Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Белов решения.docx
Скачиваний:
80
Добавлен:
16.04.2015
Размер:
718.77 Кб
Скачать

Белов с.А.

Не смотреть здесь на основания административных отношений по привлечению к адм.ответственности. Да, есть только материальное, без формального основания состава, - но суть задачи и ее вопрос в другом.

Нет отношений между государством и частным лицом в рамках административного права. В этом различие административно-правовых от конституционных отношений в формальной части –во втором случае субъект вступает в отношения непосредственно с государством. Однако, раз предметом АП являются отношения по реализации публично-правовой компетенции государственной администрации, то и противостоять в данном отношении частному субъекту должно не абстрактное государство, а конкретный орган, должностное лицо, реализующее соответствующую компетенцию в конкретных правоотношениях (т.е. уполномоченный орган или должностное лицо – а возможно и уполномоченное частное лицо (Постановление КС РФ от 19.05.98 №15-П)).

ГИБДД осуществляет надзор за дорожным движением, однако не является участником регулятивных отношений по реализации соответствующих адм.обязанностей участников движения, установленных ПДД. В ПДД нет регулирования взаимоотношений между ГИБДД и участниками дорожного движения – т.е. ГИБДД не уполномочено в данных правоотношениях, урегулированных ПДД, становиться их участником со стороны государства.

Вопрос – возникают ли отношения вообще до надзора и привлечения к ответственности за нарушение? Есть отношения между участниками дорожного движения?

Участники дорожного движения – водители и пешеходы. Нет ЮЛ как участников дорожного движения.

С т.з. теории двойной структуры состава – основания АПо – трудно обосновать возникновение в данном случае административных правоотношений.

Нельзя говорить и то, что в данной ситуации вообще отсутствовали правоотношения – зачем тогда ПДД. ПДД – очевидно правовой акт регуляции общественных отношений в сфере дорожно-транспортного движения.

Задача довольно сложная по сути, может быть несколько решений. Есть заоблачные теории – правовые нормы могут реализовываться как в правоотношениях, так и вне правоотношений, о чем здесь может идти речь. Категории – исполнение предписаний может осуществляться в одностороннем порядке, нет другой стороны отношения вообще.

Есть способ объяснения, неудовлетворительный по САБ – либо, что здесь действует исполнения обязанностей и запретов вне правоотношений. Второе объяснение малоудовлетворительное также – между участниками дорожного движения возникают адм.правоотношения. Здесь уполномочия не видно частного лица.

Для САБ приемлемое решение – каждый участник дорожного движения вступает в отдельное правоотношение с Правительством РФ по соблюдению и исполнению регулятивных правил, которые Правительство установило. Налицо предписание, адм.правоотношение с конкретным органом, издавшим соотв.правила в рамках своей компетенции, полномочия, установленного законодательно. Т.е. у участников дорожного движения (вне рассмотрения отношений надзора и непосредственного принуждения) нет отношений между собой, но есть отношение с органом – Правительством.

Если начать разбирать соответствующее решение через теорию материально-формального состава – основания административных правоотношений, то формально есть предписание Правительства. Но оно носит общий нормативный (!) характер. А как здесь фиксируется в формальном аспекте вступление водителя в адм.правоотношения? Ладно еще водителя обосновать худо-бедно возможно через 2 аспекта, а если речь идет о пешеходе? Получается, что отсутствует формальная часть основания. И соответственно, получается, что для данных случаев, когда речь идет об исполнении общих нормативных предписаний государственных органов, данная теория может и не работать. Но это все справедливо для данного регулятивного отношения. В случае совершения правонарушения, лицо вступает в административное отношение, связанное с привлечением к ответственности – здесь уже речь можно в полной мере вести о материально-формальной теории основания. Плюс еще появляется гражданское правоотношение, к которому данная теория фактически не применима.

Иной слой задачи – можно ли требовать возмещение ущерба в силу нарушения ПДД? Если Р.потребовал возмещение ущерба по принципу генерального деликта, то в данных случаях нередко вопрос неправомерности в административном отношении может обосновывать неправомерность в гражданско-правовой сфере. САБ кажется, что не совпадает практика и теория. В теории это параллельно – невозможно в категориях ГП рассматривать правонарушение как деликт, вне зависимости от того, что там и как нарушалось.Глобально – вина в совершении адм.правонарушения и деликта может разниться.Например, иногда участники дорожного движения вынуждены нарушать правила, чтобы реализовать некие интересы. Например, случай, если лицо не уступает главной дороги – увеличивает скорость, происходит ДТП.С т.з. АП лицо будет право, но не с т.з. ГП – будет деликт. Вина гражданско-правовая будет лежать именно на лице, т.к. в результате именно его действий был причинен ущерб. Но не будет вины в административно-правовой сфере. Здесь вина различается. На практике все иначе – если кто-то нарушает ПДД, то его, как правило, считают виновным и в совершении гражданско-правового деликта, что в принципе суть неправильно, т.к. по сути это объективное вменение. Например, страховые компании всегда смотрят в документы ГИБДД, рассматривая вопросы виновности – пусть заинтересованное лицо докажет, что вина была на ином участнике (и вина неправильно определена с т.з. гражданско-правовых последствий).

Но в любом случае ссылки только на ПДД для обоснования гражданско-правовых требований недостаточно. Но это уже вопрос гражданско-правовой ответственности и ее оснований.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.