Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Треушников -ГПП.pdf
Скачиваний:
55
Добавлен:
16.03.2015
Размер:
3.03 Mб
Скачать

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

ВГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

§1. Дискуссия об ответственности в гражданском процессуальном праве

Втеории права наиболее устоявшейся точкой зрения является признание нескольких видов юридической ответственности — гражданской, уголовной, административной, дисциплинарной. Вместе с тем с нарастающей

активностью учеными, представителями различных отраслей права, ведутся исследования нетрадиционных видов юридической ответственности140.

Разработка проблематики гражданской процессуальной ответственности началась приблизительно в 1970– 1980-е годы. К числу первых исследователей этой темы относится Н.А. Чечина, за которой последовали В.В. Бутнев, П.Ф. Елисейкин, И.М. Зайцев, Е.А. Крашенинников, Н.В. Кузнецов, А.Г. Новиков, Н.И. Ткачев, А.В. Цихоцкий, М.И. Штефан. Все авторы сходятся в мнении, что виды ответственности целесообразно выделять на основании отраслевых критериев и рассматривать гражданскую процессуальную ответственность как одну из разновидностей юридической ответственности. «Гражданская процессуальная ответственность, — пишет Н.А. Чечина, — обладает как общими свойствами юридической ответственности, так имеет и специфические особенности. “Общие свойства определяются ее родовыми признаками, а специфические —

видовыми. Первые производны от содержания юридической ответственности. Вторые — от особенностей гражданского процессуального права”»141.

Надо признать, что в правовой науке не существует доминирующей концепции юридической ответственности. Ответственность рассматривается и как реализация санкций правовых норм, и как мера государственного принуждения, применяемого к правонарушителю, и как исполнение нарушенной обязанности

под воздействием государственного принуждения, и как обязанность правонарушителя претерпеть юридически неблагоприятные последствия и т.д.142

Подавляющее большинство отечественных и зарубежных исследователей придерживаются мнения о существенном отличии юридической от других видов социальной ответственности (моральной, общественной, профессиональной и др.). Юридическая ответственность закрепляется юридическими нормами, что придает ей формально определенный характер. Это выражается в законодательном закреплении:

а) требований, предъявляемых к поведению участников общественных отношений; б) невыгодных последствий за неисполнение этих требований;

в) свойств субъекта права, являющихся предпосылками возложения на него ответственности (дееспособность, вменяемость и др.);

г) состав правонарушения как основания ответственности. Реализация юридической ответственности обеспечивается мерами государственного принуждения.

Вместе с тем в теории права отдельными учеными высказываются мысли о том, основанием юридической ответственности следует рассматривать не только правонарушение, но и правомерное поведение. В этом случае ответственность проявляется как долг, обязанность субъекта действовать в соответствии с требованием социальных норм143.

Теории «негативной» и «позитивной» ответственности восприняты и в науке гражданского процессуального права, в которой высказываются суждения о том, что гражданская процессуальная ответственность, как и юридическая вообще, может быть позитивной и негативной.

Под позитивной ответственностью понимается обязанность субъекта гражданских процессуальных отношений точно исполнять свои процессуальные обязанности и использовать предоставленные ему

140Например см.: Колосова Н.М. Конституционная ответственность в Российской Федерации. М., 2000.

141Чечина Н.А. Основные направления развития науки советского гражданского процессуального права.

Л., 1987. С. 74.

142См., например: Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. М., 1961. С. 314–318; Братусь С.Н. Юридическая законность и ответственность. М., 1976. С. 4; и др.

143См.: Строгович М.С. Сущность юридической ответственности // Советское государство и право. 1979. № 3. С. 73.

процессуальные права в соответствии с их назначением. Негативная ответственность — обязанность правонарушителя претерпеть предусмотренные нормами гражданского процессуального права юридически неблагоприятные последствия в виде лишений личного или имущественного характера144.

Надо признать, что большинство исследователей отвергают идею существования позитивной ответственности в целом и процессуальной в частности. Например, А.В. Цихоцкий пишет: «...сама по себе эта категория не отражает какую-либо юридическую реальность»145. Другие авторы еще более категоричны: «В отличие от уголовного права гражданская процессуальная ответственность представлена реализацией наказания и никак иначе»146.

