Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
psywarVG.doc
Скачиваний:
82
Добавлен:
17.03.2015
Размер:
2.47 Mб
Скачать

Примечания

[1] Согласно подсчетам американских парапсихологов Д. Редина и Р. Нельсона, в период с 1959 по 1987 годы были опубликованы результаты 832 экспериментальных работ, выполненных 68 различными исследователями, цель которых состояла в выяснении возможности пси-воздействия человека на электронные генераторы случайных чисел. Большая часть этих работ была проведена в США, поэтому говорить о всего лишь нескольких экспериментах подобного рода никак нельзя.

[2] Объективности ради следует сказать, что и в США ведутся исследования возможности дистанционного пси-воздействия на человека и животных. Примером могут служить работы У. Броуда из «Майнд сайнс фаундейшн», начатые еще в 1976 году.

[3] В частности, можно добавить, что капитан американского крейсера «Белкап», думается, так же удивится «заданию», возложенному на него Т. Дичевым, как тридцать лет тому назад удивился капитан американской атомной подводной лодки «Наутилус», услыхав о телепатическом «задании», возложенном на «Наутилус» знаменитым Жаком Бержье. История и здесь, похоже, повторяется.

[4] Надо сказать, что И. Е. Тамм живо интересовался парапсихологическими исследованиями, возобновившимися в нашей стране в начале 60-х годов, оказывал им посильную поддержку и даже присутствовал на некоторых экспериментах. Один из авторов — И. В. Винокуров — в те годы неоднократно встречался с И .Е. Таммом по поручению Д. Г. Мирза.

Парадокс зла

ПОСЛЕСЛОВИЕ АКАДЕМИКА В. П. КАЗНАЧЕЕВА

В апреле 1989 года группа наших ученых, среди которых находился и я, участвовала в специально созванной конференции по экспериментальной медицине и биоэнергетике полевых взаимодействий. Она проходила в городе Каламазу, штат Мичиган, США, и была организована известным Центром Фетцера. Этот разговор состоялся 10–13 апреля. Для участия в конференции Центром Фетцера были приглашены из Канады, США и некоторых других стран крупные биофизики, биологи, медики. Так что это был, по существу, серьезный международный симпозиум.

В чем была особенность этой встречи? Центр Фетцера пытался поставить проблему взаимодействия микро- и макрокосмоса. Это была уникальная встреча. Я не помню такого рода, такого класса встреч в нашей стране, где берется обычно какая-то одна сторона вопроса — может быть глубже, более профессионально, а тут получилась такая естественнонаучная, но очень многогранная цель — понять «стыковку» микро- и макрокосмоса.

Докладов было много, дискуссии шли очень откровенно и, чтобы участвовать в них, нам нужна была определенная социальная и, в какой-то части, политическая платформа. У нас, в Комитете «Биоэнергоинформатика», было составлено Обращение к общественности и ученым мира с предложением о недопустимости применения биоэнергоинформационных знаний, механизмов в негуманных целях. Мы этот документ подписали в Москве, огласили его на презентации нашего Комитета «Биоэнергоинформатика» представителям средств массовой информации 23 марта 1989 года, перевели и распространили на английском языке. Свою работу в Центре Фетцера мы начали по существу с такого условия: мы приехали с открытой тематикой, она новая, мы все вам расскажем, но предлагаем подписать совместное Обращение ко всем ученым, к общественности всего мира, правительства и организациям, ведущим исследования в области биоэнергоинформатики — никогда, ни при каких обстоятельствах не использовать полученные знания во зло. Американцы, наши коллеги, приняли это предложение и подписали Обращение наряду с нами. Подготовив и реализовав нашу платформу, мы таким образом дали публичное согласие на обмен информацией, и работ конференции началась.

Сейчас текст этого совместного Обращения, фрагмент которого взят в качестве эпиграфа к книге И. В. Винокурова и Г. К. Гуртового «Психотронная война: от мифов — к реалиям» [1], уже подписан учеными 20 стран, включая ученых США, Канады, ФРГ, Польши, Болгарии, Чехословакии, Венгрии, Франции, Италии, Швеции и России.

