение на близких.

Отношение к жизни. Коврин радуется жизни, наслаждается природой, весенним садом, приехав в гости к Песоцким. Он погружается в радостные воспоминания детства, оставившие у него «сказочное впечатление». Прош­лое оказывается взаимосвязанным в единстве с настоящим и будущим.

11редчувствуя ясный, веселый, длинный день, Коврин вспомнил, что ведь п о еще только начало мая и что еще впереди целое лето, такое же ясное, веселое, длинное, и вдруг в груди его шевельнулось радостное молодое чувство, какое он испытывал в детстве, бегая по этому саду. И он сам обнял старика и нежно поцеловал его. Оба растроганные пошли в дом и стали ни гь чай из старинных фарфоровых чашек, со сливками, с сытными, сдоб­ными кренделями - и эти мелочи опять напомнили Коврину его детство и юность. Прекрасное настоящее и просыпавшиеся в нем впечатления прош­лого сливались вместе; от них в душе было тесно, но хорошо». Казалось, что «в нем каждая жилочка дрожит и играет от удовольствия», и впереди прекрасное будущее, в котором радость умственного труда, любовь к до­чери Песоцкого Тане и женитьба на ней.

Он удивлялся тому, что испытывал только одну радость, заглушавшую собой все другие чувства. Призрак убеждает Коврина в его особой роли в оессмертии, «обосновывая», что «чем выше человек по умственному и нравственному развитию, чем он свободнее, тем большее удовольствие доставляет ему жизнь». После лечения он испытывает одну лишь скуку, понимая свою посредственность и мирясь с ней. Теперь в жизни он видит I олько «ничтожные или весьма обыкновенные блага», за которые она «мно- I о берет». «Например, чтобы получить под сорок лет кафедру, бьггь обык­новенным профессором, излагать вялым, скучным, тяжелым языком обык­новенные и притом чужие мысли, - одним словом, для того, чтобы достиг­нуть положения посредственного ученого, ему, Коврину, нужно было учить­ся пятнадцать лет, работать дни и ночи, перенести тяжелую психическую болезнь, пережить неудачный брак и проделать много всяких глупостей и несправедливостей, о которых приятно было бы не помнить». Перед смертью он снова видел призрак и снова верил, что он избранник божий и гений, и был счастлив: «Он звал Таню, звал большой сад с роскошными цветами, обрызганными росой, звал парк, сосны с мохнатыми корнями, ржаное поле, свою чудесную науку, свою молодость, смелость, радость, шал жизнь, которая была так прекрасна». Таким образом, переживание полноты жизни для Коврина возможно лишь в состоянии мании величия, к которой подталкивает его обольщающий бес. В нормальном, «здоровом» состоянии он способен переживать только пустоту жизни.

Поступки. Поступки Коврина вначале реализуются под влиянием созна­ния своей исключительности - тогдаон кажется нежным, добрым и умным. Он утешает и примиряет Песоцких, объясняется в любви, много работает. После лечения он восстанавливает силы в деревне, пьет молоко, работает лишь по два часа в сутки, жесток с близкими и чувствует себя посредст­венностью. Коврин ушел от жены, получил кафедру, но радости ему это не принесло. Он заболел туберкулезом и уехал с другой женщиной лечиться в Крым, где и умер в момент обострения болезни. Прислушивание к бесу, нашептывавшему Коврину о его исключительности, оказало разрушающее воздействие на жизнь Коврина и жизнь тех, кто связал с ним свою судьбу. Коврин бездумно срывал на других свое недовольство жизнью, как прежде изливал свой восторг от упоения собой.

В поле жизнедеятельности Коврина образы воображения, фантазии, подкрепленные высокой чувствительностью и впечатлительностью, имеют непосредственное отношение к поступкам, определяют их.

Дифференциальный диагноз жизненных ориентаций и жизненной по­зиции.