Не считая необходимым в рамках учебного курса излишне углубляться в вопросы теории, все же отметим, что сторонники существования «позитивной» ответственности механически переносят философскую и социологическую терминологию на юридическую понятийную систему. Именно на переименовании известных правовых понятий основаны попытки развить идеи позитивной ответственности, заслоняющие изучение права, и «еще хуже, что они вступили с ним в радикальное противоречие»147.

Представление о том, что понимается под гражданской процессуальной ответственностью, может дать, например, определение, предлагаемое М.И. Штефаном, — это «установленные нормами гражданского процессуального права и обеспеченные государственным принуждением меры воздействия на правонарушителя в виде возложения на него обременительной (дополнительной) обязанности или некомпенсируемого лишения прав имущественного или личного характера по совершению определенных гражданских процессуальных действий или применения других мер государственного принуждения за совершение противоправных гражданских процессуальных действий (бездействия)»148.

Возвращаясь к ранее приведенному суждению Н.А. Чечиной, считаем правильным, исходить из того, что ответственность в гражданском процессуальном праве должна обладать общими свойствами юридической ответственности и специфическими свойствами, определяемыми особенностями гражданского процессуального права.

Ответственность характеризуется тем, что она:

выступает в форме общественного отношения между государством в лице уполномоченных на то органов (судом) и гражданином;

формально определенная;

имеет четко обозначенные в законе границы и условия возникновения и прекращения;

связана с применением мер государственного принуждения.

Основанием ответственности является правонарушение, это всегда персонифицированная ответственность. Специфика гражданской процессуальной ответственности, с нашей точки зрения, должна определяться,

исходя из особенностей гражданского процессуального права, относящихся:

к методу правового регулирования;

гражданским процессуальным отношениям;

принципам процессуального права;

правовому статусу участников процесса;

характеру применяемых санкций.

Для гражданского процессуального права характерен метод диспозитивно-разрешительного регулирования. Это означает, что инициатива в возникновении гражданских дел принадлежит заинтересованным лицам, а не суду. Своими распорядительными действиями стороны могут влиять на движение дела. Большинство гражданских процессуальных норм носит разрешительную, а не запретительную направленность.

Одной из особенностей гражданских процессуальных отношений является их публично-правовой, властный характер. Складываются они между судом и участниками процесса. В данном случае уместно процитировать высказывание одного из ученых, создателей российской школы гражданской процессуальной науки, проф. А.Х. Гольмстена. «Суд есть орган государственной власти, а поэтому на нем лежит ряд обязанностей — перед государством и частными лицами, сторонами. Первые из них, называемые официальными, заключаются, конечно, в совершении ex officio процессуальных действий, определенных законами. Вторые же

144См.: Бутнев В.В. Гражданская процессуальная ответственность. Ярославль, 1999. С. 30–45.

145Цихоцкий А.В. Теоретические проблемы эффективности правосудия по гражданским делам. Новосибирск, 1997. С. 294.

146Новиков А.Г. Гражданская процессуальная ответственность: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук.

Саратов, 2002. С. 11.

147Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву. М., 1981. С. 49–60.

148Штефан М.И. Гражданская процессуальная ответственность // Повышение роли гражданскопроцессуальной ответственности в охране прав и интересов граждан и организаций. Киев, 1988. С. 200.

характеризуются тем, что каждой такой обязанности суда соответствует определенное право частного лица, стороны. При установлении обязанностей второго рода законодатель должен руководствоваться так называемым состязательным началом. Круг обязанностей первого рода должен быть по возможности сужен — их должно быть ровно столько, сколько необходимо в интересах общегосударственных и интересов правосудия. Зато круг обязанностей второго рода должен быть по возможности расширен. Оно и весьма

понятно. В силу лично-автономического характера гражданского права, в процессе должны преобладать права сторон»149.

Современный законодатель значительно усилил состязательное начало в гражданском судопроизводстве, исходя из принципиального положения — в соответствии с действующим законодательством каждый гражданин и юридическое лицо самостоятельно решают вопрос об осуществлении своих прав. В соответствии с принципами состязательности и диспозитивности, нашедшими нормативное выражение в процессуальном законе, лицам, участвующим в деле, в первую очередь сторонам, предоставлено право реализовывать свои материальные и процессуальные права, в частности, распоряжаться объектом спора и движением процесса, состязаться в отстаивании своих субъективных прав и интересов и т.д.

