Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Хэссет Дж. - Введение в психофизиологию.doc
Скачиваний:
83
Добавлен:
23.02.2015
Размер:
2.38 Mб
Скачать

Глава 10

Прикладная психофизиология

179

нии этих реакций. Большинство их экспериментов было прове­дено на крысах, парализованных с помощью кураре — веще­ства, которое избирательно блокирует двигательные концевые пластинки мышц. Жизнь подопытных животных поддержива­лась с помощью аппаратов искусственного дыхания. А так как парализованной крысе очень трудно сделать что-нибудь приятное, подкрепление давалось в виде электрического раздра­жения «центров удовольствия» в головном мозгу. Принимались специальные меры для того, чтобы показать, что здесь дей­ствительно важна обратная связь. Это позволяло почти пол­ностью исключить возможность того, что полученные результа­ты — просто особого рода классический условный рефлекс. В 1968 году появился ряд работ, выполненных на пара­лизованных крысах. Миллер и Бануазизи (Miller, Banuazizi, 1968) показали, что можно увеличивать или уменьшать частоту сокращений кишечника, не влияя при этом на ритм сердца. И наоборот, можно изменять ритм сердца, не влияя на частоту сокращений кишечника. Ди Кара и Миллер установили, что можно уменьшить или увеличить мочеотделение (изменив кровоток в почках) так, что это не будет сопровождаться изменением сердечного ритма, артериального давления или периферического вазомоторного тонуса. Те же авторы (DiCara, Miller, 1968a) обучили крыс расширять сосуды правого или левого уха, сопровождая нужную реакцию подкреплением. В этом случае ритм сердца, АД и периферическая вазомото-рика в целом тоже не изменились. Используя удар тока, приложенный к хвосту, как подкрепление в опыте с выработкой избегания, Ди Кара и Миллер (DiCara, Miller, 1968b) научили крыс поднимать или снижать систолическое артериальное дав­ление без сопутствующего изменения ритма сердца.

Однако, когда несколько лет спустя Миллер и его сотрудники попытались тщательно воспроизвести свои собственные экспе­рименты, они, к своему удивлению, обнаружили, что это им не удается (Miller, Dvorkin, 1974). Как они ни старались, так и не смогли выяснить, в чем же было дело.

Еще до того, как обнаружились трудности воспроизведе­ния результатов, эксперименты Миллера получили широкое признание как достоверный пример выработки инструмен­тального условного рефлекса на основе реакций вегетативной нервной системы. Споры начались тогда, когда исследователи, занимавшиеся созданием обратной связи у человека, распро­странили выводы Миллера на человека и стали утверждать, что получаемые ими сходные результаты также связаны с выработкой инструментальных условных реакций. Действи­тельно, достоверные случаи произвольной регуляции сердеч­ного ритма у человека, например, были известны за много лет

до изобретения полиграфа (King, 1920). Скиннер в 1938 году высказал предположение, что взрослый человек может добиться контроля над реакциями автономной нервной системы, подобно тому как это получается у детей, которые могут научиться плакать по своему желанию. Однако, утверждал он, эта реак­ция осуществляется на основе других процессов.

Кэткин и Мюррей (Katkin, Murray, 1968) подробно рас­смотрели теоретические вопросы, связанные с обратной связью у человека. Хотя они охотно допускали, что у парализованных крыс действительно вырабатывались инструментальные услов­ные рефлексы, они не считали возможным заключить, что с подобным же явлением связан и контроль над вегетативными функциями у человека. Говоря коротко, они утверждали, что если данная физиологическая реакция осуществляется либо сознательно, либо на физиологическом уровне, то в отношении такой реакции нельзя утверждать, что она условнорефлектор-ная. Это привело их к крайней позиции, из которой следовало, что существование инструментальных условных реакций веге­тативной системы у человека можно было бы доказать только в том случае, если бы испытуемые были без сознания и были полностью кураризированы.

Кэткин и Мюррей, правда, признавали, что вряд ли стоит труда разрешать этот теоретический спор. Однако их аргументы были восприняты столь серьезно, что один исследователь позво­лил даже подвергнуть себя частичной кураризации в экспе­рименте с реакциями кожных потенциалов (Birk et al., 1966). Ему удалось воспроизвести ряд таких реакций, но, поскольку он оставался в сознании и был парализован лишь частично, результаты были признаны не вполне убедительными.

В дискуссию включились и другие авторы. Крайдер и сотр. (Crider et al., 1969) критиковали позицию Кэткина и Мюррея по нескольким пунктам, особенно в связи с тем, что те так и не смогли идентифицировать пути осуществления реакции, на которые они столь часто ссылались. Как бы то ни было, скоро стало ясно даже для Кэткина и Мюррея (Katkin, Murray, 1969), что спор касается теперь больше эпистемологии, чем фактических данных.

Вопрос о полной специфичности, а вместе с ним и вопрос о том, действительно ли обратная связь осуществляет подкреп­ление условной реакции, становился постепенно все менее важным, по мере того как люди начинали понимать то, о чем Энджел (Engel, 1972) говорит так: «Специфичность, доведен­ная до степени физиологической дезинтеграции, была бы губи­тельной». Линч и Паскевиц (Lynch, Paskevitz, 1971) высказа­лись об аргументах в пользу условных реакций следующим образом: «Разве можно выработать условный рефлекс в физио-

180

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.