Тип жизненных ориентаций: гармонизатор. Стремление к исключитель­ности, к вершинам своего «Я» настолько сильно, что Коврин охотно подда­ется обольщению беса, принявшего облик монаха. Характерна также свой­ственная гармонизатору глубина переживания природы.

Особенность жизненного творчества Коврина в ярко выраженной ориен­тации на процесс познания, на преобразование мира благодаря якобы своей исключительности.

Внешний локус контроля проявляется в охотном согласии с лестью призрака и его мнением об избранности. В дальнейшем внешний локус контроля проявляется в обвинении близких в своей «вылеченности от гениальности». Перед смертью, тоскуя от «обыкновенности», Коврин осо­знавал свою вину в разрыве отношений с близкими и в их бедах. Он боялся, «чтобы не вошла в номер и не распорядилась им опять та неведомая сила, которая в каких-нибудь два года произвела столько разрушений в его жизни и в жизни близких». Внутренний локус контроля проявляется в ориентации Коврина на свою исключительность.

Жизненная позиция: творческая направленность на познание жизни.

Жизненная ситуация Коврина - восторженное переживание идеи из­бранности, усиливающееся при внимании «монаху», как источник жиз­ненных разрушений и бед, и мучительное переживание своей обычности.

Нравственные характеристики Впечатлительный и добросердечный, довольный поначалу ролью миротворца, Коврин тем не менее становится причиной бед своих близких, да и своя жизнь идет под откос. Он крайне несправедлив и жесток к Песоцким. «Его лицо показалось Тане некраси­вым и неприятным. Ненависть и насмешливое выражение не шли к нему». I [осле лечения от галлюцинаций он очень изменился и вымещал на близ­ких, доводя их до отчаяния, свое недовольство жизнью, пустоту, скуку, одиночество. Он стал раздражителен, капризен, придирчив, неинтересен. 15 результате резко изменились отношения. Он стал причиной смерти изму­ченного тестя, горя жены, гибели сада. Осознание этого и переживание своей неправоты ускоряет собственную смерть.

Направленность (жизненная задача) Коврина состоит в стремлении познания жизни как такового. «Как здесь просторно, свободно, тихо! — думал Коврин, идя по тропинке. — И кажется, весь мир смотрит на меня, притаился и ждет, чтобы я понял его...». Поэтому он был готов принять лесть призрака и дал себя увлечь его речам. Коврину «хотелось чего-то «гигантского, необъятного, поражающего». «Монах» же льстил не само­любию, а всему его существу: «Ты один из немногих, которые по спра­ведливости называются избранниками Божиими. Ты служишь вечной прав­де. Твои мысли, намерения, твоя удивительная наука и вся твоя жизнь носят на себе божественную, небесную печать, так как посвящены они разумному и прекрасному, то есть тому, что вечно». Слова призрака созвучны с мысля­ми самого Коврина, считающего, что цель вечной жизни (а он верит в оессмертие), как и всякой жизни, — наслаждение, а истинное наслаждение — в познании. Он даже готов, используя свои исключительные способности к познанию, «умереть ради общего блага», но в чем он его видит? Не иначе как в тех же наслаждениях, которые наступят благодаря его усилиям на несколько тысяч лет раньше, хотя его личное наслаждение — наслаждение познанием - будто бы носит благородный оттенок. После лечения Коврин понял, что он вовсе не «избранник», и смысл жизни был утрачен. Однако | ю и естественно - познание как таковое не может придать жизни смысл, л только в единстве со стремлением к духовным ценностям.

Организация внутреннего мира. Источник организации внутреннего мира - жажда познания жизни:

Принцип организации внутреннего мира - стремление к реализации своей «исключительности» на пользу общего блага.

Гордый сознанием собственной высоты, он страстно объяснялся в люб­ви, страстно брался за книгу или за свою рукопись, не замечал суеты.

