Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Хэссет Дж. - Введение в психофизиологию.doc
Скачиваний:
83
Добавлен:
23.02.2015
Размер:
2.38 Mб
Скачать

Глава 10

Прикладная психофизиология

177

ституте Лэнгли Портера в Сан-Франциско и показал, что люди могут даже научиться управлять «количеством» генерируемо­го альфа-ритма.

Эта история использования обратной связи — хороший при­мер того, как фундаментальные исследования, предмет которых часто кажется далеким от «реального» мира, иногда при­водят к появлению новых методов и новых концепций, дающих неожиданный выход в практику.

Основной принцип обратной связи очень прост. Именно обратная связь обеспечивает возможность научения. Пред­ставьте себе, как можно было бы учиться играть на форте­пиано, очень надежно заткнув уши. Без обратной связи — не слыша своих ошибок, вызывающих какофонию,— вы никогда не перестанете сводить с ума ваших соседей. Ваша игра может улучшаться только благодаря обратной связи — благодаря тому, что вы слышите свои ошибки. Или вообразите себе попытку научиться метать дротик с завязанными глазами. Вы никогда не будете знать, попадаете вы в центр мишени или нет.

Наше сознание не получает подробной информации о внутреннем физиологическом состоянии организма. Не сосчи­тав пульса, я не могу сказать, 60 или 70 раз в секунду сокра­щается сейчас мое сердце. Я совершенно не представляю себе, какое у меня может быть артериальное давление или как изме­няется электропроводность кожи. Обычно мы не контролируем эти величины сознательно, они регулируются без нашего ве­дома. Вероятно, я мог бы отличить относительно частый ритм сердца при игре в теннис от более редкого при относительном покое, когда, например, я сижу и обдумываю следующую фразу. Однако этот тип обратной связи очень груб.

Это прямо подводит нас к инструментальному принципу формирования реакции. Обратная связь, доставляющая ин­формацию о малых изменениях, обычно более эффективна, чем информация о крупных сдвигах. Если вы узнаете о том, что чересчур растолстели, только тогда, когда вам станут узки все ваши туалеты, это будет не лучший способ самоконтроля. И если единственным стимулом для соблюдения диеты будет надежда на то, что через полгода на вас налезут ваши любимые брюки, вы скорее всего так долго не выдержите. Если' же вы будете ежедневно становиться на весы, то, узнав, например, что ваш вес со вчерашнего дня уменьшился со 113 до 111 кг, вам, вероятно, легче будет ограничиться сегодня черным кофе и ломтиком хлеба без масла.

* Таким образом, нужно обеспечить обратную связь, которая позволяла бы осознавать очень тонкие изменения в физиоло гических процессах, и тогда можно надеяться поставить эти

процессы под контроль сознания. Если счетчик будет все время сообщать вам, составляет ли частота вашего пульса 75 или 80 ударов в минуту, вы постепенно научитесь поддерживать ее примерно равной одной из этих величин. Что же именно вы будете делать для управления ритмом своего сердца? Трудно сказать. Дэвид Шапиро (Shapiro, 1973) рассказывает о таком разговоре с одним человеком, который достиг в этом успеха: «Когда я спросил его, как он это делает, он ответил: «А как вы двигаете рукой?» Как бы то ни было, под контроль сознания можно поставить множество разнообразных физиологических процессов и величин, в том числе различные ритмы ЭЭГ, ритм сердца, артериальное давление и периферический кровоток. Как уже говорилось, использование такой обратной связи явилось, по крайней мере отчасти, результатом споров отно­сительно типов научения. Психологи обычно различали два таких типа — павловские классические условные рефлексы и скиннеровское инструментальное научение. Было широко распространено мнение (Kimble, 1961), что инструментальными могут быть только поведенческие реакции, контролируемые ЦНС, тогда как вегетативные реакции могут становиться ус­ловными рефлексами только классического типа (Skinner, 1953). Миллер (Miller, 1969) поколебал эту точку зрения, показав, что у парализованной крысы можно вырабатывать инструментальные вегетативные реакции. Он горячо выступил против «возмутительной дихотомии», противопоставляющей друг другу центральные и вегетативные функции, и проследил ее истоки вплоть до «Диалогов» Платона. Мысль о единстве механизма, научения не была новой (Smith, 1954), однако именно Миллер и его ученики впервые наблюдали подлинные инструментальные реакции вегетативной нервной системы.

Спорным, собственно, был вопрос о том, можно ли управлять такими реакциями «непосредственно». Если я хочу повысить частоту своего пульса, я легко могу это сделать с помощью небольшой пробежки, гипервентиляции легких или даже про­стого напряжения мышц. Все должны согласиться, что такой способ «опосредования» позволяет мне «произвольно» управ­лять непроизвольным процессом. Значит, важно не то, можно ли вообще управлять частотой пульса, а то, можно ли управлять ею непосредственно. Если учащение пульса сопровождать подкреп­лением и это будет автоматически ускорять ритм сердца, то, следовательно, законы выработки инструментальных условных рефлексов применимы и к вегетативной нервной системе. Поэ­тому Миллер и его ученики решили показать, что вегетативные реакции можно вызывать у себя непосредственно.

Они приложили поистине героические усилия, стараясь исключить возможное участие скелетных мышц в осуществле-

178

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.