Книга «Психотронная война» — своего рода феномен в отечественной, да и, пожалуй, во всей мировой литературе, посвященной теме психотронной или парапсихологической войны. О психотронной войне слышали многие, но мало кто представляет, что это такое на самом деле. Еще меньше тех, кто способен отличить связанные с такой войной реальности от замешанных на недоразумениях, недопониманиях, а то и на искусственно культивируемых мифах.

У нас книг на эту тему до сих пор издано не было. Но это не означает, что тема никак не обсуждалась. Правда, открыто обсуждать столь деликатный вопрос до недавнего времени строго возбранялось. Он как бы не существовал. Но люди находили обходные пути, говоря эзоповским языком и на языке научной фантастики. Я имею в виду, в частности, два произведения известных русских писателей-фантастов, изданных в конце 20-х годов текущего столетия. Это — книга «Властелин мира» А. Р. Беляева и книга «Радиомозг» С. М. Беляева. Обе они написаны под влиянием работ пионера исследования феномена телепатии в нашей стране, кандидата физико-математических наук Бернарда Бернардовича Кажинского. И сейчас, по прошествии свыше шестидесяти лет, основная мысль, выраженная в этих книгах, нисколько не устарела. Наоборот, все свидетельствует о том, что она становится еще более актуальной. В этих книгах показано, к каким губительным последствиям может привести, говоря современным языком, безнравственное использование открытий в области биоэнергоинформатики.

Затем эта тема вообще исчезла из средств массовой информации — почти на шестьдесят лет. Пожалуй, первой ласточкой после столь долгого перерыва стала небольшая заметка К. Астахова «Психотронное оружие?», напечатанная в ноябрьско-декабрьском номере газеты «Московские ведомости» за 1990 год. Правда, чуть раньше, в октябре того же года та же тема слегка затрагивалась в материале А. Родионова «Штрихи к портрету КГБ» (газета «Хроника», 1990, № 68, стр. 10–11). А вскоре на нас обрушился буквально шквал статей о психотронном оружии. В этом бурном потоке весьма неоднозначной информации неподготовленному читателю было очень непросто разобраться. И авторы книги «Психотронная война» взяли на себя нелегкий труд оперативно обобщить эти горячие газетные публикации, столь интригующе задевающие читателей. Надеюсь, что их осторожные, взвешенные оценки снимут ореол излишней сенсационности, присущий ряду журналистских публикаций.

В отличие от нашей страны, на Западе книги на тему о психотронной войне выходят, и довольно часто. Их пишут главным образом специализирующиеся на парапсихологической тематике журналисты. Книги эти сделаны действительно профессионально — но лишь с точки зрения журналистики. Чисто научная же их сторона в ряде случаев оставляет желать много лучшего, а иногда и не выдерживает никакой критики. К числу последних, несомненно, следует отнести вышедшую в 1970 году в США книгу американских журналисток Ш. Острандер и Л. Шредер «Парапсихологические открытия за железным занавесом». И это не только мое мнение. Известный американский парапсихолог Дж. Г. Пратт, неоднократно посещавший нашу страну и имевший возможность сопоставить приведенные в этой книге «факты» с действительностью, справедливо назвал произведение Ш. Острандер и Л. Шредер «пси-утопией».

Другие западные публикации на тему о психотронной войне, возможно, и выше по качеству, но, к сожалению, тоже решали задачи печального периода холодной войны, в частности, психологической. Кто только не писал на эту тему — историки, журналисты, военные! Почти не был слышен голос профессионалов. Почти — потому что их высказывания все-таки были, именно высказывания, нередко робкие, неоднозначные, с налетом как бы неопределенности или неуверенности. Постепенно их голос набирал силу и в конце концов воплотился в гуманной книге признанных па психологов США Рассела Тарга и Кита Харари «Гонка умов», которая была издана в 1984 году. Р. Тарг и К. Харари в этой книге по существу призывают обе великие державы и все мировое сообщество отказаться от всяческого, в том числе и психотронного, противостояния. Они призывают преобразовать процесс противостояния в процесс мирного соревнования по развитию человеческих потенциалов. И такую позицию мы, естественно, приветствуем от всей души.