Состав участников процесса неоднороден. Это стороны и другие лица, участвующие в деле, имеющие юридическую (материально-правовую, процессуальную) заинтересованность в исходе дела, а также лица, содействующие осуществлению правосудия — свидетели, эксперты, специалисты, переводчики, не имеющие юридической заинтересованности в деле. В сферу правосудия вовлекаются и лица, не относящиеся к участникам процесса. Каждый из субъектов, имеющих процессуальный статус, наделен комплексом прав и обязанностей, необходимых для осуществления ими своих функций.

Указанные обстоятельства, с нашей точки зрения, являются определяющими при решении вопроса о гражданской процессуальной ответственности. В этой связи считаем возможным высказать следующие соображения.

Одним из оснований наступления юридической ответственности, значит и гражданской процессуальной ответственности, является правонарушение. Традиционно все правонарушения делятся на преступления и проступки. Конечно, в данном случае можно говорить только о правонарушениях-проступках. Проступки представляют собой виновные противоправные действия, которые влекут за собой применение мер принудительного воздействия. В зависимости от сферы общественных отношений, которым противоправным поведением причиняется вред, и от характера применяемого при этом взыскания, проступки обычно подразделяются на административные, дисциплинарные и гражданско-правовые (деликты).

Предполагая наличие гражданской процессуальной ответственности, следует исходить из существования самостоятельного вида правонарушения (проступка) — гражданского процессуального, определив его признаки. Если гражданская процессуальная ответственность является самостоятельным видом юридической ответственности в публичных правоотношениях, его признаки должны соответствовать определенным характеристикам. Следовательно, гражданское процессуальное правонарушение (проступок) — это действия:

а) виновные; б) противоправные;

в) имеющие общественную опасность; г) причиняющие вред государству в сфере осуществления правосудия;

д) влекущие применение мер государственного принуждения.

Некоторые авторы настаивают на существовании гражданских процессуальных правонарушений, которые предстают в форме неисполнения гражданской процессуальной обязанности и злоупотребления субъективным гражданским процессуальным правом, т.е. недобросовестного использования процессуальных прав. По их мнению, гражданскому процессуальному правонарушению (проступку) присущи все элементы правонарушения150.

Правда, ряд ученых исходят из концепции ответственности без вины в гражданском процессуальном праве, по существу провозглашая «презумпцию вины в гражданском процессуальном праве».

По мнению сторонников приведенного суждения, применение любых гражданских процессуальных санкций всегда означает, что лицо привлекается к ответственности. Такая «тотальная» концепция ответственности «размывает» границы этого правового явления, по существу абстрактного.

В ст. 35 ГПК содержится указание на то, что лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами. Лица, участвующие в деле, несут процессуальные обязанности. При неисполнении процессуальных обязанностей наступают последствия, предусмотренные законодательством о гражданском судопроизводстве.

Есть основания полагать, что употребление законодателем термина «последствия», а не «ответственность», не является случайным. Проанализировав предусмотренные законом последствия, о которых говорится в ст. 35

149Гольмстен А.Х. Учебник русского гражданского судопроизводства. 5-е изд. СПб., 1913.

150См.: Новиков А.Г. Указ. соч. С. 19–24.

ГПК, можно попытаться ответить на вопрос, наступают ли эти последствия в виде гражданской процессуальной ответственности.

Действия, не согласующиеся с правовыми предписаниями, в соответствии с законом могут повлечь обязанность возмещения убытков, неблагоприятные процессуально-правовые последствия, штрафные санкции и др.

Упоминаемые ранее авторы, рассматривают в качестве меры процессуальной ответственности возникающие неблагоприятные процессуальные последствия: отказ в принятии заявления; оставление искового заявления без движения; отказ в принятии встречного иска; удаление из зала судебного заседания участников судопроизводства либо присутствующих граждан; оставление заявления без рассмотрения; отмена или изменение решения, определения, заочного решения и судебного приказа151; отказ в принятии заявления об отводе при нарушении правил его заявления; отказ в восстановлении пропущенного срока; отказ в отмене судебного приказа и заочного решения; отказ в принятии новых доказательств в суде кассационной инстанции152. Раз это меры ответственности, они должны быть связаны с совершением гражданских процессуальных правонарушений153.

