Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Istoria_zar_stran.docx
Скачиваний:
81
Добавлен:
05.02.2016
Размер:
721.69 Кб
Скачать

Немецкое экономическое чудо

Германский рейх в ходе Второй мировой войны был сильно разрушен, казалось, что еще многие десятилетия Германия обречена быть бедной страной, многие десятилетия потребуются ее людям для того, чтобы приблизиться к довоенному уровню жизни. В этой стране, куда теперь насильно выгнали людей с восточных территорий, не было ничего, в чем нуждается человек, чтобы хотя бы жить: ни жилья, ни продовольствия, ни одежды. Половина довоенного квартирного фонда была разрушена, теперь в эту тесноту были втиснуты миллионы изгнанных из Померании, Силезии, Восточной и Западной Пруссии, Богемии и Моравии, Чехословакии, Венгрии и Югославии и отправленных в западные оккупационные зоны. Сюда же приходили и сотни тысяч тех, что сначала бежали или были изгнаны в восточную оккупационную зону, но ни при каких обстоятельствах не хотели больше жить в коммунистическом режиме и поэтому ехали дальше на запад.

В конце войны на территории, ставшей позднее Федеративной Республикой Германии, проживали около 40 миллионов человек. К этим 40 миллионам, которые в нормальных условиях могли прирастать на 400-500 тысяч человек в год, за короткий срок прибавилось более 6 миллионов беженцев и изгнанных с востока. За один год численность населения выросла на 15 процентов. В нормальных условиях для такого прироста требуется 15 лет. Таких примеров в мировой истории не было. Никогда до сих пор за такое короткое время так много людей не срывалось и не изгонялось с земли, которая их кормила, и из домов, в которых они жили. В британскую и американскую оккупационные зоны Германии тогда было доставлено в четыре раза больше людей, чем составляло население Дании, в два с половиной раза больше, чем проживало в Швеции, в два раза больше, чем во всей Греции. Это событие по своему ходу и последствиям в любом случае может затмить переселение народов в раннем Средневековье, изменившее лицо Европы. Всем прибывавшим людям нужна была крыша над головой, если они еще не умерли. Им были нужны еда и одежда. Западные немцы вынуждены были потесниться в своих квартирах. Они должны были делиться тем немногим, что осталось у них после войны.

Зимой 1945-1946 года нужда уже перешла грань выносимого. Закон Контрольного совета № 18 определил минимум жилплощади, полагавшейся каждому немцу, в четыре квадратных метра. Это означало, что семья из пяти человек должна была размещаться в одной комнате. В том же году произошло то, что трудно себе представить: положение обострилось настолько, что и этот минимум жилплощади, что оставался у немцев, был урезан еще больше. Но во многих местах оккупационных зон западных держав вскоре дошло до того, что применение солдат для размещения беженцев уже не пугало просто потому, что квартиры уже были наполнены настолько, что дополнительно никого принять уже не могли. Люди, вынужденно оставившие на востоке свои дома, квартиры, дворы, жили теперь в садовых беседках, землянках, фабричных корпусах, на кегельбанах, в хлевах для коров и свиней. В ресторанах расчищались танцевальные площадки – изгнанники разбивали там свои лагеря. И даже там многие семьи не находили себе места. Они копали себе пещеры в склонах холмов и рыли землянки, которые крыли ветками и соломой. Германия голодала.

Население американской оккупационной зоны в первые послевоенные годы получало две трети объема продовольствия предвоенного времени, а британской зоны – немногим больше половины. Большинство немцев в те дни недоедало, но большинство беженцев жестоко страдало от голода. У них не было «связей», как у многих местных жителей, – того знания нужных людей и условий, которые могли бы открыть доступ к дополнительному питанию. Свое имущество беженцы были вынуждены оставить на родине. Поэтому у них не было ничего, что они могли бы поменять на еду. Голод заставлял детей беженцев в городах рыться в мусорных баках в поисках съестного. Сердобольные американские солдаты в Берлине во дворах домов, где они жили, выставляли для отбросов три бака – для "съедобных отходов", для "несъедобных отходов" и просто для" мусора".

Беженцы не только больше страдали от голода, чем местное население Западной Германии, как правило, они ходили в рваной одежде, иногда просто в лохмотьях. Отсутствие у них вещей и крайняя бедность бросались в глаза: например, у каждого десятого из детей беженцев, которые в 1946 году ходили в Ольденбурге в школу, не было рубашки, у каждого пятого – чулок, у каждого четвертого – обуви. В 1946 году комиссары по делам беженцев в американской оккупационной зоне установили, что могут обеспечить только каждого десятого беженца или изгнанника, прибывающего в страну, одеждой и бельем, одеялами и матрасами, только каждого пятого – постелью, только каждого двадцатого – печью или плитой и только каждого сотого – кастрюлей, тарелкой и ложкой.