Этой же позиции придерживаются и авторы книги «Психотронная война» — И. В. Винокуров и Г. К. Гуртовой. Они — не журналисты, не военные, не историки. Они — ученые, давно и плодотворно работающие в, биоэнергоинформатике, то есть это профессионалы. Один из авторов, Г. К. Гуртовой — кандидат физико-математических и доктор биологических наук, старший научный сотрудник по психофизиологии, профессор биофизики. В Академии наук СССР он работал с 1946 по 1957 годы старшим научным сотрудником, руководителем лаборатории биофизики зрения. С 1957 и по 1983 год заведовал лабораторией биофизики Института глазных болезней им. Гельмгольца. С 1984 года — профессор-консультант. Г. К. Гуртовой — автор 6 книг и 120 научных работ. В биоэнергоинформатике он экспериментально и теоретически изучает природу дистанционного воздействия экстрасенсов на биологические и физические объекты. Георгий Константинович — заместитель председателя Секции физических полей живого вещества Российского научно-технического общества радиотехники, электроники и связи им. А. С. Попова, заместитель председателя Комитета «Биоэнергоинформатика». Формированию интереса Г. К. Гуртового к биоэнергоинформатике способствовало то, что руководителем его дипломной работы, защищенной в 1939 году, был профессор-физик С. Я. Турлыгин; в 1939–1941 годах Г. К. Гуртовой учился в аспирантуре Лаборатории биофизики АН СССР под руководством академика П. П. Лазарева. Напомню, что и П. П. Лазарев, и его ученик С. Я. Турлыгин оставили заметный след как в истории отечественной биофизики, так и в истории отечественной биоэнергоинформатики.

Другой автор, И. В. Винокуров — физиолог, с начала 60-х годов ведущий экспериментальную, теоретическую и информационную работу в различных областях биоэнергоинформатики. Большое влияние на становление его интересов в этой области оказали Б. Б. Кажинский, Л. Л. Васильев, А. Л. Чижевский, с которыми он познакомился в начале 60-х годов. Игорь Владимирович — член Комитета «Биоэнергоинформатика», сопредседатель его комиссии по изучению полтергейста и других необъясненных явлений, автор нескольких десятков научных работ.

Особенность книги «Психотронная война», на мой взгляд, состоит в том, что ее авторы, будучи не историками, не журналистами, не военными, а «всего-навсего» специалистами в области биоэнергоинформатики, сумели осветить и научные, и военные, и социальные, и исторические, и даже журналистские аспекты этой крайне противоречивой темы. Они подошли к ней с позиции истории науки, в данном случае — биоэнергоинформатики, прослеживая тенденции, зарождавшиеся еще в незапамятные времена. Такие обширные временные рамки проведенного ими исследования способствовали более глубокому пониманию происходящих ныне в биоэнергоинформатике и вокруг нее изменений как чисто научного, так и социально-политического плана.

Компетентный исторический подход, как известно, еще никогда не приносил вреда. Если проследить исторические истоки ряда современных обобщений, воплощенных в такие понятия, определения, как психотроника, парапсихология, биоэнергоинформатика, то открывается довольно-таки любопытная картина. Если то необычное, что лежало в основе опыта выживания человечества, его отдельных сообществ и представителей, не соответствовало современным (для того или иного периода) парадигмам науки, то такой опыт воспринимался снисходительно или вообще высокомерно замалчивался. Однако со временем на традиционном столе мировой науки оказывались и те странные, необычные феномены, что до того не могли быть облечены в научные тоги современности. Многие из этихфеноменов ранее находили временное пристанище в оккультно-мистических и религиозных сферах, в недрах народной медицины, в нишах домашней, социальной этики. Некоторые из подобных феноменов характеризуют пока непознанные качества самого человека, нераскрытые свойства его организма: феномены необычной памяти, дистанционного общения, воздействия на живые и неживые материальные процессы, необъяснимые прогнозы и пр. Многие из них регистрируются физически, химически, инструментально, другие лишь с помощью биоиндикации, то есть там, где чувствительными к такому взаимодействию оказываются структуры живого вещества, организмы, сообщества, человек. Что несет этот новый мир истории и фактов: уточнение уже утвердившейся парадигмы уникальности, единственности жизни, ее физико-химической сути (белково-нуклеинового центризма), или он открывает дорогу к новому пониманию сущности живого вещества, и, следовательно, нашей космопланетарной природы?