«Зачем вы меня лечили? <...> Я сходил с ума, у меня была мания вели­чия, но зато я был весел, бодр и даже счастлив, я был интересен и ориги­нален. Теперь я стал рассудительнее и солиднее, но зато я такой, как все: я - посредственность, мне скучно жить». От лечения «гений» обратился в «по­средственность», и настолько велика его внутренняя пустота, что только в состоянии мании величия он способен ощущать себя счастливым.

Способ взаимосвязи внутреннего и внешнего мира. В возбужденном, приподнятом состоянии, в напряжении мыслей, эмоций и воображения, под впечатлением от музыки и пения Коврина стала занимать легенда о черном монахе. Особенно поразила его серенада Брага, в которой девушка, больная воображением, слышала ночью в саду таинственные звуки и ре­шила, что это священная гармония. Согласно легенде, монах, блуждающий по всей вселенной, — мираж, который через тысячу лет попадет в земную атмосферу и покажется людям, которые должны ждать его не сегодня- завтра. Под впечатлением легенды Коврин увидел монаха и испугался, что это галлюцинация, а сам он болен. «Я существую в твоем воображении, а воображение твое есть часть природы, значит, я существую и в природе», - говорил ему призрак-бес. Под монаха он лишь маскировался, поскольку нашептывал Коврину речи, противоположные священному писанию. Об­щение с призраком оказалось роковым для Коврина и обусловило весь дальнейший ход событий.

Внешняя реализация внутреннего мира. Коврин много работал, в не­устанном труде осуществляя свою тягу к познанию. Утомившись, он прие­хал в деревню, в которой «он продолжал вести такую же нервную и беспо­койную жизнь, как в городе. Он много читал и писал, учился итальянскому языку и, когда гулял, с удовольствием думал о том, что скоро опять сядет за работу. Он спал так мало, что все удивлялись; если нечаянно уснет днем на полчаса, то уж потом не спит всю ночь и осле бессонной ночи как ни в чем ни бывало чувствует себя бодро и весело». Он был погружен в инте­ресную работу, много говорил, пил вино, курил сигары, жадно слушал музыку и пение, с удовольствием исполнял роль миротворца. После излечения от «чувства избранности», переросшем в манию величия под влиянием «монаха», он уже почти не работал, злился и тосковал.

Развитие личности. Коврин родителей потерял в раннем детстве. Его воспитал Песоцкий, бывший опекун и воспитатель, известный садовод. Он и его дочь любили его как родного. Мать умерла от также от туберкулеза, благородная, добрая, как ангел, она рисовала, писала стихи, пела, говорила на пяти языках. Любящий его Песоцкий говорил, что у него в детстве тоже «было такое же ангельское лицо, ясное и доброе», и, конечно, он с детства I юражал своим умом. Он стремился к познанию все более и более, наконец, уверовал в свою избранность, что его и погубило.

Норма и патология личности. Рассказ начинается извещением читателя о том, что Коврин утомился и расстроил себе нервы. Нервный, чувствитель­ный человек, он испугался появлению галлюцинаций и решил, что болен. 11ризрак убеждает Коврина в «избранности», в том, что гений сродни умо­помешательству: «Ты болен, потому что работал через силу и утомился, а это значит, что свое здоровье ты принес в жертву идее, и близко время, когда ты отдашь ей и самую жизнь. Чего лучше? Это - то, к чему стремятся все вообще одаренные свыше благородные натуры. <.. .> Друг мой, здоровы и нормальны только заурядные, стадные люди. <.. .> Повышенное настро­ение, возбуждение, экстаз - все то, что отличает пророков, поэтов, муче­ников за идею от обыкновенных людей, противно животной стороне чело­века, то есть его физическому здоровью, <.. .> если хочешь быть здоров и нормален, иди в стадо». Коврин тосковал, когда его вылечили от мании величия, т.к. в сознании своей обыкновенности он не мог житейски само­утвердиться. Это способствовало развитию туберкулеза, затем его обостре­нию под влиянием раскаяния в своих жестоких поступках и скорой смерти.