Ответить на эти вопросы, вероятно, можно, если последовать, например, логике рассуждений, встречающейся в литературе, правда, в данном случае применительно к действиям суда. Судебная ошибка, повлекшая отмену судебного решения, вполне вписывается в рамки виновного противоправного поведения. Субъективная уверенность судьи в правильности применения процессуальных или материальных норм на поверку оказывается (с позиции смысла закона) заблуждением. Такой порок в умозаключениях, считающийся добросовестным с учетом прав и обязанностей суда, его процессуальных функций, задач и целей, а также в свете знаний судом закона, не позволяет говорить о наличии добросовестности в действиях судьи154.

Есть все основания полагать, что подобное суждение — это игнорирование не только смысла, но и буквы закона, определяющего принципы осуществления правосудия, правовой статус судьи, гарантии его независимости, неприкосновенности и т.д. Отмена решения — не санкция (ее иногда именуют правовосстановительной), связанная с ответственностью за недобросовестное, т.е. противозаконное поведение, а исправление судебной ошибки, могущей иметь место в силу различных обстоятельств, в частности пробелов в законодательстве, сложности толкования отдельных правовых норм и т.д.

Если отказ в принятии заявления, возвращение заявления, оставление заявления без рассмотрения, т.е. процессуальные последствия, являются мерой ответственности, то трудно ответить на вопрос, почему закон предусматривает в этих случаях возврат уплаченной государственной пошлины?

Юридическая ответственность связана с мерами государственного принуждения — это один из ее признаков. Гражданские процессуальные отношения носят характер отношений власти и подчинения. Но представляется принципиально неверным отождествлять обязательность указаний суда для лиц, участвующих в деле, с мерами государственного принуждения, а совершаемые судом действия, связанные с наступлением процессуальных последствий, с мерами ответственности. Руководство процессом и совершение процессуальных действий — позитивная деятельность суда по отправлению правосудия в рамках регулятивных гражданских процессуальных отношений. Принуждение сторон и других лиц, участвующих в деле, имеющих юридическую заинтересованность в исходе дела, к реализации своих прав и выполнению процессуальных обязанностей под угрозой применения мер ответственности, не соответствует ни методу правового регулирования в области процессуальных отношений, ни принципам процесса, т.е. сущности гражданского процессуального права.

Вобоснование этого тезиса обратимся к тексту закона. Так, со стороны, недобросовестно заявившей неосновательный иск или спор относительно иска либо систематически противодействовавшей правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела, суд может взыскать в пользу другой стороны компенсацию за фактическую потерю времени (ст. 99 ГПК).

Вданном случае имеет место правонарушение, совершенное в сфере осуществления правосудия, — сторона

недобросовестно заявила неосновательный иск, сторона систематически противодействует разрешению дела.

Снесомненностью противоправное действие влечет применение мер юридической ответственности. В

литературе эти меры именуются компенсационным видом гражданской процессуальной ответственности, применяемой также в других случаях, связанных с возмещением расходов по делу155.

151См.: Викут М.А., Зайцев И.М. Гражданский процесс: Курс лекций. Саратов, 1998. С. 107.

152См.: Новиков А.Г. Указ. соч. С. 19–25.

153Там же. С. 25.

154См.: Ткачев Н.И. К вопросу об ответственности суда в гражданском процессе // Юридическая ответственность. Владивосток, 1990. С. 106–107.

155См.: Викут М.А., Зайцев И.М. Указ. соч. С. 106.

Однако являются ли эта ответственность и санкции гражданскими процессуальными? Очевидно, что нет. Компенсационная ответственность преследует цель возмещения стороне убытков, понесенных ею при рассмотрении гражданского дела. Закон «говорит» о возмещении убытков именно стороне, т.е. данная ответственность относится к частноправовой сфере отношений. Показательно, что за указанное нарушение не устанавливается ответственности и санкций за вред, причиненный государству систематическим противодействием правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела.