В практически необозримом, могущественном арсенале средств, способов и методов направленных изменений психоэмоциональной организованности человека, его действий и поведения особую группу составляя внушение, гипноз, влияние шаманов, жрецов, оракулов, астрологов, ясновидящих и многих различных «магов», включая и современных экстрасенсов. Ведь сознательное поведение, действия человека есть результат его психоэмоциональной организованности, синтез его жизненных убеждений, опыта, знаний, веры. Это — эффект личности. Но при определенных обстоятельствах человека можно заставить изменить свое поведение на короткое или длительное время, порой — навсегда. Возможность или угроза таких изменений постоянно подстерегает каждого из нас. История стран и народов полна таких примеров. Принятие религий, смена окружения, разжигание страстей, любовь, ненависть, жадность, стремление к власти — в основе всех этих, казалось бы, естественных событий и устремлений всегда были и есть направленные изменения психоэмоциональной организованности. Из других средств и причин изменения поведения человека нельзя не назвать принуждение, алкоголь, наркотики, искусственные или естественные психические (психоэмоциональные) болезни. Наконец, существуют химические (растительные, синтетические) средства направленного изменения поведения, которые используются в медицине, психиатрии. Имеются и другие, более специальные методы, например, в хирургии (лоботомия), физиотерапии (лечение шоком, электросном).

В целом пути и методы психического воздействия, изменений психоэмоциональной организованности личности человека любого возраста, группы людей или целых людских сообществ бесконечны — это все, что способно влиять на то, что составляет сокровенность Человека, его сознание, его «Я», его волю, его свободу, его жизненные цели. Все это — благо жизни, и в то же время — боль и страдания. Благо, если общество понимает и организует весь этот психосоциальный «арсенал» в целях добра, самосохранения, выживания, здоровья, радости, счастья, гуманности, высокой этики. Зло, если эти же средства становятся оружием порабощения, увечий, уничтожения разума, превращения человека в раба, животную силу или даже в орудие убийства — одно из самых ужасных безумий нашего мира.

Все перечисленные и другие методы и средства направленного изменения поведения человека (от воспитания и до наркотиков, химических средств и нейролептических газов) есть арсенал и психических войн, и психического оружия. В истории войн эти побуждающие силы и средства могут быть основными (крестовые походы, некоторые события второй мировой войны и новейшей истории) или просто составлять часть многочисленных методов и технологий «горячих» и холодных войн. Психическое оружие — неотъемлемая, неминуемая часть вооружений любых военных, бандитских, криминальных событий и действий.

Естественно, что все сделанное наукой, культурой в сфере психосоциального регулирования в гуманных, например, медицинских целях тут же используется силами зла. Лечение и изощренные пытки, психотропная терапия и детекторы лжи, светлое искупление и купленная свобода. Добро и зло, белое и черное в эволюции, истории, поведении людей по своей сути имеют одну и ту же природную основу: познание механизмов и средств управления поведением человека в гуманных, необходимых целях неотделимо от возможности их применения силами зла.

Осознать это принципиально важно, так как любые запреты научных исследований, как и их засекречивание, лишают нас прежде всего новейших средств и методов получения различных благ, новых видов лечения, возможности расширения сферы действия добра. Например, более перспективных путей воспитания и обучения, достижения психологического, психического здоровья. Человековедение, изучение феномена Человека не могут быть засекречены от самого человека. Следовательно, все силы должны быть направлены на ограничение, искоренение любых возможностей использования сил и средств науки во зло. Социальная, общечеловеческая этика, ее социальные инструменты, организации, институты (от образа жизни и семейного уклада и до сфер законодательства и охраны прав человека) обязаны быть историческим тормозом, историческим табу этого зла.

Наука о человеке стремительно развивается. Открываются новые, ранее неизвестные процессы и закономерности, присущие живому веществу. Человек все глубже проникает в природу самого сокровенного — своей собственной психической и эмоциональной организованности. И на этом пути нам могут встретиться самые большие неожиданности. Ведь мало знаем о феномене Человека! В самом деле, если современные научные знания в целом принять за 100 процентов, то доля наших знаний о косном (или неживом) веществе составит около 95 процентов. Доля знаний о живом веществе едва вместится в 5 процентов. А знания о природе самого человека составят менее одного процента всех мировых научных знаний человечества.