Познание и помощь личности. Познание личности Коврина происходит благодаря описанию не столько поступков его, сколько интенсивных переживаний, средоточием которых является идея избранности. Переуто­мившемуся Коврину доктор посоветовал ему провести весну и лето в дерев­не. Однако там он работал еще больше, а переживания стали еще более интенсивными. Потом Коврин лечился от галлюцинаций и, вылечившись, стал несчастен. «Бромистые препараты, праздность, теплые ванны, надзор, малодушный страх за каждый глоток, за каждый шаг — все это в конце концов доведет меня до идиотизма», - жалел себя Коврин, считая, что с ним жестоко поступили. Привычное средство оказание себе помощи - ра­бота. Коврин по своему опыту знал, что «надо сесть за стол и заставить себя во что бы то ни стало сосредоточиться на одной какой-нибудь мысли», гогда к нему возвращалось мирное, покорное, безразличное настроение. Н рассказе упоминается о специально взятой Ковриным в деревню незна­чительной работе компилятивного характера как «средства лечения нервов». Можно видеть, что познание, умственный труд как таковой не несут радикального решения проблем, так же как и познание само по себе и наслаждение им не могут составить такой смысл жизни, чтобы, им ру­ководствуясь, можно было бы прожить гармоничную, осмысленную и до­стойную человека жизнь,

з(с

Фауст (И.-В. Гете. «Фауст»)

Общая характеристика. Легенда о докторе Фаусте, реально жившем в XVI веке маге и чернокнижнике, ученом и шарлатане, была использована Гете для создания в результате шестидесятилетнего труда образа человека, в своих безмерных мечтах и притязаниях продавшего душу дьяволу. В отли­чие от выше проанализированных литературных образов, Фауст в своей жажде познания и духовного роста, свойственной и самому стремившемуся к универсализму знания Гете, уже явно и откровенно идет на сознательную сделку с воплощением темной духовности - Мефистофелем, что позволяет ему, не прикладывая духовных усилий, достичь могущества. Вместе с тем, избрав такой путь, Фауст становится виновником многих злодеяний, что является неизбежной платой дьяволу еще при жизни.

Отношение к жизни. Фауст не дорожит жизнью, считает ее пустой. Такое отношение к жизни неизбежно сопровождается тоской, легкостью принятия решения о расставании с жизнью, а затем, когда он остается в живых, о плате дьяволу своей душой за переживание полноты жизни. В ней ускользающая изменчивость и восхищает, и приводит в уныние, стремясь полно пережить миг настоящего:

...смотри, как схожи

душевный мир и радуги убранство!

Та радуга и жизнь — одно и то же.

И далее:

...прекрасен только настоящий миг.

Жизнь только им ценна и глубока.

Фауст признает только земную жизнь в своей духовной неразборчивости и маловерии:

И до иного света мне нет дела,

Как тамошние б чувства не звались, Не любопытно, где его пределы, И есть ли там, в том царстве, верх и низ.

Мефистофель точно подытоживает особенности отношения к жизни Фауста:

В борьбе со всем, ничем не насытим, преследуя изменчивые тени, последний миг, пустейшее мгновенье хотел он удержать, пленившись им.

Поступки. Поступки Фауста, избравшего не истину, а путь заблуждений, отражают интенсивность внутренней жизни и движимы неутолимой, не­насытной тягой к познанию мира и саморазвитию.

Я на познанье ставлю крест. Чуть вспомню книги — злоба ест. Отныне с головой нырну В страстей клокочущих горнило, Со всей безудержностью пыла В пучину их, на глубину! В горячку времени стремглав! В разгар случайностей с разбегу!

В живую боль, в живую негу, в вихрь огорчений и забав! Пусть чередуются весь век Счастливый рок и рок несчастный. В неутомимости всечасной Себя находит человек.

В конечном счете, оказывается, что его поступки реализуются в до­стижениях житейского успеха. Он испытывает себя в любви, искусстве, государственной и политической деятельности. Фауст продает душу за обе­щание вечной молодости, ума, полноты жизни, глубины ее познания, на­слаждения. Получая все это, Фауст сознательно идет на тяжелейшие пре­ступления. Последняя фраза Фауста, не соответствующая реальному поло­жению дел, —

Лшиь тот, кем бой за жизнь изведан, жизнь и свободу заслужил.