Казалось, что голод и бедность долгое время будут определять жизнь немцев: после Потсдамской конференции оккупационные власти начали демонтировать немецкие промышленные объекты в соответствии с договоренностью "Большой тройки": "Германия должна быть принуждена возместить в максимальных размерах ущерб и страдания, причиненные ею, уйти от ответственности за которые немецкий народ не может". Металлургические предприятия, трубопрокатные станы, заводы сельскохозяйственного машиностроения, верфи размонтировали и вывозили, победители были основательными. Но каждый демонтированный или остановленный из-за вмешательства в его технологию завод означал сокращение рабочих мест и одновременно сокращение возможности зарабатывать деньги на продовольствие производством и экспортом промышленной продукции. Поэтому промышленное производство Германии в первые послевоенные годы едва достигало трети от довоенного уровня.

Намерения Иосифа Сталина заключались в том, чтобы одобренным им беспощадным изгнанием немцев с восточных территорий довести немцев в западных оккупационных зонах нищетой до отчаяния, дискредитировать западные державы, так, чтобы в конце концов повернуть людей к большевизму, чтобы только он мог обещать им спасение. Действительно, в первые послевоенные годы это могло бы случиться с немцами, если все они были обречены необозримо долгое время жить в голоде. Казалось, что изгнанники должны были довольствоваться тем, что десятилетиями будут жить в бараках и хлевах. Дети народа росли в нищете и смотрели в будущее, в котором они не смогут вырваться из нее.

Революционная ситуация была налицо. Но революции не случилось. Политический расчет Востока учел почти все факторы, кроме одного – людей. Миллионы немцев бежали от Красной Армии. Миллионы были свидетелями того, что творилось во время прихода советских войск. Миллионы на себе испытали коммунистическое господство и пострадали от него. Униженные и опозоренные были потеряны для коммунизма, независимо от того, под какой маской и с какими аргументами он бы ни выступал. К тому же – и это была вторая ошибка в расчете коммунистических правителей – изгнанники принесли с собой не только свои желудки, как выразился Черчилль, но и рабочую силу. Поляки и чехи отобрали у них хутора, дома, квартиры, ограбили до последней рубашки, но не смогли забрать у них духовные способности, искусство ремесленников и крестьян. Они были лишены родных мест, но их сила осталась с ними. Их отбросили на нижнюю ступень человеческого существования, но тем сильнее выросла их решимость снова подняться наверх. Чрезвычайное положение подвигло немцев, как местных жителей, так и изгнанников, на чрезвычайные свершения, что сделало возможным так называемое "немецкое экономическое чудо".

В 1947 году американское правительство начало программу по восстановлению Европы, ставшую известной под названием "План Маршалла". Это значило, что Германия, как и другие европейские страны, получит доллары, на которые за границей сможет закупать то, в чем особенно нуждается для восстановления своей экономики: сырье, станки, зерно и корма. На голодную, обнищавшую Германию деньги из Америки подействовали как укол допинга. Десятью годами позже один из американских ученых признал: "Результаты были огромными, их не достигла ни одна европейская страна, хотя Германия получила сравнительно малую часть средств по "Плану Маршалла". Всего Европа от Соединенных Штатов получила 20 миллиардов долларов. К 1954 году из расчета на человека помощь составляла в Германии 39 долларов против 72 долларов во Франции, 77 – в Англии, 93 – в Италии и 104 – в Австрии. Но в Германию помощь пришла в точный момент, когда потребность в психологическом и физическом восстановлении достигла точки кипения".

Помощь с Запада приободрила и людей, изгнанных с Востока. Из безнадежности барачных лагерей и времянок изгнанники стали основывать процветающие предприятия. Через четыре года после войны на территории Федеративной Республики Германии работали уже более 5 тысяч промышленных предприятий беженцев и на них были заняты около 200 тысяч человек. При этом изгнанные из родных мест предприниматели создавали свои предприятия буквально из ничего. Чтобы вывести изгнанных и беженцев из тяжелейшего положения, молодое государство Федеративной Республики особенно успешно применило три инструмента: кредиты, фонд выравнивания нагрузки и жилищное строительство. В течение тридцати лет из фонда выравнивания нагрузки было выплачено около 128 миллиардов марок: 86 миллиардов – изгнанным и беженцам, 26 миллиардов – пострадавшим от бомбардировок, 12 миллиардов – пострадавшим вкладчикам, около 4 миллиардов – беженцам из Германской Демократической Республики.