Отнесение возмещения судебных расходов, понесенных судом в связи с рассмотрением дела, к мерам процессуальной ответственности также весьма проблематично, поскольку данная обязанность основана на требованиях закона, относящегося к области финансовых отношений.

Приведем еще один аргумент, базирующийся на законе. При уклонении стороны от участия в экспертизе, непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела и без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или отвергнутым (ч. 3 ст. 79 ГПК). И в данном случае отсутствуют основания оценивать действия суда как применение мер процессуальной ответственности, поскольку, во-первых, доказывание — не обязанность, а право сторон, во-вторых, неблагоприятные последствия возникают исключительно для недобросовестной стороны, а не суда.

Принципиального отличия между этими примерами нет. И в первом случае, где сторона «противодействует» суду в рассмотрении дела, не исполняя своей обязанности, и во втором, свидетельствующем о препятствовании другой стороне в осуществлении своих прав, что является недобросовестным использованием своих прав, суд не применяет мер государственного принуждения, связанных с гражданской процессуальной ответственностью. Он выполняет свои регулятивные функции, используя при этом «меры процессуальной защиты». Не обсуждая, насколько удачен термин «меры процессуальной защиты», используемый в процессуальной литературе156, подчеркнем главное — эти меры не связаны с мерами ответственности. Ими обеспечивается нормальное движение процесса, охраняются и восстанавливаются права лиц, участвующих в деле.

Меры процессуальной защиты обеспечиваются процессуальными санкциями. Особенность процессуальных санкций состоит в том, что они выполняют стимулирующие функции применительно к лицам, участвующим в деле. Нарушитель процессуальной обязанности, предусмотренной диспозицией нормы, не достигает той цели, к которой он стремился, вступая в правоотношение, т.е. санкции, имеют характер ничтожности157.

Надо обратить внимание на то, что речь идет о процессуальных санкциях, т.е. имеющих процессуальную природу, определяемую регулятивной природой гражданского процессуального права, а не о санкциях, применяемых в гражданском судопроизводстве, например, административно-правовых.

В гражданском процессуальном законодательстве содержатся нормы, допускающие применение к лицам, участвующим в деле, и другим участникам процесса мер ответственности в виде санкций принудительного характера.

Так, при нарушении порядка в зале судебного заседания им может быть объявлено предупреждение, а при повторном нарушении, они могут быть удалены из зала судебного заседания. Суд также вправе наложить на лиц, виновных в нарушении порядка в судебном заседании, штраф (ч. 1–3 ст. 159 ГПК). Неисполнение распоряжения судьи о прекращении действий, нарушающих установленные в суде правила и мешающие ведению процесса, безусловно, является правонарушением в сфере отправления правосудия, влекущим юридическую ответственность. Субъективная сторона этого правонарушения характеризуется сознательным противоправным действием лица, как правило, понимающего противоправность своих действий, предвидящего его негативные последствия и желающего наступления таких последствий. Однако само по себе наличие данной нормы в ГПК не может быть квалифицирующим признаком отнесения предусмотренной ответственности к гражданской процессуальной. Если следовать такой логике, то можно выделить весьма много видов ответственности. Например, по числу кодифицированных нормативных актов — водную, воздушную, лесную, градостроительную и т.п.

Обязанность граждан соблюдать порядок в судебном заседании не является исключительно гражданской процессуальной. Состав рассматриваемого правонарушения и санкции (удаление из зала, штраф) содержатся в общей норме — ст. 17.3 КоАП, содержащейся в гл. 17 «Административные правонарушения, посягающие на институты государственной власти», действия которой распространяются на все формы судопроизводства. В данном случае и ответственность, и санкции являются административно-правовыми.

Правда, в КоАП за данное правонарушение не предусмотрена такая мера ответственности, как предупреждение. О предупреждении иногда говорится, как о морально-правовом виде процессуальной

156См., например: Кузнецов Н.В. Санкции в гражданском процессуальном праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1981. С. 9; Бутнев В.В. Указ. соч. С. 57.

157См.: Елисейкин П.Ф. Правоохранительные нормы (понятие, виды, структура) // Защита субъективных прав и советское гражданское судопроизводство. Ярославль, 1977. С. 30–31.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.