Бой-то изведан, но жар загребался чужими руками, а именно, руками сатаны. Какую «жизнь и свободу» реально заслужил Фауст, нетрудно дога­даться.

В поле жизнедеятельности Фауста тесно взаимосвязаны насыщенные переживания, видения, призраки, сны наяву, свидетельствующие о важной роли темной духовности в его жизни и поступках.

Дифференциальный диагноз жизненных ориентаций и жизненной позиции.

Тип жизненных ориентаций: гармонизатор. Стремление к самосовер­шенствованию и тяга к духовности выражены настолько сильно, что нераз­борчивый в средствах Фауст готов заплатить собственной душой. Он занят своим безмерным «Я», что также свидетельствует в пользу гармонизатора, как и трепетное отношение к природе.

Когда б ты ведал, сколько сил Я черпаю в глуши лесистой, Из зависти одной, нечистый, Ты б эту радость отравил.

Характерологические черты также свойственны гармонизатору:

Мне стыдно малости своей без блеска И легкомыслия недостает. Я в жизни не умел усвоить лоска И в обществе застенчивей подростка.

Жизненное творчество Фауста, изменения и движения жизни, часто под­тверждается его высказываниями:

...жалок тот, кто копит мертвый хлам. Что миг рождает, то на пользу нам.

Когда Мефистофель предлагает Фаусту спуститься «к Матерям», по су­ти, в преисподнюю, его это не смущает - лишь бы были жизненные пере­мены, и чем сильнее, тем лучше:

...я не ищу покоя столбняка. Способность потрясаться - высока, И непривычность чувства драгоценна Тем, что роднит с безмерностью вселенной.

В своеобразном «манифесте» Фауста провозглашается особая ценность жизненного движения:

Так и живи, так к цели и шагай. Не глядя вспять, спиною к привиденьям, В движенье находя свой ад и рай, Не утоленный ни одним мгновеньем!

Фауст хочет достичь всего - но без собственных усилий. Например, ухаживая за Маргаритой, он всецело полагается на Мефистофеля, созда­ющего условия для сближения, достающего подарки и т.п.:

Меня томит ее печаль. Достань ей что-нибудь другое, Пропажи первого не жаль.

Внешний локус контроля проявляется и в том, что Фауст во всем под­чиняется Мефистофелю и все делает так, как он велит. Внутренний локус контроля «звучит» в самонадеянности Фауста и слишком смелом выборе своего «проводника».

Жизненная позиция: ярко выраженная, ничем не сдерживаемая творче­ская направленность жизни.

Жизненная ситуация Фауста - самоутверждение в переживании полноты жизни, за которое оплачено душой.

Нравственные характеристики. В начале повествования мы находим свидетельства того, что люди относятся к Фаусту с уважением, почитают чуть ли не как святого. Вместе со своим отцом в дни юности, жертвуя собой, он пытался спасти людей во время чумы. Тогда он верил в Бога и горячо молился об избавлении народа от эпидемии. Обладая чуткой со­вестью, он переживает, что средство, изготовленное его отцом, нельзя было назвать безвредным. Однако позже погруженность в себя начинает преобладать. И вот он уже отмахивается от любых нравственных огра­ничений:

Показывай, что хочешь, но гляди — Лишь скуки на меня не наводи, —

говорит он Мефистофелю, который берется его развлечь. Вначале, одна­ко, он действует чистосердечно, но Мефистофелю ясно, что результатом сделки с сатаной могут быть лишь несчастья. И, действительно, Фауст становится причиной многих злодеяний. Любовь к Маргарите ведет в конечном счете к смертельному усыплению ею своей матери, убийству дочери и сумасшествию самой Маргариты, заточенной в тюрьму. Впоследствии Фауст уже сознательно пренебрегает другими. Например, мешающими плану его работ Филемоном и Бавкидой:

...старикам я не хозяин. Они — бельмо в глазу моем, Пока от них я не избавлен, И час прогулки мой отравлен, При встрече с этим старичьем.