В те первые годы существования Федеративной Республики было признано, что каждая инвестиция в пользу изгнанных способствует одновременно общему восстановлению и общему росту экономики, то есть идет на благо всем немцам. Интересы местных жителей и изгнанных совпадали. В 1950 году в Федеративной Республике еще не хватало более 2 миллионов квартир, прежде всего для изгнанных и беженцев. Первое федеральное правительство, возглавляемое Конрадом Аденауэром, начало претворять в жизнь огромную программу по строительству жилья. Она стала одним из двигателей немецкого экономического чуда: данный тогда динамический импульс сначала круто вверх запустил работу строительных предприятий и строительной индустрии, а потом и другие отрасли.

Все это не могло бы произойти без готовности и способностей изгнанных рабочих, ремесленников и служащих. Они были задавлены нуждой сильнее других немцев, но тем сильнее была их воля подняться снова. Из данных статистики известно, что изгнанные и беженцы больше работали на восстановлении, чем те люди, для которых Западная Германия была родной. И многие из них чрезвычайно настойчиво преследовали цель снова вести полную смысла жизнь, как те изгнанные крестьяне, которые распахивали целину или пашни, заброшенные западногерманскими крестьянами, и снова делали их плодородными. Через год после основания Федеративной Республики Германии, когда прошло пять лет с начала великого изгнания, немцы, пришедшие с востока, в одном документе определили свои позиции и цели. В Федеративной Республике количество изгнанных к тому времени выросло до восьми миллионов.

В "Хартии немецких изгнанников с родины", принятой 5 августа 1950 года в Штутгарте, говорится: "Сознавая свою ответственность перед Богом и людьми, сознавая свою принадлежность к западной христианской культуре, сознавая свою принадлежность к немецкому народу и признавая общие задачи европейских народов, избранные представители миллионов изгнанных с родины после зрелых размышлений и проверки своих знаний приняли решение перед немецким народом и мировой общественностью сделать торжественное заявление, устанавливающее обязанности и права, которые немецкие изгнанники с родины рассматривают в качестве своего основного закона и необходимой предпосылки создания свободной и объединенной Европы. 1. Мы, изгнанные с родины, отказываемся от мести и возмездия. Это решение для нас твердо и свято в память о бесконечных страданиях, принесенных человечеству, особенно в последнее десятилетие. 2. Мы всеми силами будем поддерживать любое начинание, направленное на создание объединенной Европы, в которой народы смогут жить без страха и принуждения. 3. Мы будем тяжелым неустанным трудом участвовать в восстановлении Германии и Европы. 4. Мы потеряли нашу родину. Люди без родины – чужаки на этой земле. Бог наделил людей родиной. Изгнать человека с родины – значит убить его духовно. Нас постигла эта участь, и мы ее пережили. Поэтому мы чувствуем себя вправе требовать, чтобы право на родину признавалось и соблюдалось как одно из данных Богом основных прав человечества. 5. Пока это право для нас не осуществлено, мы не хотим оставаться в стороне, обреченные на бездеятельность, но будем созидать и действовать в новых ясных формах братской, основанной на взаимопонимании совместной жизни со всеми представителями нашего народа. Поэтому мы взываем и требуем сегодня, так же как и вчера: 1. Равных прав гражданина не только по закону, но и в обыденной жизни. 2. Справедливого и разумного распределения тягот последней войны на весь немецкий народ и честного соблюдения этого принципа. 3. Разумного включения всех профессиональных групп изгнанных в жизнь немецкого народа. 4. Деятельного включения немецких изгнанных в восстановление Европы. Народы мира должны нести совокупную ответственность за судьбу изгнанных с родины, рассматривая их наиболее пострадавшими от событий последнего времени. Народы должны поступать в соответствии с их христианским долгом и совестью. Народы должны признать, что судьба немецких изгнанных с родины, как и всех беженцев, является мировой проблемой, решение которой требует высокой моральной ответственности и огромных обязательств. Мы призываем народы и людей доброй воли участвовать в деле, которое всем нам позволит проложить дорогу из вины, несчастья, страданий, бедности и нищеты к лучшему будущему". Когда нацисты пришли к власти, территория Германии составляла 477,7 тыс. кв. км и там проживало 66 млн. человек. Сейчас в Федеративной Республике Германии на территории 357 тыс. кв. км насчитывается почти 82 млн. жителей, причем их уровень жизни один из самых высоких в Е

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]