На пути познания сущности живого веществ встречаются весьма любопытные неожиданности. Так, выявлены новые по своей природе взаимодействия клеток животных и человека (полевые информационные потоки). Есть много оснований считать реальностью полевые формы живого вещества. Другими словами, если в мире белково-нуклеиновых форм живого вещества, к которому принадлежим и мы сами, известны многие царства (от вирусов, бактерий и до млекопитающих), то можно предполагать сосуществование и иных миров живого вещества, возможно, взаимодействующих с нашим белково-нуклеиновым миром, например, симбиотически или как-то иначе. Полевые формы организации живого вещества могут иметь иные энергетические источники жизнедеятельности и, вероятно, иные пространственно-временные размерности или континуумы. Есть достаточно данных о космопланетарном механизме появления на Земле человека разумного как особой формы живого космоса за счет превращения мозговых, нервных конструкций проводникового типа в системы «компьютеров» полевой организации. Возможно, что в экологии непознанного — в сфере аномальных явлений (НЛО, полтергейст и пр.), в ряду некоторых парапсихологических и особо редких психопатологических феноменов мы уже давно сталкиваемся с такими мирами.

Именно в этой области — на грани познанного и непознанного — и рождаются новые направления в изучении психоэмоциональной организованности человеческих сообществ, и новые возможности управления ими или воздействия на них.

Выяснение дистантных взаимодействий биосистем (включая человеческий мозг и организм человека в целом) и их воздействия друг на друга на основе информационно-полевых потоков как известной, так и еще мало изученной природы составило новую главу естествознания — парапсихологию или психотронику. У нас это направление именуется биоэнергоинформатикой, или большой биофизикой. Его пионерами были В. М. Бехтерев, Л. Л. Васильев, П. И Гуляев, А. Г. Гурвич, Б. Б. Кажинский, П. П. Лазарев, А. С. Пресман, С. Я. Турлыгин, А. Л. Чижевский. Из наших современников это Г. К. Гуртовой, А. П. Дубров, Д. Г. Мирза, Г. Ф. Плеханов, Н. Н. Сочеванов, Ю. А. Холодов, С. Э. Шноль и многие другие ученые. Их трудами понимание сущности живого вещества из приоритета макромолекул, молекулярной биологии все уверенней перемещается в сферу большой биофизики, новой космогонии. Это — необходимый, неизбежный путь познания, науки, культуры, цивилизации. Без такого самопознания человечество долго не продержится на своем космическом корабле — плане Земля. Уже сейчас ясно, что экологические, геофизические, биологические катастрофы, кризисы не могут быть спрогнозированы и предотвращены без таких новых знаний. Не могут!

Вот тут-то и появляется парадокс зла. Раз есть знания, они могут стать собственностью сил войны, грабежа, торговли, наживы — всего того, что присуще золотому тельцу и паранойе власти.

Применение в военных, антисоциальных целях возможностей и знаний психотроники, ее средств, методов, устройств, конструкций, «генераторов» и путь превращения гуманных, необходимых атрибутов жизни и общества в оружие.

Это и есть психотронное оружие.

Не секрет, что военные организации, военные власти различных стран были и остаются сегодня заинтересованными в концентрации таких новых психотронных средств, их засекречивании [2], в финансировании специальных — как научных, так и производственных, а то и прикладных организаций. Это — та же схема, что хорошо известна в сферах любых вооружений.

Но человечество в международных соглашениях, договорах запретило химическое, бактериологическое оружие. Идет процесс постепенной ликвидации ядерных военных арсеналов. Будем надеяться, что опыт Хиросимы и Нагасаки отрезвит наконец-то мир, в котором уже невозможны ни победители, ни побежденные. Еще одна мировая война — это гибель планеты, гибель человечества.

То же самое относится и к психотронному оружию. Человечество уже сегодня на уровне ООН должно не только запретить его создание и развитие, но и организовать международный контроль за возможными скрытыми попытками такой деятельности. Это — проблема новой, социально-космопланетарной этики, где такие аспекты, как биоэтика, психоэтика, геоэтика, космоэтика следует считать не далекими перспективами, а реальностью процесса выживания человечества.