Удовлетворение своих нужд как главный жизненный принцип стано­вится все более явным:

Я шел всю жизнь беспечно напролом и удовлетворял свои желанья, что злило — оставлял я без вниманья, что умиляло — не тужил о том.

Направленность (жизненная задача) Фауста состоит в в неутолимом стремлении познания жизни, достижении максимально возможного един­ства с миром и тем самым - самосовершенствования:

Тянуться вдаль мечтою неустанной в стремленье к высшему существованью.

Фауст - неутомимый мечтатель, улетающий в беспредельность в своих грезах:

О, если бы не в царстве грез, а в самом деле вихрь небесны

йменя куда-нибудь унес в мир новой жизни неизвестной! О, если б, плащ волшебный взяв, Я б улетал куда угодно! — Мне б царских мантий и держав Милей был этот плащ походный.

На деле речь идет о вполне конкретных целях:

Мои желанья -

власть, собственность, преобладанье. Мое стремленье — дело, труд.

Мефистофель и здесь дает точные комментарии:

Он рвется в бой, и любит брать преграды, И видит цель, манящую вдали, И требует у неба звезд в награду И лучших наслаждений у земли, И век ему с душой не будет сладу, К чему бы поиски не привели.

Он иронично замечает:

Не разгадав твоих мечтаний, Я все ж предположить дерзну, Что захотел ты на луну В своем заоблачном скитанье.

И вот результат:

И к магии я обратился, чтоб дух по зову мне явился и тайну бытия открыл. Чтоб я, невежда, без конца Не корчил больше мудреца, А понял бы, уединясь, вселенной внутреннюю связь

,Постиг все сущее в основе И не вдавался в суесловье.

Неслучайно после обращения к магии самообожествление Фауста: И вот мне кажется, что сам я — бог.

Организация внутреннего мира. Источник организации: внутреннего мира - жажда познания жизни:

Пергаменты не утоляют жажды. Ключ мудрости не на страницах книг. Кто к тайнам жизни рвется мыслью каждой, В своей душе находит он родник.

Принцип организации внутреннего мира - ярко выраженное стремление к самосовершенствованию:

Я, названный подобьем божества, Вошнил себя и вправду богоравным. Насколько в этом ослепленье явном Я переоценил свои права! Я счел себя явленьем неземным, Пронизывающим, как бог, творенье, Решил, что я светлей, чем серафим, Сильней и полновластнее, чем гений. В возмездие за это дерзновенье Я уничтожен словом громовым.

В Фаусте - сочетание направленности на обретение высшей духовности и на земную реализацию безграничного «Я», самоутверждение:

...две души живут во мне, И обе не в ладах друг с другом. Одна, как страсть любви, пылка И жадно льнет к земле всецело, Другая вся за облака Так и рванула бы из тела.

Фауст хочет сразу убить двух зайцев, но устремленность к земным бла­гам сочетается только с темной духовностью.

Способ взаимосвязи внутреннего и внешнего мира. Фауста переполняют переживания и видения:

Как быть с внушеньями и снами, С мечтами? Следовать ли им?

Среди них и благородные:

Оставил я поля и горы, Окутанные тьмой ночной. Открылось внутреннему взору То лучшее, что движет мной. В душе, смирившей вожделенья, Свершается переворот. Она любовью к провиденью, Любовью к ближнему живет.

Постепенно, однако, Фауст все больше погружается в мир духов, «двоя­кий мир видений и вещей», соединяя с ним свой внутренний мир. Так, с помощью волшебного ключа («Волшебный ключ как верный управитель») он входит в «мир Матерей» - идей-матриц, схожих с архетипами коллек­тивного бессознательного.