Ведь уже сегодня некоторые психотронные изыскания по существу становятся новой социальной эпидемией, выходящей из-под общественного (и научного) контроля: наличествует бесчисленная армия экстрасенсов, подчас полукустарно изготавливаются «лечебные» источники («генераторы») различных излучений, «резонаторы», «компенсаторы» и прочее. Практика рынка таких средств и действий срастается с наркопсихобизнесом, в перспективе — биофизическая, полевая наркомания и пока мало кем осознаваемые последствия от массовых психосенсорных мистерий на стадионах, сценах, с кино- и телеэкранов, в кабинетах знахарей и колдунов.

Нужно понять эту историческую болезнь конца двадцатого века. Прошлые времена были полны своими болезнями, своими эпидемиями зла науки и культуры, XX век порождает нового страшного монстра — «сверхчеловека» Ницше. Это уже не эмбрион, он становится на ноги, проникает в гущу жизни, теневые кабинеты диктатур.

Это не просто опасно, это смертельно! Россия должна быть примером новой этики для человечества, примером культуры, где силы зла были бы отодвинуты прочь, а новые знания наук о человеке продляли бы нам жизнь, не порождали, а предупреждали и излечивали самые страшные болезни (опухоли, склероз, СПИД, лучевые, химические поражения, психические несчастья). Культура, наука России в долгу перед человечеством. Расширение таких исследований, их объединение в гуманных, высоких целях и есть первые шаги в выполнении этого долга.

Например, сегодня особенно важны исследования не только физической (известной и неизвестной) природы информационно-голографических полей, но и механизмов защиты (иммунитета) биологических систем от воздействия окружающей информационно-полевой среды. Это — одно из основных направлений в современной экологии человека. В этом плане нами уже получены новые и весьма обнадеживающие результаты. Но необходимо объединение усилий ученых мира для совместных работ над проблемой защиты от психотронных воздействий.

Развитие в этом направлении — самый оптимистический, наиболее желательный исход дела. Но возможен и иной «сценарий», ход событий. Например, сейчас есть все основания утверждать, что биосфера Земли переживает своеобразное «шоковое состояние». Это происходит не только за счет нарастания уровня загрязнений, необратимых изменений, изъятия природных ресурсов, но и за счет глубинных биофизических, энергоинформационных сдвигов, которые мы относим к области тонких экологических связей в живом веществе. В настоящее время эти изменения могут оказаться необратимыми, что важно для научного диагноза меры «шокового состояния» биосферы.

Овладение и управление механизмами этих изменений в современной ситуации очень важно и в том отношении, что некоторыми знаниями о «травматизме» биосферы могут воспользоваться различного рода экстремистские группы и усугубить ситуацию. Вcе это вполне вероятно при трезвой социальной оценке современной ситуации в мире, с нарастанием в нем «волны» терроризма. Достаточно очевидно, что такая «волна» при использовании некоторых научных данных может способствовать самоуничтожению человечества.

К сожалению, вероятность такого рода тенденций до сих пор не стала предметом глубокого анализа в отечественной науке. Она игнорируется академическими ведомствами в силу их инерционности, нежелания поднимать острые проблемы, их включенности в функционирование командно-административных структур.

Однако наибольшая опасность состоит в возможном неправильном социально-политическом реагировании и во все большем проникновении биоэнергоинформационных исследований в прикладные организации. Применение механизмов тонких экологических связей в военно-прикладных целях может оказаться более трагическим для человечества, чем угроза ядерной войны. Последнее становится очевидным для всех, первое же пока не попало в поле зрения широкой общественности и скрывается от общественного контроля. Необходимо провозгласить принцип открытости всех этих работ с широким и квалифицированным их освещением в средствах специализированной и массовой информации с тем, чтобы они оказались под строгим, недремлющим оком представителей науки и общественности всех государств. Только совместными усилиями можно гарантировать мирное, гуманистическое движение мировой научной мысли на благо здоровья и счастья людей.

Действительный член

Российской Академии медицинских наук,

председатель Комитета «Биоэнергоинформатика»

В .П. Казначеев

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]