...пойми, я должен непременно закончить с блеском карнавал, а я Париса и Елену на днях им вызвать обещал, мужчины олицетворенье и лучшей женщины пример.

11ритягательность духовности светлой гораздо меньше - ведь она тре- бует усилий. Маргарита говорит ему:

« Ты прав как будто поначалу, А присмотреться — свет Христов Тебя затронул очень мало.

Внешняя реализация внутреннего мира. Ненасытный Фауст недоволен собой. Он обратился к магии для постижения загадки жизни. Мефистофель обещает:

Я буду исполнять любую блажь. За это в жизни тамошней, загробной Ты тем же при свиданье мне воздашь.

Ощутив полноту жизни, Фауст умирает. Гете, согласно своим идеям оправдания зла, служащего благим целям, оправдывает своего героя, по сути, редкого злодея, которого спасают ангелы: «Кто ищет — вынужден блуждать».

Развитие личности Фауста подчинено принципу самосовершенство­вания, роста, к которому он стремился с юных лет:

Я богословьем овладел, Над философией корпел, Юриспруденцию долбил И медицину изучил. Однако я при этом всем Был и остался дураком.

Его почитает народ, им восхищаются ученики, но он неудовлетворен собой, что и толкает его на сомнительные духовные поиски.

Норма и патология личности. Фаусту свойственно испытывать «бездну страданья и море тоски». Отчего? Он удручен несовершенством мира, жиз­ни и себя. Ему знакомы «дух пустоты», одиночество, отдаленность от лю­дей, испытываемую им, «когда стал судить трезвей», навязчивые страхи. Его окружают вина, нужда, забота, больше всего он не терпит последней. Мефистофель обещает изведать полноту жизни, но Фауст возражает:

В любом наряде буду я по праву тоску существованья сознавать. Я слишком стар, чтоб знать одни забавы И слишком юн, чтоб вовсе не желать.

Он сознает, что причина уныния в себе самом.

Что трудности, когда мы сами Себе мешаем и вредим! Мы побороть не в силах скуки серой, Нам голод сердца большей частью чужд, И мы считаем праздною химерой Все, что превыше повседневных нужд.

Но повседневные нужды как раз и обуревают Фауста, именно его гор­деливые заботы о земном самоутверждении и вызывают его скорбь. Ис­тинно духовный человек радостен и умиротворен (см. гл. 12).

Познание и помощь личности. Познанием бытия Фауст больше всего озабочен. Это дает возможность познать и его самого. В тоске от недо­стижимости мечты он чуть не покончил с собой, использовав «бутыль с заветной жидкостью густою». Бог спасает его:

С тех пор в душе со светлым воскресеньем Связалось все, что чисто и светло. Оно мне своим веяньем весенним С собой покончить ныне не дало.

Для избавления от тягостных переживаний необходима защита духовностью, и Фауст это чувствует. Но он не желает прикладывать усилий.

Мефистофель предлагает ему свою помощь, упоминая, однако, что есть и другое средство, предполагающее смирение и труд.

Возделай поле или сад,

Возьмись копать или мотыжить.

Замкни работы в тесный круг,

Найди в них удовлетворенье.

Всю жизнь кормись плодами рук,

Скотине следуя в смиренье.

Вставай с коровами чуть свет,

Потей и не стыдись навоза -

Тебя на восемьдесят лет омолодит метаморфоза.

Но Фауст их отвергает:

Жить без размаху? Никогда

!Не пристрастился 6 я к лопате,

К покою, к узости понятий.

Мефистофель.

Вот, значит, в ведьме и нужда.

Мистический опыт Фауста оплачиваться его душой, злом, которое он несет в мир в своем самопознании и самоутверждении. Он полностью под­чиняется в своих поступках Мефистофелю и становится источником бед­ствий. Он достигает, наконец, идеала - жизни в настоящем, т.е. полностью бездумного существования. В духовном заблуждении Фауст переживает свое возвышение, тогда как в действительности произошло глубочайшее падение.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]